На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

В схватке

Книга пятая

К ЧИТАТЕЛЮ

 

На данном историческом этапе развития общемировых социально-политических процессов, апогеем которых явилось заранее спланированное разрушение Советского Союза, есть острая необходимость в объективном всестороннем высвечивании перед мировой прогрессивной общественностью зловещего механизма подрыва социалистической системы антинародными силами изнутри при координации и финансировании их целенаправленных действий глобальным суперимпериализмом, цепко и безраздельно управляемым ныне вездесущим и ненасытным сионизмом. При этом должен быть четко обозначен мерзкий образ гнусного, коварного врага, приведшего нас к роковой черте. Высвечивание этого зловещего механизма даст возможность и в будущем быть готовым к отпору новых агрессивных попыток закабаления свободолюбивых народов. Знание многовековой враждебной нам дьявольской технологии ползучей оккупации независимых государств позволит выработать стратегию и тактику борьбы с общемировым злом, заранее разгадывая и пресекая античеловеческие происки непримиримого классового и национального врага.

Этой цели будет служить, изданная в серии «Национальная безопасность» (Москва, 2020 г.) пятая книга Вадима Цекова «В схватке. Как я прослыл юмористом, а когда в своих публикациях прикоснулся с разоблачениями к продолжающейся и в XXI веке тысячелетней эстафете сионистских преступлений, то тут меня стали называть сатириком».

В ней остро обнажена навязанная нашей стране идеологическая борьба, захлестнувшая Советский Союз, представлены вероломные государственную систему, народовластие, весь уклад советской жизни.

В книге убедительно показывается, как подкармливаемые из-за кордона, эти силы шли в наступление: проникали в коридоры власти, захватывали средства массовой информации, целенаправленно дестабилизировали экономику и политический климат социалистического государства.

Книга посвящена 100-летию Октябрьской социалистической революции. 

 

Содержание

1. Как я прослыл юмористом.

2. Лакмус

3. Осторожно: человек!

4. Полемика

5. Талант

6.  Убедительный довод

7. Имеем ли мы право не драться?

8. Справка

9. Раскаяние

10. Новое платье

11. Первый сорт

12. И так бывает…

13. Народные дружинники

14. Урок просвещения

15. Гениальный ребенок

16. Авария

17. Механизация

18. Ночной диалог

19.Не ждали

20. Весьма убедительный довод

21. Искусство займа

22. Балл за балл

23 Трусики для икара

24. Очередной переполох в сионистском кагале

25. Раввин просвещает русских аборигенов

26. Грассирующие «просветители или трактат о русском мужике

27. Откровения бывшего аппаратчика ЦК КПСС

28. Пять прецедентов главного редактора

29. В поисках идеологических оборотней

30. Имитаторы из «головы нации»

31. Раввину предъявляет претензии МГУ, и не только

32. Сионисты встревожены разоблачениями их коммунистами

33.  Раввин ратует за дискредитацию коммунистических лидеров

34. Раввин возвещает о порабощении России Израилем

35. Раввин мечтает превратить всех русских аборигенов в жуиров

36. Раввин восхищается дерзостью русских аборигенов

37. Раввин требует пресечь на корню всяческую дискредитацию холокоста

38. Раввину не даёт покоя взбунтовавшаяся Кондопога

39. Запоздалая явка с повинной

40. Раввин грозит разоблачениями чекистам, и не только…

41. Смертельный страх и ужас охватывает сионистов в преддверии неотвратимого возмездия

42. Сионисты беспардонно сдают своих пособников в развале Советского Союза

43. Раввин смертельно напуган грядущей реставрацией социализма на постсоветском пространстве

44. Возмущение раввина накануне возмездия

45. Раввин никогда не был так взбешен

 

КАК Я ПРОСЛЫЛ ЮМОРИСТОМ

 

Мне не все нравилось в моем благородном и горячо любимом дедушке. Особенно были не по душе его недвусмысленные намеки на отсутствие у меня чувства юмора. И когда однажды он по­зволил себе в присутствии по­сторонних сказать: «Жаль, очень жаль, дорогой мой, что бог обде­лил тебя чувством юмора», – я взорвался. Наговорил ему дерзо­стей, обвинил в чванстве и, нако­нец, заявил, что такие рассказы, какие он пишет (дедушка опубли­ковал больше десятка юмористи­ческих рассказов), я смогу штам­повать по двадцать штук в день.

Уезжая в Коломну из Александровска, где жил дедушка, я по­клялся во что бы то ни стало на­писать юмористический рассказ...

В голове был десяток свежих анекдотов. К вечеру следующего дня я их все записал. К моему глубочайшему огорчению, когда я зачитал приятелям свои «юмори­стические рассказы», никто не только не засмеялся, но даже и не улыбнулся...

Последующие дни я тормошил всех своих знакомых, вытряхивая из них смешные истории, все свободное время проводил в об­щественных местах, ездил в трам­вае, автобусе (авось случайно услышу что-нибудь смешное!). Все собранное было изложено на бумаге. И снова – тот же резуль­тат...

У меня опустились руки, я по­терял сон и аппетит. Уязвленное самолюбие не давало покоя.

И тут я вспомнил о заметке, как-то прочитанной в газете. Один поэт лет пять посылал свои стихи в газету. Редакция регу­лярно высылала ему разгром­ные отзывы. Наконец это вывело поэта из себя. Он перепечатал на машинке несколько сонетов Шек­спира и послал в газету. Сонеты также не выдержали критики требовательной газеты

Этот вариант мне тем более подходил, так как, думал я, что бы сейчас ни написать, от дедуш­ки положительной оценки ожи­дать трудно. Я взял подшивку старых юмористических журна­лов, подобрал лучший, на мой взгляд, рассказ, переделал фами­лии действующих лиц, переписал и отослал рассказ в Александровск.

Мои предположения подтверди­лись. Ответ дедушки гласил:

«На­силу дочитал твою стряпню, до­рогой мой! Выбором темы, места и времени действия (я уже не говорю о художественных досто­инствах) ты напомнил писак-приспособленцев. Как можно опускаться до уровня подобных типов?

Целую. Дед».

Я не сдавался. Взял подшивку более свежих юмористических журналов. Нашел подходящее. Отпечатал и послал дедушке но­вую юмористическую зарисовку. Ответ из Александровски был кратким:

«Стереотипнейший штамп, трафарет, шаблон!»

Не обращаю внимания и про­должаю писать. Изощряюсь в за­кручивании разнообразных инт­риг, меняю манеру изложения, продумываю самые неожиданные завязки, хода, концовки, для до­стоверности описываю курьезные истории, будто со мной проис­шедшие... Все напрасно!

В ответ на последний юмори­стический рассказ пришло такое письмо: «В моем возрасте, доро­гой мой, легко можно схватить инфаркт от такого юмора. Еще один подобный, ты меня извини, образец галиматьи – и можешь выезжать меня хоронить...»

Словом, дедушка своей шуткой хотел меня еще больше раззадо­рить, и я начал уже было гото­вить новую юмореску. Однако об­стоятельства сложились так, что стало не до юмора...

Вместо рассказа я послал на этот раз обычное письмо:

«Дорогой дедушка! Помоги со­ветом. Я невольно попал в неприятнейшую историю. Расска­жу все по порядку. Неделю тому назад мне случайно стало извест­но о массовом хищении спирта на предприятии, где работаю. Я за­явил об этом зам. директору и потребовал обстоятельного рассле­дования.

– Расследования не будет! – резко сказал он.

– Но моя, моя совесть... – заикнулся я.

– Нужна мне твоя совесть!..

Больше он не стал со мной

говорить.

Вечером того же дня ко мне явилась жена одного из замешан­ных в расхищении спирта.

– Мне нравятся мужчины, – заявила она, – знающие, чего хотят, и твердо стремящиеся к цели...

Выслушав ее намек на взятку, я указал на дверь.

– Я ошиблась, – с невозмутимым видом сказала она, – вы, оказывается, взрослый ребенок. Что ж, вам придется пожалеть!

Через несколько дней меня вы­звали в завком и зачитали ано­нимное письмо. Оказывается, не далее, как три дня тому назад я избил сковородкой (и это не впервые!) свою беззащитную же­ну; еще раньше я поругался с со­седкой и, наконец, пнул ногой старика-инвалида.

У меня глаза на лоб полезли от негодования. Кровь ударила в голову. Какая нелепая, грубая, бессовестная клевета! Я был взбешен, но совершенно беспомо­щен. Я просто не знал, что де­лать...

Не прошло и двух дней, как мне снова позвонили из завкома и предъявили новые анонимные письма.

«Как можно терпеть в нашем обществе афериста, взяточника и шантажиста? – говорилось в од­ном из них. – Небезызвестный вам Казаров распустил слухи, что имеет большие связи и может за определенное вознаграждение устроить изолированную кварти­ру или повлиять на любое судеб­ное разбирательство. Мы, скром­ные труженики, по наивности по­верили этому проходимцу и вру­чили собранные долгими годами крохи. Мы были в ужасе, когда узнали, в чьи руки попали наши трудовые сбережения!

Но, как ни странно, до сих пор деньги нам не возвращены. Болы ше того, этот подлец нас шанта­жирует: он говорит, что, если мы обратимся в суд, нас тоже поса­дят как взяткодавателей.

Группа граждан-трудящихся».

Другая анонимка гласила:

«Освободите нас от пьяницы, дебошира, хулигана! Ваш работ­ник Казаров почти каждый день пьян.

То, что нам приходится выносить от него, трудно описать. Не за­интересуется ли этим обществен­ность Вашего предприятия?

Группа жильцов».

Я еле дослушал до конца. Я не верил своим глазам. Можно ли было выдумать что-либо гнуснее!

Я попросил завкомовцев боль­ше меня не беспокоить по неле­пым заявлениям. Но анонимки сделали свое. Теперь я уже не мог спокойно работать: на про­тяжении всего рабочего дня с боязливой осторожностью посмат­ривал на телефон, с волнением ждал нового звонка. И звонок последовал.

Я решительно потребовал осво­бодить меня от знакомства с кле­ветническими письмами...

В завкоме были другого мнения.

– Нет дыма без огня, – ска­зали мне, – придется писать объ­яснения.

– Объяснения? Какие? – возму­тился я.

– Вы должны отвести выдви­гаемые против вас обвинения.

Я хлопнул дверью и ушел.

Вечером, когда я шел с рабо­ты, охрана на проходной обнару­жила в моем термосе спирт. От неожиданности я потерял речь. Тут же был составлен соответ­ствующий акт.

Пока все.

Целую, твой Владимир.

Р.S. Тебе, наверное, будет не­безынтересно узнать, как ведет се­бя при этом моя супруга, от которой ты был в восторге и которая, как мне раньше казалось, пони­мает меня с полуслова. Так вот. Она заявила, что я вечно куда-нибудь влезу и что придет время, когда у нее лопнет терпение».

 

Ответ из Александровска был самым неожиданным:

«Понял твой замысел. Завязка неплохая. Целую. Дед».

Я был обескуражен.

Дальше получилось еще более удивительное, непостижимое и не­вероятное.

Чем больше я пытался убедить дедушку, что эта история не вы­думана, чем подробнее и всесто­роннее описывал неприятные для меня события, тем с большим восторгом дедушка воспринимал мои сообщения. Я терялся. Не знал, что делать.

Разубедить дедушку оказалось невозможно.

Я пишу дедушке, что меня со­бираются уволить с работы, что меня вызывал следователь. А в ответ из Александровска прихо­дит телеграмма: «Все идет пока хорошо. Попробуй развить сюжет дальше».

Я сообщаю, что мне предъяви­ли уголовное обвинение в хищении государственного имущества, что с меня взята подписка о не­выезде, что мое имущество опи­сали. А дедушка телеграфирует: «Превосходно. Еще пару коленец, и ты станешь юмористом».

У меня резкий спад... Настрое­ние жуткое... Разлад с женой...

– Все равно жизни не будет, – сказала она, уходя. – Если ты и выскочишь из этой истории, то из следующей – никогда! Я же хочу построить настоящую крепкую семью. Прощай, дон Ки­хот!

Некоторые знакомые перестают здороваться, обходят стороной.

Поняв, что дело оборачивается серьезно, решаю взять адвоката.

Адвокат отводит меня в сто­рону и говорит: «Со мной може­те быть откровенным. Скажите, сколько из предъявленного обви­нением действительно вами при­своено?» – Выскакиваю из адвока­туры как ошпаренный.

Дома ждет письмо дедушки: «Дорогой друг мой! Новым со­общением ты развеселил не толь­ко меня, но и моего приятеля За­госкина (может, помнишь, я, те­бя знакомил с ним, когда ты при­езжал в апреле. Он тоже пен­сионер). Скажу больше, Загоскин вначале даже подумал, что это с тобой действительно происходит. Но я его сразу разубедил, рас­сказав, из-за чего завязался сыр-бор.

Короче, все чудесно!

Жду продолжения рассказа.

Целую. Твой дед.

