На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

И эта жизнь, дорога, небеса…

Из книги «Лирика»

ОГОНЬ

 

Зимы хоронят живьём…

Плохо с тобой мы живём,

Каясь и тяжко греша,

Близкая сердцу душа.

 

Сердце сквозь стужу неся,

Вижу, – озябла ты вся

В лютой пурге забытья,

Смертная радость моя…

 

Боль мою – с сердца сними;

На вот, с ладони возьми

Этот, – к тебе на ладонь

Перелетевший огонь!..

 

 

БУДУЩЕЙ ЖИЗНИ ЯЗЫК…

 

Тает свеча восковая.

Прячется в тучи звезда.

Ветер шумит, не смолкая.

Старая дача – пуста.

 

Летние коротки ночи:

Вспыхнули – не уследишь!

Дождик о чём-то лопочет,

Ты что-то мне говоришь.

 

Сонного бора вещанье.

Птицы рассерженный крик…

Кто-то сказал, что молчанье –

Будущей жизни язык.

 

Даже не слушая, слышу…

Может быть, это – любовь,

Что созерцания выше,

И разуменья и слов?..

 

 

 

АХ, МАЛАЯ ЭТА СИНИЦА!..

 

И вот – исполненье забытых до срока угроз:

Уж март на носу и, наверное, зима на прощанье

Нам дарит на память – безжалостный русский мороз

И стужу такую, что перехватило дыханье.

 

Старинные сосны, старинный покой сторожа,

Застыли недвижно, – и что им, заснеженным, снится?

И только одна во всём мире живая душа

Безмолвье тревожит – ах, малая эта синица!

Взлетит, непоседа, исчезнет, – хлопот полон рот,

И вновь замелькает в глуби ледяного просвета;

И льётся незримо, – не зная сама, что поёт

Во славу Господнего незаходящего Лета.

 

 

ВОТ И БЛАЖЕННОЕ ЛЕТО ПРОШЛО

 

Жаром студило и холодом жгло –

Вот и блаженное лето прошло.

 

Вот и короткое лето прошло,

Стало вокруг первозданно голо:

 

Смотрится в душу сквозь сетку ветвей

Мир, обнажённый до сути своей.

 

В волглой бездонности стынет ветла –

Красное лето сгорело дотла.

 

Перетирается в пепел и прах

Прошлое – на леденящих ветрах.

 

В сонной реке замерзает вода.

Красное солнце плывёт в никуда.

 

Эхом оборванным дрогнула нить –

Сердце, которое не возвратить.

 

С лихом дружилось, и с горем везло…

Красное лето, сгорая, ушло.

 

 

ЛИСТОПАД

 

Водный блеск – как блеск холодной стали.

Налетевший ветер – не вздохнуть.

Острие неведомой печали

Леденисто проникает грудь.

 

 

Долгим вздохом облетают кроны…

Где-то здесь, невидимая, ты…

Листопад таинственно хоронит

Наши одинокие следы.

 

Стелется, сходя огнём на воды,

Тихий сон смирившейся листвы…

Осень! – долгожданная свобода

От людей, и  страсти и молвы.

 

…Здесь ли ты, иззябнувшая, рядом, –

В сердце и смятении моём, –

Дышишь обнажённым листопадом,

Греешься струящимся огнём?..

 

 

ВЬЮГА, ВЬЮГА…

 

Сквозь тоску и городскую вьюгу,

Утопая в снеговой пыли,

Наугад и друг навстречу другу

Мы в потоке нелюдимом шли.

 

В мирозданье заметённых улиц,

В снеговой пустыне, как в бреду,

На ходу столкнулись, разминулись.

…Оглянулись, на свою беду.

 

 

ПАРИ

 

…Какой-то бред, а, может, пьяный вздор:

Вот дёрнул чёрт с тобой ввязаться в спор.

Всему виной твой горделивый нрав, –

Пусть я неправ, хотя, по правде, – прав.

И где уж мне качать свои права, –

Ведь ты права, хотя и неправа.

Ни ты, ни я, – лишь время утвердит

Иль подтвердит – как там его? – вердикт…

 

Открыт весь мир – распутья и пути, –

А человеку некуда идти;

 На все четыре стороны катись! –

Но тесен мир, и нам не разойтись.

 

Глаза твои – как омуты без дна,

И в них твоя душа заключена.

Жизнь коротка, но бесконечен плен

У милосердных молодых колен.

 

Предгрозовым смятением сквозя,

Ты вся мерцаешь и трепещешь вся

Каким-то чудным светом изнутри…

 

И понял я, что проиграл пари.

 

День отлетел, и зыбкий свет угас,

И тьма ночная накрывает нас,

Тьма, – сгусток томной боли мировой;

Не лучше ль нам сойтись на «мировой»,

И лёд обид в бокалах растопить,

 

И страстный хмель до капельки испить!..

 

 

В СУМРАКЕ ГОЛЫХ АЛЛЕЙ…

 

Вдавнего счастья алчбе

Всё я прощаю тебе,

Молнии света во мгле

На бесприютной земле, –

 

За безрассудство речей,

Дивное солнце ночей,

И роковую напасть –

Сердце сжигавшую страсть;

За благовонный елей

Липовых душных аллей

В тот нескончаемый год,

Что безвозвратно уйдёт.

 

Некого в этом винить.

Судьбы – не соединить.

