На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Мой берег

Стихотворение

           Петру Чалому

 

Мой берег…Любая тщета,

Что пылью дорожною висла,

Здесь канет, клубясь, в омута

Бесстрашного русского смысла.

 

Но эти окопы и рвы,

Что вдавлены в берег, не канут.

Из мемориальной травы

Пустыми глазницами глянут.

 

И память – и память сама

Ведёт  среди грома и дыма…

Посланцы  великого Рима

Глядят с мелового холма!

 

На правой, на той стороне

Альпийская дудочка пела.

И взгляды тянулись ко мне –

Холодною сталью прицела.

 

Меж нами – лишь выстывший Дон

Да времени малая малость.

И я, хоть ещё  не рождён,

В промёрзшую память вжимаюсь.

 

Ползу к своему рубежу

Позёмкой по мёрзлому мелу.

И знаю я всё, что скажу,  –

Ещё говорить не умея…

 

                       2

 

Читалось – «фашизма чума»;

Задело, сквозившее мимо:

Ордынцы фашистского Рима

Глядят с мелового холма!

 

Их сила – тяжка и темна…

Но нынче – ты слышишь, мой берег? –

Иные пришли времена:

Их гладят, пушистых и белых!

 

Как голос нахраписто лих

Пустого словесного звона! –

И сколько, мол, было-то их?

Да четверть, считай, миллиона!

 

Зачем в наши степи пришли?

Позёмкам сыграть на свирели?

…А нынче – не тронь их, не зли:

Они, мол, тогда не зверели,

 

Как немцы… Мол, что там скрывать –

Не главный, попутный народец…

А пленных студить-добивать –

В селении Белый Колодец?!

 

От места, где нынче стою,

Всего ничего – через реку…

И выведешь память свою

К той правде – пристрелянным веком.

 

По серому, чёрному льду,

По склонам, всё вверх, неминуче –

Туда, где нас радостно ждут,

Прицелившись, воины дуче…

 

                       3

 

Те годы списали в запас,

А берег, весь в шрамах, остался…

Хоть Дон уже семьдесят раз

Мутясь, весновал-разливался!

 

А берегу правда видна,

Как прежде – военные цели:

Сошла – половодьем – страна,

Одни перекаты да мели.

 

И шелест победных шелков

Стихает – как будто он лишний…

И тени альпийских стрелков

За Доном на видное вышли.

 

Сошлись и становятся в ряд –

Какие-то странные тени!

И трубы оркестров горят

Уже пред шеренгами теми.

 

К полыни свинец их не гнул?

Снегами не их заметало?

Но ожили, хмеля хлебнув

Оркестров, взметнувших литавры!

 

И метят – орлиным пером! –

Свой путь, чернотравьем поросший.

И входят, как в сорок втором,

В райцентр с русским именем Россошь.

 

                    4

 

Мой берег лозин да осок

Не клянчит в Италию визу…

Пусть скажут, что он не высок, –

И смотрит на прошлое снизу;

 

И смотрит не с той стороны

На боль, что нас прежде  делила.

…Но берегу дали видны

Из старых траншей – до Берлина!

 

И берег расскажет живым

Лет огненных верную повесть,

Где нашим холмам меловым

Альпийские кручи – по пояс.

 

Здесь те, кто пришёл нас смести,

Не зря разбросали могилы.

И надо бы речи вести

Их родичам гордым – другие…

 

                      5

 

Но если с повинной идут,

Лишим ли их этого шанса?

…И яблони нынче цветут

Светло так в садах россошанских.

 

И люди светло говорят:

«Идите – без сердца мы разве?»

…А ими –  построен детсад,

Светло так – «Улыбкою» – назван.

 

Да, ими (ты слышишь, пиит?) –

Потомками, а не тенями.

И памятник павшим стоит –

И он не стоит между нами.

 

Минувшее век пролистал;

Но рядом, минувшего подле,

Потомки идут по местам

Позора, а слышится: «Подвиг!»

 

Заплачено кровью за кровь –

И нынче всё будет иначе.

…Но форма захватчиков вновь

Зачем подле Дона маячит?

 

Пришли, говорите, с добром?

Но если – с повинною, с миром,

Зачем – эти шляпы с пером,

В придачу к парадным  мундирам?

 

К чему он, особый тот крой? –

Ну ладно, конфликт или спор бы…

Зачем он, сомкнувшийся строй, –

Вине, и прозренью, и скорби?

 

Покаяться хочешь? Клянись,

Надев побелее рубаху.

Дороге степной поклонись –

Не подвигу ( в чём он?), лишь праху.

 

А с нашей Победой – на «Вы»!

Минувшее прахом не станет.

Из мемориальной  травы

Пустыми глазницами глянет.

 

И память – и память сама

Ведёт среди грома и дыма.

…И где это воинство Рима? –

Лишь сумерки смотрят с холма…

Александр Нестругин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"