Р.S. Загоскин находит, что ты избрал удачную форму и мане­ру изложения этого несомненно юмористического материала. А он-то кое-что смыслит в юморе!»

Я уже чуть ли не начал схо­дить с ума. Но вот, наконец, уз­наю: никакого суда не будет. «Де­ло» прекратили. Действительных же преступников привлекли к уго­ловной ответственности за клевету.

А спустя две недели я получаю большой пакет. Раскрываю. Пись­ма и вырезки из газет. Читаю:

«Уважаемый тов. Казаров!

Я давно имею желание стать юмористом. Но все попытки на­писать юмористический рассказ кончаются неудачей. Посоветуйте, как писать...»

«Глубокоуважаемый тов. Ка­заров В. И.!

Чтя Ваш талант юмориста, мы, пенсионеры домоуправления № 37/8...»

«Дорогой дядя Казаров!

Мы, пионеры школы-интерна­та...»

Что за чертовщина? Ничего не пойму!

Дальше письмо на бланке Алек­сандровской газеты:

«Уважаемый тов. Казаров В. И.!

Редакция газеты приглашает Вас постоянно сотрудничать в от­деле юмора нашей газеты. Наде­емся, что Вы сейчас готовите но­вый юмористический рассказ. Мы с радостью поместим его в газе­те.

С приветом!

Редактор Афонский.

N.В. Высылаем вырезки из но­меров нашей газеты, опублико­вавшей Ваш рассказ, и часть пи­сем-отзывов наших читателей».

Не успел я перечитать письма, как принесли телеграмму: «Ты до­стойно справился задачей Позд­равляю успехом Дед».

* Г-та «Коломенская правда», 11 октября 1964 г.

 

ЛАКМУС

 

У меня разболелся глаз. Я долго не соглашался надеть по­вязку, но врач убедил, что без нее могут быть осложнения. Я с ужасом представил себе, как появлюсь перед знакомыми: чуть ли не половина лица бы­ла закрыта бинтом.

– Ну вот, кажется, все, – сказал врач. – Превосходно! Теперь готовьтесь... Отбивать атаки.

– Атаки? Какие? – недо­умевающе спросил я.

– Ваших знакомых. Мой совет: не рассказывать, что с вами стряслось. Все равно не поверят. Проще соглашаться на любое предположение.

Смысл сказанного врачом я по-настоящему понял только на следующий день.

Большинство моих сослужив­цев не обратило внимания на повязку. Но нашлись и такие, которые не могли пройти ми­мо, не спросив с такой, знаете, особой интонацией: «Что слу­чилось?» Одни спрашивали на­прямик, другие – с диплома­тическим подходом: вначале го­ворили о том, о сем, погляды­вая на мою повязку, а потом как бы случайно задавали все тот же вопрос.

Со свойственным мне про­стодушием я пытался говорить правду. Все было тщетно. Мне не верили.

– Я до сих пор думал, что ты со мной откровенен, – ска­зал с обидой один.

– Ну, эти басни, дорогой мой, ты можешь рассказывать глупцам, – бросил с раздра­жением другой.

– Все понятно! – прервал меня третий. – Сами попадали в переделки.

Инспектор отдела кадров, встретив меня на лестнице, остановился и, не подавая руки, спросил:

– Что с вами?

– Пустяк, – в замешательстве ответил я.

– Пустяк? Весь глаз залепил и пустяк!

Он ушел. Но мне казалось, что до самого кабинета инспектор думал: «Все так или иначе всплывет наружу, милый мой. Будем разбирать, и я тебе напомню этот «пустяк»!».

Недоверие вконец вывело меня из равновесия и, когда тетя Даша, уборщица, жалостливо спросила: «Что с тобою, сынок?» – я в сердцах воскликнул:

– Ничего особенного! Удалили глаз.

Тетя Даша так и обмерла.

Вечером, на производственном совещании, передо мной оказался бухгалтер. Он обернулся и, указывая взглядом на повязку, с еле заметной улыбкой спросил:

– Одним словом: как это называется?

– Лакмус, – ответил я.

– Непонятно.

– Вы же просите, одним словом.

– Непонятно...

– Лакмус в химии помогает различать вещества.

– Опять не понятно!

– Повязка – тоже лакмус. Она помогла мне определить ограниченность некоторых людей.

Бухгалтер деланно хихикнул и отвернулся.

– Что вы смеетесь? – вмешался председатель месткома. – У человека глаз болит, а вы смеяться!

Это верно, р глазом шу­тить не приходится, – поддер­жал .его Александр Михайло­вич, наш парторг. – Вот я, к примеру, знаю случай...

Мысль свою Александр Ми­хайлович не успел закончить, его позвали к телефону.

Больше вопросов бухгалтер не задавал.

На следующий день я решил изменить тактику: теперь я со­глашался. с любым предполо­жением.

И вскоре было установлено, что меня подбили в драке, что я получил две ножевые раны, что под глазом у меня отпеча­ток женского каблука, что ме­ня поцарапала жена, что меня облили кислотой...

Больше я не выдержал и со­рвал повязку.

Ах, какое разочарование! На моем лице не обнаружили ни малейших следов увечья.

К концу дня я встретил толь­ко что возвратившегося из командировки приятеля.

– Как?! – уставился он на меня. – А говорят, у тебя по­вязка!

– Ну ее к черту! – с оже­сточением проговорил я. – Повязка меня чуть с ума не свела.

И я рассказал о своих зло­ключениях.

– Дурни! – сказал прия­тель сочувственно. – Такое выдумать!.. А я было заподоз­рил, что тебя по голове кирпи­чом стукнули.

* «Коломенская правда», 20 сентября 1964 года.

 

ОСТОРОЖНО: ЧЕЛОВЕК!

 

Нравственность – это та об­ласть жизни, в которой почти каждый обыватель считает себя специалистом. А пошляк и ци­ник может даже плюнуть, ляг­нуть, улюлюкнуть (и остаться, к сожалению, безнаказанным). Один это делает исподтишка, другой – громогласно, но суть их представлений одна и та же. Она заключается в том, чтобы взять человека, раздеть его, собрать зевак и показать: смот­рите, какой этот человек, когда он обнажен. Чтобы подкрасться, подсмотреть, залезть по пояс в замочную скважину – лишь бы «застукать». Чтобы самые интимные взаимоотношения вы­нести па всеобщее обозрение.

Замочная скважина – заман­чивая для некоторых точка зре­ния. Она заманчива им не тем, что можно увидеть сквозь нее, а главным образом тем, что можно придумать. С помощью этого оружия мещанин и пош­ляк старается довести до отча­яния свои жертвы, пытается ло­мать неокрепших, запугивать слабых.

Замочная скважина – одно из наследий давнего прошло­го, когда с понятием о челове­ческой чести и достоинстве не считались, когда жизнь, текла по диким домостроевским запо­ведям. Сейчас иные времена. Наше общество живет по зако­нам морального кодекса строи­теля коммунизма. Но прихо­дится порой иметь дело и с обывателем, который требует от людей, чтобы скрывалось яв­ное и вытаскивалось на свет частное, личное, а порой самое сокровенное для двоих, кото­рый готов надуть муху до объ­ема слона, лишь бы позлорад­ствовать.

 

* * *

...В школе работал молодой учитель иностранного языка. Аркадий Петрович (так назовем его) был энтузиастом. Он хотел, чтобы школьники знали язык, и учил их по новому методу. Метод оправдал себя. Но для того, чтобы по нему работать, преподаватели должны были сами постоянно изучать свой предмет. А это хлопотно, невыгодно. Это требует отложить в сторону старые конспекты, с которых можно снимать сливки без затраты труда.

Словом, молодой учитель застрял поперек горла у некоторых. Он мешал безмятежной жизни. Как быть? Трудно доказать несостоятельность противника, будучи невеждой. Трудно скомпрометировать чью-нибудь деятельность, будучи ленивым и нелюбознательным. Невозможно победить в научном споре, обладая логикой медузы. Но не нужно знаний, ни деятельности, ни логики, чтобы оценить человека чёрез замочную скважину.

Однажды молодой учитель решил побывать на вечере, где были в числе гостей и старшеклассники их школы. Вечер прошел чудесно: много пели, танцевали, веселились, читали стихи... Перед уходом учителя одолела жажда. В буфете воды уже не оказалось. Было пиво. Учитель выпил стакан пива и угостил подошедшую десятиклассницу. На следующий день по школе поползли слухи: Аркадий Петрович спаивает учениц! Молодой учитель вначале не придал слухам значения. Но они усиливались, и чем дальше тем больше.

Чтобы пресечь сплетни, учитель встретился с председателем месткома.

– Я хочу оградить  честь ученицы... – начал было он.

– Позаботьтесь лучше о своей репутации педагога, – прервали его.

– Я вас не понимаю!

– На вечере были?

– Был,

—Пиво пили?

– Пил.

– Школьницу поили?

– Как сказать...

– Вот так и сказать! –  и на этом разговор закончился

Во время перемены молодой учитель вошел в переполненную преподавательскую раздраженным, с подавленным настроением. К нему подскочил коллега (это был известный в коллективе острослов).

– Так что, дорогой, амурчики, поцелуйчики?! – провизжал острослов на ухо и захихикал.

Молодой учитель имел повышенную чувствительность к пошлости и наотмашь дал пощечину.

Пощечина в школе! Это уже хулиганство. А хулигану не место среди воспитателей молодежи. Так, по крайней мере, попытались расценить поступок Аркадия Петровича некоторые из педагогов этой школы.

Произошла катастрофа!

А пошляку что? Ничего. Он свое– дело сделал и... пошел смотреть футбол.

***

Мой приятель, специалист, высокой квалификации, получил квартиру. Вскоре привез из Смоленска семью. Месяц жили превосходно. Но однажды супругу остановила соседка:

– Вы его жена?

– А что?

– Да... я вот никак не пойму... То какая-то рыжая к нему с ребенком приезжала... А то еще какие-то...

Пищи для размышлений молодой женщине более чем достаточно. «Рыжая» действительно приезжала – это его сестра. Каких-то других не было. Старая сплетница приврала. Но не это важно. Важно то, что в тот вечер в квартире не слышно было обычного смеха. Жена оказалась пораженной обманом. Муж считал себя слишком чистым перед нею, чтобы давать объяснения.

Четкая «служба наблюдения» заметила на другой день, что глаза молодой супруги заплаканы. Вскоре это стало достоянием подъезда. Нашлись охотники прорезюмировать, высказать домыслы, наметить фабулу развития событий.

В проблеме будущности семьи моего приятеля толки были разные. Умеренные беседы перерастали в горячие споры. Одни были за нее, другие поддерживали его. Одни поговорили – и забыли, другие, объявив себя «общественниками», сочли своим долгом «не быть в стороне от чужой беды» и обстоятельно проинформировать одного из супругов о своей точке зрения, охаяв противную сторону.

«Общественники», кроме того, писали заявления, настаивали и требовали разбора. И вот, к их удовольствию, наконец, назначен день заседания товарищеского суда.

Но суд так и не состоялся. Супруга не выдержала, забрала ребенка и возвратилась в Смоленск. Супруг, мой приятель, задумался о том, сможет ли он наладить свои взаимоотношения с женой.

В семье трагедия...

А мещанину что? Ничего... Он дело сделал и... отправился кормить своих попугайчиков.

* * *

В одном из домов по Окскому проспекту в Коломне образовалась новая семья O...-вых. Первое время молодожены Владимир и Лида были счастливы. Но вот однажды Лиде что-то непременно захотелось сделать по-своему. Свекровь ее поправила. Лида продолжала настаивать. Взглядом она искала поддержки мужа. Но Владимир молчал: он Лиду любил и мать не хотел обидеть. Лида вспыхнула и со слезами на глазах выскочила на улицу.

В тот же день та же везде сущая «служба наблюдения» дала в «эфир» соответствующую информацию. Сигнал был принят незамедлительно. Оживились затаившиеся противники свекрови – Татьяны Тимофеевны. Злорадно заблестели глаза: «Ну, Татьяна, теперь настал наш час!» Подъезд пришел движение. Нужно было действовать, нужно было будить заспавшихся соседей, собирать силы, разрабатывать «стратегический план», до тонкостей продумать каждую операцию слежки и подглядывания. Нужно было войти в контакт со снохой изучить ее нрав, незаметно мнимым сочувствием влезть в душу, вызвать на откровенность...

При подобной ситуации удобно пустить слух, что «сноху не кормят». Для этого соседям следует угостить чем-либо молодую женщину, а затем по секрету оповестить всех, что она голодает. Лучше всего, конечно если сноха пойдет на решительный шаг. А если она не делает это? Тогда нужно постоянно рассказывать ей всякие трагические истории о таких же несчастных снохах, нашептывая время от времени: «Им не поздоровится, если тобой что-нибудь случится!».

Сколько требуется изобретательности, силы воли, выдержки, чтобы выполнить эту обширную программу!

