На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

"Пусть русские, не иностранцы, командуют в нашей земле"

К 85-летию Николая Сергеевича Москалева

Н.С.Москалев Николай Сергеевич Москалев родился 17 сентября 1916 г. в соле Круглом на Орловщине. После школы и техникума работал на военных стройках в Белоруссии. Окончил МИСИ. Война застала на авиазаводе в Тушино. В армию не взяли, на фронте не был, эвакуировался с заводом в Омск.

Строительство цехов, бараков, выпуск самолетов — вот его работа. Женат, отец четверых детей. Писал стихи с детства, но серьезно начал только в Омске. В 1947 г. вышла его поэма "Инженер" и другие стихи, В 1960 г. закончена "Звездная поэма".

В 1947 году мне самому, еще не слишком писательски оперившемуся, довелось проводить совещание молодых литераторов в городе Омске. Там, среди поэтического семинара, выделялось два человека. Уже довольно известный Марк Максимов и автор поэмы "Инженер" Николай Москалев. Поэма была обещающая, но Москалев так и не оставил своего основного дела, такого тогда важного – инженерного, кончив знаменитый московский МИСИ. А стихи не бросил, понемногу в свободное от работы время набирались тоненькие тетрадочки, написанные в рифму, так непривычно для доктора наук, — у которого было около сорока аспирантов.

И вот за плечами 78 лет. Десятки жилых домов, цехов, олимпийские объекты, участие в строительстве Останкинской башни. И, наконец, созревшая на сто двадцать страниц книжка стихов. Что входит в эту книгу?

Человека нельзя убивать!

Человек это ум, это страсть, это свет…

Это гордость Вселенной и сила и стать...

Человека нельзя убивать!

У Москалева было три брата. И один за другим они погибли на войне. Особенно тяжело пережил Николай смерть последнего из них, моряка Северного флота.

Как мне с ним местами поменяться?

Он убит, я у него в долгу.

– писал Николай Москалев. Москалев по существу – профессиональный поэт. Я желаю его книге большого читателя, теплого внимания, искренней увлеченности его стихами.

Лев Ошанин (предисловие к книге "Человека нельзя убивать")

БЕЛОРУССИИ

Привет тебе, родина Янки Купалы,

От нас, благодарных ему москвичей,

Бессмертная песня звенеть не устала,

Как летом в лесу родниковый ручей.

Приехали мы поклониться святыни,

Которой без боли касаться нельзя,

Где пепел горящей, кричащей Хатыни,

И вечный огонь обжигает глаза.

Ты нас покорила трудом и любовью

И учишь нас подвигу творческих сил,

И снова цветешь, напоенная кровью,

Как розы твоих партизанских могил.

1982

+ + +

Я лечу над Россией быстрее и выше орла,

Мчит с востока меня самолет, обгоняющий солнце,

С ровным гулом турбин, с трепетаньем большого крыла

С фиолетовой далью, сияющей в круглом оконце.

Уходя в синеву, под крылом проплывают леса,

Из серебряных нитей ткут реки ковровые дали,

Развернулись равнины, а горы каймят небеса,

Необъятную землю, что деды для нас отстояли.

Здесь отчизна моя распахнулась могучим крылом,

Сердцем радуясь вольным широким краям и округам.

Наши предки сюда подошли не с огнем и мечом,

А стучать топором, чернозем перепахивать плугом.

Зря, злорадствуя, травят — Россия стара и слаба,

Зря хоронят ее — она вновь как весна оживает,

У нее, у великой, великая в мире судьба:

За себя постоять она сможет — пусть недруги знают!

1992

НА ТРОИЦУ

Я в старый храм на Троицу зашел,

Когда—то здесь вот Пушкина крестили,

На хорах пел сладкоголосый хор,

А дьяки дым кадилом разносили.

Молились все. Славянских слов захват

Звал душу к солнцу, к звездному полету,

А Тот, Кто был замучен и распят,

Смотрел с креста на блеск и позолоту.

Вот патриарх, лысеющий, седой,

Пал на колени, воздевая руки,

И стал просить Того, Кто над собой,

Кто ради нас дошел до смертной муки.