Осень… И путнику рад

Тихий, как сон, листопад –

 

Бедному сердцу елей

В сумраке голых аллей…

 

 

ПОСЛЕ, СЛУЧАЙНО…

 

Утро ли, полдень ли, вечер –

Мы неразлучны вдвоём…

После, случайно, чрез вечность

Встречу однажды её:

Те же прекрасные плечи,

Та же надменная стать…

 

Солнце застынет, и нечем

Станет вдруг сердцу дышать…

 

 

 

АНГЕЛ МОЙ, РАДОСТЬ МОЯ…

 

Жить бы, бесстрастно приемля

Мир, – как над полем звезда…

День убывает. На землю

Скоро придут холода.

 

Птицей рассветною пела,

Только, тревогу тая, –

Что ты в грядущем узрела,

Ангел мой, радость моя?..

 

Сумраком дышат овраги.

Лето – зови-не зови!

Всё, что к смиренью и благу,

Господи, благослови!

 

Душу сжигавшие страсти

Время сотрёт без следа…

Похолодеют запястья.

Заледенеет вода…

 

И на угрюмом просторе,

Диком просторе пустом

Сердце – очистится горем,

Реки – очистятся льдом.

 

 

МЫ, ЗА РУКИ ВЗЯВШИСЬ...

 

Осенние клонятся нивы,

Но горним садам не отцвесть.

Сегодня с тобою мы живы,

А завтра что будет – Бог весть.

 

От страстной беды не избавлю,

Терзая себя и виня,

Но только тебя не оставлю,

И ты  –  не оставишь меня.

 

Земную прорвав оболочку,

Свободен от мрачных тенет,

В какую-то страшную точку

Сужается режущий свет...

 

Как будто избывши неволю,

В недвижно-пустой окоём,

С тобою по минному полю

Мы, за руки взявшись, идем...

 

 

 

ТРИ БЕРЁЗЫ ПОД ТВОИМ ОКНОМ

 

Было всё – безгрозие и грозы,

Был обжитый непокоем дом, –

Где встречали белые берёзы,

Три берёзы под твоим окном.

 

На каком-то неземном пределе,

В поздний вечер или поутру –

Как они плескали и шумели,

Как листвой стелились на ветру!

 

 

Как они незаходящим летом

В сердце, преисполненном тобой,

Влажным шумом и зелёным светом,

Певчей негой – пеленали боль!..

 

Из безмолвья выплывают лица.

Всё нашёл, а счастье потерял…

Помнишь, как перед тобой излиться

Я берёзам передоверял?...

 

Холод века иссушает слёзы…

Но тревожным лишь забудусь сном, –

Всё шумят высокие берёзы,

Три берёзы под твоим окном!

 

 

В ЭТОЙ ПУСТЫННОЙ АЛЛЕЕ…

 

…Вот она словом заветным

Снова встречает меня,

Не отстраняясь от бездны

Светом шумящего дня.

 

В воздухе дело к ненастью.

Молнии брызнул изгиб.

Сердце наполнено страстью

Юных дурманящих лип.

 

Душные, оцепенели

Травы над дальней тропой…

В этой пустынной аллее,

Где мы сидели с тобой,

 

Так же смеркается запад,

Так же, вне горя и лет,

Льётся божественный запах,

Пахнет божественный свет…

 

 

ЕСТЬ ВЕЧНОСТЬ, МЫ И МОРЕ…

 

Гляди, как в споре с тьмою

Разлился зыбкий свет…

Есть вечность, мы и море,

А зла и смерти нет.

 

А всё, что власть имеет

Над нами, тяготит, –

Солёный бриз развеет,

И бездна поглотит.

 

Вскипает море пеной,

Волной о берег бьёт…

Нет мрака, – есть мгновенный

К сиянью переход.

 

Но всё свирепей ветер.

Земную твердь трясёт…

К чему тебе всё это,

Зачем я это всё?

 

Ты слушаешь, теряя

Мгновеньям счастья счёт,

Как горлица рыдает,

Как иволга поёт.

 

…………………………………........

 

На роковом просторе

В передрассветный час

Есть вечность, мы и море…

Да Милующий нас.

 

 

ПОСЛЕ ГРОЗЫ

 

Отгромыхала в безлюдном просторе гроза.

Медленно ожила и распрямилась лоза.

Травы запахли.

В дальнем овраге шумит ещё слабо поток.

Переливаясь, с листа на зелёный листок

Капают капли.

 

Дланью незримой небесный очистился свод.

Даль обнажилась, и тоненько стайка поёт

В зарослях сада,

В кронах взлохмаченных мокрого березняка…

Стихла покорно в руке дорогая рука –

Божья награда…

 

 

МЫС ФИОЛЕНТ

 

Чрез сколько бы ни было – даже чрез тысячу лет –

Всё в памяти сгинет, и только один Фиолент –

Мыс, полный величья, не канет в забвенье и Лету.

Ты помнишь ли медный, звучащий над бездною глас,

Цикад песнопенье и не оставлявшее нас

Жарою и грозами жгучее крымское лето;

 

И море бескрайнее – высь, поглотившая ширь,

И мира древнее, на самом верху монастырь

Святого Георгия; тихих свечей колыханье,

И камней громады, и слёзы плетущихся лоз,

И воздух, в котором смешалось дыхание роз

С разлитым над вечностью Божьим неслышным дыханьем...

Николай Коновской


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"