И эту программу старшая по подъезду Т. И. Ильина с достоинством выполнила. Справедливости ради заметим, что Ильина не смогла бы повести работу широким фронтом и добиться успеха без оперативного взаимодействия со своим мужем – младшим лейтенантом милиции А.И. Мяльдзиным и дочерью – Т.А. Диаконовой, супругой офицера, прибывшей к маме на побывку.

Кстати, о А.И. Мяльдзине. В первый день моего знакомства с ним нам так и не удалось поговорить. Весьма повышенная степень опьянения позволяла ему лишь кивать головой: слов он не мог произносить. При вторичной встрече, когда речь к нему все-таки вернулась, он, видимо, желая за-
страховать себя, выкрикнул: «Пишите, мы тоже можем сочинять!».

И, действительно, Александр Иванович прав. Сочинять семья Мяльдзиных может.

Недавно в редакцию поступило коллективное письмо – тревожный сигнал, просьба о помощи.

«Жизнь Лиды очень тяжелая, – говорилось в письме, – Ребенку ничего не покупают. Ребенка кормят плохо, купит мать ему фруктов, а свекровь из них варит кисель себе, говорит, что ему еще рано. Сноху не кормит, она приходит на обед, ей ничего не оставляют, свекровь только готовит себе

и сыну. Сноху выгоняют каждый день... Есть снохе нечего, кормят соседи. Внука стараются не кормить, чтобы он скорее умер... 11 августа Лидия решила жизнь покончить самоубийством, жители дома отвели ее от этого несчастья...»

Сигнал серьезен!

И вот я по просьбе редакции беседую с подписавшими письмо.

Работница завода имени Куйбышева Е.М. Юсова, соседка O...-вых, говорит:

– Письмо не писала. А было так: я пришла из второй смены, Диаконова принесла мне письмо и просила подписать. Я подписала. Свидетелем веденных в письме фактов не была.

Другая соседка, Е. Безрукова:

– Что вы! О самоубийстве понятия не имею.

Телефонистка междугородней телефонной станции В.К. Соловьева:

– Мне ничего не известно о том, что свекровь не разрешает Володе жить с Лидой, что внука стараются не кормить с тем, чтобы он умер.

Работница мелькомбината В.Ф. Жаркова:   

– В квартире этой семьи не бываю, приходилось кое-что видеть через окно... Доказать, что ребенка не кормят и что Лиде не оставляют обед, не могу…

Работница завода имени Куйбышева Т.И. Голубева:

– Письмо принесла в мою квартиру Диаконова и попросила подписать. Мы все трое соседей – Легкова, Сафонова и я подписались. В семье О...-вых не бываю и причину разладов не знаю. О том, что Лида решалась покончить жизнь самоубийством, ничего не знаю.

– Как же вы, не читая, подписали письмо?

– Диаконова сказала: «Нужно срочно», – я и подписала. 

Соседка O...-вых М.Д. Щербинина дает такое объяснение:

– Так как я читать все не читала (мне было некогда), то подписалась, что видела…

Н.В. Легкова ту же мысль высказала более определенно, написав следующее заявление: «Я, Легкова Нина Васильевна, лично то, что происходит в семье O...-вых, не видела, толь­ко слышала. Письмо подписала, не читая его. С содержанием письма не согласна. В чем и подписываюсь – Легкова».

Весьма неприглядна в этой истории роль педагога школы № 11 К.М. Оськиной.

– Я проживаю в другом районе, – доверительно рассказывает Ксения Митрофанов­на. – В квартире семьи O...-вых не бывала. До написа­ния письма Лиду не видела. Просто с Ильиной мы приятель­ницы. Подписала потому, что другие подписывали.

– Только слышала, но не видела, – пояснила подписавшая письмо со­седка 0...-вых Филатенкова. Работница завода имени Куйбышева Е.К. Сафонова сказала:

– Было поздно, я уже легла спать, когда Тамара Диаконова принесла письмо. Письмо подписала, не читая.

Так поступили соседи 0...-бых. Их мы назвали. В большинстве своем они, видимо, честные люди, хорошие работники и семьянины, но, вольно или невольно, оказались участниками неприглядной склоки, затеянной по инициативе Ильиной и Диаконовой.

Когда знакомишься с подробностями этой истории, невольно задумываешься: до чего же стойки и живучи некоторые мерзкие, казалось бы, начисто вымершие образы прошлого! Через годы времени, через толщу социальных преобразований, по темным лабиринтам перебираются они из одной эпохи в другую. Счастье в том, что вырождение не требует доказательств. От того, что некогда было типичным, остались уродливые исключения.

Хочется сказать и о работе и общественных активистов.

Призвание общественников помогать, если возникло какое-нибудь недоразумение. И умные люди, обладающие чувством такта, действительно помогут разобраться, спокойно развязать узел. Но иные «общественники» так его затянут, что потом сто штатных работников не могут развязать! А ведь это узлы из чьих-то нервов…
В настоящее время семьей O...-вых занимаются прокуратра, горком комсомола, общественные организации предприятия, где работают Лида и Владимир. Безусловно, есть определенная вина в происходящих событиях Владимира и Лиды, есть недостатки и у свекрови –  Татьяны Тимофеевны. Но не об этом сейчас речь.

Обстановка в семье и в особенности вокруг семьи настолько накалилась, что дело о разводе слушалось уже в народном суде. Впереди – рассмотрение в областном...

 Рушится семейное счастье!

А обывателю и мещанину что? Ничего?! Он свое дело сделал и... И предстал перед судом общественности!  (Надеемся, так и будет!)

* «Коломенская правда», 30 сентября 1964 года.

 

ПОЛЕМИКА

 

Поздно вечером, когда лю­ди были заняты приготовле­нием к встрече Нового года, в хлеву собралось несколько животных для дружествен­ной беседы. Темой разговора служили отсутствующее со­братья. Каждый старался высказаться, перебивая дру­гого. И только благородная лошадь стояла в стороне, по­тупив взор, и молчала. Но когда старая свинья начала разглагольствовать о барсу­ке, что-де он и такой и ся­кой, что от него исходит мерзкий запах, к тому же, он уродлив и спесив, лошадь не выдержала:

– Но почему?.. Почему даже в канун Нового года во всем и в каждом вы видите только дурное? Почему вы не упоминаете о храбрости и силе льва, о трудолюбии пчел, о верности собаки или сообразительности совы? Кто из вас, например, может по­хвалиться этими качествами?

– Ну, вот еще, – презрительно возразил осел. – Чего ради напускать на себя  скуку? Впрочем, я могу уверить вас, что никогда еще не думал, чтобы кто-нибудь мог  быть трудолюбивее или сообразительнее меня!

– В этом я нисколько не сомневаюсь, – улыбнувшись, сказала лошадь, – так как весьма трудно удивляться достоинствам других тому, кто даже не способен оценить их.

* «Коломенская правда», 1 января 1966 года.

 

ТАЛАНТ

 

У меня еще в школе обнаружился большой талант в литературе. Однажды я такими яркими красками описал страдания одной из героинь Куприна, что учитель от волнения не мог на другой день прийти в класс.

Затем последовал новый триумф, укрепивший навсегда за мной славу лучшего школьного поэта. Чести этой добился я, написав пышное стихотворение на приезд в школу заслуженной актрисы, начинавшееся словами:

Вот, наконец, пробил наш час,

И мы увидели ваш облик среди нас...

Когда я окончил школу, мать спросила у меня:

– Что же мы теперь будем делать? Ты пойдешь работать на завод или на стройку?

Я посмотрел на мать с удивлением и ответил просто:

– Зачем же мне работать, когда я писатель.

И в тот же день сел за роман. Писал я целый месяц очень прилежно, но вышел все-таки не роман, а рассказ, чему я сам немало удивился.

Тема была самая оригинальная: одна молодая девушка влюбилась в одного молодого человека и вышла за него замуж. Называлась эта штука «Орбита счастья».

Молодая девушка вышла замуж приблизительно на девятой странице листа писчей бумаги обыкновенного формата, а что делать с нею дальше, я положительно не знал. Думал три дня и приписал эпилог:

«С течением времени у Маргариты родилось трое детей и она, по-видимому, была счастлива».

Я подумал еще два дня, потом переписал все начисто и понес в редакцию.

Редактор оказался человеком мало образованным. В разговоре выяснилось, что он никогда даже и не слыхал о моем стихотворении на приезд заслуженной актрисы. Рукопись, однако, взял и просил прийти через две недели.

Через две недели я пришел.

Редактор посмотрел на меня сконфуженно и сказал:

– Н-да!

Потом пошел в другую комнату и вынес мою рукопись. Рукопись была исчерчена цветным карандашом, углы ее закрутились в разные стороны, как уши у бойкой борзой собаки, и вообще она имела печальный и опозоренный вид.

Редактор протянул мне рукопись. Но я не понимал, в чем дело.

– Ваша вещица не подходит для нас, – сказал он кратко.

Однако я не ушел и посмотрел на него с такой беззащитной доверчивостью, что редактор. переминаясь с ноги на ногу и с интересом рассматривая собственный башмак, продолжил.

– Тем не менее у вас, конечно, есть дарование. Я даже хочу вам посоветовать сделать некоторые изменения в вашем рассказе, которые, несомненно, послужат ему на пользу. Иногда от какого-нибудь пустяка зависит вся будущность произведения. Так, например, ваш рассказ буквально просится, чтобы
ему придали драматическую форму. Понимаете? Форму диалога. У вас вообще блестящий диалог. Вот тут, например: «До свидания, – сказала она»... и так далее. Вот вам мой совет переделайте вашу вещицу в драму. И не торопитесь, а подумайте серьезно, художественно. Поработайте.

Я пошел домой, купил сладкого для усиления своей умственной достаточности и начал работать.

Через две недели я уже сидел перед редактором, а тот утирал лоб и говорил, заикаясь:

– Нап-прасно вы так торопились. Если писать медленно и хорошо подумать, то произведение выходит лучше, чем когда не обдумывают и пишут скоро.
Зайдите через месяц за ответом.

Через месяц я пришел за ответом. Увидев меня, редактор покачнулся, но тотчас взял себя в руки.

– Ваша вещица? Н-да, любопытная вещь. Только знаете что – я должен дать вам один блестящий совет. Вот что, мой молодой друг, переложите вы ее, не медля ни минуты, на му­зыку. А?

Я обиженно повел губами:

– Зачем на музыку? Я не понимаю!

– Как не понимаете? Пере­ложите на музыку, так ведь у вас из нее, чудак вы эдакий, опера выйдет! Подумайте толь­ко – опера! Потом сами благо­дарить придете. Поищите хоро­шего композитора...

– Нет, я не хочу оперу! – сказал я решительно. – Я писатель..., а вы вдруг – оперу. Я не хочу!

– Голубчик мой! Ну, вы прямо сами себе враг. Вы только представьте себе... вдруг вашу вещь запоют! Нет, я вас прямо отказываюсь понимать.

Я сделал козлиное лицо и отвечал настойчиво:

Нет и нет. Не желаю. Раз вы мне сами заказали переделать мою вещь в драму, так вы теперь должны ее напечатать, потому что я приноравливал ее на ваш вкус.

– Да я и не спорю! Вещица очаровательная! Но вы меня не поняли. Я. собственно говоря, советовал переделать ее для театра, а не для печати.

– Ну, так и отдайте ее в театр! – улыбнулся я его бестолковости.

– Ммм... да, но видите ли, современный театр требует особого репертуара. «Гамлет» уже написан. Другого не нужно. А вот хороший фарс нашему театру очень нужен. Если бы вы могли...

– Иными словами – вы хотите, чтобы я переделал «Орбиту счастья» в фарс? Так бы и говорили.

Я кивнул ему головой, взял рукопись и с достоинством вышел.

– Милый юноша! – сказал редактор через месяц, смотря на меня кроткими голубыми глазами. – Милый юноша. Вы напрасно взялись за это дело! Я прочел ваш фарс и, конечно, остался по-прежнему поклонником вашего таланта. Но, к сожалению, должен вам сказать, что тонкие и изящные фарсы не могут иметь успеха...

– Позвольте, вы отвергаете и фарс? – прервал я его.

– Нет! Зачем? Я только хотел сказать, что лаконичность изложения – характерная черта выдающихся произведений. И, предлагаю переделать вашу весьма любопытную вещицу в басню или, скажем, в частушку...

Тут терпение мое лопнуло.

– Слушайте, вы беспринципный человек! – сказал я, наступая на редактора. – Вы вынудили переделать мое первоначальное прозаическое произведение «Орбита счастья» в драму, затем пытались спровоцировать меня на оперу, наконец, дело дошло до фарса... А теперь, теперь я уже слышу, речь идет о басне и даже о частушке... Нет, каково!..

Мысль свою я не окончил, так как с редактором происходило что-то непонятное: глаза его стали какими-то выпуклыми, лицо и шея покраснели, и весь он затрясся, как в лихорадке.

– Н-нет, я ка-же-т-ся ис-чер-пал-ся, – учащенно стуча зубами, пробормотал он и затем, еле сдерживая себя, с ожесточением сказал: – Вы бездарность! Понимаете, вы стопроцентная бездарность!