И грешники с виной и без вины,

Старухи, дети, смяв цветы в волненьи,

У Бога просят мира — без войны —

Поют и плачут, стоя на коленях.

1980

 

+ + +

Сегодня солнце ослепительно

И на проталинах трава,

Весна приходит так стремительно,

Что закружилась голова.

Летают в небе утки, грачики,

В зеленой дымке тополя,

И золотой цветок мать-мачехи

Уже рассыпан на поля.

1963

 

РУССКИЕ

В глазах у каждого демросса

Мы — дикари, в том нет вопроса.

Французы, немцы, шведы — да!

А мы — пьянчуги, лебеда.

Но почему ж во время оно,

Когда Европа к нам пришла

И полчища Наполеона

Творили мерзкие дела —

Москву ограбили, сжигали,

Везли, что можно увезти,

И даже Кремль взорвать пытались,

Вот так, с культурой по пути!

Когда же Русские в Париже

Стояли, не пугая дам,

Они не поджигали крыши,

Остались Лувр и Нотр-Дам.

Ушли, не прихватив товаров,

Был каждый воин горделив

И ни погромов, ни пожаров,

Мстя за Москву, не учинив.

Французам спеси поубавив,

Но не судя, кто прав — не прав,

Ушли, все в целости оставив,

Не отомстив, не наказав.

1995

 

+ + +

Во дни безумной неурядицы

В тяжелый для России час

Мы зрим затылки, спины, задницы

Людей, сбегающих от нас.

Жить страшно в злую непогодину,

А там – в раю, за рубежом

Спешат забыть святую родину,

В чужой пристраиваясь дом.

1991

 

ОТЕЦ

Я никогда не плакал об отце,

Пока не опустил его в могилу,

А нынче в нем, как в лучшем образце,

Ищу пример достоинства и силы.

Он по натуре русский человек —

Из крепостных, бесхитростных, таланных,

Кто промытарив бедолажный век,

Не выбился из братства голодраных.

Как подвиг, он вознесся надо мной,

Избитый твердой колотушкой жизни,

Романтиком с отзывчивой душой

И мучеником в горестной отчизне.

Два раза он посажен был в тюрьму

Злодеями как контра и вредитель,

Но выйдя, вновь бросался в кутерьму.

Он был орел и муравей-строитель.

Не из таких, что строят на словах,

А тех, кто с хлеба, сыпанного солью,

Весь день трубят на коренных лесах,

Прорабствуя то с руганью, то с болью.

В теплушках спать на топчанах привык

И в паводок, и ночью на аврале,

Перед начальством резок на язык,

А за язык медалей не давали.

Воздвиг на Волге Тракторный завод,

В Москве — все башни Университета

И тысячи квартир, а сам — как крот

В бараке жил, без теплого клозета.

Стране умел мильоны сохранить,

Чужой копейки на себя не тратя,

Его не знали, в чем похоронить,

И облачили в старый китель зятя.

 

+ + +

Я никого так не любил, как брата,

С тех пор, как он убит был на войне.

Но раз я не был на передовой солдатом,

То он убит и по моей вине.

 

ЦЕРКОВЬ В ДУБРОВИЦАХ

Она воздвигнута над кручей,

Под ней Пахра течет внизу,

Над ней густеющие тучи

Пророчат снег или грозу.

Но бури будущей не зная,

Не шелохнется лист в листве,

И вся она стоит резная,

Купая купол в синеве.

Ее точеные колонны

Висят на воздухе, шутя,

И ангел, небом окрыленный,

Смеется с крыши, как дитя.

Карнизы, стены — сплошь витое,

Гирлянд и гроздьев хоровод,

Осенним солнцем налитое,

К безгрешной радости зовет.

С какой же страстью вдохновенной

Здесь так лепили, что с тех пор

Еще клокочет белопенный,

Поющий радостью собор?

Вхожу на мшистые ступени,

Где каменный евангелист

Зовет нас преклонить колени,

В разбитых окнах ветра свист...

Заржавленные двери в храме,

Хромой простуженный старик

Неспешно звякает ключами,

Ворча, что от людей отвык...

Перед стеной иконостаса

Весь пол загажен, пыль, зола...

