На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Поэзия  

Версия для печати

Мы все у Бога на примете

И на земле, и в облаках

* * *

На месте брошенных садов

И убежавших хат

Не видно никаких следов

Потерь или утрат.

Не помнит враг, не помнит друг,

Кто здесь когда-то жил:

Их имена забил лопух

И чернобыл забил.

Забыты деды и отцы

Без явной их вины.

Охотно отреклись юнцы

От отчей стороны.

И лишь у Бога на виду

В ненастный хмурый день

Опята держатся в саду

За свой трухлявый пень.

5 октября 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Постою чуть-чуть на берегу,

Погляжу налево и направо:

Камыши взметнулись на лугу,

Заглушив застенчивые травы.

Не отыщут пчелы и шмели

Таволги, шалфея, иван-чая.

Взобрались на кручу ковыли,

Сивыми метелками качая.

Захлестнули волны ковылей

Снова Поле Дикое на взгорье.

Только не видать богатырей,

Что стояли на Руси в дозоре.

8 октября 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Заблажели луга, заблажели,

И поля бодяком зацвели.

Где вы, блудные дети артели?

Где хранители русской земли?

Ни ответа, ни вздоха, ни взбучки,

Ни печали в державных делах.

Лишь колючки, колючки, колючки

На лугах, на полях, на холмах.

Только наших пророков базарных

Не колышут тревога и грусть.

Не татары, а просто татарник

Покоряет бесхозную Русь.

11 августа 2003 г д. Гудилово

 

* * *

Эту землю терпеливо

То лопатой, то косой

Отбивал я у крапивы

И тверёзый, и косой.

Дышит медом желтый донник,

Клевер душу веселит.

Только ни один подойник

На деревне не звенит.

Занимательно, ей-богу,

Жить и думать под луной:

Почему крапивы много,

А коровы — ни одной?

3 августа 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Любил село издалека,

Теперь люблю вблизи,

Когда оно у большака

Валяется в грязи.

Промчались мимо свет и звук,

Прокрался мимо газ,

Забыл меня давнишний друг —

Родной рабочий класс.

Священный дружеский Союз

Поруган и распят.

И я печально признаюсь,

Что в этом виноват.

17 августа 2000 г. д. Гудилово

 

* * *

Я не трезвый и не пьяный

Покидаю дом родной.

В сизом мареве тумана

Деревенька за спиной.

На три дома лишь три зуба,

Три изношенных горба.

Беззастенчиво и грубо

Их обидела судьба.

Загребущими руками

Деревеньку тащит вор.

А она тремя зубами

Уцепилась за бугор.

Спотыкаюсь, как спросонок,

Каждой кочке бью поклон.

Белый донник, жёлтый донник

Нависает с трёх сторон.

В желтой пене, белой пене

Тонут ранние часы.

Саднит жаркие колени

От пронзительной росы.

1 июля 2001 г д. Гудилово

 

* * *

Металась в четырех углах

Столетняя старуха,

Что провела всю жизнь в делах

И не теряла духа.

Сама готовила дрова,

Сама таскала воду.

Да закружилась голова

В лихую непогоду.

Крестилась бабка в уголке

Назло нечистой силе,

Чтоб в целлофановом мешке

Её не хоронили.

Пока не помутился лоб

И пенсия в кармане,

Она себе дубовый гроб

Приобрела заране.

В один из непогожих дней

Достали домовину.

Погурковали бабы с ней

И опустили в глину.

Без лишних слез, без лишних слов,

Без лишней мутной стопки

Почтили всех несчастных вдов

И зашвырнули пробки...

4 ноября 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

            Анне Емельяновне в день 90-летия

Я мать запомнил молодою

Среди ровесниц и подруг,

Когда с граблями и косою

Спешила на заречный луг.

Я мать запомнил молодою,

Когда за плугом и сохой

Она ходила бороздою

Упругой поступью мужской.

Я мать запомнил молодою,

Когда, блуждая по войне,

Она скиталась с ребятнёю

В чужой бездомной стороне.

Я мать запомнил молодою

И зла на сердце не держал,

Когда дубасила метлою

За то, что мины разряжал.

Я мать запомнил молодою

С вязанкой радостей и бед.

