На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Князь Игорь

Поэма

                                   В. И. Подову, автору монографии

                             «Поход князя Игоря на половцев в 1185 году»

 

                              Как бы кто хитр, как бы кто умён ни был,

                            хоть бы птицей летал, но суда Божия не минет.

 

                     1

Князей воскрешённые лица…

Угрюма Лугани вода.

Здесь половцы – дети волчицы

воздвигли свои города.

 

Стояли кибитки их – вежи.

С кургана спускался дозор.

И ветер под скулами – свежий.

От плётки – спирали узор.

 

Сижу на скале возле стана –

нарушен мой мирный покой.

И лук мастерю против хана

из вербы высокой, гнучкой.

 

Меня он изрядно пограбил.

Не каждый тягался с ним князь.

Он русичей землю ослабил,

великим полоном гордясь.

 

Нечистою силою вторгся

в просторы привольных долин.

В доверье к изменникам втёрся

и стал на всю степь – господин.

 

Он травит зверьём разнесчастных.

В великом холопстве гноит.

И жён, яко солнышко, красных

в шатрах своих смрадных гнобит.

 

О, русичи, где ваша слава,

честь гордой и мудрой красы?!

Но стелятся шлейфы кроваво

раздробленных княжеских сил.

 

Где подвиг неведавших страха?

Зачнётся ли новый рассвет

Владимира-свет Мономаха

отвага и доблесть побед?!

        

                   2        

         И собрались два клана, владевшие русской землёй:

 Мономаховичи и Ольжичи. И сказали Мономаховичи Ольжичам:

         «Отныне мы не соперники друг другу. Мы грызёмся,

 а поганые дерут с нас три шкуры. Соромно нам так жить дальше!».

И ответили Ольжичи:

«Единством спасёмся!

 Усмирим сатанинские нравы и жадность ханов!»

И слились в един кулак.

И изгнали исчадий зла от Переяславля и со всей земли русской.

Но недолго из кубков русичей лились меды победные.

Хитрая лиса – Кончак, улестил Святослава с Игорем и напали они на Мономаховичей и была брань великая. И дружины князя Рюрика наголову разбили поганых и своих неверных собратьев.

И снова вместе собрались князья русские.

«Зачем нам бросать свет и идти во тьму?» – сказали они брат брату.

В глаза якобы за одно, а за глаза – каждый сам по себе.

«Пойду на собак смрадных, – думал князь Игорь, преломлю копия о конец поля половецкого, изопью шеломом Дона и достану Тмуторокани и приобщу к Руси земли незнаемые.

И не будет никого равна и подобна мне на сем свете!»

 

И тайно от многих князей,

по-богатырски властные

вскочили воины Игоревы на коней,

яко львы яростные.

 

И забрехали лисицы бурые.

И заграяли вороны чёрные

жадно и трубно.

И заклекотали орлы сизые,

ожидая трупов.

 

Не токмо заря – травостой взбагрянется.

А от городов ханских

и камня на камне не останется!

                                               

                       3

Скачет войско быстро, смело.

Князь с холопом: бок о бок.

Даль ковылистая стелет

им под ноги нежный шёлк.

 

Сколько глаз окинет – степи!

Здесь начало. Где конец?

Игорь в мыслях слился с небом

          и шагнул через Донец!

 

Бой, каким бы трудным не был –

Кончаку придут кранты!

Сатана вознёс – до неба.

Бог опустит – с высоты!

 

Скачет Всеволод Трубчевский –

князь по имени Буй-Тур.

Конь, как витязь, – молодецкий:

скор, и жарок, и каур.

 

Чуть правей – огня метатель.

Сила – сдюжит и быка.

И, как водится, – предатель

в головном ряду полка.

 

Ольстин.

 

С Игорем он рядом.

Как пришит к копья древку.

В западню ведёт отряды,

в лапы к хану Кончаку.

 

Под конём не выжить стеблю.

Пыль росистая – в клубок.

Кончаки шныряют степью,

заманить хотят в «мешок».

 

Водят за нос. Нет терпенья.

Игорь злее стал, чем рысь.

С неба даже и затменье

говорит ему:

 

 «Вернись!

 

Видишь, как тебя дурачат.

Тьма на солнце не к добру!»

 

Ольстин шепчет:

 

«Неиначе

половчаночки в яру…

 

Мной разведчик пойман – ворог!

Развязал ему язык!

Запируем. Путь недолог.

День уже почти поник.

 

Там, за этим вот курганом

заждалась победа нас.

Налетим-ка ураганом

и добра добудем, князь!

 

Красны девки, оксамиты,

кожухи… – всего не счесть.

Будут половцы разбиты.

Слава князю, нам же – честь!

 

На всю степь Кончак несносный

по-шакальи заскулит.

Нашей славы судьбоносной

заждалась река  Сюурлий!»

 

Сладки речи. Горьки слёзы.

Полонянки хороши.

Загрузив добра в обозы,

                         пировали от души.

 

На заре… На зорьке встали:

рядом половцы, что лес!

