На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Жил, работал и верил…

Из поэтического наследия Василия Кривошеи

УКРАИНА, МОЯ УКРАИНА

 

Жил, работал и верил в удачу,

В незнакомые ездил края,

Вот стою у обрыва и плачу -

За чертой Украина моя.

 

Может, блудного сына простила?

Всё равно я уже не вернусь,

Коль на веки меня приютила

Хлебосольная, добрая Русь.

 

Не скучайте, бывайте здоровы.

От разлуки ваш дед занемог.

Мы с Россией родные по крови,

Как единые Вера и Бог.

 

ДЕЛЁЖ МОРЯ

 

Корабли скучают у причала,

Манит их безоблачная даль.

Голубое небо без начала

Да глубоких заводей печаль.

Дорогие Русь и Украина

Разорвали родственную нить,

Расплескали солнечные вина,

Пожелали море разделить.

Легендарный адмирал Нахимов,

Застегнув свой каменный мундир,

Молча смотрит, как Москва и Киев,

Отдаляясь, удивляют мир.

Все мы знаем, что служить на флоте

Для парней всегда большая честь,

Но спросите нынче черноморцев:

«Расскажите, чьи вы, хлопцы, есть?»

Может Бог людей одарит благом –

Восстановит порванную нить?

Корабли под общим флотским флагом

Океаны будут бороздить.

 

У МОГИЛЫ БРАТА

 

У холмика, поросшего травою,

У обелиска из железного листа

Стою один с поникшей головою,

Сомкнув свои уставшие уста.

Ты здесь лежишь, земли родной частица,

А я с далеких киевских равнин

Пришел родному брату поклониться –

Из всей семьи остался я один.

Течёт вода, растут над речкой лозы,

А старый сад срубили на дрова.

Наверно, все повыплакала слёзы

Твоя жена – солдатская вдова.

Мы новый день встречаем на рассвете.

Говоры Киев и рэвэ Днипро.

Поют девчата и смеются дети.

Пойдем домой, братишка мой Петро.

Бушует май. У нас цветут каштаны.

Почетной стелой высится курган.

Стоят, склонившись молча, ветераны

Там – у могил своих однополчан.

 

О ВЛАСТИ

 

Разменял восьмой десяток,

Перед Богом не грешу.

Есть, конечно, недостаток –

По ночам стихи пишу.

 

Сочинял бы я поэмы

Про цветы да про любовь,

Но имеются проблемы,

От которых стынет кровь.

 

Прочитал когда-то фразу:

Кровь людская не вода,

Но цари её ни разу

Не читали ни когда.

 

Веет ветер в чистом поле,

На столе пиковый туз,

Вопреки народной воле

Раздербанили Союз.

 

Мы по грудь засели в тину

И назад заказан путь.

Кто-то хочет Украину

С россиянами столкнуть.

 

КАЛИНЫ КУСТ У РОДНИКА…

 

Калины куст у родника,

Травой поросшая тропинка.

Вернусь ли я издалека

К тебе, родимая глубинка?

 

Вернусь ли я когда-нибудь,

В последний раз тебя побачу

И упаду к тебе на грудь,

Как в детстве, с горечью заплачу.

 

А ты не плачь и не грусти,

Оставь мне место на погосте,

За все, за все меня прости

И спрячь натруженные кости.

 

ОСЕНЬ НА ХУТОРЕ

 

Кружась, листочек тополиный

Упал на грудь родной земли,

А птицы стаей журавлиной

На крыльях лето унесли.

 

Постриг хозяин рослых ярок,

К зимовью выставил ульи,

Купил пальто жене в подарок,

Любовно вытер «Жигули».

 

Блестящей ленточкой дорога

И свежий ветерок донской.

Зачем мне город, ради Бога,

Я ж деревенский, хуторской.

 

***

Утро, росою умытое,

Пахнет парным молоком.

В детство мое позабытое

Я побегу босиком.