Вся жизнь осталась за горою

С вершиной в девяносто лет.

19 декабря 2003 г. д. Гудилово

 

Пастушья сумка

                                             Эле

Всё тяжелей, всё тяжелей

Пастушья сумка.

Налей, старуха, не жалей,

Полнее рюмку.

Налей за счастье пастуха,

За мать-Россию,

За перелески и луга,

За небо синее.

Я вспомню зной и холода,

Жару и ливни.

Я был отчаянный тогда

И был счастливый.

Меня боялся лютый зверь,

Любило стадо.

А вот теперь, а вот теперь

Душа не рада.

Теперь пугают хворь и лень,

На сердце зябко.

Не греет даже в летний день

Баранья шапка.

Хожу-брожу как неживой,

Ступаю слепо,

И кажется над головой

С овчинку небо.

Уплыли в вечность журавли

И день вчерашний.

Полынь-травою заросли

Луга и пашни.

Всё тяжелей, всё тяжелей

Пастушья сумка.

Налей, старуха, не жалей,

Полнее рюмку.

Налей, старуха, я не пьян,

За мать-Россию

Я, может, даже не стакан,

А два осилю!

 

Солома

                              Дома и солома съедома.

                                                       Поговорка

За дверью крестьянского дома

Творятся теперь чудеса.

В полях полыхает солома,

И дым выедает глаза.

Не думалось и не гадалось,

Чтоб в спешке реформенных дел

Бездумно солома сжигалась

И пепел по ветру летел.

Никто никого не осудит,

Не вышлет на Соловки.

Деревня вздохнет и забудет

Натуре своей вопреки.

А предок с врожденною грыжей,

Поставив избу и сарай,

Гордился соломенной крышей,

Берег свой соломенный рай.

Извечно уклад деревенский

Преследовал недород.

Кормилиц соломенной резкой

Спасал от позора народ.

 

* * *

Устав в отечестве своем

Бесцельно бить баклуши,

Мы перестраиваем дом

И собственные души.

Мостятся пол и потолок

Средь суеты и гвалта.

Гвоздит усердно молоток

И бухает кувалда.

И в поте своего лица

Гребем без передышки:

Кто тёс для красного крыльца,

Кто для могильной крышки!

21 июля 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Молю у Господа прощенья,

У Саморода и Мецны

За все земные прегрешенья

И соблазнительные сны.

Отголосили трубы медные,

Огни и воды — за спиной.

Позволь же, Боже, незаметно

Мне удалиться в мир иной.

Гулял бы на лужайке мерин,

Петух бы на плетне орал...

А я б надеялся и верил —

Никто меня не потерял.

10 августа 2002 г. автобус "Мценск—Орел"

 

* * *

Висит в углу лампада —

Позолоченный край.

Лампады мне не надо —

Мне Бога подавай!

"Всеблагий и всесильный! —

Спрошу его в сердцах, —

Зачем развел в России

Неслыханный бардак?"

Но в оглушенной хате

Увижу в этот миг

Казанской Божьей Матери

Благословенный лик.

Наверно, громко бухал,

Ярился не шутя:

Она забилась в угол,

Прижав к груди дитя...

17 сентября 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Доживает век бабуся

Не в селе, а в городке.

Всё мерещится, что гуси

Припозднились на реке.

Забелел Покров от снега

И донес гусиный крик.

Бабка кличет: "Тега! Тега!" —

Крошит хлеб на половик...

14 октября 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Скучно в нашенской округе

Без телег и без саней.

Не уйдут зимой старухи

Дальше собственных сеней.

Беспросветен, безнадежен

Стариковский божий рай.

Обезручел, обезножел,

Обезглазел отчий край.

Обескровлен, обезглавлен

Беззащитный сельский кров.

Рвется ветер в створки ставен

У заброшенных дворов.

Воет ветер, бродит вьюга,

Прячет зайцев и лисиц.

Спит безмолвная округа

До прилета певчих птиц.

12 февраля 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Не все мужики возвратились

Из дальней чужой стороны.

Зато одержимо трудились

Стожильные дети войны.

Теперь от деревни знакомой,

Свернувшейся у реки,

Остались два стареньких дома

И только четыре руки.

