На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Паспортные данные

К независимости Палестины

Запомни!
Я – араб.

Вот паспорт. Номер пятизначный.
Женатый. Восемь душ детей.
Девятый к осени родится...
Пиши! И губы не криви!

Запомни!
Я – араб.

Крушу гранит в каменоломне.
А дома ждет голодная орава...
Я скалам кланяюсь с утра до ночи,
чтоб одежонку, хлеб
и школьные тетради раздобыть.
Но я не раб,
и на твоем пороге
зазорно мне поклоны бить.
Пиши! И губы не криви!

Запомни!
Я – араб.

Не безымянный, но не знатный.
Вынослив я и долготерпелив,
но зреет гнев в моей крови.
Я в эту почву врос корнями.
Я старше олеандров и олив
и кипариса древнего древней...
Я родственник камней
и трав, проросших меж камнями.
Нет, я не голубых кровей,
не княжеского рода.
Отец феллах и дед феллах –
простая древняя порода.
Мой дом – не мраморный дворец,
а глинобитная лачуга.
Ты понял наконец?
Я человек простой, незнатный.

Запомни!
Я – араб.

Цвет глаз – кофейно-карий.
А цвет волос, как видишь, смоляной.
Особые приметы:
сверх куфии на голове укаль
ладонь моя тверда, как сталь,
дотронься – убедишься в этом.

Мой адрес:
мирная глухая деревушка...
Мужчины – сроду не видали пушек,
оружье их – мотыга да кирка.

Пиши!
На первой запиши странице:
я людям не желаю зла,
но не могу со злом мириться!
Запомни: если голод скрутит в жгут,
тогда не медлят и не ждут –
во гневе на обидчика идут
и силой хлеб берут!

ВЛЮБЛЁННЫЙ ИЗ ПАЛЕСТИНЫ  

О, любимая, в сердце

Вонзились твои глаза.
Я без боли о них вспоминать не могу.
В них и гнев, и тоска, и гроза

Отразились. Но я эту боль берегу.
Эту тысячезвездную рану,
Ибо тернии сердцу сегодня нужней,
Чем виноградные кущи.
Эта боль – продолженье любви моей,
Мост от нынешних дней к грядущим.
Как забуду глаза твои – светлые дни
Детских лет, когда вместе росли мы!
И тогда уже мною любимы
Глаз твоих были огни.
Первой песней моей им суждено было стать.
Я хочу ее спеть опять.
Но жестоко и грубо

Обжигает изгнанья мороз мои губы.

Даже птицы – и те

Улетели от нами покинутых стен.
Зеркала раскололись, по свободе печальную тризну

Справляя. И, песен родных подбирая осколки,
Мы ценить научились отчизну.

Наших песен читаем слова

На разбитых, пробитых свинцом гитарах,
И мелодии наши творим

На рыдающих кровлях.
О, любимая, наша любовь жива.
Пусть мой голос надломлен,
Но ты его слышишь,
Стал он глуше – не тише.

Я вижу тебя
Бегущей по травам колючим,
Юной пастушкой домашнего стада

Рядом с домом, который теперь

Превратился в руины.
Пеплом стала заветная дверь.
И я вижу тебя сегодняшней,
В очередях у иссохших колодцев,
Судомойкой в ночных кафе,
На лохмотьях спящей в палатке.
Я вижу тебя у сиротских костров
Вспоминающей сладкий
Дым родных очагов.
Но куда бы нога твоя ни ступала,
Я уверен, собою останешься ты

И в изгнании, и в горе,
Как собою останется солнце,
Как собою останется море,
Как собою останется прекрасная наша земля...
Я клянусь

На платке, что в прощальный час
Мне подарен тобою,
И клянусь я ресниц твоих чернотою.

Я клянусь,

Что навек Палестина

Останется нашей судьбою

Палестинкой останешься ты

Под набатной луною.
Мы пронзим коченеющий воздух
Новыми песнями,
Бросим новые зерна в иссохшую почву,
Кровью своей оросив
Плоть и душу ограбленных нив,
Пусть пройдут еще долгие годы –
Будут щедрыми всходы.

Палестинское имя твое.
Палестинский взор у тебя.
Палестинский узор одежды.
Палестина – твоя надежда.
Палестина – твой голос.
Палестина – твоя женская гордость.
Палестинкою ты живешь.
Палестинкою ты умрешь.

О, любимая, ты – суть и смысл моих книг

И огонь моих песен.
Ты заполнила жизни моей каждый миг.
Без тебя этот мир и бесцветен и пресен.
Ты единственный мной сотворенный кумир,
Как единое целое сердцем любимый.

Махмуд Дарвиш


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"