Синие и голубые,

Нежные, радуют глаз.

Летом цветы полевые

Мы собирали не раз.

Ивы о чём-то мечтают,

Лает на ветер щенок,

В рыжих веснушках девчонка

Мне подарила венок.

Синие и голубые,

А по краям бирюза,

Эти цветы полевые –

Полные правды глаза…

 

АВГУСТОВСКАЯ ПЕЧАЛЬ

 

Заиграл сверчок на скрипке

Августовскую печаль.

Знать, из лета по ошибке

Косари забрали шаль.

Соловей испортил голос,

Дня кусочек проглотил.

Комбайнер последний колос

На «Дону» обмолотил.

Мочит яблоки в кадушке

Свежим мёдом дядя Спас.

Дарит девочке пастушке

Рукавички про запас.

Кошка бьёт котенка лапой

За пустую канитель.

Приобрёл Сережка с папой

Ученический портфель.

Греют арбузы на солнце

Изумрудные бока.

Скоро птицы-добровольцы

Скажут гнёздам: «Ну, пока».

 

СМУТНОЕ ВРЕМЯ

 

1.

Генсек скучает на рыбалке,

Борис хиреет на виду,

Ульянов временно на свалке,

А Сталин греется в аду.

 

Россия Колю не помеха,

Адольф не зря ходил войной,

А Буш на радостях от смеха

Чуть-чуть не прыгнул в мир иной.

 

Пожарский, Минин – как дворяне,

Свой не покинут постамент.

Переживут ли россияне

Очередной эксперимент?!

2.

Барабанит дождь по крыше,

Тихий Дон ломает лёд,

Журавли летят повыше –

Значит, будет хлеб и мёд.

Фермер вдруг с луны свалился…

Будто вспомнил старину,

На восток перекрестился

И…давай кормить страну.

Рукавом протёр лопату,

Борону в колхозе спёр,

А шлею достал по блату:

Частник – он всегда хитёр.

Пашет собственную ниву –

Пропотел с висков до пят.

Но ругают в хвост и в гриву

Те, кто с ложками стоят.

Говорят: «Мужик ленивый».

Говорят: «Крестьянин глуп.

Он хозяин нерадивый:

Нет баранины на суп».

То Америку покажут,

То Канаду вспомнят вдруг.

И никто ему не скажет,

Где купить хороший плуг.

«Нас корми!»– кричат шахтеры,-

«Брось ткачиху и швею…»

Может, парни-рэкетиры

Захотят отнять шлею?

3.

Мы теперь другими стали:

Кто богаче, кто бедней.

Ждать удачу перестали,

А гоняемся за ней.

Кто крутую пишет повесть,

Хочет с ложью воевать.

Кто в карман запрятал совесть,

Научился воровать.

Кто купил себе фуфайку

За последние гроши.

Кто уехал на Ямайку

Веселиться от души.

Кто о власти помышляет

(жгучий, радужный вопрос).

Кто-то сексом промышляет,

Бросив тело на износ.

Стало больше драк, скандалов.

Короли и старцы есть.

От бомжей до генералов

Каждый хочет вкусно есть…

Я кричу в стихах и в прозе:

«Человек попал в беду!»

Кто копается в навозе,

Поставляет нам еду…

4.

Дует ветер холодный с востока,

Вдоль дороги позёмка пылит.

На задворках лиса одиноко,

Подражая собаке, скулит.

Я сижу, от безделья скучаю,

Ишемию свою берегу,

Телевизор почти не включаю.

На рекламу смотреть не могу.

Орбит, Баунти, пляжи, круизы,

Всюду доллары топчут рубли.

Всё для них: зарубежные визы,

Самолеты и люкс-корабли.

Берег Крыма и Рижское взморье

Не престижны теперь, господа.

Отдыхайте себе на здоровье,

Но зачем же показывать нам?

5.

В разноцветное платье одета,

Как пуховый платок облака,

Мерно вертится наша планета,

Подставляя светилам бока.