Вот-вот отойдут домочадцы,

Порвав родословную нить,

И не с кем мне будет встречаться,

И некого хоронить.

Ушедшей деревне вдогонку,

Отгрохав внушительный мост,

Радетели тянут бетонку,

Оставив в сторонке погост...

7 июля 2004 г. д. Гудилово

 

* * *

Убежали поля от людей,

Разнаряженные в краснуху,

Позабыв удалых плугарей

И поджаристую краюху.

Отвернулись луга от людей,

Позаросшие дикой кустаркой,

Отлучившие пчел и шмелей

От пахучих цветов и нектара.

Обозлились сады на людей,

Опоясались жгучей крапивой,

Чтобы летом хмельной лиходей

Не обламывал вишни и сливы.

Хаты спрятались от людей,

Словно давний забытый могильник,

С неизбывной печалью своей

В лопушатник и чернобыльник.

Вдруг почувствуешь в горестный час

Безутешную боль и усталость:

Отказалась деревня от нас,

Ибо мы от неё отказались.

8 июля 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

По ночам на забитые хаты,

На развалины и бурьян

Оседает коварно-кудлатый

Современный кислотный туман.

Обмывают студеные росы

Обреченную зелень ветвей,

И душа ударяется в слезы

По распятой деревне моей.

Скоро примут за городище

Это место в забытом краю.

И начнут ворошить пепелище

И раскапывать душу мою.

Перерыв все завалы и норы,

Глядь, найдет перекатная голь

Оловянную ложку, которой

Я хлебал здесь и радость, и боль.

6 мая 2002 г. д. Гудилово

* * *

                            Валерию Михееву

Малиновые гроздья бересклета

Напоминают явственно о том,

Что завихрилось в долгий отпуск лето

И куролесит осень за окном.

То снег с дождем перемешает ветер,

То солнце из-за тучи ослепит.

То снова день туманно-беспросветен

И без причины на меня сердит.

Я с детских лет привычен к передрягам

И принимаю их за благодать.

Иду по жизни терпеливым шагом —

Мне негде утешения искать.

Лишь на упругих ветках бересклета

Зеленая-зеленая листва,

Как весточка из голубого лета

В честь праздника святого Покрова.

14 октября 2004 г. д. Гудилово

 

* * *

Раскатом громовым контужен,

Подслеповатый дождик шел.

А солнце шлепало по лужам,

По-бабьи подоткнув подол.

И выпрямляли спину травы,

И шла пшеница в полный рост,

И птицы пели гимн во славу

Российских благодатных гроз.

6 февраля 2001 г. д. Гудилово

* * *

С оглядкою, с опаскою,

Желта и зелена,

От Спешнева до Спасского

Всю ночь плыла луна.

Невидим и неведом,

Неуловим, как тать,

Я шел за нею следом,

Да не сумел поймать.

Схватил ветряка поздний

Её за куцый хвост,

И сыпанулись звезды

На головы берез...

28 ноября 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Синица прыгала беспечно.

Петух шумел: "Ку-ка-ре-ку!"

Лишь утка крякала над речкой,

Завидев смерть на берегу.

Синицу сцапал кот паскудный.

Охотник утку подстерег.

И сам петух свой гребень чудный

От топора не уберег.

Мы все у Бога на примете

И на земле, и в облаках.

И жизнь летит на этом свете

На птичьих крыльях и правах...

12 октября 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

В кругу берез, рябин и верб,

Когда тепло иль вьюжно,

Соха и плуг, коса и серп

Извечно жили дружно.

Была береза в трудный час

И свечкой, и лучиной

И статью радовала глаз,

И красотой былинной.

Рябина зимнею порой

Под невысокой горкой

Лечила терпкою корой

И ягодою горькой.

А верба в звездной тишине,

Нежна и суеверна,

Дарила радость по весне

И воскресенье вербное.

...Вдали берез, рябин и верб

Почтенно и заслуженно

Соха и плуг, коса и серп

Живут в музее дружно...

19 ноября 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Тишина. Тишина. Тишина.

Лишь качается в небе луна

И над кронами старых ракит

Золотою серьгою звенит.