Я был ошеломлен бестактным выпадом и хотел уже было от­ветить достойной дерзостью, но тут вспомнил о своем превос­ходном воспитании и в одно мгновение подавил в себе воз­никшую бурю эмоции.

– Ну, хорошо, – сказал я хладнокровно. – Пусть так. Но почему вы до сего времени мол­чали?

– Я полагал, что у вас до­статочно таланта, чтобы самому понять это, – ответил редак­тор.

* «Коломенская правда», 30 января 1966 года.

 

УБЕДИТЕЛЬНЫЙ ДОВОД

 

Собрались однажды члены профсоюза и решили провести отчетно-выборное собрание. Доклад сделал председатель цехкома Губарев.

И как только он окончил, первым слово взял наладчик Соболь.

– Я так смотрю, товарищи, – с расстановкой сказал он, – Губарев не оправдал нашего доверия. Это факт! Не дорос созна­тельностью... Он больше думал о своей выгоде, нежели о наших общих интересах. Взять хотя бы то, как он обходным маневром получил трехкомнатную квартиру. А ведь только и семьи, что он, теща да жена – домохозяйка.

– Правильно! – выкрикнул с места расточник Крючков, – Губареву не место в цехкоме!

Тут все зашумели. И многие тоже начали выкрикивать разные реплики против Губарева.

Тогда председательствующий собрания застучал шариковой ручкой по графину. Встал. Кашлянул. И сказал:

– Товарищи, по-порядку! А то мы так до ночи заседать будем.

И указал рукой в сторону технолога Синичкиной.

Синичкина вышла наперед. От волнения подбородок ее подрагивал.

– Я хочу сказать только то, – с негодованием проговорила она тонким вибрирующим голосков, – что порядочные люди так не поступают! Как это так: взять жену, тещу и по льготным путев­кам укатить в санаторий. А ведь многие из нас действительно нуждаются в лечении!

Собрание возмущенно загудело.

– Конечно же, Губарев нечистоплотный человек, – заявила уборщица Кротова, – Два года водит жену и тещу по театрам и все на профсоюзные деньги.

И пошло, и пошло!...

Вспомнили дачу с бассейном, которая не стоит Губареву ни копейки, поборы... Ничего не забыли.

Губарев только сидит да моргает глазами.

Выступило еще с десяток присутствующих и все одно и то же: Губарев только сидит да моргает глазами.

Выступило еще с десяток присутствующих и все одно и то же: Губарев и то и се и гнать его из цехкома надо непре­менно.

Кто-то предложил прекратить прения и перейти: к выдвиже­нию кандидатур.

Председательствующий уже хотел ставить на голосование.

Но тут слова попросил старейший слесарь-лекальщик Кто­ров.

– Позвольте и мне, – сказал он, – выразить мнение. Все, конечно, здесь говорилось правильно. Да, только не резон нам лишаться Губарева! Ведь хорошо, если у вновь избранного председателя уже есть трехкомнатная квартира... А потом, откуда мы можем предполагать, какая у него окажется семья и сколько родственников!

 

ИМЕЕМ ЛИ МЫ ПРАВО НЕ ДРАТЬСЯ?

Печальный, но почти юмористический рассказ

 

– Трудно быть кристально честным, принципиальным. Ох, как трудно обличать зло во всяком его, порой завуалированном проявлении, – так начал он свой печальный рассказ.

– Судите сами. Моя сестра Лиза повесила полку на кухне не туда, где ей полагается висеть и положила на нее разные продукты. По закону же на это место надо повесить не ее полку, а мою.

Потом она передвинула стол к окну и смотрит на воздух, как помещица. А я тоже хочу глядеть в окружающее пространство. Ведь кухня для всех дается, не ей одной.

Я ей прямо сказал, чтобы она не имела частную собственность ведь мы непрерывно идем вперед, а не назад, даже повседневно летим в космос и на Луну. Но она ноль внимания. Конечно, тут не без влияния зятя Фуфуркина (мужа моей сестры).

Вот, к примеру, 8 июня в 9 часов 18 минут я вышел на кухню и приступил к чистке зубов. Налил в кружку горячей воды, взял щетку и начал. Вдруг что-то капнуле сверху на то место моей головы, где по случаю умственности выпали все волосы.

Я поднял голову и увы! – это капало с мокрой мочалки, которая висела на веревочке. Тут я вспомнил, что сегодня пятница и мой сосед – зять (муж моей сестры Лизы) ходил в баню.

Я взял специально сделанную для этого деревянную палочку передвинул мочалку на 37 сантиметров. За этим действием меня застал зять Фуфуркин. Он прыгнул на меня, как пантера-кошка, и я по энерции таскал его по длинному коридору.

Когда я доставил его до желаемого, деревянного, самодельного сундука, который в 1930 году я привез из деревни, зять спрыгнул с меня, схватил ковш и впялил мою голову в этот ковш.

Я ему культурно сказал:

– Вынь мою голову из ковша

Он:

– Нет.

Я снова:

– Вынь!

– Нет.

В это время моя сестра Лиза вцепилась своими металлическими зубами в мою левую руку, а он целился ударить меня ногой.

Тогда я последней, правой рукой загородился. А левую руку кусала моя сестра. Но так как у каждого здравомыслящего человека только две руки, то защищаться я не мог. Тут от боли я потерял сознательность и упал на пол.

Долго ли я лежал? Не знаю. Но вспомнил, что в таких случаях надо идти к тов. Склифосовскому, зафиксировать нанесения ужасного избиения. Я встал, налил в стакан воды и приступил к чистке зубов, так как тогда я чистку не окончил.

В это время на меня что-то сверху посыпалось, и я увидел, что мочалка высохла и продолжала производить антисанитарное положение. Во избежание этого безобразия я взял ее, влез на стол Фуфуркиных и хотел повесить около окна. Но Фуфуркин с женой потянули меня за все ноги, и я упал на пол плашмя.

По случаю такого падения у меня на лбу начало появление большой шишки, а весь организм был избит. Я лежал сам не в себе, не помнил, где я, и думал, как уныло кончается жизнь и почему я не умер раньше натуральной смертью. Почему он с женой обязан меня бить? Ведь мы имеем право не драться? Я считаю, мы имеем право не драться и не обязаны оскорблять друг друга побоями и всякими другими подлостями!

Затем я пришел в себя и вспомнил, что надо идти к Склифосовскому. (Рассказчик здесь напутал: в Москве есть институт скорой помощи имени Склифосовского, а в Коломне он, видимо, был в травматологическом отделении больницы – В. Ц.).

Когда Склифосовский увидал всю эту картину, то прямо сказал:

– Избиение организма от Фуфуркина – точно! А укусы от сестры – сразу видно. Я просил у него дать мне две справки. Но он сказал, что за одну драку полагается только одна справка. Я ему сказал, что мне надо отдать справку в суд, а меня на руках ничего не останется. Он меня успокоил, объяснив, что если суда не будет до пятницы, то эта справка будет у меня на руках, а в пятницу Фуфуркин снова пойдет в баню и, наверное, повесит мочалку, и в случае нового избиения будет выдана другая справка.

Когда я дома прочитал выданную мне справку, то в ней были указаны всякие повреждения, а о Фуфуркине и моей сестре Лизе слова не сказано. Однако же считаю, что справка действительна. Вот я и принес ее в суд.

Записал со слов пострадав­шего в приемной народного суда.

* «Коломенская правда», 10 июля 1966 года.

 

СПРАВКА

 

В начале января звонят: «Кузнецову Евгению Михайловичу... Просим выдать справку...»

– Что ж, – отвечаю, – пусть приходит.

– Когда?

– К пяти.

В пять (это я кончаю работать) Кузнецов является. Знакомимся...

Разговор продолжили в ресторане «Коломна». Тут я заметил, что Кузнецов как-то неуверенно ориентируется в меню, и взялся ему помочь. Когда все было выпито и съедено, я методически подверг беспощадной критике то, что нам подали. Я нашел, что сыр суховат, что в салате совсем не было горошка, а майонез не свеж, что куропатка – дрянь, что филе мясное похоже больше на размоченную подметку, а компот – это вообще черт знает что, и его не следовало бы заказывать.

– С ромом нас, безусловно, надули, – авторитетно заявил я. – Если бы не ограниченность времени, следовало бы потребовать экспертизу и как следует их проучить.

Кузнецов согласился.

– И вообще, – добавил я, – в эту харчевню моя нога больше не ступит. Есть рестораны, кухня которых вне подозрений.

Кузнецов одобрительно кивнул головой, и мы решили для сравнения (если, конечно, у меня найдется время) посетить рестораны «Голутвин» и «Ока».

Официантка предъявила счет.

Я медленно потянулся рукой к карману. Но не успела моя рука пройти и половину пути, как Кузнецов положил деньги на стол.

«Не следует торопиться с выводами», – подумал я.

К концу января мы с ним снова встретились. Справку, конечно, я не успел написать. Ужин состоял­ся в «Оке». Компанию поддержал мой близкий приятель. И опять Кузнецов опередил меня.

– Обаятельный человек! Не правда ли? – шепнул я приятелю, указывая пальцем в спину Куз­нецова, покачивающегося на пе­реднем сидении такси.

В феврале Кузнецов наведался еще раз. Справки не было. Идти в ресторан я отказался наотрез.

– Извините, – сказал я, – но без жены подобные заведения я не посещаю.

Вечер недурно провели в «Го­лутвине».

Когда Кузнецов вручал офици­антке деньги, жена укоризненно посмотрела на меня и сказала:

– Ваня, ну что ж ты?

– А что я могу сделать, – раз­водя руками, ответил я.

«Славный парень», – подумал я, пожимая Кузнецову руку при расставании.

В мае Кузнецов зашел ко мне домой весьма кстати. Я подгото­вил «Волгу» к вылазке за город.

– Справка почти готова, – ска­зал я и пригласил его присоеди­ниться к своему семейству.

Он охотно взял на себя обязан­ности стольника.

«Нет, я-таки, видно, не плохо разбираюсь в людях, – размыш­лял я поздно вечером, лежа в по­стели. – Правильно говорится: человека только тогда познаешь, когда на деле его узнаешь».

Месяца два спустя телефонный звонок. Беру трубку. Голос Куз­нецова:

– Простите, я хотел узнать, не готова ли...

– Нет, – прервав его, ответил я. – К сожалению, смогу только к следующей пятнице...

– Спасибо…

– Вы что делаете в воскресенье? Приходите-ка ко мне часа в четыре. У жены день рождения.

– Спасибо, приду.

– В воскресенье Кузнецов преподнес жене шерстяную кофту и парфюмерный набор.

– А этот Кузнецов симпатичен, – сказала жена, когда гости разошлись и она, надев кузнецовскую кофту, завертелась перед зеркалом. – И не без вкуса! Послушай, ему что от тебя нужно?

Я сказал.

– Ты, дружок, сделай все возможное. Он еще может быть нам полезен.

«Такого и поддержать не грех», – подумал я.

– Вы располагаете сейчас временем? – спросил я Кузнецова, когда он явился ко мне в ноябре.

– Да.

– Тогда поедем в магазин, оформим холодильник.

Холодильник оказался превосходным. С деньгами я не совсем рассчитал. Пришлось прибегнуть к помощи Кузнецова.

«Да он ко всему еще и силач!» – мелькнула у меня мысль, когда Кузнецов с шофером втаскивали холодильник в квартиру.

В последующие месяцы мы часто виделись с Кузнецовым: ходили на охоту, вместе встречали Новый год, посещали рестораны. И каждый раз своими поступками, искренностью и непосредственностью Кузнецов все выше поднимался в моих глазах. Дошло даже до того, что я уже решился было подготовить ему нужный документ... Но!

Кузнецов в тот раз был как всегда предупредителен и мил. В выходной день мы вместе решили поехать в Воскресенск на хоккейный матч. Когда стояли в очереди за билетами, я с удовольствием смотрел на его ставшее мне почти родным, чуть осунувшееся и побледневшее лицо.

«Он, пожалуй, не уступит Бобарыкину, – размышлял я. – А Бобарыкин, с моей легкой руки, смотри какого положения достиг! Завтра этот достойнейший из людей получит необходимую ему справку...»

И вдруг, когда окошечко кассы оказалось совсем рядом, Кузнецов пропустил меня вперед и вынудил
уплатить целковый.

От неожиданности я был потрясен.

«Как можно ошибиться в людях! – рассеянно следя за шайбой, думал я. – А я его еще сравнивал с Бобарыкиным... Какая близорукость! Бобарыкин любой праздник не пропускал, чтобы не поздравить меня каким-нибудь подарком... Нет, не тот человек Кузнецов. Не тот!..»

* * *

Странная, непостижимая штука жизнь! Казалось, все шло как нельзя лучше, и вдруг – проверка...

По рекомендации народного контроля за бюрократизм в работе и невнимательное отношение к нуждам трудящихся меня уволили.

«С этой формулировкой, пожалуй, никуда и не устроишься, – растерянно думал я, когда инспектор отдела кадров вручил мне трудовую книжку. – Впрочем, не попросить ли мне у Бобарыкина какую-либо оправдательную справку?..»

