На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Белый дом. 1993

Не все еще предано, не все еще продано

***
Белый дом. 

Мавзолей демократии русской.

Президентского воинства

главный трофей.

“Россиянин, внемли, 

а не семечки лузгай”,

как советовал 

в песне Таганский Орфей.


Белый дом, 

почерневший от дыма и сажи,

Осыпается 
многооконностью всей.

Бьет со знанием дела 

омоновец ражий

Всенародных избранников,

словно гусей.


На фигурном паркете 

валяются трупы.

Все раскатистей 

рвется в проходах шрапнель.

Под конвоем бредут 

депутатские группы,

Не хватает 

знакомого окрика: “Шнель!”


И старуха в отчаянье машет:

“Что ж своих-то, 

как немцев, ведете в плен!”

И главу за главою 

трагедию нашу

Равнодушно показывает Си-эн-эн.


Белый дом,

огороженный белой стеною.

Подойди, гражданин, 

помолчи, пожалей,

Подыши грозовою его тишиною.

Помечтай.
Только допуска нет в Мавзолей.


Больше флагу над башней 

крылами не хлопать.

Этот шумный собор 

онемел на года.

Можно стены отмыть.

Можно выскрести копоть.

Но попробуйте 

совесть отмыть, господа!


Деловитость 

бредет озабоченно мимо.

Любопытство 

выглядывает из-за спин.

И Посланник 

печали витает незримо…

Неужели и это мы тоже застим?

 

***
Не все еще предано, 

не все еще продано.

Не все нажитое 

пошло с молотка.

Еще остается история Родины,

Ее золотой и железный века.

Еще остаются победы Суворова,

Походы Олега и распри князей.

Еще не продали орудья Авроровы

Заморскому спонсору 

в личный музей.

Еще полыхают 

рассветные марева

Над солнечным храмом 

на речке Нерли.

Еще существуют 

курганы Мамаевы –

Твердыни святой, 

непродажной земли.

Еще не сжигают 

в Хороге и Нальчике

На сборищах шумных 

отечества стяг.

Еще охраняют упрямые мальчики

Знамена Победы 

в гвардейских частях.

Еще никакой 

новоявленный медиум

Стереть не сумеет,

чем жили вчера.

Еще остаются 

нетленным наследием

Крутые и гордые годы Петра.

Еще отзывается в ночи осенние

Старинная песнь на заулках села.

Еще не заглохла 

дорога к Есенину,

Дорога к Некрасову 

не заросла.

Еще не забыты объятия братские,

Еще не угасли святые мечты.

Еще по весне 

на могилы солдатские

Кладут полевые живые цветы.

По бросовым ценам 

не все еще спущено.

Листаем пока не чужой календарь.

За легкой крылаткой 

бессмертного Пушкина

Еще открывается русская даль.

 

ОДНОПОЛЧАНАМ

 

Из когорты спасавших,

не из племени богоспасаемых,

мы в ответе за все,

мы с себя не снимаем вины.

И медали звенят —

колокольчики неприкасаемых,

и седины дымят —

остывающий пепел войны.

 

Нас крестили огнем

в каменистых траншеях над Волгою.

Над могилами сверстников

ломкий шуршит чернобыл.

Мы Победу ковали,

но Победа сегодня оболгана.

Мы державу спасали,

но держава идет на распыл.

 

Современность беспамятна,

словно сын позабывший родителей.

Рубежи фронтовые

успело песком замести.

Побежденные ныне

обучают как жить победителей.

Офицеры не в моде.

Менеджеры сегодня в чести.

 

Но у Времени есть

исключений не знавшее правило.

И в сегодняшних бедах

оно подтвержденье нашло:

исчезает бесследно,

что хитрость в наследство оставила,

сохраняется вечно,

что мужество в дом принесло.

Сколько б в эти полвека

нас жизнь не мотала, не маяла,

мы готовы к ответу,

мы с себя не снимаем вины.

И железной травою

на склонах кургана Мамаева

пробивается снова

великая правда войны.

1997 г.

Фронтовик Виктор Кочетков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"