На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Антология древнерусской книжной поэзии

Поэзия протопопа АВВАКУМА

    Увы, измолче гортань мой
   И исчезосте очи мои!
   Благоволи, Господи, избавити мя.
   Г о с п о д и, п о м о щ и  м и  п о т щ и с я,
   С к о р о  д а  п р е д в а р я т н ы
   Щ е д р о т ы  Т в о я, Г о с п о д и,
   я к о  о б н и щ а х о м  з е л о.
   П о м о з и  н а м, Б о ж е,
   С п а с и т е л ю  н а ш.

    Свет моя! Еще ли ты дышишь?
   Друг мой сердечной! Еще ли дышишь,
   Или сожгли, или удавили тебя?
   

    Не вем и не слышу;
   Не ведаю Ц жива,
   Не ведаю Ц скончали!
    Чадо церковное,
   Чадо мое драгое,
   Феодосия Прокопьевна!
    Провещай мне, старцу грешну
   един глагол: жива ли ты?

    Увы, Феодосия! Увы, Евдокея!
   Два супруга нераспряженная,
   две ластовицы сладкоглаголивыя,
   две маслины и два свещника,
   пред Богом на земли стояще!
   Воистину подобни есте Еноху и Илии.
   Женскую немощь отложьше,
   мужескую мудрость восприявше,
   диявола победиша и мучителей посрамиша,
   вопиюще и глаголяще:
   «Приидите, телеса наша мечи ссеците
   и огнем сожгите,
   мы бо радуяся идем к жениху своему Христу».

    О, светила великия,
   солнце и луна русския земли,
   Феодосия и Евдокея,
   И чада ваша, яко звезды сияющая Пред Господем Богом!

 О, две зари,
 Освещающия весь мир на поднебесней!
 Воистину красота есте церкви
 И сияние присносущныя славы Господни по благодати!
 Вы забрала церковная
 И стражи дома Господня,
 Возбраняете волком вход во святая.
 Вы два пастыря,-
 пасете овчее стадо Христово
 на пажитех духовных,
  ограждающе всех молитвами своими
 от волков губящих.
 Вы руководство заблудшим в райския двери
 И вшедшим древа животного наслаждение!
 Вы похвала мучеником
    И радость праведным
 И святителем веселие!
 Вы ангелом собеседницы
 И всем святым сопричастницы
 И преподобным украшение!
 Вы и моей дряхлости жезл,
 И подпора, и крепость, и утверждение!
 И что много говорю? Ц
 Всем вся бысте 
  ко исправлению и утверждению
 Во Христа Исуса.
 
 Как вас нареку?
 Вертоград едемский именую
 И Ноев славный ковчег,
 спасший мир от потопления!
 Древле говаривал и ныне то же говорю:
 киот священия,
 скрижали завета,
 жезл Ааронов прозябший,
 два херувима одушевленная!
 Не ведаю, как назвать!
 язык мой короток,
    Не досяжет вашея доброты и красоты;
 Ум мой не обымет
 подвига вашего и страдания.
 Подумаю, да лише руками возмахну!
 Как так, государыни, изволили
 С такия высокия ступени ступить
 И в бесчестие вринутися?
    Воистину подобни Сыну Божию:
 от небес ступил,
 в нищету нашу облечеся
 и волею пострадал.

 (Из письма к боярыне Ф.П.Морозовой
 и княгине Е.П.Урусовой)

На первой же странице «Жития» протопоп Аввакум предлагает читателю своего рода литературный манифест: «Еи вы, Господа ради, чтущии и слышащии, не позазрите просторечию нашему, понеже люблю свой русской природной язык, виршами философскими не обык речи красить, понеже не словес красных Бог слушает, но дел наших хощете» Легко догадаться из этого объяснения с читателем, что под «виршами философскими» Аввакум имел в виду моду на силлабические вирши, да и самого законодателя западной (точнее сказать, польской) литературной моды Симеона Полоцкого. Вождю староверов ловкий и льстивый литературный карьерист вряд ли пришелся по душе. Такого рода « просветительство», когда за деньги зарифмовывают все и вся подряд и при этом умудряются удобопонятную и певучую русскую речь превратить в груду скрежещущего акустического хлама, озадачило тогда не одного Аввакума. Его отказ от подобного «красноречия» в пользу языка «природного» подтвержден каждой страницей «Жития».

Но мы находим у Аввакума глубинное понимание древней и незаемной поэтичес- кой традиции. И когда надо, он пригоршнями черпает из ее чистого источника.

Как и все почти поэты, принадлежащие к этой традиции, Аввакум невозмутимо перемежает в своих текстах прозаические фрагменты со стихотворными . Он замечательно свободен в таких поступках. Нужно лишь привыкнуть немного, и мы легко научимся открывать в Аввакуме поэта. Он в равной мере владеет искусством возвышенной, панегирической речи (похвала боярыне Феодосии Морозовой и княгине Евдокии Урусовой) и стихом, близким к раешному, как например, вот эта словесная карикатура блудницы из его «Книги толкований»: «А прелюбодеица белилами, румянами умазалася, брови и очи подсурмила, уста багряноносна, поклоны низки, словеса гладки, вопросы тихи, ответы мягки, приветы сладки, взгляды благочинны, шествие по пути изрядно, рубаха белая, ризы красныя, сапоги сафьянныяЕ.» И тут же Ц резкий переход к прозе, с библейскими аналогиями и горячей аввакумовой бранью: «Как быть хороша Ц вторая египтяныня Петерфийна жена, или Самсонова Диалила-блядь. Посмотри-тко, дура, на душу свою, какова она красна».

Как видим, стихотворная речь у Аввакума различается без особого труда, даже если мы ее печатаем прозаической строкой. Но можно себе представить и такое издание его произведений, в котором бы поэтические фрагменты набирались именно стихотворной строкой. Вот, для примера, отрывок из письма, в котором Аввакум рассказывает своему собеседнику о святителе Иоанне Златоусте: «От юности возлюбил Бога и работая Христу всем сердцем и всею душею, Мелетием в чтецы поставлен, а Флавиан в той же Антохии совершил во освященство, напоследок же с честию царь Аркадий и Евдоксия царица в Царь-град взяша на престол патреаршеский, и пять лет святый церковь правил. ядый хлеб токмо ячменный и родостаму, еже есть вареную воду, пияше.

Возрастом мал бе,
Главу имея велику.
языком златословесен,
Милости источник,
кипящая во устех его
благодать Духа Святаго,
яко река, изливашеся повсюду,
на гордыя высок,
к кающимся милостив,
заблуждшия обращая,
непокоривыя обличая и потязая,
гладныя питая,
обидимыя заступая,
всем вся бых,
да вся приобрете».

Юрий Лощиц. 22.05.01


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"