Порошит. Порошит. Порошит.

Лунный свет над землёю снежит.

Лунный снег над полями кружит,

А дорога бежит и бежит.

Тишина. Тишина. Тишина.

Лишь звенит под дугою луна.

А на сердце тревога и грусть,

Что уходит былинная Русь.

1 февраля 2004 г. д. Гудилово

 

* * *

По обе стороны дороги,

По обе стороны души

Мелькают символы эпохи,

Обозначая рубежи.

Года и дни, цветы и листья,

Созвездья, солнце, облака...

Весь этот мир пером и кистью

Запечатлелся на века.

Природа времени любого

Неотразимо хороша.

Пускай "пейзаж" — чужое слово,

В нем бьется русская душа.

Она бездумной не бывает

И без ошибки узнает,

Кто по земле своей ступает —

Мудрец, хозяин или мот.

По обе стороны дороги,

По обе стороны души

Мелькают символы эпохи,

Обозначая рубежи...

20 ноября 2004 г. д. Гудилово

 

* * *

Вспоминаю радостно и грустно

Школьные далекие года.

Утром было холодно и пусто,

Замерзала в чайнике вода.

Раньше всех являлось солнце в школу,

Занимало парты и столы

И улыбкой теплой и веселой

Согревало мерзлые углы.

За ночь охлажденная ветрами,

Раскалялась в коридоре печь,

И врывалась, хлопая дверями,

Пестрая мальчишеская речь.

С детства доходяги и трудяги,

Мы спешили одержимо жить

И горели неуемной тягой

Всё познать и переворошить.

С этой доброй завистью и жаждой

За столы садились пацаны,

Чтоб писать чернилами из сажи

Золотую летопись страны.

6 февраля 2001 г. д. Гудилово

 

* * *

Я открываю "Бежин луг"

В далеком пятом классе.

Читаю про себя и вслух,

Дивлюсь цветистой фразе.

Я жгу костер на том лугу,

В селе горланит кочет.

Мальчишки шепчутся в кругу,

И девочка хлопочет...

Исчезнет утром за бугром

Ночная панорама.

Я распрощаюсь с тем костром

И школьною программой.

Однажды вспомню дивный луг

И бежинскую пойму:

Представлю ясно детский круг,

А девочку не вспомню.

Не отыскать её примет

Ни у костра, ни в классе.

Её непоправимо нет

В тургеневском рассказе.

5 февраля 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Возле заповедника

Замер "Интурист".

Господа-наследники

Смотрят сверху вниз.

Подбежал мальчишка —

Худоба и прыть:

— Бросьте мелочишку —

Булочку купить...

Дама глаз скосила,

Стала распекать:

— Не позорь Россию

И родную мать!

Мальчуган взлохмаченный

Давится слюной:

— Мне Россия — мачеха,

Я ей не родной...

2 марта 2002 г. д. Гудилово

 

Вербный родник

                                      Саше

Может, ночью,

Может, на рассвете,

Просверлив кремнистый материк,

Выбился в туманное столетье

Озорной гудиловский родник.

В стае звезд безвестных и знакомых

Плыл по небу золотистый серп.

Засыпал родник среди черемух,

А проснулся в окруженье верб.

Будут в нем купаться ночью звезды,

Приходить бобры на водопой.

Будут вечно повторяться вёсны

С вербным воскресеньем над рекой.

Я вот-вот уйду или уеду,

Навсегда покину этот край.

Ты, возможно, позабудешь деда,

Но родник заветный навещай.

Не беда, что не увидишь сруба,

Подойди, нагнись и поклонись,

Чтобы память заломила зубы

И всплеснула дедушкину жизнь.

9 апреля 2001 г. д. Гудилово

* * *

Вместе пили, пели, обнимались,

Возводили дружбу, словно храм,

А потом с похмелья разбежались

По глухим углам и конурам.

Наживали, строили, творили,

Мучаясь, дерзая и горя,

А потом кощунственно делили

Пушкина и Кобзаря...

Никому в башку не приходило

И никто не в силах объяснить:

Как же можно братские могилы

И святые мощи разделить?

Всё мы, братцы, сволочные люди,

Мы всю жизнь обречены страдать:

Это мы позволили Иуде

И Христа, и Родину предать.

