На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

От далекой дороги усталый…

Из новой книги «Восторг бытия»

* * *

 

Над перелеском редким, светлым,

Где тени с бликами слились,

Взнеслось, взлетело плотным ветром,

Взнеслось, взлетело солнце ввысь.

 

Взошло – и, яркий, блещет, блещет,

Взнеслось – и, яркий, блещет, блещет,

Взвилось – и, яркий, блещет, блещет

День, блещет яркий, блещет, блещет,

День блещет яркий,

Блещет

День!

2007

 

* * *

Ты вышел в путь. Навстречу – ветер:

– Не говори, что сделал ты,

Что совершил за годы эти, –

Скажи, что сделать жаждешь ты.

 

Прошли года. Десятилетья.

Идешь, спешишь. Навстречу – ветер:

– Не говори, что жаждал ты

Создать, создать за годы эти, –

Скажи, что создал, создал ты.

 

И вот – итог. Навстречу ветер:

– Не говори, что сделал ты

За года, годы, годы эти,

За годы, дни, мгновенья эти, –

Скажи, что сделать жаждал ты.

2010

 

* * *

От далекой дороги усталый,

Я впервые в Москве побывал.

Я Москвы – не увидел сначала.

Я увидел – огромный вокзал.

 

В неоглядно вознесшемся зале,

В ярком свете, похожем на мглу,

Пили, ели. И пели. И спали.

На скамьях, на тюках, на полу.

 

Билась радость, томилась обида.

В беглом взгляде мелькала вина.

За спиной старика инвалида

Громовая стояла война.

 

Я на площадь широкую вышел –

Долгожданного счастья глотнул.

Я сначала Москвы не расслышал.

Я расслышал – рокочущий гул.

 

Звуки скомканно бились, срывались,

Резко дыбились. С разных сторон

Накатившись – скрестились, смешались

Вологодчина, Курщина, Дон.

 

Обнажив свои дали сквозные,

Все дороги свои и поля,

Вся огромная встала Россия,

Вся безмерная встала – земля.

 

Молдаван, и литовцев, и сванов,

И таджиков – слились голоса.

Высь нагорий – и ширь океанов.

Раскаленные льды – и леса.

 

И подрагивал купол тяжелый.

И, как ветер тяжелый, – гудел.

…И железный – из рупора – голос

Несгибаемо твердо гремел.

1978

 

* * *

Ночь пролетела. И в утренний лес

Вновь я вошел. Предо мною

Вид неизменный, знакомый исчез.

Все предо мною – иное.

 

– Это светлее сверкнула сосна, –

Птица пропела лесная.

– Это пришла, прилетела весна, –

Птица пропела другая.

 

– Это другой, незнакомый предел, –

Пискнула пеночка-кроха.

…Ветер чуть слышно пропел, прогудел:

– Это

       Другая

                   Эпоха.

2007

 

* * *

Говорили, что ноша огромна,

Ну а ты-то ведь более знал.

Знал, она вообще неподъемна, –

Все равно ее на плечи брал.

 

Говорили, дорога тревожна,

Ну а ты-то ведь более знал.

Знал, она вообще безнадежна, –

Все равно этот путь начинал.

 

Перепутья, овраги, пороги,

Загражденья, ухабы – не счесть.

Так и есть – нет конца у дороги.

И безжалостен путь – так и есть.

 

Блик далекий призывно мелькает,

Тусклый, смутный, не видный почти…

Будто кто-то идти помогает,

Грустно-тягостный груз твой – нести.

 

Будто кто-то бескрайнюю эту

Освещает стезю впереди.

Будто сам ты уверовал: нету

Сил заставить с дороги сойти.

 

Будто сам ты и есть эта ноша,

Что и давит, и радует грудь,

Будто сам ты и есть невозможный,

Этот долгий твой, верный твой путь.

2000

 

* * *

Протяжно-длинной чередой,

Как будто ровные ступени,

В березняке перед тобой

Лежали солнечные тени.

 

В цветочно-солнечной пыли

Переступал ты эти тени –

И мнилось: ввысь тебя вели,

Все ввысь тебя вели ступени.

 

И в этой солнечной пыли

Обратно шел чрез эти тени.

