На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

На донском берегу

Из новой книги

* * *

Достался мне чудной народ,

В трех соснах белым днём плутает…

Берёт ли злость меня? Берёт!

Молчит и желваки катает.

 

А у самой глаза грустны.

Она-то знает – не химера

Те три сосны, те три сосны…

Надежда. И любовь. И вера.

 

 

* * *

В заречье гляжу, в залужье –

В стотысячный, может, раз…

Зачем-то мне это нужно –

Чтоб даль не ушла из глаз.

 

Зачем-то мне это нужно:

Судьбы не прося взаймы,

В заречье глядеть, в залужье,

Где ястребы и холмы…

 

НА ДОНСКОМ БЕРЕГУ

 

Здесь дубы не сведёшь, как бывало, в полки –

Редкой цепью стоят на поверке вечерней.

И окопы ожине лежачей мелки,

И ползут лишь терны по ходам сообщений.

 

Часовым – белый бакен, видать за версту…

Неужели резервы все вышли у Ставки?

Ночь придёт, а всех войск неуступчивых тут –

Я, мальчишка седой,

                             Да дубы-перестарки.

 

…Я сюда прихожу, виноват без вины,

Тишины зачерпнуть, что тут горше и чище.

Тут позиции те, что врагу не сданы, –

И траншеи на ощупь судьбу мою ищут.

 

* * *

Хмурит лозы излука,

Берег супится, крут…

За побег из «Фейсбука»

Орденов не дают.

 

Оправдаться мне нечем,

Но я всё же шепчу

Увозящему вечер

В темноту дергачу:

 

«Небо там не смеркает,

И попробуй сбеги…

Ведь ведут на аркане

В плен – друзья, не враги!

 

И ни всхлипом, ни криком

Не спасёшься, хитёр…

Я твоим тихим скрипом

Тот аркан перетёр».

 

* * *

Градов торжество престольных

И удельных строгий вид

Городок из дальних, школьных

Вёсен – застить норовит.

 

И босой просёлок пыльный

Крикнет облаку: «Лечу!»

И холмов рушник ковыльный

Стелет память Калачу…

 

Счастья ль там искать, беды ли,

Снег ли, вьюга ли свистит, –

Даже полынок Медыни

Воздух выстывший сластит…

 

В детство броды-перелазы,

Солнечные берега.

…Светит князю – город Грязи,

А княгине светит – Мга…

 

* * *

Взводит ночь – но пока не спускает курки…

Бьются по ветру крыльями полы плаща –

И срываются с мелей чирки-трескунки,

И всё ходят кругами, в трещотки треща.

 

И слепое теченье, меняя нажим,

Всё скрипит пересохшим пером тростника –

Всё о том, что чужое в ночи сторожим;

Что своё нам открыться не может пока.

 

* * *

Живу одной судьбой – донскою:

Бужу туман, крючки вяжу.

И за кручиною-тоскою

На кручи сроду не хожу!

 

Подмоет век песок и глину

Обрывных дней – о, не грусти! –

Осокорей косому клину

И в облаках меня нести…

 

* * *

Зелёным грёзам дубняки

Упрямо в руки не даются.

Но в светлых сумерках жуки

Летят насквозь – и в окна бьются.

 

Я поднимаю, не пленю:

Не люстры снились им – светила!

И снова крылья рвут броню

Из синеватого хитина.

 

* * *

О, пряха! Ты ночей недосыпала,

Но что за нить влекло веретено?

Героям – лишь немилость и опала,

За веком век – всё то же, всё одно.

 

А что виною – доблесть или норов?

Главнее что – Отчизна или трон?

Граф Рымникский, блистательный Суворов

В отставку «безмундирным»* удалён.

 

Среди преград они, себе на горе,

Не числили ни Стикс, ни Рубикон.

И Жуков, красных лет святой Егорий,

На четверть века стёрт со всех икон.

 

«Да, тяжек долг, и непомерна плата», –

Опять мыслишка жалкая скулит.

Но ей, постылой, замолчать велит

Могила Неизвестного Солдата.