7 апреля 2004 г. д. Гудилово

 

* * *

Предчувствуя лихую стужу,

Касаясь ветками окна,

В мою заглядывают душу

Седые клены Шеншина.

Меня заворожило с детства

Багряным и резным листом

Эпистолярное наследство,

Разбросанное под окном.

Я снова маюсь до рассвета,

Чужие мысли вороша.

Листает мемуары Фета

Моя бессонная душа...

1 октября 2000 г. г. Мценск

 

* * *

Поклонюсь раките древней

И забытому жилью.

Посреди пустой деревни

Постою и — не стерплю...

Вереницею веселой,

Окунувшись в синеве,

Второпях примчатся пчелы,

Припадут к сырой траве.

Муравьи замрут от страха,

Понимающе вздохнут:

Вероятно, сок на сахар

Пчелы ушлые берут.

Пчелы шумно суетятся,

И догадливый поймет,

Из чего стихи родятся

И берется дикий мёд.

4 августа 2003 г. д. Гудилово

 

Безвестный подвиг

                                       Безумству храбрых поем мы песню.

                                                                                                  М. Горький

Ревели "юнкерсы" натужно

И пялились на городок.

Навстречу фрицам безоружный

Рванулся в небо "ястребок".

Он шел в атаку лобовую,

Безумной яростью объят,

И поневоле врассыпную

Фашисты драпали назад.

Друзья от страха трепетали,

В душе завидовал комэск.

Бесстрашный ас Василий Сталин

Вступился за старинный Мценск.

Страна об этом не узнала

И не сказала ничего,

И только Зуша прожурчала

О дерзком подвиге его.

26 декабря 2004 г. д. Гудилово

Из воспоминаний Артёма Сергеева, приёмного сына вождя

 

* * *

Эхо боя ударяет в уши,

Небо полыхает и дрожит.

По сугробам от Москвы до Зуши

Фриц с горящим факелом бежит.

В деревеньке на глухом откосе,

Ожидая лиха во дворе,

Мы ночами стынем на морозе

В лютом сорок первом декабре.

А теперь, доверчивых дурача,

Знатоки бездумно наплели:

Мол, не так всё было, а иначе:

Был июнь и ландыши цвели...

9 июня 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

На бойком сельском перекрестке,

По кромке горок и бугров

Копали бабы и подростки

Глубокий —

   против танков —

                                     Ров.

Долбили жаркими руками —

Киркой и ломом в поздний час:

Летели искры из-под камня

И звезды сыпались из глаз.

И, не жалея сил и пыла,

Старалась каждая рука,

Как будто свежую могилу

Спешили вырыть для врага.

А ныне без вражды и злости

Я прохожу заречным рвом:

Белеют камни, словно кости,

Тугим обмытые дождем...

14 августа 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Мы в саду курочим блиндажи,

Пилим бревна из былого хлева.

Бабушка колдует у дежи,

Выпекая с лебедою хлебы.

Печка докрасна раскалена,

Золотятся на поду коврижки.

Стонет за околицей война —

Гулко, тяжело, без передышки.

Хлебный дух плывет по сторонам

И на полках прячется в амбаре.

Но еще горчит по вечерам

Ветерок пороховою гарью.

Медленно уходят облака

С тяжкими раскатами на запад.

И зовет отцов издалека

Этот неизбывный хлебный запах.

11 ноября 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Под сенью надежного крова

Висит на гвозде у стены

Армейская сумка отцова

С далекой победной весны.

Лежат в ней медаль "За отвагу",

Потертый военный билет,

А наградную бумагу

Венчает известный портрет.

Хранитель той сумки до срока

Ушел из позорной страны,

Охаявшей зло и жестоко

Реликвии славной войны.

Еще ошкурят отморозки

И всякий отрепьевский сброд

И дивные наши березки,

И наш дурковатый народ.

Презревшая недоумков,

Висит на гвозде у стены

Армейская батина сумка

С далекой победной войны.

8 ноября 2003 г. д. Гудилово

 

Кирзачи

Являя храбрость и отвагу,

Дробя и лед, и кирпичи,

От самой Волги до рейхстага

Прошли победно кирзачи.

