На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Сыпь, снежок...

Поэма

Сыпь, снежок, растаивай,

Ох, да падай снова!

...Я была Пылаева,

А теперь — Смирнова...

Околелым веником

Обмела крылечко,

Пошуршала в сеннике,

Растопила печку.

Торопливым шепотом

Разбудила мужа:

Остальные хлопоты

Все — ему, кому же?

Управляй ребятами,

Да чтобы без реву!

Шевели ухватами,

Обряжай корову.

...Ой, и снегу выпало!

Утопель! Недаром

Ночью ветер всхлипывал,

Колотился яро.

Фитилек застенчивый

В фонаре трепещет.

Хоть бы уберечь его!

Сдунуло... У-у, леший!

Спробовала выбрести

Без огня. Куда там!..

Воротилась — вытрясти

Снег и взять лопату.

Погребла, похрупала,

В темноте порылась —

Твердое нащупала:

Тропка оглавилась.

Объявилась, матушка,

Вот и слава Богу:

Все же не впокатушку

Начинать дорогу.

...Инеем припудрена

Дверь. Знаком и дорог,

Встретил светлый утренний

Перезвон ведерок.

Меж коров ауканье

Озорных товарок.

Это, коль без ругани,

Тоже — как подарок.

И росло добро в душе,

И, пока доила,

Каждой из коровушек

Что-то говорила.

Те стояли, слушали

Ласково-простое,

Молоко погуще ей

Отдавали: стоит!

Первотелки вздорные

Вдруг стихали сами,

Провожали добрыми,

Грустными глазами.

Лишь из ясель выгребла,

Слышит: — Евдокия! —

Руки сеном вытерла,

Вышла: — Кто такие? —

Оба незнакомые,

Вроде городские,

Уж не из обкома ли,

Экие баские?

Чуть смутилась: — Кликали? —

Отвечают: — Точно!

— Что ж, домой идти, коли?..

Засмеялись: — Срочно! —

Третий, незамеченный,

Щелкнул аппаратом:

Фото обеспечено! —

Дуня — виновато:

Я ж ненаряженпая,

Погодить бы малость,

Выйду, как бажоная —

Что кому за радость? —

Трое улыбаются:

— Добре! И без брошки

Вы у нас — Красавица,

Дело не в одежке. —

С рукава фуфаины

Отряхнула трушку,

Пооббила валенки.

Села в легковушку.

В легковушке — долго ли?

Пять минут — и дома!

Дети «Волгу» трогали,

Чистили соломой

Чуть припорошенные

Крылья и колеса...

Глазки, как зажженные,

Вспыхнули вопросом,

Шасть — и в избу, лапушки,

И при всех толкуют:

Мамушка, а мамушка,

Нам бы вот такую! —

Улыбнулась: — Будете

Умными, большими,

Сразу, детки, купите

Каждый по машине.

На душе оттаяло,

Будто так и надо.

Самовар поставила,

И в пиджак с наградой

(Со Звездой и с Лениным),

В юбку-плиссировку

Облеклась...

Как велено,

Подчернила бровку.

Погоняли по снегу,

Всяко поснимали:

То поближе к сосенкам,

То опять подале,

За халатом сбегала —

Сняли и в халате.

Покосилась в зеркало:

—А, бывай, и хватит?

(«Уж не та, однако, я!» —

Мысли набежали.) —

Вновь снимают всякую:

В шали и без шали.

На лице — устала! — тень.

Вроде как с угару...

Отпустили, слава те,

К печке, к самовару.

Вот и «белоглавая»,

Вот и стол готовый...

— Ох, забыла, право, я:

У меня ж коровы!

Извиняйте, гостюшки! —

И метнулась в сени: —

Добегу до Тонюшки,

Попрошу — заменит.

...Что же порассказывать?

Все ведь вам известно.

Да и вспомнить сразу-то...

Разве — про поездку?

Как из рук Буденного

Орден получала?

А, бывай, удобно вам

Про коров сначала?

— Про себя! — настаивал

Смуглый, чернобровый.

— Что ж... была — Пылаева,

А теперь — Смирнова... —

Рюмка светится насквозь,

Пригубила малость.

Что за чаем вспомнилось,

За вином — сказалось.

— Я была Пылаева

В девках-то. Пыла-ала!

Не один обаивал —

Близко не пускала!

Потому — куда его,

Если он — не милый?

Не живой, не боевой?

Я — плясать любила.

Как затею на лугу —

Люди смотрят — баско!

А на ферму побегу —

Дак опять с припляской.

Дроби-дроби выдроблю,

На кругу смела я!

Дролю, дролю выберу —

Какого желаю!

Сапожок разношенный

Так стучит, что с платья

Сыплются горошины:

Есть кому собрать их!

Было, да, имелося,

Счастье — попадалось!

Оттого и пелося,

Оттого — плясалось.

Только было, да ушло

С пареньком на службу.

Расставались тяжело,

Но расстались дружно.

Пять годков ждала его —

Милого, родного,

Бойкого, чернявого...

Верила на слово,

Подтверждал и письмами:

«Отслужу — приеду:

Не весной, так осенью,

Не в четверг, так в среду».

Не казала я тоску

И ходила гордо:

Мой — рекорд по молоку!

Мой — рекорд по спорту!

Занимала, чем могла,

Каждую минуту:

Хорошо пойдут дела —

Угожу ему-то!

...Воротился он домой

Ранней зорькой вешней.

Воротился, да — другой,

Нет, не тот, не прежний!

— Ты, Дуняха, — говорит, —

Знаменитой стала,

От тебя теперь обид

Будет мне немало.

У тебя теперь пойдут

Совещанья, съезды,

Нынче там, а завтра — тут,

Не согреешь места.

Через это — ухожу.

Уезжаю то есть.

Время будет — напишу. —

И пошел. На поезд.

Я не позвала его.

Нет, не воротила.

— Не скучай, Пылаева!

— Постараюсь, милый.

Май шумел. Росла трава.

Сохло все сырое.

Через месяц или два

Дали мне Героя.

Помню, как на блюдце вот,

Середи-то зала,

С Катериной Фурцевой

«Русского» плясала.

Туфельки — не ношены!

Новехонько платье!

Сыплются горошины —

Некому собрать их...

А теперь я замужем

За Смирновым Ваней.

Он по всем статьям мужик

Золотой. Механик.

Мне всегда уноровит

Делом и советом.

Только я — как инвалид,

Ноет что-то где-то.

И расти — уж не расту.

Юность памятуя,

И на новую Звезду —

Нет, не претендую.

Рана старая болит —

Не таю секрета:

В сердце тот же динамит,

Да запала нету.

Что уж тут утаивать —

Видят и коровы:

Отошла Пылаева,

Началась Смирнова.

Ольга Фокина, лауреат Государственной премии РСФСР им. Горького


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"