Лик Венеры, звезда Козерога,

Чуть в далекой космической мгле…

Дети солнца – творение Бога,

Человеки живут на Земле.

Кто – в заботах не знает досуга,

Кто – не хочет ни сеять, ни жать.

Суетясь, обижают друг друга.

Перестали любовь уважать.

Перед Богом паду на колени,

Перед обществом шапку сниму:

Бойтесь, люди, разврата и лени,

Доверяйте труду и уму!

 

ДОРОГИЕ МОИ ВЕТЕРАНЫ

 

Люди рады весенним лучам.

И над озером тают туманы.

Что вам снится теперь по ночам,

Дорогие мои ветераны.

Может, снится крутой поворот,

За которым Варшава и Прага,

Силуэт Бранденбургских ворот

Или толстые стены Рейхстага.

Может, снится кому Будапешт

Или город иной на Дунае,

Иль счастливые лица невест

В сорок первом безоблачном мае.

Грудью мир заслонить вам дано,

Бескорыстные наши солдаты.

Вы фашистов простили давно,

Оказались почти виноваты.

Стал не нужен им русский солдат.

Оккупантом зовут прибалтийцы.

Вот и чехи на Запад глядят

И сломали границу арийцы.

Мы людей призываем давно

Переделать мечи на орала,

Но, как видно, не все им равно…

 

ПЕРЕСТРОИЛИСЬ…

 

Женский день, что именины.

В кружевах прекрасный пол,

А в передниках мужчины

Праздничный готовят стол.

Ветчина, рулет, свинина,

Яблок, груш полным полно,

Торты, марочные вина

И шампанское вино.

…Пиво выпили, настойку,

Самовар давно пустой.

Вождь придумал перестройку,

Канул в прошлое застой.

Гложет женщину обида:

День весенний на дворе,

На столе стоят ставрида

И картошка в кожуре.

 

ГАЗ НЕ ПРО ВАС

 

Ночь, зима, бушует вьюга,

Птица прячется в дупло.

Кочегар – посланник юга –

Дарит гражданам тепло.

Он, как маг, знаком с удачей,

Сам прочтёт молитву вслух,

Всех снабдит водой горячей,

Даст веселый, теплый дух.

…Но пройдись в ночную пору,

Когда чёрт баклуши бьет,

Загляни в мою контору,

Зуб на зуб не попадет.

Домовой за печкой плачет,

Крошки льда попали в глаз…

Гельмут Коль поёт и пляшет,

Жжёт дешёвый русский газ.

 

НА РОДИНЕ

 

С утра мужик наладил косу,

В телегу заложил коня.

И петухи разноголосо

Пропели о начале дня.

 

В платочках Дарьи да Марии

На росы выгнали коров –

Так в центре матушки-России

Жила деревня в сто дворов.

 

Девчата пели под гармошку,

Цвела под окнами сирень.

Курили парни «козью ножку»,

Носили кепки набекрень.

 

На старой яблоне кукушка

Кому-то дарит долгий век.

Давно исчезла деревушка.

Уехал в город человек.

 

Краснеет в зарослях шиповник.

Бурьян на брошенных полях.

Однажды бравый подполковник

Сюда примчал на «Жигулях».

 

Неспешно вышел, снял фуражку,

Очки защитные в футляр.

Сказал. Одернувши рубашку:

«Ну, здравствуй, мой Зелёный Яр».

 

Шуршал ковыль – родитель злаков.

Мелькнул сурок… И тишина.

И подполковник вдруг заплакал,

Прикрыв фуражкой ордена.

 

МОЯ КАЛИТВА

 

У самой излучины Дона,

Где в струйках играет плотва,

Там окнами смотрит с уклона

Деревня моя, Калитва.

 

Дон-речка становится морем

От вешней могучей волны.

Вдоль берега белые горы

И рыбой озера полны.

 

Усыпана пойма цветами,

Душистого сена покос,

Девчонка с большими глазами,

С косой золотистых волос.