 

* Без права ношения мундира

 

* * *

Ушёл в ракитник омуток –

Наверно, не вернуть…

Оно и жизни – на глоток,

Но, может, растянуть?

 

Седой ракитник промолчит –

Скребёт ракушки чёлн…

И я не захочу мельчить,

Не захочу – ни в чём.

 

 

ЖУРАВЛИНАЯ НИТКА

 

Холмы кричат вечернему окну,

Что я обобран октябрём до нитки –

Последней, журавлиной…

Что пожитки? –

Дают мне небо

За неё одну…

 

* * *

Плюнуть бы, а я его жалею…

Больно уж в стихах он зол и хмур.

Всё сбивает имя с Мавзолея,

Чтобы ругань выбить: «Главный жмур».

 

Что ни слово – ржавое зубило,

Молоток, что на замахе слеп.

А ведь прежде, тихое, знобило –

И несло к устам вино и хлеб.

 

* * *

Как страшно сразу быть – добром и злом…

Кремль рисовать, как вышки лагерей.

И век барачный отдавать на слом,

Не отселив отцов и матерей.

 

История – неужто лишь строка,

Что некто на скрижали начертал?

Не тачка, не лопата, не кирка,

Не лампочка, не льющийся металл?

 

Не рельсы, не плотина, не мартен,

Не вера в светлый мир и красный флаг?

Не фото, что ещё глядят со стен

Снесённых коммуналок и общаг?..

 

Жгут руки вертухаи и кумы,

Гулаг, половы горсть на трудодни?

А мы с тобой, а мы с тобой, а мы, –

Отрёкшиеся от своей родни?!

 

Развеяв прах и выкашлявши дым

Отечества – от «Раши» и до «ять»,

Победу мы оставить норовим,

А где земля? – Ей не на чем стоять!

 

Когда же мы построим этот храм,

Где скорбно смотрит милосердный Спас –

И смотрят фотографии из рам,

В чулан снесённых нами, – прямо в нас…

 

АНТИУТОПИЯ

 

Явится век – милосерден и чуден,

Скажет, что прошлое – лжёт;

Даже осиновый шелест Иудин

Измордовал перевод!

 

Скажет, – отрыта консервная банка

С текстом, кричащим с листа,

Что Галилею склонила Лубянка

Выдать Пилату Христа.

 

Выведет век тот бескрылых Пегасов

И матерящихся Муз…

Станут там рядом – Сталин и Власов,

Рейх и Советский Союз!

 

Нелюди выйдут из ящика в люди,

Скажут

        потупленным

                                    нам,

Что свой отсчёт от рожденья Иуды

Проще вести временам…

 

* * *

Жизнь – всё комфортней, всё удобней,

Но разве я подумать мог,

Что, объясняя слово «добрый»,

Поставят рядом слово «лох»…

 

Идти бы нам другой дорогой,

А то куда нас занесло?

Тут ладят из этимологий

Напёрсточное ремесло.

 

* * *

Я ещё над гарями тяну,

Над золой – упрямою строкою…

Я ещё встречаюсь на Дону

С темнотою, молодой такою!

 

И она, глаза мои закрыв

Неумело

Тёплою ладошкой,

Всё туда выводит, где обрыв

Прожигает холодом подошвы.

 

И, сквозь пальцы, золотой песок

Светится, где лунный плот причален.

И сочатся звёзды – словно сок

Срезанного в пойме молочая…

 

* * *

Эта боль, эта быль: то диван, то кровать,

За окном – головою качающий клён…

Запрещаю себе по себе тосковать,

По себе – но иных, миновавших времён.

 

Разгоняю к глазам подступившую хмурь,

А она мне, так вежливо: «Надо ли? Вы ж

Не волшебник…».

Ругаюсь: «Гляделки зажмурь,

Рифмоплёт малахольный! И внемли, и виждь».

 

…И стоит посреди разорённых времён

(Я его рассмотрел хорошо в этот раз!)

Не над мусорным баком склонившийся клён –

В край обрыва корнями вцепившийся вяз…

Александр Нестругин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"