На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

С отцом я вместе выполз, выжил…

Стихотворения разных лет

***

Когда на братскую могилу

Я приношу свою тоску,

Я думаю: а мы смогли бы

Вот так погибнуть за Москву?

Уже навек во тьме кромешной

Уткнуться в снеговую шаль?

Сорокалетней, многогрешной.

Угрюмой жизни — тоже жаль.

Смогли б, наверно. Но не скрою,

Что в бой ушли б с большой тоской:

Известно ль было тем героям

О куцей памяти людской?

И что Москву к ногам положат

Не трёхнедельным удальцам –

Бандитам, стриженным под ёжик,

Своим ворюгам и дельцам.

И всем самоновейшим ваням,

И тем, кто кормится при них,

Кто подплывает к изваяньям

С собачьих свадебок своих.

Стоят, косясь не без опаски

С иноплеменною душой.

Им те высоты – остров Пасхи

С культурой странной и чужой.

1995

***

В пятидесятых рождены,

Войны не знали мы, и всё же

Я понимаю: все мы тоже

Вернувшиеся с той войны.

Летела пуля, знала дело,

Летела тридцать лет назад

Вот в этот день, вот в это тело,

Вот в это солнце, в этот сад.

С отцом я вместе выполз, выжил,

А то в каких бы жил мирах,

Когда бы снайпер батьку выждал

В чехословацких клеверах?!

1974

 

          Клад

Огород оттаявший копали

Братья в три лопаты дотемна,

И уже на вскопанное пали

Золотые отсветы окна.

То, что в сказках, разве невозможно

Повстречать среди привычных дел?

Вот лопата звякнула тревожно,

И один на корточки присел.

И взглянули все заворожено,

Рук не чуя и не чуя ног,

На увязанный, на обожжённый

Маленький кормилец-чугунок.

И нашедший молча повинился,

Разрывая старую тесьму,

Что пораньше к бабке не явился,

Ну, хотя б по третьему письму.

А глаза другого заскучали,

Он давно мечтал о «Жигулях»,

И над пряслом облачко печали,

Повисев, растаяло в полях.

Ну, а третий знал о жизни мало,

Но заметил всё-таки малыш,

Как меж ними что-то пробежало,

Крохотное, серое, как мышь.

Разогнулись быстро эти спины,

Только в лица лучше не смотри.

Чугунок отдал им корпус мины,

Где записка рваная внутри.

Бабкино оконце золотое

Высветило след карандаша:

«Нас теперь в окопе только трое,

Как сегодня зорька хороша...

В третий раз мы отогнали немцев,

  Родина...»   Расплылся карандаш.

Лишь в конце: «Иван Переведенцев,

Пётр Замятин, Славка Барабаш».

Где они? Сыры земли объятья.

Где они? У сумерек спроси.

...Бережно вносили в избу братья

Главное сокровище Руси.

1985

 

***

Если жаждой сведёт тебе губы —

Вдруг покажется, чащей храним,

Р одничок, опоясанный срубом,

И берестяный ковшик над ним.

Пробираясь по кладям над бродом,

Умиляться не вздумаешь ты —

Это делалось нашим народом

Неприметно и без суеты.

То добра незаметные корни,

А не стебли, что празднично прут.

Иногда он как будто укор мне,

Бескорыстный застенчивый труд.

..Режу ковшик руками моими,

Невеликий — хотя б на глоток,

Не трудясь обозначивать имя,

Чтобы он прохудиться не мог.    

1975

 

***

                        Алине

Я тебя заслоняю от ветра:

Не хочу, не хочу, не хочу,

Чтоб исчезла тоскливая вера,

Что смеяться тебя научу.

Постоим возле нашего дома,

Погуляем вдоль тёмной куги,

Больно мне, что тебе незнакомо

Вот такое пожатье руки.

Видишь: тьма накопилась в овражке,

Видишь — губы заботой свело.

Я тебе собираю ромашки,

Чтоб скорей на земле рассвело.

1981

Публикация вдовы поэта Дмитриевой А.Д.

 

Николай Дмитриев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"