На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Я на добро не составляю сметы

Лирический дневник

***

Я на добро не составляю сметы,

С годами не умнею, хоть убей.

Хочу пройти, не заслоняя света

Для тех, кто ниже ростом и слабей.

Конечно, это только в Божьей власти –

Надежду дать, от края отвести.

А я хочу – хоть белый свет не застить,

И тень свою в себе самом нести.

***

Быть простором – нет, не получилось,

Быть дыханьем – может, научусь.

Вон река морщинками лучилась,

Я теперь такими же лучусь.

Я на ветер точно так же щурюсь,

К устью так же путано спешу.

Стойте, годы, стойте, – я прощу вас,

И прощенья тихо попрошу.

И скажу вам что-то торопливо, –

Без надрыва, будто так,   шутя, –

И пойду, как донник, вдоль обрыва,

Белыми губами шелестя…

ДОРОГА НА ХОПЁР

Ехал, ехал – заблудился,

Глянул не туда.

Пылью взмученной прибился

К вербам у пруда.

Глупый атлас не листаю…

   – Где, скажи, река? –

Босоногого пытаю

Хлопца-казачка.

Хлопче сплевывает ловко:

   – Нету тут Реки!

За Солонкой, за Кругловкой

Тока – Роднички…

Выгон. Шлях курится прахом,

Ветром схвачен весь…

   – Ну, а там, в степи, за шляхом,

Там-то речки есть?

   – Там – Хопёр! А речек нету…

   – Что ты говоришь!

   Ну, а славный   хутор этот

   Как   зовут?

   – Париж…

***

Мне завидной судьбою грозят,

Но сильней отличить не сумеют:

Холодея, пространства сквозят,

Листья ластятся,   грозы синеют…

Разве этого мало, скажи?

…А повеет судьбой ледяною,

Надо мной осокорник дрожит…

Он не просто дрожит – надо мною…

***

Пароходишко мал и сипат,

На волне мотыляется – страсть!

А на пристани люди кипят,

Им куда-то так надо попасть.

И куда им – такою гурьбой,

И гульбой, и тоскою утрат?

И кому говорят вперебой,

Торопливо, навек говорят?

Натекают на борт, на корму,

Клонят палубу, сжав леера.

И всё шепчут, всё машут – кому?

И кричит пароходик: «По-р-р-а-а!»

И гуляет разлука в груди,

Заметая соломинки встреч.

Пароходик, потише гуди,

Ведь с гудком перемешана речь!

Расписанья нелепы твои,

Так спешащие сходни убрать.

На мгновение крик затаи,

Мне б хоть слово еще разобрать…

ПОДОРОЖНАЯ

                           Юрию Перминову

Не холодным словом неприветным,

Не судьбой, что точно знает край, –

По столичной стуже майским ветром,

Поймой зацелованным, гуляй!

Чтобы одуванчиково лица

Зацветали, где с утра мело.

И ловила дрожью губ столица

Платы не берущее тепло…

17.11.2009

***

Самодовольна и пуста,

Свой взгляд как будто в долг ссужая,

Глядит с печатного листа –

Вприщур и мимо – жизнь чужая.

Она и в холода, и в зной

Росла, видать, в оранжерее,

На сладкой почве привозной,

«Шанелью» сбрызнутой, жирея.

И вот явилась, и глядит   –

Вприщур, в себе самой купаясь.

Но я не на неё сердит,

А себя: кой чёрт я пялюсь?

И даже мучаюсь виной,

Что, ветром гнутый, битый градом,

Как тощий колосок ржаной

Стою – с таким растеньем   рядом…

СЕРДЦУ

…А помнишь – билось пылко

За каждый миг?

                              Стою,

Где зяблых дней развилка,

Себя не узнаю…

А за развилкой – старость?

За страстью – ремесло?

…Зачем со мной осталось,

С другими не ушло?

С ветрами молодыми,

С листком, что звал   летать…

Смиренью и гордыне

Тебя доколь пытать?

Осинник, очи жгущий,

И небо – под рукой…

Строке, во тьму текущей,

Тебя манить доколь?

Обрыв тропинкой мечен,

Давно знакомой, но

Там, меж тернами – вечер,

А он глядит темно…

Не брал тебя на жалость,

Не тешил – верил лишь.

А ты ко мне прижалось,

Прижалось и скулишь…

***

Стекольщик, вынь из луж слюду –

Там   были облака…

Я над золой рукой веду,

Там есть два уголька!

Стекольщик, ну же, другом будь,

Не подводи меня.

Те угольки хочу раздуть

До белого огня

Густой черёмухи в логу…

И нужно-то всего

Их только два… Я не смогу

Раздуть из одного!

Глядишь из мудрости седин,

Как говоришь: «Прости».

Ты знаешь, что найду один,

Угаснувший почти?

Забыл ты молодость свою,

А я свою – шепчу…

Я стёкла с луж твои собью,

Слюду твою стопчу.

И кинусь к зеркалу реки –

Узреть, как вдалеке

Калина держит угольки

В обугленной руке.

Не кинув этот жар в разлёт –

И каждый из того,

И каждый у неё возьмёт –

Что было у него.

***

                               В. М. Акаткину

Тоскую по огороду,

Что с мальства к землице гнул.

И твердо лепил породу

Мозолей и вспухших скул.

Из морока лет седого

Не ангелы нас вели:

Несла нас на свет родова

На рваных клочках земли.

Сурова была эпоха,

Но разве – честна   не столь?

Одна, в чугунках, картоха,

Одна, на рубахах, соль.

Горюю по огороду,

И сохну, как он, с тоски

По выжившему народу,

Что пух, но хранил ростки.

Не сыщешь того завода,

Картофельных тех   «глазков».

Редеющего народа

Внучатый замес рисков:

Он нынче – не ради скуки,

Смекалист не по летам –

Пустые деревни скупит,

Запашет ко всем чертям!

Запашет и дни, и годы,

Повыкорчует века,

И вётлы, –   и огороды,

Что кормят ещё пока

Тех, кто все невзгоды вынес,

Все вьюги, что встречь мели, –

И день этот к свету вынес

На рваном клочке земли…

***

Ты   снилась мне, Река,

А я не знал, что снилась:

В груди, как у мыска,

Течение теснилось.

И всё, как наяву,

Как наяву, бывало:

К тому мыску листву –

И луны прибивало…

Восторг… И боль. И злость.

Заката угасанье.

И незнакомых лоз

Знобящие касанья.

Смыкала льды тоска.

Даль полыньёй дымилась…

Ты снилась мне, Река,

А я не знал, что снилась!

Смеялся. И тужил.

Шептал теченью: «Вытай!»

И тем теченьем жил,

Как крутояр подмытый…

***

Эти папки с жалкими тесёмками

( В новых, знаю, есть стальной зажим)…

И – родство с разбитыми   просёлками,

Неуменье вётлам стать чужим.

Этот век – с его водою полою,

С понаплывшим в очи тяжким льдом…

С распахнувшей травы жаркой поймою,

До седин не отпускавшей в дом…

Эти книжки с угольками редкими

Неостывших слов (кого спасу?), –

Как дневник с хорошими отметками,

Что туда, к родителям, несу…

Александр Нестругин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"