На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Псалом царя Давида

Из книги «День необратимый»

...И снился ей псалом царя Давида,

не строчки, а видения псалма,

не то, что было учено для вида,

а что теперь увидела сама:

 

как будто кто, чья плоть в тряпьё зашита,

взывал в молитве, в трепете ее.

«Прибежище мое, моя защита,

я уповаю!..» – корчилось тряпье.

 

В чертополохе мертвенном  по пояс,

через ступни проросший беленой,

«под сенью всемогущего покоясь», –

то был, похоже, сын ее больной.

 

И невозвратно гибнул он у вяза,

в сетях безумья, в язвищах до пят...

«Ни сеть ловца, ни гибельная язва...»

Но губы вопль уже не довопят.

 

Дракон и лев припали в гневе близком,

его попрали: двое – одного,

и нет, не он, а аспид с василиском

зверино наступили на него.

 

И сжался сын, и жить осталось малость,

и крик стихал и был уже далек,

и с сердцем материнским что-то сталось,

и мать и Бог вступили в диалог:

 

«Я долготою дней его насыщу...»

– Спаси! Он гибнет. Милостью не минь!..

«Явлю ему спасение...»

– Не слышу...

но он же умер... Господи...

«Аминь».

 

И саранча полезла по холстине,

и мать в кошмаре силилась понять:

когда и где?., в библейской Палестине?..

в песках Ливана, вскровленных опять?..

 

Ни спать и ни проснуться не хотела.

А в полуявь приметила потом,

что отлетел от скрюченного тела,

как сытый гриф, израильский «Фантом».

 

* Колль, Александр Евгеньевич (р. 7. 09. 1933).

Род. в г. Урюпинск Волгоградской обл. Окончил МГУ (1962). Работал на Волгоградской гостелерадиостудии (1962—85), редактором в Нижне-Волжском изд-ве (1985—92).

Печатается как поэт с 1957: газ. "Московский университет". Автор кн. стихов: День необратимый. Волгоград, Нижне-Волжское изд-во, 1989; Печальная прозрачность. Волгоград, 1997.

Член СП СССР (1990).

Награжден орденом "Знак Почета" (1981), медалью "Ветеран труда" (1982). Засл. работник культуры РСФСР (1983).

Живет в Волгограде.

Александр Колль


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"