Они познали зной и стужу,

Песчаный ад Гороховца,

Зеленый рай Дорогобужа

И посвист ветра и свинца.

Они упружисто и звучно

Свои печатали шаги.

Повсюду были неразлучны

С бойцом в дороге сапоги.

Солдат их драил на привале

И не жалел их в тяжкий час.

Они и вместе воевали,

И вместе топали в запас.

С косою, плугом и лопатой

Сдружились вскоре кирзачи.

И в мирной жизни оба брата

Не стали греться на печи.

Стремясь передохнуть с устатку,

Они залезли на плетень

И вот на солнце греют пятки

В благословенный летний день.

1 марта 2002 г. д. Гудилово

 

Зловещий час

 

Двадцать второго июня.

Ровно в четыре часа...

Хранит коварная страна

За пазухою атом.

Гремит жестокая война

За Тигром и Евфратом.

Горят земля и небеса,

Горят шальные танки,

Горят безумные глаза

У безрассудных янки.

Они готовы взять в кольцо

Все города и веси.

Господь, плесни огнем в лицо

Глухой заморской спеси.

Я этой ночью не заснул

От грохота и гула,

Как будто в детство заглянул

И той войной дохнуло...

Я тот зловещий час и рок

Кляну и ненавижу,

И Ближний — грозовой — Восток

Становится мне ближе...

21 марта 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

"Помирать нам пока еще рано!" —

Хрипловато шумят голоса,

Не стареют душой ветераны,

Верят в сказки и чудеса.

Одержимые и косые,

Захмелевшим стучат кулаком,

Что готовы опять за Россию

В рукопашную с чужаком...

Значит, есть еще порох и хватка,

Сохранилась гвардейская прыть,

Что бросала врагов в лихорадку

И способна сейчас замочить.

Эти верят в лукавство экрана,

Позабыв, где друзья, где враги.

Не стареют душой ветераны,

Лишь сдают их глаза и мозги...

12 июля 2004 г. д. Гудилово

 

Завет

Пускай мы в бронзе и граните,

Мы видим вас, мы слышим вас.

Вы нас, пожалуйста, храните

От громких слов и пышных фраз.

Не ради почестей и званий

Мы шли когда-то в смертный бой.

Мы в час жестоких испытаний

Прикрыли Родину собой.

О, как обидно за державу,

Где мародеры и шпана

Разворовали нашу славу,

И подвиги, и ордена.

Они украли наши песни

И осквернили их напев.

Лишь неподвластны вражьей спеси

Ни русский дух,

Ни русский гнев.

Во все века неистребимы

Земля, деревья, облака.

Пускай склоняется рябина

Над нами знаменем полка.

3 мая 2005 г. г. Мценск

 

* * *

Вдыхаем в дыму и угаре

Челночную благодать.

Чего только нет на базаре!

Всё можно купить и продать.

Всё можно купить без обмана:

И запахи шашлыка,

И кролика, и барана,

И бабу, и мужика.

Всё можно продать по закону

От Библии до букваря,

От ордена до иконы.

И Родину втихаря...

29 декабря 2002 г. г. Мценск

 

* * *

У каждой заброшенной хаты,

Не ведая ночи и дня,

Стоит без вины виноватый

Бессменный хранитель огня.

Виновники запустенья

Давно по земле разбрелись:

Кто спился до одуренья,

Кто вымолил райскую жизнь.

А столб при любой передряге

Хранит от ворюг провода:

Глядишь, заскучают бродяги

И снова вернутся сюда.

Стоит без вины виноватый,

Что нет ни души за версту,

Похожий судьбой на солдата,

Который забыт на посту.

7 июля 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Не околачиваю груши

И не живу с Россией врозь.

Я упрощаю жизнь и душу

И выпрямляюсь, словно гвоздь.

Но гвозди гнутся от удара,

Когда колотят наугад,

Когда бездумно и бездарно

Глупцы по шляпке их гвоздят...

1 апреля 2004 г. д. Гудилово

 

* * *

Мрачнеет небо синее

Над брошенным костром.

Бесхозная Россия

Охвачена огнем.

