На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Вопреки

Из новой книги

***

– Ничего чужого не бери,

даже если на земле валяется,–

бабушка мальцу, мне, говорит

и при том печально улыбается,

словно знает – будет не щедра

жизнь на блага, но мне хватит хлеба

чёрного, смотреть чтобы всегда

благодарно на родное небо.

 

ОТВЕТ СКЕПТИКУ

Ты говоришь, что моя надежда

на будущее величие России

ничем не обеспечена,

что бодрые обещания правителей –

не более, чем собачий брёх.

Может быть, может быть…

А в светлой обители

седобородые старцы

молятся за нас всех.

 

В этом бескорыстном служении,

в словах, произнесённых устами

тех, кто отказался от мира и благ,

такая вера на возрождение и спасение –

посильней, чем равнение на государственный флаг.

 

***

                     Мы жили с тобой на планете другой…

                                                        Георгий Иванов

 

Мы тоже жили на другой планете,

в другой стране, наверное, не лучшей,

но знали, что, как мать, она нас любит,

не даст в обиду и поймёт, простит.

 

Банальные слова? Быть может. Только

в них правда есть – свидетельство тому

ликующие праздничные лица

на потускневших первомайских фото.

 

Наивными мы были, вероятно,

не сомневаясь, что когда-то станет

мир справедливым. Впрочем, и сегодня

мне эта вера силы придаёт.

 

И не даёт отчаяться. Эпохи

сменяются, а люди остаются

такими же – добро преобладает

над злом, как не ярится нанодьявол.

 

…На старой вишне вновь небесный цвет.

 

***

Конечно, хочется дождаться господней милости,

чтобы каждому было воздано по справедливости,

а ещё, чтоб сбылись у всех мечтания и желания,

ну,  а грешные  избежали бы небесного наказания.

 

Но, увы, не ладится что-то в социальном устройстве

и давно, а поэтому исправить непросто.

Веками умы недюжинные маются,

эпохи сменяются, правители меняются.

 

Нарождаются новые креативные поколения,

но всё остаётся по-прежнему тем не менее.

А так хочется, чтобы было по справедливости,

да, видать, маловато для этого одной Божьей милости.

 

ИСТИНА

С невесёлыми мыслями

я приблизился к Истине

и спросил: – Для чего-таки

эту землю топтал?..

 

Усмехнулась коварная,

словно девка бульварная:

– Для того, чтобы  – нет меня–

от меня ты узнал.

 

У КОСТРА

                                   Геннадию Иванову –

                   автору книги «Горит костёр»

 

За речкой, за лугом, за лесом,

за горизонтом – земля,

измученная прогрессом.

А здесь, у костра, снова я

сижу, уголёчки помешивая,

слежу, чтоб огонь не погас.

И мир предо мною по-прежнему

прекрасен, хотя б на сейчас.

 

***

Ну, зачем ковыряю былые болячки?

То, что случилось, не изменить.

Наверно, я мог бы прожить иначе,

если бы знал, где соломку стелить.

А горлица в роще не по мне вовсе плачет –

ей бы  птенцов родных накормить.

 

***

Куда-то подевались комары.

Мне  б радоваться, ну, а я в печали:

никто над ухом не зудит ночами,

не всадит в тело ленное иглы

бодрящей – как напоминанье о

присутствии живых существ в квартире.

И как в мишень, чернеющую в тире,

луна в меня нацелилась в окно.

 

***

Чем я отличаюсь от жучка-паучка,

от божьей коровки, ползущей по тёплой ладони?

Тем разве,  что не упаду от тычка,

что ветер ненастный не сдует, не стронет

с земли.

Ну, а в сущности я уязвим

поболее, чем бессловесные твари.

Друг в небо ушёл…

Я лечу вслед за ним,

но ангел фонариком красным сигналит.

 

ВСТРЕЧА

Говорит: – Увидимся когда-нибудь,

может быть ещё…

Но знаю я,

что ему уже вживили клапан,

потому что не жалел себя,

не берёгся, не остерегался,

прямо шел по жизненной тропе,

что ему недолгий срок остался –

если повезёт, весну иль две

встретит…Но поддакиваю: – Право,

наши годы  – да пустяк они!..

 

Закололо  – слева или справа?

Сердце, хоть до дома дотяни!..

 

***

Это март зеленоглазый

утром заглянул в окно –

и светлее стало сразу

на душе, и здравый разум

констатировал: – Дано

если день весенний встретить –

радуйся, не суетись,

знай, что из мгновений этих

состоят судьба и жизнь.

Полюбуйся, как на вишне

раскрываются цветы

и послушай, как чуть слышно

ветер говорит: «Не лишний

ты на этом свете. Ты

так же, как трава, деревья,

на земле необходим!..»

 

Ветру вешнему поверю,

соглашусь, пожалуй, с ним.

 

ПРИТЧА

Три завета исполнил:

дом построил,

                  посадил деревья,

                                     вырастил сыновей.

–  Чем теперь заниматься? –

у Бога спросил.

– В душе приберись…

 

***

Когда в одиночестве, в тишине ночей

непроизвольно вглядываешься в прошлое,

кажется, что было немного хорошего,

кроме, пожалуй, незначительных мелочей:

вот на майской поляне я рву дикий лук,

а потом лежу на траве духмяной;

вот мне руку протягивает закадычный друг

над пропастью, утопающей в бездне туманной;

вот незабытая женщина теребит мои светлые волосы;

вот долгожданный сын топает по золотистой дорожке;

вот кукушка вещает  чарующим голосом,

стараясь приврать, добавить годков немножко.

И когда это всё увидится, вспомнится,

начинаешь по-другому смотреть на пройденный путь.

Как был я богат! Можно и успокоиться.

Можно, пожалуй, и от жизни чуть-чуть отдохнуть.

 

***

                           А чем будем удивлять?

                              (Ответ из редакции журнала)

 

Удивлять не буду. Разве исповедь

для кого-то? Ей  стихи сродни,

если строки честные, правдивые,

без лукавства и фальшивых слов.

 

Словно перед матушкой ответствую,

слёз, обжёгших веки, не стыдясь.

 

***

Не задумываясь о куске хлеба,

наверное, легче живётся.

Но тогда, мне думается, тускнее небо –

едва ли ценится то, что даром даётся.

 

Впрочем, утверждать я это не буду:

мне-то манна никогда не сыпалась из-за облаков,

не случалось ни дива, ни чуда,

разве слышал порою я звуки заветных слов.

Валерий Черкесов (Белгород)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"