* «Коломенская правда», 13 ноября 1966 года.

 

РАСКАЯНИЕ

 

Когда я теперь от кого-либо услышу о пуде соли, меня передергивает. Хочется встряхнуть субъекта и закричать:

– Да нет же! Нет, оболтус! Не нужно пуда соли, не нужно кило­грамма, а иногда и грамма для то­го, чтобы узнать негодяя!

К весне пятьдесят шестого года я имел все: трехкомнатную квар­тиру в Коломне, эстонский мебель­ный гарнитур, ковры, хрусталь. Вы видели бы тогда счета моих сбе­регательных книжек! Заметьте, это за каких-нибудь десяток лет. А ведь я начал с нуля, с самого ну­ля...

Рефлекс пели никогда не остав­лял меня, и следующий задачей я поставил себе занять место моего непосредственного начальника – старшего кладовщика.

Старик только что перенес ин­фаркт. Казалось, все идет нор­мально. Но я не хотел ждать ми­лости от природы. Я решил уско­рить события.

Старик был тщеславный. Я это учел. Начал ежедневно восхищать­ся его трудолюбием, выносли­востью и крепким здоровьем.

Принятая тактика возымела действие: теперь он засиживался за работой допоздна.

– Нет, так дальше продолжать­ся не может! – патетично воскли­цал Я при всяком удобном случае. – Вы, Петр Мефодиевич, просто себя изводите работой.

– А что я могу сделать? – не­изменно с упоением и довольной улыбкой отвечал он, разведя ру­ками. – Таков уж я!..

У него была слабость к женщи­нам – я знакомил его се своими «родственницами».

Ои пил только сухое вино. Мне удавалось незаметно подливать в его стакан коньяк.

Конечно, это стоило мне нема­лых денег, но я ни с чем не счи­тался.

Изнуряющая работа, женщины и пьянки вконец извели старика. Все шло к благополучному заверше­нию. И в один из декабрьских дней по его землистому цвету лица, ввалившимся глазам и прерыви­стому дыханию я понял, что се­годня вижу шефа в последний раз.

Но я и здесь не смог лишить себя удовольствия подойти к нему и вкрадчиво сказать:

– Счастливый вы человек, Петр Мефодиевич!

Некоторое время старик сидел неподвижно, не открывая глаз от бумаг. И я было подумал, что он сейчас соберется с последними си­лами, развернется и влепит мне пощечину. Инстинктивно я даже отстранился от него. Но он мед­ленно приподнял голову, закатил глаза куда-то ввысь, вытянул на столе руки со сжатыми кулаками и, блаженно потянувшись, сказал:

– Как сказать!.. Возможно.

Больше увидеться с ним не до­велось.

Но тут случилось непредвиден­ное: на его место назначили неко­его Власюка из Луховиц. Еще до появления Власюка на работе я проникся к нему неблагожелатель­ностью, а когда передо мною пред­

стал рыжий, косоглазый, весь в веснушках низкорослый человечек, я его окончательно возненавидел-

Мне еще дед-псаломщик втолко­вывал, что у каждого человека есть червоточина. И я начал доис­киваться их у Власюка. Все было тщетно: спиртного в рот он не брал, к женщинам был равноду­шен. Дело усугублялось еще тем, что он дичился и избегал моего общества.

«Странный тип! Может, ему уже известно о приписках? Или об опе­рациях с пересортицей шерсти кто нашептал? А что если болтнули о взятках? – ломал я голову. – Да нет же, люди вроде б надежные. Никто и обделенным не остался»...

Однажды мне все-таки удалось расположить Власюка к себе и вызвать на откровенность. Я уз­нал пикантнейшую историю: он и его жена долгое время поддержи­вают близкие отношения с семей­ством Гудковых. А неделю тому назад Гудкову стало известно, что его жена уже три месяца беремен­на – и от кого? От друга дома – Власюка. И вот он, Власюк, сейчас в смятении. Он боится, что не се­годня-завтра разразится скандал. К счастью, до сих пор об этом не знает его супруга.

Я не верил своим ушам! У ме­ня не укладывалось в голове, как могла Гудкова польститься на ры­жего уродца. Но Власюк приводил такие подробности их отношений, что мои сомнения рассеялись.

«Ну, милок, – ликуя подумал я, – теперь ты у меня в капкане!»

Тут я решил, что настал мой час. Дальше откладывать было нельзя. Я выбрал вечерок, хорошо обдумал и составил обстоятельное письмо в газету.

«Спрашивается, – обращался я в конце письма к редактору, – может ли такой аморальный тип, как Власюк, продолжать стоять у кормила руководства приемного пункта конторы «Заготшерсть?»

Скандал разразился! Но... не тот, которого я ожидал. Этот не­годяй, видите ли, оказался юмори­стом: он рассказал мне вымыш­ленную историю. По крайней ме­ре, никаких Гудковых он не знает вообще.

Дальше начал действовать Вла­сюк. Он потребовал полной реви­зии кладовой. И все пошло одно к одному: раскрылись приписки, хищения и даже взятки, к кото­рым я был причастен.

Мое имущество конфисковали, а я угодил в тюрьму.

Я рвал на себе волосы! Поте­рять все из-за какого-то мерзавца!

И вот сейчас, когда прошло уже столько времени, я все снова и снова возвращаюсь к прошедшим событиям. Я не могу себе про­стить!.. Я проклинаю тот час, ту минуту, когда решил взяться за письмо и поставил под ним свою подпись. Все могло бы обернуться совершенно иначе... Да, да! В этом я сейчас абсолютно уверен!.. Мне не надо было терять голову. Нуж­но было написать в газету обыкно­венную анонимку.

* «Коломенская правда», 11 декабря 1966 года.

 

НОВОЕ ПЛАТЬЕ

 

Это было ровно год тому назад.

Новогодний праздник мы реши­ли встретить у Тюриных. В восемь вечера я был уже готов.

– Ты скоро? – спросил я жену.

– Я не знаю, какое платье на­деть.

– Какое хочешь. У тебя ведь два новых – те, что я привез из Ленинграда.

– Да, но я не знаю, какое хочу.

Я рассмеялся.

– Посоветуй ты.

– Болотное.

– Почему болотное, а не сереб­ристое?

– Надень серебристое, – бы­стро согласился, я.

– Почему серебристое? Конеч­но, тебе все равно: жена может надеть хоть рогожу!

Я промолчал.

– Так кто: болотное или сереб­ристое?

– Болотное.

– Ты же сказал серебристое.

– Я передумал.

– Почему?

– Болотное тебе к лицу,

– А серебристое?

– Тоже. Но оно несколько блед­нит.

– Глупости, это именно и хо­рошо.

– Тогда надень серебристое.

– Но ведь ты говоришь, что это плохо.

Я вздохнул, сел в кресло и за­курил.

Помолчали.

– Пора одеваться! – сказал я, вдавливая окурок в пепельницу и вставая.

– Я давно готова, только нуж­но решить: какое надеть.

– Знаешь что: надень сначала болотное, потом серебристое. Я тебе тогда посоветую.

Мое предложение понравилось. Она взяла болотное и сказала:

– Может быть, сначала поме­рить серебристое?

– Да ведь безразлично!

– Не скажи: второе впечатле­ние сильней.

Я чувствовал, что мое терпение тает, но взял себя в руки.

– Дорогая моя, – сказал я, – у меня прекрасная память. Я не поддаюсь впечатлению. И, нако­нец, если я буду пристрастен, то только из желания видеть жену в том туалете, в котором ее красота выигрывает.

– Я все же думаю, что каждое платье нужно примерить два раза.

– Согласен, пусть два раза, но только скорее, уже поздно.

Она примерила болотное.

– Ну, как?

– Хорошо, очень даже... Ты по­хожа на Софи Лорен! ,

Она улыбнулась, повертелась перед зеркалом и стала снимать платье.

– Ты бы осталась в нем. Ты прекрасна!

Но она сняла платье и стала примерять серебристое.

– Ну, как?

– Это платье делает тебя еще интереснее. Ты похожа на Марину Влади! – сказал я и бросился к болотному платью, чтобы спрятать его в шкаф.

– Погоди, погоди! Мне больше нравится Софи Лорен. Она популярней.

Я решил, что пора кончать, я по­тому сказал:

– Да, это будет оригинально, возьми болотное!

– Что ни говори, – сказала она, надевая болотное, – а в се­ребристом есть что-то от кос­моса...

Я вспыхнул и сердито сказал;

– Посмотри на часы – поло­вина двенадцатого!..

Ехать в гости уже не имело смысла. Новогодние бокалы мы подняли дома, за маленьким ку­хонным столом своей квартиры.

В первый день Нового года мы получили несколько поздравитель­ных телеграмм и писем, к нам за­ходили знакомые. Было нескучно. И все же чувствовалось, что жена огорчена. Ведь как она хотела блеснуть новым платьем перед своей подружкой Тюриной! Но я ее успокоил тем, что скоро другой праздник – Восьмое марта.

* «Коломенская правда», 1 января 1967 года.

 

ПЕРВЫЙ СОРТ

 

– Паркет мы покроем лаком, – сказала жена, осмотрев но­вую квартиру.

– А, может, просто натрем? – неуверенно спросил я.

– Ни в коем случае! Я была у Кузьминых. Это прелесть: влажной тряпочкой протрешь, и всегда бле­стит.

В пятницу я отправился в хо­зяйственный магазин. По пути встретил приятеля Валерия.

– Пустая затея! – сказал Вале­рий, узнав, куда я иду. – Во-пер­вых, в магазинах лака нет. Во– вторых, если и попадется, подсу­нут такую дрянь – горя не обе­решься! Но я тебе помогу. Продук­ция будет первый сорт: загранич­ная!

Действительно, свет не без доб­рых людей!

Мы зашли в шашлычную...

– Завтра я тебя сведу с одним гражданином, – пожимая мне ру­ку при расставании, сказал Вале­рий и покровительственно похло­пал меня по плечу.

– Валерин друг – мой друг. Все будет в ажуре! – уверенно говорил мой новый знакомый, под­девая вилкой сардину. – Лак – это красиво, а главное, модерно.

– Вот, вот! – вторил ему я, – тряпочкой, тряпочкой, и блестит!

– Итак, за польский! – воск­ликнул мой благодетель, и мы чок­нулись. – Поляки это умеют. Не лак – зеркало!

Мы по-братски обнялись, и он до­бавил:

– Дам тебе такого человека, ко­торый вмиг все достанет!

– Польский? Да разве это лак? Шведский, только шведский! – заговорщически подмигнул мне следующий мой знакомый. – В этой области Колька у нас ко­роль! Он сделает!

– Шведский – это вещь, – лепетал, я, еле взбираясь по лест­нице.

– Считайте, что первосортный лак у вас в кармане, – сказал ко­роль, когда мы вышли из кафе.– До завтра!

Точно в шесть я подошел к ус­ловленному месту.

– Рекомендую – сказал ко­роль. – Этот человек...

– Валера, ты?

– Э, да вы знакомы?

Я резко повернулся и пошел прочь.

«Пусть уж дрянь», – решил я и решительно вошел в хозяйствен­ный магазин.

– Вам какой? – мило улыба­ясь, спросила продавщица. – Польский, шведский, голландский, венгерский?

Я купил рижский. Первый сорт!

* «Труд», 24 января 1967 года.

 

И ТАК БЫВАЕТ…

 

ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

– Разговорный язык вашей ве­щицы, – сказал редактор, озна­комившись с моей повестью на ис­торическую тему, – больно уж витиеват.

И посоветовал, как изменить диалог. Это мне не понравилось.

– Так прежде не говорили, – заметил я.

– Но ведь так прежде и не пи­сали...

 

БУДНИ И ПРАЗДНИК

День был праздничный. Все ва­гоны электрички переполнены. Но мой семилетний сын Борька, ни­сколько не смущаясь теснотой, по ногам пассажиров пробрался кок­ну. Крикливо переговариваясь со мной, он порывался уже взгромоз­диться на колени женщины, сидя­щей у окна.

«Славный растет парень. Герой! – подумал я, следя за решитель­ными движениями Борьки. – Не пропадет, бродяга!...»

Но тут мысль моя была пре­рвана.

– Будьте любезны, – обрати­лась ко мне женщина, – осво­бодите меня от соседства вашего ребенка...

– Мой сын вас не съест! – ска­зал я с достоинством. – Пусть полюбуется природой. Можно ведь сделать детям удовольствие в во­скресенье.

– Это пожалуйста. Никто не за­прещает вам делать удовольствие ребенку по воскресеньям. Но для этого вы должны в будни учить его, как вести себя в обществе.

 

ИСКРЕННОСТЬ

Поздно вечером, совсем уже ук­ладываясь в постель, я вдруг уда­рил себя по лбу и воскликнул:

– Черт возьми, я забыл напи­сать письмо этому негодяю.

Взял лист бумаги, ручку и напи­сал:

– Глубокоуважаемый и дорогой Михаил Кузьмич...

