На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Память неизбывная

Из новой книги

Воин Пересвет

 

                              1

Свет, светлейший, светлоокий, светлоясенный,

Осиянный славой грозных лет,

Из легенд и фактов доказательных

Вырастал могучий Пересвет –

 

Вырастала память неизбывная,

Крепла многим толкам вопреки.

И звучала песня заунывная

У Непрядвы – воинской реки.

 

В глубь веков – столетье за столетием –

Погружаюсь, исцарапав в кровь

Руки. А надгробные соцветия

С силой расцветают вновь и вновь.

 

Вновь и вновь, соцветье за соцветием…

В каждом – воин. В каждом есть душа

Ратника, что в пору лихолетия

Бился насмерть, доблестью дыша.

 

Свет, светлейший, светлоокий, светлоясенный –

Славный воин, храбрый Пересвет,

Не случайно Богом миру даденный,

Есть и твой на поле битвы цвет.

 

                           2

Поле Куликово мрачно-тихое

В ожиданье сечи роковой

Наполнялось тайными молитвами

Воинов, не знавших про покой.

 

Вскоре русских рать и рать Мамая

Встали друг у друга на пути,

Встали молча. Встали, ожидая,

Кто же первым должен нанести

 

Свой удар. Решится в поединке

Двух непобедимых храбрецов.

«Эй, вы, трусы! Что же вы стоите?

Выходите! Челубей готов

 

С вашим чудо-воином сразиться!

Вашу силу поиспробовать на вкус!»

Каждый знал, что, если выйдет биться,

Вряд ли жив останется. «И пусть!

 

Пусть погибну. Значит, воля Божья.

Пусть погибну, так тому и быть.

Только страхом волю не стреножить.

Только трусом воину не слыть», –

 

Так подумал богатырский инок.

Шаг вперёд. И вызвался на бой –

На последний в жизни поединок.

Шаг вперёд – а братья за тобой.

 

«Вы меня простите, князь и други!»

«Бог простит!» – послышалось в ответ.

И уже летит, как в жерло вьюги,

Храбрый воин – инок Пересвет.

 

Нет на нём доспехов, нет и шлема.

Только схима, на которой крест, –

Схима, крест – оружие нетленно!

И благословение на битву есть.

 

Челубей в задоре мчится тоже

На коне, не ведавшем преград.

До сих пор не знал он поражений.

Думал, что сильнее во сто крат.

 

И копьё его на метр длиннее,

Тем спасался богатырь не раз.

Только знал про хитрую затею

Воин русский. Мчатся! Пробил час!

 

Вот удары – в жёстком поединке

Копья в ход! Слетает Кочубей

Замертво! И ветер на поминки

Стаи туч уж гонит побыстрей.

 

Пересвет, насквозь копьём пронзённый,

Усидел на вздыбленным коне –

Так в легенде, славой окрылённой,

Говорится.  Можете поверить мне.

 

Доскакал до воинского строя.

Там и умер. Или верный конь

Вынес уже мёртвого героя

На простор молитвенных икон.

 

То теперь неведомо-незнамо,

Только помнит воинская рать

Пересвета, в схиме – Александра,

И на бой пошёл он умирать.

 

Умереть, чтобы воскреснуть после –

После вековых побед и бед,

Чтобы встать на Куликовом поле

Памятью давно минувших лет.

 

                          3

Под покровом светлым Богородицы

И «под спудом» монастырских плит

Мощи достославного воителя

Православный охраняет щит –

 

Щит любви, земного поклонения

Воину святому на века…

И духовных братьев песнопения,

И сейчас упавшая слеза…

14.02.2016

 

     Детям войны

                 Посвящение моим родителям

 

Вы видели, как плачут старики,

Когда фантомы фронтового детства

Тревожат так, что хоть скорей беги –

не убежать от грозного наследства?

 

Тревожат так, что рано поутру

Им не заснуть, как людям под конвоем.

Тревожат так, что враз бы кобуру

Опустошили б выстрелом в былое:

 

В былую боль, в былые скорбь и гнев,

В былые холод, голод и разруху,

В войну треклятую, чьи песни нараспев

Вовсю вопила смерти повитуха.

 

«А мамка громко плакать не могла,

Чтоб нас, мальцов, никак не потревожить.

От папки с фронта весточку ждала

И сил просила, чтобы день был прожит».

 

Я видела… Сжимала в горле ком,

Чтоб вместе с ними мне не разрыдаться.

И слушала рассказы, чтоб потом

Той памятью седою наполняться.

 

Прошло чуть более семи десятков лет

От той войны. Что это для Вселенной?

Но почему же вновь багровый след

В сырой земле – на рубежах военных?

 

Что сделать нам, чтоб слёзы стариков

Не бороздили их сухие лица?

Готов ответ? К несчастью, не готов.

И под прицелом новая бойница…

 

07.02.2016

 

***

«Как жизнь трудна!» – загадочную фразу

Я в детстве слышала, не проникая в суть.

Да жизнь не удосужилась ни разу

Тогда такой вот правдой рубануть.

 

И я, девчонка с мальчиковой стрижкой,

С колючим ветром в детской голове,

Училась жизни у старинных книжек

И верила в сказанья о Бове.

 

И мысли уплывали к поднебесью,

Мечты купались в предрассветном сне,

В очаровательных легендах о полесье

Чудной Олеси я искала след.

 

И вместо «очень» по-сибирски «шибко»

Вставляла непременно в разговор.

И, сколько бы ни делала ошибок,

Они казались шалостью простой.

 

Не знала я тогда, как лоскутами

Возможно штопать собственную плоть,

Что опыт мой, изъеденный годами,

Готовым будет сердце расколоть

 

На две кроваво-красных половины,

На два кроваво-красных полотна.

И сшить по новой – чтобы всё единым

Во мне вновь стало. Лишь следами от рубца

 

Гордиться будет ноющая боль,

Напоминая мне ударами в грудине,

Что всё взяла под собственный контроль,

Что до конца не сшиты половины.

2015–2016

 

Песня быка на корриде

 

Давай, тореро сражений

С быками испанских арен,

В смерче чётких движений

Меня замани в свой плен.

 

Хлебни сполна моей мощи.

Я храбр, моя воля крепка,

(Но ленточки бандерилий

Уже украшают быка.)

 

Мулета в руке – наживка

В круге быкоубийств.

Давай, похититель риска,

Сыграем с судьбой на бис.

 

Тореро в бойцовском угаре,

Превозмогая боль,

Рядится, как на базаре,

Со смертью. Прекрасна роль!

 

Мне в поединке выжить

Нет шансов. Таков закон!

В смертельном беге по кругу

Наверно, я был смешон.

 

Цвет кровавых полотен

В моих глазах отражён.

Шпагой – моей гильотиной –

Я буду скоро пронзён.

 

Звук трубы раздаётся –

И снова замкнутый круг.

В тревоге вечернее солнце

Меня ослепляет вдруг.

 

10 минут на гибель –

Сакральной игры финал.

Давай же по рукоятку –

Я, матадор, устал».

 

В белых платках трибуны,

Рукоплесканья бойцу,

А тело быка на мулах

Везут на раздел мяснику.

2016

Елена Балкова (Иркутск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"