Горит Москва осенняя

И зимняя Чечня,

И нет нигде спасения

От дури и огня.

И горький дым Отечества

Багровою волной

Гудит, клубится, мечется

В сердцах и над страной.

Дымят вокруг торфяники,

И русский лес горит.

А забулдыга пьяненький

Погоду материт...

4 октября 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Затрепетала синева,

Звезда вспорхнула шало.

Сухая вспыхнула трава —

И пламя заиграло.

И заметался, словно зверь,

Огонь между домами:

Он в окна лез, ломился в дверь

И крышу рвал когтями.

Был жгучий ветер в стельку пьян,

Хватив чужого горя:

Зловеще полыхал бурьян

На брошенном подворье.

Осточертело людям жить

При этой заварухе,

И некому пожар тушить

Теперь по всей округе.

И горше не познать беды,

И нет судьбы плачевней:

Горят луга, поля, сады —

Горит сама деревня!..

27 марта 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Здесь был наш скудный огород,

Тянулись ровно грядки,

Да повилика и осот

Чинили беспорядки.

Их ловко тяпками секли,

С корнями вырывали,

Чтоб сок у матушки-земли

Они не воровали.

Давно уж тех на свете нет,

Что не мирились с ними.

Затравенел их давний след

И выветрилось имя.

Теперь отцовская земля

Встречает, словно друга,

Меня гудением шмеля

И разнотравьем луга.

А всё под ложечкой сосет,

Что с кашкой и рябинкой

Здесь повилика и осот

Цветут неистребимо...

24 июля 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

Оглянулся случайно назад —

И невольно душа онемела:

Вновь на шее России висят

Хутора, отруба и наделы.

Забивает дорогу метель,

Впереди беспросветно, как ночью.

Даже мертвый вступает в артель!

Как же можно живым — в одиночку?

Смерть бывает красна на миру,

В одиночестве — некрасива...

Я, наверно, в деревне помру

В окруженье берез и осинок.

15 июля 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

От одной беды и до другой

На святой Руси подать рукой.

От одной печали до другой

Человек становится седой.

От одной обиды до другой

Человек становится лихой.

От одной измены до другой

Человек становится глухой.

От одной России до другой

Путь подобен крышке гробовой.

19 ноября 2002 г, д. Гудилово

 

* * *

Латунный крестик с обелиска

Шкодливо сбила босота,

Контузив выходкой фашистской

И ветерана, и Христа.

Впадая в грех безмерно-тяжкий,

Она не ведает стыда:

Сгребает ложки, кружки, чашки

И обрезает провода.

Давно привыкшая лукавить,

С улыбкой наблюдает власть:

Ей в темноте сподручней править —

Ловчить, обманывать и красть.

В годину смуты и раздора

Распяты совесть, долг и честь.

Вот-вот с России мародеры

Сорвут её нательный крест.

13 сентября 2003 г. д. Гудилово

 

* * *

                          Владимиру Власову

Таю привязанность сыновью,

Но явной боли не избыть:

Мне тоже странною любовью

Досталось Родину любить.

Как пережить свое желанье,

Как примирить в душе своей

Минувших дней очарованье

И безрассудство наших дней?

19 октября 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Опять на этой полосе,

Как в грозном сорок первом,

Волоколамское шоссе

Уд арило по нервам.

Сжимая в гневе кулаки,

Бесстрашно и сплоченно,

Теперь седые старики

Держали оборону.

Вставала на дыбы земля,

Неистово дрожала,

Спасая нынче от Кремля

Распятую державу.

Навстречу буре и грозе

Зовет Россию снова

Волоколамское шоссе

От имени Клочкова...

15 января 2005 г. д. Гудилово

 

* * *

Мелькают на экране,

На кнопки в Думе жмут

Новейшие дворяне —

Деляга или плут.

У них пушок на рыле

И родословный страх.

Их предки поварили

При барах и царях.

Теперь по их науке

В недобрый день и час

Пекут законы внуки,

Поджаривая нас...

23 февраля 2004 г. д. Гудилово

 

* * *

С прожженной Останкинской башни

Они на Россию плюют:

На наши пригорки и пашни,

На наш неразборчивый люд...