 

Бегут облака как олени…

Земной красоте удивлюсь,

Я встану пред ней на колени,

Деревне моей поклонюсь.

 

***

Блестит река, уснувшая от зноя,

Манящий лес, прохладная листва,

А над рекой село моё родное

С загадочным названьем – Калитва.

 

А за селом – распаханное поле,

За горизонт уходит борозда,

Речной причал, баркасы на приколе,

Да родников прозрачная вода.

 

Песчаный пляж, ныряющие дети,

Паромщик-дед – шутливый Николай.

Скажите мне, где есть еще на свете

Такой красивый и любимый край?!.

 

ЗОЛОТОЕ КОЛЕЧКО

 

Золотое колечко надела

До сих пор его снять не могу.

Тёплым летом нам иволга пела,

А сегодня деревья в снегу.

 

Озорной ветерок-недотрога

Полинявшие кудри завьёт.

К горизонту уходит дорога,

Только нас никуда не зовёт.

 

Я-то знаю, что скоро придется

Чашу горькую жизни допить.

И тропинка моя оборвется,

Как льняная суровая нить.

 

А плакучие ивы над речкой

Свои руки протянут к волне.

Вновь девчонка наденет колечко.

Будет иволга петь по весне.

 

БАБЬЕ ЛЕТО

 

Ах, зачем ты купаешь, калина,

Пожелтевшие листья в реке?

Ах, куда ты бежишь, Антонина,

С полинявшей косынкой в руке?

 

Не догнать тебе синюю птицу.

Затерялась тропинка во ржи.

О судьбе своей быль-небылицу

Только мне одному расскажи.

 

Почему на военной дороге

Промелькнула разлука твоя?

Лишь теперь у зимы на пороге

Расскажи, ничего не тая.

 

А по ветру летит паутина:

Бабье лето, да праздник Покров…

Антонина, моя Антонина,

Спой мне песню про нашу любовь.

 

КОРОВЬИ БЕСЕДЫ

 

Представь: колхозный скотный двор

И тишина  ночная,

Ведут коровы разговор –

В летах и молодая.

У старой – впалые бока,

В сосках немного молока

И вид совсем не бравый.

Её соседка по станку,

По имени Мимоза,

Рекорды бьет по молоку,

Любимица колхоза.

«Я очень ненавижу кляч», –

промолвила Мимоза. –

«Все только переводят харч,

убытки для колхоза.

В базу коровы говорят,

И если верить слухам,

То есть какой-то комбинат,

Где можно жить старухам,

И, вроде, есть какой-то цех,

Телушки так болтают,

Где кой-кому меняют мех

И шкуру заменяют.

Тот, кто уйдет на комбинат

Хоть в зной, хоть в зимний холод

Не возвращаются назад,

А уезжают в город».

Старуха вздрогнула тайком

И тихо промычала:

«Была и я ведь с молочком.

Каких телят рожала!

В год раз любила я быка –

Красивого, большого.

Лоснились жирные бока

От клевера густого.

У нас доярочка была,

Ночей не досыпала,

Скребла и мыла до бела.

Поверь. Хвосты чесала,

Доила, делала массаж

Нежнейшими руками,

В кормушки сыпала фураж,

И клала соль кусками.

Теперь работает мотор.

Такое мне не снилось.

Жужжит какой-то транспортер

И подаёт нам силос.

В поилках булькает вода

Из Дона иль с Амура,

Её не выпьешь никогда.

Я пробовала, дура.

Везёт нам жом издалека

Один механизатор.

На ферме вовсе нет быка –

Девчонка– «семинатор».

Уже доильный аппарат

Уволил тетю Шуру.

Пойду и я на комбинат.

Пускай снимают шкуру».

 

***

...Пришла весенняя пора,

За речкой зреют травы.

Стоит Миронова гора,

Как символ Вечной Славы.

 

Свободно катит тихий Дон

Свою волну донскую...

