На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Война

Из фронтовой тетради

ВОЙНА

 

Нацгвардия 1.

 

Ты нам ответил: «Я вам всем не брат».

И на людей ты навёл автомат.

Бронежилет, боевые патроны.

Ты защищаешь нацистов законы.

Ты нам не брат, ты, конечно, не брат.

Что же ты выбрал, я этому рад.

Эта земля для тебя не родная.

Будет страдать твоя мама, стеная.

Ты не вернёшься, ты сгинешь, солдат.

Ты на людей свой навёл автомат.

Мозг твой и сердце в нацизма отраве.

Ты вне закона себя сам поставил.

Ты вне закона, ведь ты оккупант.

Ты ненавидишь Георгия бант.

 

Нацгвардия 2

 

Вас записали в дезертиры.

И хоронили безымянно.

Сулили ж блага и квартиры,

И вы за них сражались рьяно.

 

Семья осталась без кормильца.

И плачут матери и вдовы.

В парламенте всё те же лица.

И красть они всегда готовы.

 

Когда нацизм всего превыше,

Кто рядовых бойцов считает?

Съезжает у народа крыша,

И сам себя он убивает.

 

 ***

Когда осядет пыль из-под сапог,

Когда оружие сдадут на склады,

Когда вдруг станет милосердным Бог,

Когда гостям незваным будут рады,

 

Когда долги научимся прощать

И, драки не устраивая, спорить,

Когда не будем красть и обещать

И станет близким нам чужое горе,

 

Когда не будет брошенных детей,

И старики не будут без опоры,

И власть не будет обижать людей,

И рухнут высочайшие заборы,

 

Когда не будет во спасенье лжи,

Когда предателей всё сгинет племя,

И государств исчезнут рубежи…

Как я хотел пожить бы в это время.

 

 ***

                                      Одессе

 

Бог вчера покинул этот город.

Горько плачет в подворотне ветер.

Бог вчера покинул этот город,

но никто ухода не заметил.

 

Бог вчера покинул этот город.

Крик мой эхом отражает крыши.

Бог вчера покинул этот город,

но никто, никто меня не слышит.

 

Бог уходит, если нету веры,

если нет надежды на спасенье,

если злоба больше крайней меры,

и никто не верит в воскресенье.

 

Бог вчера покинул этот город.

Но никто ухода не заметил.

Бог вчера покинул этот город.

Но вернется. Есть надежда. Дети…

 

 ***

День был такой погожий –

не умирать бы, а жить.

Телом своим прохожий

младенца успел закрыть.

 

Плотью своей и кожей,

осколки сумел сдержать.

День был такой погожий –

не хочется умирать.

 

Миной лежит убитый,

рядом – убитая мать.

С властью теперь вы квиты –

не будете «бунтовать».

 

Нас не поймет европеец:

что же мы за страна?

Надрывно плачет младенец.

Жизнь его спасена.

 

 ***

Мины свист – и все застыли дружно,

Словно смерть нам прокричала: «Хальт».

Каждый знал: стоять совсем не нужно.

Но один я рухнул на асфальт.

 

Взрыв – и птицами летят осколки,

Мёртвых отделяя от живых.

Девушку узнал я по заколке,

И не смог я опознать других.

 

Крепко бутыли обняв руками,

К маме прибежал домой с водой.

Мама с изумлёнными глазами:

«Ты ж сыночек стал совсем седой…»

 

 ***

Жизнь прицельным огнём распятая,

Каждый дом изувечен миной.

Перестало быть Хрящеватое

После этого Украиной.

 

Украиной, в которой Бандере

Весь почёт, вся любовь и вся слава.

Украиной, в чьей пламенной вере

Лишь нацизма бродит отрава.

 

Я не верю, что это традиция –

Вновь нацизмом расколота нация.

Что бы пели Волынь и Галиция,

Если б их разнесла авиация?

 

 ***

 И, твердившему, что город Луганск надо уничтожить за

 Сепаратизм, и потерявшему своих родителей во время

 обстрела.

 

Твердил я, с тобою споря:

Войну нельзя начинать,

Война всегда чьё-то горе,

Война – убитая мать.

 

Но ты надо мной смеялся.

Сила всего превыше.

Надо, чтоб «хам» испугался.

Пусть бомбят его крыши…

 

И власть осадила город,

Его превратив в руины.

В городе начался голод –

Реальность Украины.

 

А мина – слепая сила –

И может лишь убивать.

Осколком отца убило,

В клочья разорвана мать.

 

– Я же поддерживал власти!!! –

кричал ты, сжав кулаки.

Да нет страшнее напасти,

Чем злобные дураки.

 

 ***

Ни дома, ни жены, ни сына.

Крепись, шахтёр.

Ты для «свидомой» Украины

«Москаль» и «вор».

 

Носил ты статус дармоеда.

Дотаций ждёшь.

Но без тебя вся их победа

Не стоит грош.

 

Но без тебя для них закрыта

В Европу дверь.

Вот почему семья убита.

Гоним, как зверь.

Но кто насильно будет милым?

И пуст забой.

Донбасс врагам всем даст могилы.

Шахтёры, в бой!

Марк Некрасовский (Луганск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"