Спесивое это отродье

Слоняется по стране,

Вздыхая о княжеском роде,

О графской своей старине.

Рыдает салонная скрипка,

В дворянские гнезда зовет,

Где им золотая рыбка

Холопскую челядь вернет...

12 декабря 2000 г. д. Гудилоео

 

Справка

Перекрестилась бабка,

Архиву говорит:

— Найди, голубчик, справку,

Где бабкин стаж зарыт.

Спроворь мне справку, милый,

Про давние дела.

Я труженицей тыла

В двенадцать лет была.

Голодные, сырые,

Мы грелись от луны,

Когда окопы рыли

В двух метрах от войны.

Пересыхало в глотке,

В ушах стояла звень.

А все же гнали сотки —

По три-четыре в день.

Слонялся тиф в округе

И с ног валил девчат.

Давно мои подруги

В сырой земле лежат.

Теперь другие дети,

Другие времена.

Один лишь Бог-свидетель

Остался у меня.

Спроворь мне справку, любый,

Про давние дела,

Чтоб я свои три зуба

На полку не клала...

24 февраля 2002 г. д. Гудилово

 

* * *

Теперь осталась на бугре

Единственная хата,

Где ты хлопочешь во дворе

С рассвета до заката.

Ты обживала тот бугор

И пахарем, и жницей.

А похоронка до сих пор

Пылится за божницей.

Досталось горюшка вполне

Мужичке деревенской:

Сгубили внуков на войне —

Афганской и чеченской.

И память болью ножевой

Нам искажает лица.

Не живописной, а живой

Настал черед молиться.

26 февраля 2002 г. д. Гудилово

 

Вьюга

                                    Эле

Елки-палки — лес густой!

Завывала вьюга.

Что ты ходишь холостой?

Где твоя подруга?

В дни душевной маеты,

Горькой и недужной,

Я хмелел от красоты,

Ветреной и вьюжной.

Всё бывало во хмелю,

За чертою круга:

Я шептал пурге "люблю",

Обнимал же вьюгу.

Всё досталось мне в удел:

Омуты и мели.

Снежный ветер отшумел,

Отмели метели.

Виснет месяц у ветлы,

Золотой безрогий.

Дали поздние светлы

И светлы дороги.

Елки-палки — лес густой,

Тишина в округе.

Я давно не холостой,

А женат на вьюге.

25 октября 2000 г. д. Гудилово

 

* * *

При тихой солнечной погоде

Горбячил я на огороде.

Пчела бесцеремонно-грубо

Меня поцеловала в губы.

И, ощущая привкус меда,

Я брел в печали с огорода.

Ведь эта самая пчела

Влюбленной смертницей была.

4 февраля 2001 г. д. Гудилово

 

* * *

Её не удержать в руках

И в клетке сумрачно-железной,

Она витает в облаках,

Порхает над житейской бездной.

Она еще познает впредь

Весь ужас головокруженья,

Бессильная преодолеть

Соблазн земного притяженья.

Дурманит голову ей хмель,

Пьянит лукавое витийство.

...Любовь, не торопись в постель,

Не совершай самоубийство.

4 октября 2001 г. г. Мценск

 

* * *

Малинник у речной излуки

Зарос крапивой выше плеч.

Невольно вскидываешь руки,

Чтоб в спешке локти не обжечь.

И я крапиву зло и грубо

В сердцах коленками бодал.

Она же метила мне в губы:

"Ну где ты, блудный, пропадал?

Я обложил её с размаху,

Забыв о собственной вине.

Она же терлась о рубаху

И обжигала душу мне.

7 июля 2005 г. д. Гудилово

 

* * *

                             Что стоишь, качаясь,

                            Тонкая рябина?

                                      И. Суриков

Этот дуб от зноя и от ветра

За рекою поле охранял,

А под осень по вине поэта,

Словно слёзы, желуди ронял.

А рябина гнулась и качалась

Горемычно на краю села

И, скрывая явную усталость,

Перебраться к дубу не могла.

Снова осень в лужах зарябила,

И, кляня нескладную судьбу,

Приклонилась тонкая рябина

Грустно к телеграфному столбу...

12 мая 2002 г. г. Мценск

Иван Александров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"