Икона с древним ликом Спаса,

Мерцая, смотрит из угла.

Мы ищем Бога в ветхом храме,

Молельня гулка и пуста,

И вдруг под куполом над нами

Я вижу смертный час Христа.

Он на кресте устал от муки,

Глаза от боли ищут тьму,

Две женщины, ломая руки,

Безмолвно тянутся к нему.

И мы притихли, забывая,

Зачем пришли, слова, дела.

Боль смерти, сердце разрывая,

В душе все мелкое сожгла.

Как будто нам глаза протерли,

И кашель старика ослаб,

Кому-то запершило в горле,

И молча мы ушли — без шляп.

А вышли — день ушел, смеркалось,

Сиял зари прощальный взмах,

Издалека она казалась

Невестой в белых кружевах.

1958

 

+ + +

Не ной, не страдай по России

Не верь, что погибнет страна,

За тысячу лет не впервые

За жизнь воевала она.

Хазары, татары, поляки

Французы и немцев орда

На Русь нападали, но всякий

Пришлец погибал без следа.

А Русь из побоищ и пепла

Вздымалась, бралась за азы

Росла, хорошела и крепла,

Как дерево после грозы.

1991

 

Вячеславу Клыкову

Когда ты спросишь — «Что великого

Потомкам сохранит эпоха?»

Я назову умельца Клыкова

И слово прозвучит неплохо.

С ним Русь всеславная без вымора

Нам воскрешает зов столетий.

Мы зрим крестителя — Владимира,

И Жукова запомнят дети.

И в смрадном нынешнем разброде

Когда сдирают с русских шкуру,

Он дал Кирилла и Мефодия:

Истоки грамоты, культуры.

Он твёрдо верит — мы, славяне,

Выходим с боем из неволи

Мы победим врагов и встанем,

Как храм на Прохоровом поле.

И пусть ответят полной мерой,

Кто чмокает, народ коря,

Кто разрушает нашу Веру,

Кто грабит, кто убил царя.

Нам надоело жить в обиде

Ваятель, будь как свет во мгле!

Творец прекрасного, наш Фидий

Сплочай всех русских на земле!

2.12.99

 

Нине Карташовой

Уймитесь, крики пошлости дешёвой!

Прошу себе у Бога вдохновенья,

Я жажду слышать голос Карташовой,

Её небесные стихотворенья.

И вот она! Возденет руки-крылья,

Заговорит — слова от сердца к сердцу,

Мечта о счастье входит без усилья,

И радость озаряет многоверца ....

Мне кажется — я рву земные нити,

Душа на крылья! Но спущусь на землю

О, Нина!Вы себя поберегите,

Вас, как родник целебный, я приемлю.

27.01 2000

 

9 МАЯ

Девятое мая — Победа!

Летят за годами года,

Но Слава с Божественным светом

Не сморкнет для нас никогда!

 

Мы помним, как хищники смело

Рвались уничтожить славян,

Бомбёжки, пожары, расстрелы

И боль кровоточащих ран.. ..

Я помню ночную тревогу,

Моторов заоблачный вой,

Бронёй пробивая дорогу,

Фашисты рвались под Москвой.

И хвастая силой железной

Нам Гитлер кричал в микрофон

О том, что борьба бесполезна…

России разгроми завершен!

Но мы не поверили бреду,

Мы знали в солдатской молве —

Где Станин, там будет победа,

А Сталин остался в Москве.

А Сталин остался, и вот —

Сломили звериный наскок

И немцами брошено поле

И танки уткнулись в песок,

И мы — по горячему следу

По пеплу сгорающих сёл

Несли на знаменах победу,

И Сталин к победе нас вёл.

Мы дали свободу Европе,

Пусть вечная память хранит

Всех тех, кто погибли в окопе,

Чьё имя на мраморе плит.

Пусть русская гордость остудит

Врагов, ненавидящих нас,

Мы смелые, вольные люди,

И сил не растрачен запас.

Пусть русские, -- не иностранцы

Командуют в нашей земле,

За пультами электростанций,

В деревне, в столице, в Кремле...

Май 2000

Избранные стихотворения из сборников "Человека нельзя убивать" и "Крылья сердца моего"


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"