* «Коломенская правда», 19 февраля1967 года.

 

 

НАРОДНЫЕ ДРУЖИННИКИ

 

– Гражданин, поднимите окурок!

– Что?

– Я говорю: поднимите, пожалуйста, брошенный Вами окурок. Очень уж некрасиво получается. Сами подумайте – приятно ли отдыхать, если каждый будет окурки швырять куда попало.

– Отцепись. Сама поднимай, если тебе желательно. И кто ты есть, чтобы мне, указание делать?

– Нет. Окурок придется поднять именно Вам. Вы бросили, Вы и поднимите. А хотите знать, кто я, – пожалуйста: продавец магазина «Янтарь», дружинница.

– Дружинница? Так... Что ж Вы другого дела не найдете, как окурки собирать? Не больно, видать, важные дела в вашей дружине.

– Всякие дела бывают, а окурочек все-таки прошу поднять.

– Вот чудачка, привязалась. Девушка из себя видная, шла бы лучше с парнями гулять.

– За совет спасибо, а сорить все-таки нехорошо.

– Ох ты, какая принципиальная! Да ладно, жалко что ли, подниму, все равно не отвяжешься.

– Давно бы так. Дискуссия окончена, папаша. Счастливой Вам прогулки. Если увидите, кто парк засоряет, – остановите, пожалуйста.

– Ладно, ладно, иди уж...

В голосе его слышится недовольство собой. Ему неприятно и то, что сделали замечание, и то, что он так долго и попусту спорил.

***

Юрка выскочил на конь ках из-за угла, ловко набро­сил проволочный крючок на авто­бусный буфер и, счастливо улы­баясь, помчался по улице.

Дружинник заметил все это и успел вскочить в попутную маши­ну. На автобусной остановке он остановил мальчугана.

– Зачем цепляешься за маши­ны?

– Я... не цепляюсь.

– А это что?

– Так... проволока.

Юрка растерянно смотрел на красную повязку дружинника, ежился.

– Пусти, дяденька.

– Учишься?

– Учусь.

– Пойдем-ка в школу.

– Не надо. Не буду больше. Ну, честное пионерское!

– Поверить что ли? – с делан­ной серьезностью произнес дру­жинник.

– Поверьте...

Дружинник отпустил Юрку. А на другой день пришел к школе, где учился мальчуган. Без труда разыскал его в потоке школьников.

Юрка очень смутился. Не знал, куда деть крючок, который торчал у него из валенка.

– Зачем же он тебе, раз слово дал? – спросил дружинник.

– Жалко стало выбрасывать,– попытался схитрить Юрка. Но тут же согнул крючок и выбросил за забор.

– Не знал, что придете, – произнес он шепотом. – Теперь-то по верите?

– Теперь поверю.

***

В подъезде слышен тихий женский плач. Прижавшись к стене, стоит женщина. Рядом муж­чина. Пальто нараспашку, шапка набок. По всему видно: пьяный.

– Что случилось? – спрашива­ет проходящий мимо человек.

– Ничего особенного, – отвеча­ет мужчина, пяля на незнакомца глаза,– А ты кто такой?

– Дружинник.

– A-а... дружинник! Тогда по­жалуйста: мы муж и жена. Се­мейный разговор.

– Вы где живете?

– На улице Кирова.

– Так пошли вместе. Я тоже там живу.

– Что ж, пошли.

– Муж шел по проезжей части, жена – по тротуару. Она уже не плакала, а как-то грустно погля­дывала на супруга.

– Что у вас происходит? – спрашивает дружинник негромко.

– Связался с дружками. Пьет.

– Вот и сегодня еле вытащила из компании.

– Неправда! – резко повернул­ся муж. – Зашел я к другу просто по пути с работы... А семью не обижаю.

Женщина укоризненно покачала головой и ничего не сказала.

Подошли к дому.

– Что ж, заходи, – предложил дружиннику муж.

– Не стоит.

– Почему, запишешь адресок, потом в газету. Понимаю...

– Зачем же записывать? Если нужно, я и так запомню. Только зачем мне? Самому должно быть ясно, к чему приведет все это.

– Ну ладно, приятель, убедил. А с женой мы помиримся. Ведь правда же?

И он потянул к себе жену, об­нял, и она подалась к нему...

***

Рабочие дружины... Добровольные отряды... Уверен­но и прочно вошли они в повсе­дневную жизнь Коломны, сниска­ли себе всеобщее признание и лю­бовь. Там, где занимает посты дру­жина, нарушителя общественного порядка тотчас осадят, остановят.

– Кто посмел? – нагло возму­тится хулиган. – Кто дал право?

И ответ будет короткий, точный:

– Народ!

***

Улица Дзержинского, 21.

Здесь штаб народной дружины завода тяжелого станкостроения. Я зашел сюда в воскресенье вечером и сразу же порал в гущу людей с красными (повязками. Они до отказа заполнили небольшую комнату штаба и внимательно слушали младшего лейтенанта милиции Н. С. Сергеева, который делал сообщение об обстановке в их секторе города. Вскоре комната опустела: дружинники разошлись по намеченным для них маршрутам. Оставшись один, мы беседуем с заместителем начальника штаба И. С. Николаенко.

– Наша дружина, – говорит Иван Спиридонович, – организо­вана вскоре после того, как рабо­чие Ленинграда выступили с пред­ложением создать добровольные дружины по охране общественно­го порядка. Лучшие рабочие, слу­жащие, интеллигенты заявили о своем желании выступить в боль­шой и трудный поход. Это поход за образцовый порядок, за чисто­ту жизни, за спокойствие и радость большинства против распущенно­сти и разнузданности единиц, за будущее, в которое народ не хо­чет пускать скверну и нечисть.

Мне надолго запомнился вечер, когда посланцы цехов и отделов завода собрались в клубе, чтобы сообща подумать, как приступить к формированию добровольных дружин, как лучше обуздать на­рушителей порядка. То был не бес­предметный разговор. Создать об­становку нетерпимости вокруг на­рушителей общественного порядка и тем предупредить самый факт их появления – такую задачу по­ставили мы перед собой тогда...

Телефонный звонок прерывает нашу беседу. Николаенко берет трубку. Это из городского штаба дружин.

– Сегодня дежурит отряд дру­жинников ремонтно-механического цеха, – докладывает он. – Два­дцать человек... Командир отряда – заместитель секретаря партор­ганизации цеха и отдела главного механика М. С. Меньшов.

Положив трубку, Иван Спиридонович продолжил:

– Что касается работы дружи­ны, то тут можно рассказать мно­гое. Дежурства в парке, клубе, на улицах, катке – это уже давно во­шло в норму. Двадцать семь от­рядов дружинников создано на ЗТС. И, надо сказать, к ним отно­сятся с большим уважением. Они ежедневно проводят рейды по ули­цам своего сектора и внутри заво­да.

И. С. Николаенко пододвигает к себе журнал регистраций проис­шествий и просматривает страни­цы записей.

– Вот, к примеру, слесарь цеха № 18 ЗТС А. Борисов в июле про­шлого года учинил скандал в семье, нецензурно выражался, пы­тался ударить жену табуреткой. В защиту, жены вступилась т. Карта­шова, мать двоих маленьких детей. Борисов бросился на Карташову и зверски избил ее. Дружинники при­остановили дальнейшие бесчинства хулигана. Он был арестован и осужден народным судом на четы­ре года строгого режима.

Другой случай. Росихин Виктор, ученик 7 класса школы № 11, за хулиганство и кражи дважды был в исправительной детской колонии. В августе прошлого года он вернулся домой. А в сентябре снова уличен в краже: от поликлиники ЗТС угнал мопед. Дружинники со­ставили протокол, который рас­смотрела комиссия по делам несо­вершеннолетних при горисполкоме. К Росихину и его родителям ко­миссией были приняты меры. Под­росток улучшил поведение. Над ним установлено шефство.

Эффективным в нашей работе оказалось сатирическое окно «Крю­чок». Материалы для «Крючка» поставляют сами дружинники. В каждом номере мы чистим с пе­сочком отдельных лиц за грубость, пьянство,– хулиганство, нетовари­щеское отношение друг к другу. Помещаем острые карикатуры.

Воздействие окна сатиры велико. Вот. один из многих примеров. Од­но время пенсионер Мозжечков А. С., проживающий по ул. Котов­ского, 7, систематически скандалил дома, играл в карты, вовлекая в картежную игру подростков. С ним говорили и дружинники и работ­ники милиции. Это помогло лишь частично. Но как только появилась в «Крючке» карикатура на Мозжечкова, жалобы на него не стали поступать.

Крепко зацепил «Крючок» быв­шего модельщика цеха № 12 ЗТС А. Артамонова, ученика 9 класса школы № 20 В. Головина и ряда других нарушителей порядка.

Большую роль играет и то, что поведение нарушителей обсуж­дается на цеховых рабочих собра­ниях, а порой и общезаводских. Семь потов сойдет с иного «героя», когда судит его коллектив.

***

Дружина установила тесный контакт с партийными и комсомольскими организациями, домоуправлениями, активистами-пенсионерами, родительскими комитетами при школах. Разумеется, задача дружинников не ограничивается приведением в чувство распоясавшегося субъекта или доставкой пьяницы в вытрезвитель.
От их взгляда не ускользает и то, как соблюдаются правила уличного движения и нормы поведения школьников. Они заметят и одер­нут безбилетника в трамвае и сквернослова на улице. При этом не всегда обязательно задержи­вать нарушителя, составлять акты – бывает достаточно короткого за­мечания, строгого внушения.

Вот, к примеру, случай, когда дружинники привели домой под­ростка лет шестнадцати, ремеслен­ника. Он пел на улице хулиганские песни. Поговорили с его родителя­ми, поговорили по душам с ним самим. На парня это произвело впе­чатление.

Или вчера, например, поздно ве­чером, в штаб дружины пришла возбужденная женщина – М. Ме­щерякова, проживающая по ул. Чкалова, 15, с жалобой на соседа, работника 3-го жилуправления И. Александрова. Тут же на место происшествия пошли дружинники. Александрова привели в штаб. Он признал, что нарушил покой сосе­дей, и поклялся в будущем вести себя примерно.

Гражданка Кузьмина, проживающая по улице Калинина, жало­валась на мужа, слесаря ЗТС, ко­торый злоупотреблял спиртным, избивал ее. К ним домой выезжали дружинники тт. Полиции, Трушин, Иванов, Казадаев. Дебошира стро­го предупредили. Он дал слово вести себя хорошо.

– Такие семьи, где не все бла­гополучно, – замечает т. Нико­лаенко,– у нас под постоянным контролем. Видимо, и сегодня в одну или две таких семьи наведаемся. Если не возражаете, поедемте с нами. Заодно познакомитесь и с нашим сектором.

***

Мы выходим на улицу. Милицейский мотоцикл в нашем распоряжении. Едем. Возле одиннадцатой школы водитель, младший сержант милиции Майков, притормаживает.

– Как дела? – обращается он к двум женщинам, стоящим у входа в школу.

– Все в порядке, – слышен от­вет.

Майков, обернувшись ко мне, поясняет:

– Это тоже наши помощники. Родители учеников по вечерам де­журят у школ.

Едем еще квартала три. Из-за угла появляется стайка ребятишек. Один из них несет проигрыватель. Майков останавливает мотоцикл. Подходит к подросткам. Вскоре возвращается.

– Эти ребята, – говорит он, – радиолюбители. Были на занятии кружка. Одного я знаю.

Подъезжаем к дому, где живет одна из «неблагополучных» семей. В квартире Чичениных застаем лишь женщину лет шестидесяти пяти. Ее дочь Валентина за амо­ральное поведение сидит в тюрь­ме. Сына Владимира сегодня нет дома – ушел в кино.

– Раньше тут были бесконеч­ные попойки и драки, – поясняет И. С. Николаенко. – Правду ли я говорю, Александра Ивановна?

– Правду, правду, сынок!..

– Такие семейства в нашем секторе – единицы, – говорит т. Николаенко, когда мы спускаем­ся по лестнице подъезда. – Но, к сожалению, еще есть. Вот на днях, к примеру, взят нами под контроль Эдуард Агеев, проживающий по улице Зеленой, 42.

Выходим из дома. На улице Су­ворова снова встречаемся с млад­шим лейтенантом Сергеевым. Он сообщает, что на участке все в по­рядке.

Побывав в Доме культуры ЗТС, где также дежурят дружинники, мы возвращаемся в штаб. Отсюда вместе с представителем городско­го штаба дружин В.Н. Трушиным на машине, выделенной в этот ве­чер заводом имени Куйбышева, едем по секторам города.

***

Штаб дружины Щуровского цементного завода... Уча­сток дружинников комбината стройдеталей... Сектор, обслужи­ваемый дружиной завода им. Куй­бышева... И всюду дружинники до­стойно выполняют свой обществен­ный долг.

