На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Истины поздней осени

Из книги стихов

*  *  *

А было так открыто и светло,

Возвышенно, как в храме, и прозрачно.

Открыв иконописное чело,

Дарила чудо-осень всем тепло,

Пока ещё не тронутое плачем

Дождей безумных. Было так светло.

Казалось, жизнь, как ангел, непорочна

И вечна, словно звёздное стекло

Дарованной тебе хрустальной ночи.

Всё было так открыто и светло.

Но душной Смуты первые потёмки

Ползли. Их беловежское крыло

Солдат, как стаю птиц, на юг несло,

На север – лишь гробы да похоронки.

И почернели матерей сердца,

И дрогнул мир от горечи и скорби.

Взрастившие могильные надгробья

Садовники Садового кольца

Справляли пир. Лишь, вороша века,

Поэт-пророк пытался разобраться,

Где ложь, где честь, где пуля у виска

И отчего  к нему издалека,

Крича, течет кровавая река

Славянского растерзанного братства.

*  *  *

От туч очищенный зенит

Так нежно акварелью тронут,

И журавлиный клин над Доном

Струной натянутой звенит.

 

Тревожно шепчется листва,

И чуть озябшей на рассвете,

Вступает осень незаметно

В свои обычные права.

 

Как рукодельница, за круг,

За пряжу села паутины,

И по-хозяйски луговины

В туманы завернула вдруг.

 

Неспешно по лесу прошлась,

Подкралась к тихому затону,

Где два заброшенных весла

Хранят тепло твоих ладоней.

 

Встреча с листопадом

 

Осень. Тихо. Много синего,

Но больше жёлтого огня.

Отчего так сильно-сильно

Жжёт меня?

Листопад вокруг накрапывает

Мерно, в такт,

Осень, скрадывая,

Словно ходики стенные,

время – тик, так.

Листопад. Наполнена сейчас им

Вся вселенная.

Ты стоишь и, светлая от счастья,

Чутко, как антенна,

Ловишь музыку его завороженно,

Где – в Воронеже, Москве или в Мамоне?

Впрочем, так ли это нужно, так ли надо?

В этот миг с тобой мы просто рядом,

С нашим третьим другом – листопадом.

 

Лезгинка

 

Крепко я запомнил это,

Жаркой пляскою влеком:

Туго стянуты бешметы,

Перечёркнуты клинком.

Возглас: «Асса!» Тут же с маху

Барабан рассыпал дробь.

Под надвинутой папахой -

Переломленная дробь.

Танец праздника и будней

Горячит сильней вина.

Барабану вторит бубен,

Помогает им зурна.

Расплескались звуков брызги

И уже почти тотчас

Шлёт джигит горянке вызов

Искромётной вспышкой глаз.

Мне чуть-чуть завидно станет,

Увидав ответный взор…

Ты не видел этот танец?

Значит, ты не видел гор!

 

*  *  *

Лик русских сел опять помечен

Крестами нищенской сумы.

Кремлёвским барином иссечен

И словно навсегда повенчан

Со стужей тягостной зимы.

О, лик российских сёл! Измучен

Отечества иконостас.

Гляди, гляди, как когти скрючил

Стервятник жизненных пространств.

Не в дом, как гость, а прямо в святцы

С кнутом и кованой уздой

Спешит сегодня он прокрасться…

Село, тебе не отдышаться

Над беспредельной бороздой.

А мы, о, Боже, кем мы стали,

Забыв о связи корневой,

И жалких оборотней стае

Позволив помыкать тобой?

Село российское, непросто

Нам искупить своей вины,

Пока вокруг растут погосты

Быстрей, чем хлеб твой и сыны.

 

*  *  *

Мне осень поздняя – как истина,

Как штрих последнего мазка.

Я в лес вхожу, насквозь просвистанный

Простою песней сквозняка.

 

На все секреты и загадки

Нежданно строгой тишины,

Как локти, сучья в беспорядке

Торчат вокруг, обнажены.

 

Сейчас здесь нет прикрас и грима,

А весь неброский колорит,

Как нежность женщины любимой,

Свет излучают изнутри.

 

Мне это всё – как мера высшая,

Единый к очищенью путь:

Деревья сбрасывают лишнее

И оставляют только суть.

 

Позывные весны

 

Проклюнулись ранние почки.

Всё чаще тревожа сны,

К влюблённым приходит почта –

Зелёная почта весны.

 

Однажды, проснувшись рано,

Её обнаружишь след:

Зелёную телеграмму –

Веточку на столе.

 

Но где же обратный адрес?

Затерян или забыт?

Я вижу неброский абрис

Неловкой своей судьбы.

 

И с первым лучом весенним

Я снова хочу

Срочного отправления

Из города моих чувств.

 

Из города, где с лучами

Тревог и надежд ловлю

Зреющее начало

Слова «люблю».

Василий Гончаров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"