И вновь казалось: ввысь вели,

Все ввысь вели тебя ступени.

 

И вновь вперед, вперед влеклись

Шаги твои чрез эти тени.

И вновь, и вновь казалось: ввысь,

Все ввысь, все ввысь вели ступени.

2004

 

* * *

Не буйству верь, а кротости

Чтоб не дойти до пропасти.

В ней, в строгой, стойкой кротости,

Есть непреклонность крепости.

 

Нет, нет, не отсвет робости,

Нет, нет, не признак слабости –

Блеск одоленья, радости

В ней, в строгой, в стойкой кротости.

2014

 

* * *

Воздушно-тонкая  листва

Воздушно-тонкого овала

Воздушно-тонкие слова

Воздушно-тонко прошептала.

 

Какая сила в них была,

Лесная птица разъяснила.

А что и птица не смогла,

Моя душа договорила.

2007

 

* * *

Зорче смотришь – больше видишь.

Больше видишь – строже судишь.

Строже судишь – тише едешь.

Тише едешь – дальше будешь.

 

Туча с гулом вдаль умчалась.

Над землей листки лучатся.

Есть в летящей жизни радость.

Есть в ней, есть в ней, есть и счастье.

2010

 

* * *

– Этой встречей ты душу встревожил,

Все былое сумел взворошить.

Как ты годы прошедшие прожил?

– Я не жил – лишь готовился жить.

 

– Ну а нынче? Уже приготовясь?

Что же нынче ты будешь вершить?

– Не живу и теперь – лишь готовлюсь,

Не живу – лишь готовлюсь я жить.

 

– Ну а в будущем? Что же о жизни

Будешь в будущем ты говорить?

– Как готовился долго я к жизни,

Как всю жизнь я готовился жить.

2000

 

ПРОРОК

 

Когда божественный глагол,

Как гром внезапный, разразится,

И смертно потрясенный дол

Взликует и преобразится,

 

И свет произойдет из тьмы

И возблестит, на землю рушась,

И, словно холодок зимы,

Проникнет внутрь священный ужас, –

 

Взойдя, возвысясь над людьми,

В соседство радостное Бога

Почти вступивший, не возьми

Ты на себя излишне много,

 

Ты не сочти из простоты,

Мгновенною гордыней болен,

Что волен слышать голос ты

И голоса не слышать волен!

1969

 

* * *

Звезда, морозным блеском вея,

Средь горних светится полей.

Руки держащей нет над нею.

Держащей длани нет – под ней.

 

В морозно-льдистой тьме простора,

Во мгле неутомимых лет

Звезде опоры – нет! Опора

Звезде – из сердца бьющий свет!

1980

 

* * *

Обыкновенная резьба

И по окну, и по карнизу.

Обыкновенная изба.

Уже стара. И смотрит книзу.

 

Едва лишь вымолвлю «крыльцо» –

Изба представится мне птицей,

У ней подбитое крыло,

Ей в синь рассветную не взвиться.

 

И тускловатое окно

Вдруг ясным обернется оком,

Истосковавшимся давно

О небе чистом и высоком.

1960

 

* * *

Вернуться, чтоб  увидеть снова:

Среди глухих лесов и вод

С древнейшим выговором слово,

Как в заповеднике, живет.

 

Чтоб снова надышаться вербой

Как будто бы любовью первой,

Её летучим, светлым сном,

Живущим в воздухе  самом.

 

И в приласкавшейся печали

С внезапной лёгкостью в груди

Понять, постичь, что всё – вначале,

Что всё на свете – впереди.

1965

 

* * *

Высоки вы, лесные палаты.

Гул и  солнце в древесном строю.

– Что ж ты, милая пташечка, плачешь?

– Я не плачу – я песню пою.

 

А лесинка шумливая рядом

Всё лопочет про радость свою.

– И чему же ты, глупая, рада?

– Я не рада. Я песню пою.

 

Синий дым, белый день. И звучанье.

Хвойно-лиственный шорох и плеск.

Выше радости, выше печали

Этот дым. Этот день. Этот лес.

 

Эти песни – не плач и не гимны

Это выше, чем плач или гимн.

Мне навеки остаться таким бы.

…Если можно остаться  таким.

1963

Василий Казанцев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"