Кладу я вам земной поклон

За доброту людскую.

 

***

Живу с людьми я заодно,

О прошлом очень сожалею,

Мой бравый вид пропал давно,

Я не горю, а только тлею.

 

Живу в деревне, на краю,

Под крылышком степного ветра,

Хожу – и очень устаю

По хлеб четыре километра.

 

Жене колбаски принесу,

Жена – пчела. И я не трутень.

Ах, если б эту колбасу

Попробовал Владимир Путин!

 

По весу – катаный свинец,

На вид – прессованная вата,

По вкусу – спелый огурец,

А по цене – дороже злата.

 

Беру дешёвый маргарин

О сливочном мечтать не смею,

А в промтоварный магазин

Хожу, на вывески глазею:

 

За десять пенсий есть пальто,

Многорублёвые галоши.

Ах, если б выиграть в лото

На распашонку для Алеши…

 

А если б выкопал я клад,

Или поймал перо жар-птицы,

То раздавал бы всем подряд

Одежду, обувь, рукавицы.

 

***

Прости меня, великий Пушкин,

За то, что я на склоне лет,

Скрепя пером, в своей избушке

Сплетаю рифмами куплет…

 

Попьёт жена, моя старуха,

Целебных трав, чайку глоток,

Закрутит ниточку из пуха,

Ажурный вывяжет платок.

 

А я беру свои тетради –

Заботы прочь, болезнь в кусты.

И просто так, потехи ради,

Сажусь за стол марать листы …

 

Пишу, как летом в нашей речке

Всю ночь купается луна,

Деревня спит, а на крылечке

Вздыхает девушка одна.

 

Вокруг узорчатые тени,

Ромашкой пахнет, резедой.

Под белым кустиком сирени

Скучает парень молодой…

 

Скрипя пером, волнуюсь, млею,

Ищу тропинку, как в бреду:

Бумаги я не пожалею,

К крыльцу парнишку приведу…

Публикацию подготовил Пётр Чалый.

Россошь Воронежской области

 

***

«Родился я 16 сентября 1925 года в селе Боровиково Ольшанского района Киевской области. Родители крестьяне, в семье был самым младшим – одиннадцатым ребенком.

Школу-семилетку окончил в 1941 году и тогда же поступил в Киевское Фабрично-Заводское Училище № 6, находившееся на бульваре Шевченко. Водопроводчиком не довелось стать. Шла война – Великая Отечественная. Учащихся с преподавателями направили копать окопы на берегах речки Ирпень. При эвакуации оказались в оккупации близ Конотопа. Учитель погиб, а нас приютили в своих семьях сельские жители.

Весной 1942 года вместе с такими же парнями и девчатами был насильно угнан в Германию – на «рабский труд». В апреле 1945 года освободили американцы, а позже – передали нашим. В октябре вернулся в родимое село. Хотел учиться, желая стать военным. Но судьба распорядилась иначе. Добывал уголь в Донбассе. Работал кочегаром в Таганроге. Там познакомились и расписались с моей Марией Федоровной. На жительство переехали на её сельскую родину – в Новую Калитву Воронежской области. Здесь с 1953 года по 1993-ий проработал машинистом холодильных установок на маслосырзаводе.

Вырастили, воспитали двух сыновей. Оба военные, офицеры, Сергей – на Байконуре, а Григорий – в Чите. Бог даст, справим с женой «золотую» свадьбу.

Стихи складываются сами по себе. Живу с людьми я заодно. О том и пишу…

 

Василий Исакович Кривошея

Март 2010

Село Новая Калитва

Воронежской области».

 

Об авторе

 

 «Стихи самобытного поэта из Новой Калитвы, напечатанные в районной газете, обрели вторую жизнь в книге «Живу с людьми». Прочёл, как говорится, не отрываясь от страниц. И вдруг потянуло перечитать ещё раз...