Последняя точка нашего марш­рута – городской штаб дружин. Здесь мы узнаем, что более трех

тысяч дружинников ежемесячно дежурит по городу. Тов. Трушин называет лучшие дружины: ЗТС. завода им. Куйбышева, комбината стройдеталей, механического заво­да, треста столовых, Мосэнерго, узла связи.

Среди активистов дружин мож­но встретить людей различных про­фессий. Многие из них члены бригад коммунистического труда. Заслуженным авторитетом среди жителей города пользуются дру­жинники: заместитель начальника городского штаба, начальник дру­жины ЗТС В.Р. Палицын, элек­тромонтажница цеха № 4 ЗТС Г.Н. Шаронова, продавец магази­на «Янтарь» Галина Красник, ра­ботница цеха № 8 ЗТС М.С. Пе­трова, табельщица цеха № 10 ЗТС Н.И. Тарасова, комсорг магазина № 79 Валентина Малькова, слеса­ри цеха № 4 ЗТС И.С. Николаенко и П.М. Епифанов, руководи­тель конструкторской группы ЗТС  В.А. Абрамов, продавцы магазина № 10 Лидия Таныкина и Надежда Плешкова, кочегар ЖКО ЗТС В.И. Болдина, слесари ЖКО ЗТС И.И. Бабина и И.А. Котов, работ­ники Щуровского цементного за­вода В.А. Козырев, 3.М. Ковырулина, А.П. Шишков, 3.Е. Сионова и многие другие.

Все они напряженно работают, учатся, занимаются рационализа­цией, изобретениями и все же отдают часть своего досуга работе в  дружинах. Это говорит о высокой сознательности советского челове­ка. Он, передовой рабочий, пере­довой инженер, стремится сам жить по-новому и хочет, чтобы все жили по-новому, он не может быть равнодушным к проявлениям пережитков, и вот он вступает в ряды дружинников.

Примечательно и то, что в дру­жинах не только комсомольцы и молодые коммунисты, а пожилые люди, кадровики, пенсионеры, ста­рые члены партии. Среди них – Иван Семенович Ионов, Сергей Михайлович Голованов, Василий Александрович Краюхин и многие другие. Люди они почтенного возраста, им бы отдохнуть вечерком, а они спешат на свой пост – то в клуб, то в парк, то на улицу.

***

Максим Горький как-то сказал: «будет время, когда люди будут любоваться друг другом, когда каждый будет, как зве­зда, перед другим...»

И мы уже любуемся многими людьми. Мы любуемся многочис­ленными, каждодневными проявле­ниями народной инициативы, забо­ты о богатстве и красоте нового человека – строителя коммунизма.

Придет время, когда моральный облик каждого человека будет столь высок и светел, что не будет надобности не только в милиции, но и в таких добровольных дру­жинах по охране общественного порядка. А сейчас они нужны. Их труд нужен и полезен обществу.

...В два часа ночи мы с В. Н. Трушиным выходим из штаба. Улицы пустынны. Лишь редкая са­нитарная машина да милицейский патруль встречаются на нашем пути.

Коломна спит. Впереди трудовая неделя...

* «Коломенская правда», 16 марта 1967 года.

 

УРОК ПРОСВЕЩЕНИЯ

 

С некоторых пор дети одолели нас вопросами: Откуда у нас Игорек? А откуда я? А где мы были раньше?

Классический ответ об аистах и капусте не помог.

– В конце концов, – однажды сказала жена, – лучше всего будет, если дети узнают правду.

– Ты права, – согласился я, – ведь это такая естественная вещь, что при серьезном освещении не может представлять из себя чего-либо дурно влияющего на ребенка.

Я взял эту обязанность на себя.

Сознавая, насколько это дело важно, я основательно подготовился к предстоящему объяснению; прочел много книг, посвященных этому вопросу, составил подробный план беседы... Как-то за ужином, заметив, что дети настроены довольно серьезно, я решил приступить к объяснению.

– Ну, дети, слушайте! – начал я приподнято. – Я хочу поговорить с вами кое о чем весьма серьезном.

В это время я вдруг сразу почувствовал какое-то странное волнение, весьма похожее на то чувство, которое я испытывал, бывало, на институтских экзаменах.

– Так слушайте. Я хочу поговорить с вами об одном очень серьезном деле, – повторил я, стараясь припомнить хоть что-нибудь. – Мм... да! Вам, вероятно, то есть очевидно, приходил, в голову вопрос о том... откуда мм..., то есть каким образом... Да, каким образом... Понимаете?

– Нет, папочка, мы не понимаем, – проговорила своим тоненьким голоском Лена.

– А ты не спеши. Дай договорить, тогда и поймешь, – возразил ей я и продолжал. – Да, так вот я хотел сказать, объяснить вам… что такой естественный вопрос, который может возникнуть в ваших умах по поводу этого самого естественного явления... Ну, одним словом, говоря проще, я хотел сказать, что люди, все люди и все животные и даже насекомые, козявки, букашки, таракашки…

Мне казалось, что я уже подходил к делу. Тут в комнату вбежал котенок. Чтобы оживить речь примером, я проговорил:

– Вот и кошечки тоже.

Маленькая Лена, большая любительница не только кошечек, но и собачек, поинтересовалась:

– А собачки тоже?

Мое лицо стало еще более серьезным. Я скосил глаза в сторону. Подумал немного и медленно пробасил:

– Да, и собачки тоже...

В комнате стало что-то очень жарко. У меня на лбу выступили капли пота.

– Ну так вот, я хочу вам сказать, – начал я опять, тщательно вытирая лоб платком. – Ты вот Игорь, мальчик, а ты, Лена, девочка. Это теперь. А когда вырастете, ты, мальчик, станешь мужчиной, а ты, девочка, станешь женщиной, то есть вообще станете большими, взрослыми людьми. Ну, а вы знаете, что у взрослых людей, то есть, конечно, вы не знаете, но именно это я хотел вам сказать... что у взрослых людей, у взрослых животных, даже у взрослых насекомых, у этих козявок, букашек, таракашек... понимаете?

Я не знал, что говорить дальше. Вся подготовленность моя точно провалилась. Я не находил в голове своей ни единой мысли. Между тем в комнате стало как будто еще жарче. «И не подозревают, дурни, – подумал я, – что переживает отец».

Пауза получалась слишком большая. Я уже помышлял отложить разговор до другого раза. Вдруг Лена, взглянув на меня, звонко рассмеялась и закричала:

– А папа красный, как вареный рак!

– И ничего, Ленка, не рак, – возразил ей Игорек. – Папа сейчас похож на только что выродившегося ребенка.

Больше к этой теме я не возвращался.

* «Коломенская правда», 21 марта 1967 года.

 

ГЕНИАЛЬНЫЙ РЕБЕНОК

 

– Таня, ты читала сегодня в га­зетах про этого... Как его?.. Ну, словом, про ребенка из Кореи...

– Ах, это ты про Ким Унт Ионга... Да, чудный ребенок! Ему всего два с половиной года, а он уже умеет читать и писать, играет в шахматы...

– Ко всему прочему, как пи­шут, он говорит на четырех язы­ках и делает большие успехи в высшей математике.

– Так, он, значит, ровесник на­шему Вовику!

– Сравнила!.. В его годы тот издал томик стихов, а наш пар­шивец...

– Вот ты вечно нападаешь на детей... А откуда мы знаем... мо­жет, наш Вовик не уступит это­му... Ким Унг Ионгу... Разве мы с тобой проверяли когда-нибудь его способности! Разве ты уделяешь свое внимание детям! Для тебя общество бутылки, кажется, при­ятнее, чем...

– Хватит! Зарядила...

– Ругаться-то ты мастер... А вог на прошлой неделе, когда я сы­грала из «Тангейзера», Вовик на меня уставился, как большой. И так задумался... совсем не по-дет­ски…

– Ты серьезно?

– Абсолютно.

– Ну-ка, тащи его сюда.

Вовик был принесен и усажен

на ковре возле пианино. Он торо­пливо доковыривал у себя в носу.

– Ну, сыграй что-нибудь... По­смотрим, может, Вовик и в самом деле того...

Жена заиграла «Грезы любви» Листа. Я начал наблюдать.

Сначала ребенок, казалось, не обращал ни малейшего внимания на музыку. Он был увлечен своим носиком. Но вот он глазами уста­вился в одну точку. Жена заме­тила это и, не прекращая игры, кивнула головой мне: смотри-ка, дескать, начинается.

Я сам видел, что «начинается». Сын смотрел совсем «не по-дет­ски»... Вот он сейчас встанет, под­бежит к пианино и возьмет вдох­новенный аккорд...

И вдруг!.. Вовик громко запла­кал.

Жена бросилась к нему, но... было уже поздно.

– Тряпку!.. Тряпку!.. Ковер!.. О, мой ковер!...

* «Коломенская правда», 31 марта 1967 года.

 

АВАРИЯ

 

– Митрич!.. Митрич, ехай по­тише. Ей-бо врежешься в дерево или перевернешь трактор, как в прошлый раз.

– Да не трусь ты... Три лафит­ника выпил и уже дрожишь. А еще, видать, и у тещи пропустим по паре стопочек. Что тогда ска­жешь?

– Еще, глядишь, автоинспек­тор...

– Не их забота! Пусть на шос­сейке лучше за машинами на­блюдают.

– Легче... Легче на повороте!..

– Сам знаю. Не впервой…  Де­сять лет езжу...

– Осторожней!.. Держи пра­вее!..

– Помалкивай.

– Правее! Завалимся в овраг!..

– Помалкивай, говорю!

– Правее, черт!.. Угробишь!

– Да заткнись ты!..

– Эх, дурья голова!.. Добало­вался... Ну, что теперь будем де­лать?

– Надоть же!.. И впрямь, как в прошлый раз: на том же ме­сте...

* * *

– Пун-кту-альность – это те­бе не хвунт ий-зюма... – пробор­мотал заплетающимся языком Михаил, глянув на часы. – В де­сять ноль-ноль мы должны быть у Верки. Точка! – Он с силой стук­нул кулаком по столу. – Колька! Расчет учинили? Ну и п-па-рядок! Поехали.

В глазах Михаила продолгова­тое помещение чайной началось, как баржа, унесенная ураганом в открытый океан. Ноги повинова­лись с огромным трудом. Поддер­живая друг друга, приятели на­правились к большаку.

Кольк, ты вот что... Ты за­держивай любую машину... какая первая подойдет. Остановить... И поедем... А я здесь полежу.

Михаил прилег на насыпь доро­ги, а его дружок вышел на шоссе.

– Ну как, не идет? – время от времени спрашивал Михаил.

Но вскоре эти вопросы прекра­тились, и из темноты доносился только легкий храп. Начал дре­мать и Николай. Но вдруг на го­ризонте замелькали фары приближающейся автомашины. И он, ка­чаясь из стороны в сторону и раз­махивая кулаками, выскочил на середину дороги.

– Стой!

Завизжали тормоза. Машина, оставляя черный след на асфаль­те, сползла в кювет справа, пере­ехав через какой-то холмик.

Выскочивший из кабины шофер громко ругал Николая за то, что он вылез на самую середину до­роги и чуть не попал под колеса. Тот оправдывался и что-то лепе­тал, пытаясь обвинить всех на свете водителей в невнимании к живому человеку.

После продолжительной пере­бранки, когда шофер уже махнул рукой и хотел ехать дальше, Ни­колай объявил, что ему с товари­щем надо срочно во что бы то ни стало ехать в село Горы.

– Ты что, бредишь, пьяная го­лова? С каким товарищем?

– А ты не видишь, вот он ле­жит.

Щофер подошел к указанному месту. И... оторопел. Лежавший на траве человек, получив травму, уже не проявлял признаков жизни.

* * *

Трактор совсем сошел с бровки дороги и с размаху ударил о столб электросети, вырвав его из зем­ли. От короткого замыкания сот­ни искр посыпались сверху на кры­шу кабины. Трактор продолжал идти на той же скорости, двигаясь ко второму столбу.

Удар. И второй столб, как под­кошенный, повалился на рычащую машину, обрывая электрические провода, которые наматывались на гусеницы. Сбитый столб потащил­ся вслед за трактором.

Встречные кричали трактористу, но ответа из кабины не было.

Машина сбила третий столб, сделала еще большой поворот в сторону и начала двигаться пря­мо на изгородь.

Маленький Миша еще издали заметил трактор, который прибли­жался, виляя из стороны в сто­рону. Дети, шедшие вместе с Ми­шей в школу, с визгом перебежа­ли на другую сторону дороги. А он остановился, выжидая. Он хорошо помнил наказ мамы: не перебе­гать дорогу перед машиной —

опасно. Но что это за «бешеная машина». Она шла прямо на него. Малыш плотно прижался спиной к каменной ограде, надеясь, что трактор пройдет мимо.

Раздался скрежет гусениц. Как карточный домик, развалились камни ограды, и мощная машина сквозь пролом помчалась дальше, через двор, вниз под уклон.

А позади нее на окрапленных кровью камнях осталось лежать маленькое хрупкое тельце ребен­ка. В стороне от него валялся но­венький желтый портфель с книж­ками и альбомом, в котором так и не появилось синего-синего неба, солнца с длинными ресницами лу­чей и мамы...

