На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

На том берегу

Из новой книги

Тихая, светлая родина.

Где ты? – На том берегу.

Жизнь моя всуе пройдена.

Вся голова в снегу.

 

Сколько о том рассказано!

Там мое детство, там.

Сердце навек привязано

К тем золотым летам.

 

Там, где, не сдвинув брови,

Ждут голубой рассвет.

Там, где солнце в коровник

Цедит сквозь щели свет.

 

Там, где журчит в подойник

Теплое молоко.

Там, где пасутся кони,

Где на душе легко.

 

Там, где родные лица,

Говор не режет слух.

Там, где к твоим ресницам

Льнет тополиный пух.

 

Помню смуглянку в белом.

Помню девчонку ту...

Мне ли смуглянка пела

На жердевом мосту?

 

Где же ты, прежняя родина?

Вот и на том берегу

Все сокровенное продано

Алчному, злому врагу.

Выгорел неба ситец.

Трудно живет село.

В гости иду, проститься.

Судорогой рот свело.

 

Род мой славянский вымер.

Встречусь ли ныне с кем?

Чье прочитаю имя

На именной доске?

 

Избы на ладан дышат.

Где он, старинный лад?

Храм без креста и крыши.

Бывший колхозный склад.

 

Люди дошли до ручки,

Многие пьют с тоски.

В поле – полынь, колючки,

Ветер, жара, пески.

 

Тот, кто ломал подковы,

Где он теперь? Бог весть...

Тот, кто к земле прикован,

Здесь доживает, здесь.

 

НАД ДОНСКИМ БЕЛОГОРЬЕМ

 

Боже мой! Эти лунные тени

В переулке, на нашем пути...

Среди новых добротных строений

Тех, старинных, теперь не найти.

 

Досиня побеленные мелом,

В древних шапках соломенных крыш,

Прижимались избушки несмело

К тем сараям, где спряталась тишь.

 

Под плетнями дежурили кошки,

Точно совы, луну сторожа.

Где-то всхлипы далекой гармошки

Уплывали, в аккордах дрожа.

 

Те тропинки, что были короче,

Будто сделались уже, длинней.

Мы любили бродить в эти ночи

Среди звездных и лунных огней.

 

Чтобы светом наполнилась память,

Мы на землю ложились ничком

Средь ромашек, в июльскую замять,

Под звенящие трели сверчков.

 

Мы теряли из виду друг друга.

Нас по-волчьи преследовал рок.

Нас кружила смертельная вьюга

По кривью, по изломью дорог.

 

Сколько душ унесла в Запределье!

Мне подкинула снег на виски.

Нет, не маюсь, не мучусь бездельем

На правах пенсионной тоски.

 

По привычке седлаю Пегаса

Из отпущенных Господом сил,

Чтоб меня до закатного часа

В царство памяти конь уносил.

 

Невесомую голову вздыбив,

Сквозь забвенье и суетный быт —

В край, где солнце серебряной зыбью

Подкует полукружья копыт.

 

В край, где живо заветное слово

И поставлена в храме свеча,

Где раздольные песни Кольцова

Над задумчивым Доном звучат.

 

Там в есенинской взвихренной кепи,

Над донским белогорьем кружа,

Опрокинусь в кольцовские степи,

В чабрецовый полуденный жар.

 

Станет мир ослепительно синим.

Будет в поле торжественный гуд.

Обрету уголочек России,

Что в народе погостом зовут.

 

Среди пыльных акаций и кленов,

Средь надгробий и ржавых оград,

Подчиняясь великим Законам,

Лягу вровень с ушедшими, в ряд.

 

СРЕДИ ВЕЧНЫХ СЕЛЕНИЙ

 

Жить да жить в нашем яростном мире,

Почитая молитву за труд.

Только в роще, как в голой квартире,

Вдруг качнешься на стылом ветру.

 

Вдруг накатит горячей волною,

И земля, как волчок, – из-под ног.

И почувствуешь нечто спиною,

Что глазами увидеть не смог...

 

Берег палым листом припорошен.

В глубине – будто проблески рыб.

Машет гривой каурая лошадь

С меловой крутолобой горы.

 

Чья-то странная лошадь над Доном

Мне встречается в яви не раз.

И размеренным, грустным поклоном

Приближает назначенный час...

 

На корме опрокинутой лодки

Я присяду, коль станет невмочь.

Белый сумрак в душе моей соткан.

Не понять – то ли день, то ли ночь.

 

В зеркалах проплывающих льдинок

Млеют отсветы розовых круч.

В поднебесье, в венце триедином,

Догорает негреющий луч.

 

Предвечерние зыбкие тени,

Словно змеи, ползут на восток.

Знаю, брат, среди вечных селений

Не прочтешь этих искренних строк.

 

Так, в юдоли земной, успокоясь,

«До свидания!» – крикну тебе,

Прикоснувшись небритой щекою

К заповедной скрипящей вербе.

 

Село Новая Калитва Воронежской области.

Фото Светланы Паршиковой.

Василий Жиляев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"