Стихи Василия Исаковича, на первый взгляд, непритязательны, но и не приземлённые. Подчас риторичны, но не вторичны. В них виден автор. И хотя стихи во многом автобиографичны, диапазон их вовсе не замыкается на личной биографии. Тут и размышления о родных Украине и России, и подковыристые строки «Газ не про вас», где поэт говорит: «Гельмут Коль поёт и пляшет, жжёт дешёвый русский газ...» И, конечно же, о Калитве, ставшей для В. Кривошеи второй родиной. Вслушайтесь вот в эти задушевные строки:

Бегут облака, как олени...

Земной красоте удивлюсь,

Я встану пред ней на колени

Деревне своей поклонюсь.

 

Скажу и от себя:

 

В демократической России,

Где много всякой шелухи,

Живёт и пишет дед Василий

О людях добрые стихи,

 

Стихи просторные, простые,

В которых мужество и честь..,

И слава Богу, что в России

Ещё певцы такие есть.

Виктор Барабышкин, поэт».

 

«В чём прелесть стихов Василия Исаковича Кривошеи? А в том, что они будто родник за пригорком цивилизации: естественны, чисты, первопричинны. И потому их невозможно не понять, не полюбить.

Любовь к родному краю, искреннее восхищение людьми и их повседневным трудом, неравнодушие к проблемам нынешнего дня и порой незлобивый юмор – таким предстаёт автор в стихах и в жизни.

Светлана Ляшова-Долинская,

 поэтесса, член Союза писателей России».

 

«На лугу у речушки Белой сошлись воскресным днём жители двух одноимённых сел – российской Новобелой и украинской. А песнями их приехал порадовать народный хор из донской слободы Новая Калитва. Со сцены – шофёры впритирочку поставили в ряд свои грузовики с открытыми деревянными бортами – читал свои стихи Василий Исакович Кривошея. Читал о том, что он сын Украины, а родимым ему стало российское село. И как ему теперь горько-тяжко теперь видеть, как здесь, на сельской луговой меже – Воронежской и Луганской областей, появились таможни и пограничные посты. Политики возводят стену, под стать берлинской, разделяющую братские славянские народы.

Когда он читал об этом, был миг – перехватило горло. Не только у поэта, схожие чувства со слезами на глазах переживали слушатели.

От микрофона с помоста по крутой лесенке Василий Исакович спускался долго, человек уже в возрасте, – а ему люди всё хлопали и хлопали.

А хор пел «Деревеньку мою Калитву», сложенную тоже своим песенником...

В канун Нового года самодеятельные сельские артисты из Новой Калитвы выезжали в соседнюю Ивановку. Там распался колхоз, а в связи с этим окончательно затух местный очаг культуры, закрыли на замок насквозь промороженный клуб. Гости собрали людей в школьном спортивном зале.

Встречу посвятили памятной дате – декабрьским днём 1942 года из этого села советские воины изгнали фашистских оккупантов.

Звучали в зале песни. Вновь читал стихи собственного сочинения непременный участник концертов Кривошея. Тоже вспоминал войну – как пареньком был угнан в Германию, «у меня нет почти ни одного целого ребра, все перебиты. Мы для гитлеровцев были хуже скотины». С болью говорил о нынешнем разоре, когда «серп и молот растащили по домам». А «для настроения» рассказал шуточные басни, в которых кое-кто узнавал себя.

После – певцов и автора стихов долго благодарили. Пожилая крестьянка сказала запоминающиеся слова:

– Как порадовали нас. Вам бы ездить по России и выступать. Поднимать нам всем дух!..

***

В апреле 2011 года вышел в свет специальный выпуск журнала «Подъём». На его страницах – творчество авторов из Россоши. Напечатана и большая подборка стихов Кривошеи. О Василии Исааковиче сказано: автор двух поэтических сборников. Окончил свой земной путь 3 марта 2004 года.

Человек жив пока жива память о нём.

Пётр Чалый,

прозаик, член Союза писателей России».

Василий Кривошея


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"