И хоть насмерть биться стали

гнев низвёл Господь с Небес.

 

И узрели князья гибель свою.

И сказали Игорю Святославовичу:

 

«Собрали мы на себя всю землю половецкую.

Оставил нас Господь Бог.

Но есть ещё время нам на конях уйти».

И ответил им Игорь – великий князь:

 «Если поскачем – спасёмся сами,

а простых людей оставим.

И за это будет нам перед Богом неискупимый грех,

           а перед Русью позор.

Мужайтеся, да не ужасайтеся.

Хотя и умрём, но живы будем!»

 

Рати сдвинулись, что камни.

Искры – в пламя, пламя – в кровь.

Всюду половцев капканы.

Горы срубленных голов.

 

Дивен бряск мечей и страшен.

Сил напор неистощён.

Нету в сече смерти краше,

коль в Руси родной крещён.

 

Испужался Ольстин смерти.

Скрылся, подлый, под шумок.

Бились день, второй, на третий

зашморгнул Кончак «мешок»!

 

В схватке яростной и смелой

был решен дружин удел.

До сих пор томят мне тело

наконечники от стрел.

                        

 4

Стрелы острые – стеною.

Враг на время отступил.

Но прихлынул вдруг волною.

Ранил князя и пленил.

 

Пали Игоревы стяги,

в мёртвой сжатые руке.

Озарились кровью плахи

на Каяле на реке.

 

Князю – плен. Руси – опала.

Распоясались – нет слов!

Вовсе радости не стало.

Звери мёртвых лижут кровь.

 

На хвалу хула насела.

За враждой спешит вражда.

Землю славную заела

ненасытная нужда.

                           

5

Всюду чад и полымя.

Лютая резня.

Разоренье – полное.

В ужасе князья.

 

Крах всему. Падение.

Возгордился враг.

Сеет он смятение

в русских городах.

 

Страх. Печаль обильная

впёрлась во дворы.

И крамола сильная,

словно сель с горы.

 

Вторглося в уделы

тявканье лисы.

Что же ты наделал,

Игорь – сукин сын!

 

Не орлом взлетел, а выпью.

Смрад. Болотная вода…

Из отцовской славы выпал,

что птенчёнок из гнезда.

                                      

6

До отчаянья жестоко

князь в душе себя терзал.

И как будто ненароком

к половчанкам тропку стлал.

 

Между веж ходил свободно –

ясный сокол на плече.

Пил кумыс. Ядрён. Дородный.

Но однажды страж рече:

 

«Может, это незаконно.

Только разум в ласке слаб.

Пусть бежит он из полона –

сладок он для наших баб.

 

Коль в сердцах безумных женских

он гнездо сумеет свить –

изнутри стан половецкий

может мигом разорить!

 

Хан покуда бьётся с Русью,

грады с жемчугом берёт,

       мы тихонечко отпустим.

Далеко ведь не уйдёт!»

 

И когда наступил вечер,

князь Игорь Святославович – Олегов внук,

поклонился образу Божьему и Кресту Честному:

«О, Господи, – изрёк он, – если бы ты спас меня недостойного!»

 

Поднял стену шатра крутую.

Сел на борзого коня

          и пыхнул на Русь святую!

 

Лихо – только и видели!

Всклубился туман золой.

Отрубленной головой

          Иоанна Крестителя

луна всплыла над землёй.

……………………………

Солнце весело светит.

Конец чумоносной мгле!

Игорь довольный едет

                по русской земле.

 

Слава великому князю Игорю Святославовичу!-

с поклоном встречает его льстивая знать,

нечестным жребием хапнув себе больше владений.                        

 Слава великому князю Игорю Святославовичу! –

падает ему в ноги обворованная и погорелая чернь.

От счастья плачет, рыдает.                

 

Да, тяжко голове без плеч.

Плохо телу без головы,

а земле русской без Игоря!

 

                    7

Травой житняковою выгорел

Донецкой степи уголок.

Подобьем щита князя Игоря

бугра выпирается бок.

 

А дальше – родник в мочажине

пульсирует жилкой тугой,

как кровь на виске у дружины,

вступившей безвременно в бой.

 

В бой ради блистающей славы

и ради корысти слепой.

И жалобный плач Ярославны

стоит у меня за спиной.

 

И я, как на тяжкие раны,

туда устремляю свой взгляд,

где за мочажиной тюльпаны

кроваво и страшно бурлят.

 

Где движется ядерной лавой

на мир обнищания рать.

Предательство думать о славе.

Богатство б страны отстоять!

 

А плача потоки всё льются.

Трагичнее всхлипы в груди.

И надо назад оглянуться,

чтоб стало светлей впереди!

 

                  *

          Господь Сотворитель,

пошли от старых корней новые ветви,

    а от них – плоды доброго усердия

и укрепления правды и светлой памяти!

      Пусть чудные мужи

                                   все разом

вкусят их и извлекут пользу

для грешных своих холопей!

                                      Аминь!

Январь 2010 г.

Андрей Медведенко (Луганск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"