* * *

Эти печальные истории расска­зали мне в Озерском отделении милиции, куда я приехал по по­ручению редакции в связи с по­ступившим в газету письмом.

Читая протоколы дознания, за их скупыми строками видишь омерзительное лицо водителя– пьяницы, забывшего все, чему его учили, пьяницы, не думающего о том, что водка, которую он пьет, грозит тяжелыми последствиями не только ему, но и окружающим людям.

7 сентября 1906 года тракто­рист Озерского лесопункта Коло­менского лесхоза Н. Долгушин, вопреки запрету, на тракторном прицепе перевозил людей. Сам на­ходился в нетрезвом состоянии. Сбил пешехода с велосипедом и уехал с места происшествия.

15 марта 1967 года неподалеку от деревни Клинское тракторист совхоза «Сосновский» В. Теренть­ев на тракторе ДТ-54 с санями в пьяном виде придавил гусеницей рабочего Сосновского лесничества А. В. Платанина. Пострадавшему потребовалась серьезная меди­цинская помошь.

Шофер того же совхоза Н. Куз­нецов после сильного захмеления в Озерах сбил автомашиной двух женщин-пенсионерок, находив­шихся на «островке безопасности», и врезался в изгородь.

Конечно, суд сурово наказал виновных, но никто не мог вер­нуть здоровье изувеченным людям.

– Много ли подобных случаев?

– К сожалению, еще не мало, – говорит инспектор ГАИ П. П. Минаков. – Только за последнее время работниками милиции задержаны в нетрезвом состоянии за рулем шоферы совхоза «Горский» В Храпов, Б. Демин, И, Головин, И. .Тарасов, шоферы совхоза «Сосновский»– Н. Чижин, А. Басюбин... Все .дорожные происшествия являются следствием того, что за рулем сидит пьяный
водитель. – Простите, я не совсем точен. В истории, – которую я. Вам рассказал уже, шофер был трезвым. Но тогда мертвецки. Пьяным оказался пострадавший.

– В чем же главная причина преступлений на дорогах?

– В обстановке терпимости и безнаказанности, которая, к сожалению, процветает на ряде предприятий. В совхозах, особенно в «Сосновском», «Озерах», с трактористами не проводится изучение правил уличного движения, колесные тракторы выпускаются на линию без путевых или маршрутных листов. В. этих совхозах плохой контроль за выпуском и возвращением с линии машин, стоянки не оборудованы... Да и отдельные руководители не подают должного примера в поведении.

***

Именно потому – подумал я, и были те случаи, – о которых мне рассказали т. Минаков и другие работники ГАИ и которые мне стали известны, из. письма, поступившего в редакцию. Вот это письмо:

«Уважаемая редакция! Прошу принять возможные меры, может, пойдет на пользу. Такой пьянки еще не видал, как в Мощаницах 22 марта. В сильном опьянении тракторист Авдеев работал на тракторе, но его никто не остановил. В этот день шофер Гладышев чудом приехал из Озер и у скотного двора вывалился из кабины, его поднимали доярки. А накануне – после очередной попойки бригадир животноводства Абрамов выбил челюсть у бригадира полеводства Широкова.

Против всей этой пьянки нет борьбы в Мощаницах, хотя здесь большой коллектив партийной организации. К тому же сам управляющий отделением совхоза «Озеры» Савостин И. М. берет водку в магазине в рабочее время и распивает в конторе или в бывшем медпункте».

– Иван Михайлович Савостин выпивает регулярно. Это точно, – пояснил нам при встрече секретарь партийной организации отделения, председатель Мошаницкого сельсовета С. А. Савин. – Иногда и я с ним вдвоем. Но чаще с ним по-приятельски пьют бухгалтер Комиссаров, объездчик Ушаков.

– Что верно, то верно. Скрывать не стану, – дополнил заместитель управляющего отделением В. А. Воронин. – 20 марта, в день зарплаты, Комиссаров, Абрамов, Широков, кассир Воронина и я собрались и выпили в бухгалтерии, потом пошли ко мне домой и добавили по лафетнику красненького. А поздно вечером вбежал в дом бригадир Абрамов и сказал, что он перебил челюсть Широкову. Где они пили еще, я не знаю... Бывают у нас случаи, когда не.которые садятся на машины в нетрезвом виде. Частенько пьют шофер Гладышев, трактористы. Анашкин, Авдеев, Леднев... Во время сеноуборки Леднев, к примеру, напился до того, что не мог работать...

– А, что тут особенного? – вставляет кассир Р.И. Воронина.

– Выпить – это святое дело!

– За свои ж пьем!.. – поддерживает ее бухгалтер Н.А. Комиссаров.

– Тут уж говорить нечего, – сказал, когда мы садились в машину, старик, давно живущий в Мощаницах. – От ней, от водки, все качества...

* * *

Пора подвести черту. Выводы очевидны. Алкоголизм – порок. Социальный вред пьянства общеизвестен. Пьяными совершаются наиболее тяжкие, наиболее дерзкие и циничные, преступления. На их совести большинство аварий, хулиганских поступков.

С ликвидацией эксплуататор­ских классов в нашей стране прак­тически устранены все социальные причины для пьянства. И оно яв­ляется ныне не чем иным, как проявлением распущенности, наплевательского отношения отдельных лиц к правилам и нормам социалистического общежития. Было бы недопустимым упрощением выискивать причины пьянства лишь в «пережитках прошлого». Пьянство появляется там, где имеются пробелы в организации труда, культуры, воспитательной работы, где слабо, действуют административные органы и общественные организаций. Следовательно, нужно говорить не о причинах пьянства, а об условиях, способствующих его распространению, ликвидация которых зависит только от людей, их воли и желания.

Авария... Мы говорим о ней, когда совершилось дорожное происшествие. Но ведь она началась гораздо раньше. Авария –  это первая рюмка, выпитая перед рейсом.

Не все, кто упоминался выше, – алкоголики, которых надо делить. На почве пьянства не все они совершили преступления. Не которые даже возмутятся, если им напомнить известный случай, когда, напившись до безумия человек убил своего друга. Но как объяснить им, «нормально пьющим», что тот выродок тоже начинал с «нормальной пьянки», что однажды прощенный себе прогул на работе, скандал в семье ставит перед барьером, за которым. простирается пьяная безответственность, которая рождает преступления? Ответ может быть только один – нет, нельзя прощать даже малейшего нарушения общественного порядка! И в этом надо, быть последовательным до конца.

Но борьба против алкоголизма может быть эффективной только как законченный комплекс мер. Большую работу проводят работники милиции по борьбе за безопасность движения, за предотвращение преступлений. Но главное – всей силой общественного воздействия подавить то зло, которое рождает пьянство. Надо стать подлинными. хозяевами в своем доме… У общественности и администрации есть достаточно прав и возможностей, чтобы заставить пьяницу подчиниться нашей морали.

* «Коломенская правда», 9 апреля 1967 года.

 

МЕХАНИЗАЦИЯ

 

После окончания учения по­лучили мы с Федей Сундуковым назначение в конструктор­ское бюро сельскохозяйствен­ных машин и решили сразу же созидать. Но с чего начать?

– Идея! – говорит как-то Федя за ужином. – Неплохо побывать на месте и посмот­реть, что там и к чему.

Взяли мы командировку, прибыли к месту назначения. Вышли за деревню, смотрим – сенокос в разгаре. А это зна­чит, что у каждого работника коса. И делает он ею, говоря научно, возвратно-поступатель­ные движения над земной по­верхностью.

– Разве это работа! – го­ворит Федя. – С такими тем­пами мы далеко не уедем.

– А что ты предлагаешь? – спрашиваю я.

– Есть идея! Производи­тельность труда на сенокосе увеличим вдвое.

Федя тут же набросал эс­киз. Его модернизированная коса имела два лезвия: одно – влево, второе – вправо. Хо­лостой ход теперь исключался.

Отрапортовали начальству. Нам фонды выделили. И вско­ре деревенскому косарю деду Акиму была вручена двулез­вийная коса. Я начал прикиды­вать причитающееся нам с Фе­дей денежное вознаграждение. А Федя задумался и говорит:

– Так-то оно так, да толь­ко не нравится мне, что за дедом Акимом в разбросанном состоянии будет оставаться ско­шенная трава. Есть идея: совместить сенокошение с убор­кой. Навесим сзади деду Аки­му грабли с широким захва­том.

Руководству идея понрави­лась. Фонды выделили. И че­рез несколько дней мы уже на­вешивали на деда Акима граб­ли.

Теперь процесс выглядел так: идет дед Аким по лугу, косит влево, косит вправо, а за ним грабли волочат копну ско­шенной травы. А неугомонный Федя говорит:

– Не тот у нас масштаб! Будем расширять!

Мысль свою Федя не успел закончить. Тут дед Аким за­махал нам рукой, и мы поспе­шили к нему.

– Все хорошо, ребята, – сказал дед Аким, вытирая рукой лоб, – но комплексной ме­ханизации вам пока не уда­лось достичь. Вот если бы на­весить на меня еще и лопасти, как у вертолета, тогда дело другое: скосил лужок и мигом по воздуху на другой.

Инициатива снизу нам с Фе­дей пришлась по душе. Я бро­сился к деду Акиму и расце­ловал.

– Плохо только, что нель­зя прихватить ночную смену, – грустно заметил дед.

– Это же почему? – возра­зил Федя. – Мы пристроим спереди фару...

* «Ленинское знамя», 7 марта 1969 года.

 

НОЧНОЙ ДИАЛОГ

 

Еду я в такси. Песенки мурлычу. А у самого: голова шумит, в животе брожения какие-то и во рту нет прежней свежести.

Проезжаем Преображенскую площадь. Глядь я на часы: О-ва! Полпервого ночи.

"Ну, – думаю, – на этот раз она мне вломит…”

Еще с полчаса едем.

– Этот? – спрашивает шофер, указывая кивком головы на дом.

– Нет, – говорю, – следующий.

Вхожу в подъезд, шатает. Лифт не работает. Выразился я, как положено по такому случаю. Схватился за поручни обеими руками и начал брать высоту пешим порядком: Где ползком, а где и во весь рост.

Между тем мысль работает непрерывно и четко.

"Дай Бог добраться, – бормочу я, – А там... Главное что? Главное ее не разбудить! На цыпочках, на цыпочках до дивана... утром рано подняться, вычиститься. А остальное – по обстановке".

Потыкал ключом в замочную скважину. Дверь открылась, остороя но вхожу, темнота – ни зги! Вдруг за спиной – щелк! Сработал за­мок. Я так и обмер, немного пришел в себя. Затаил дыхание. Прислушиваюсь. Вроде все спокойно.

Растопыриваю руки пошире и, соблюдая баланс, шагаю дальше…

"Дверь должна быть справа", – размышляю я.

И точно. Наталкиваюсь на дверь.

Нажимаю ручку.

"Все идет нормально!.. Нормально!" – твержу себе.

И тут раздается пронзительный скрип. "У, предательница!" – чуть не вскрикиваю я.

– Кто тут? – слышу в комнате женский шепот.

"Влопался!" – решаю я.

– Я! Я, милая... – лепечу.

– А почему не включаешь свет?

– Да, ничего... – говорю.

Раздеваюсь.

– И все же ты меня не любишь, – говорит она.

"Ну,  думаю, – понесло!"

– Почему же, дорогая?..

– Если бы не так, – продолжает она, – ты бы не возражал против покупки того, что я тебя просила.

"Что же она просила? – ломаю голову. – Впрочем, не важно, что. Буду на все соглашаться".

– А почему не купить? – говорю, – Завтра и возьмем!

– Но только поставим его в кухне.

– В кухне! Непременно там, – механически подтверждаю я.

– Это будет так удобно!

– Да, конечно.

"Для естественности, – мелькает у меня мысль, – надо слегка возразить…"

– Впрочем, почему в кухне, – говорю я, – а не в прихожей?

– Нет, я настаиваю: в кухне!

– А я считаю: в прихожей!

– Нет, в кухне!

– В прихожей!

– В кухне!..

Тут в коридоре раздался шум и я прервал спор. Быстро натяги­ваю снова на себя брюки и, придерживая их рукой, спешу к двери.

Но не успел я сделать и двух шагов, как в передней раздался властный мужской голос:

– Я же просил не запирать!

Дверь в комнату заскрипела и в то же мгновенье заморгали лампы дневного освещения.

Смотрю я по сторонам и ... Батюшки вы мои! Вокруг стоит немецкий мебельный гарнитур, а дома у меня чешский...

 

НЕ ЖДАЛИ

Ну и ну!

 

В редакцию позвонил шофер Московского хладо­комбината № 8 Валентин Томаров.

– Помогите! Я привез из Чернигова на авторефрижера­торе 12 тонн мяса для Остан­кинского мясоперерабатываю­щего комбината. И вот стою уже сутки, но разгружать ни­кто не собирается. Еще Виктор Зорин стоит, он привез из Моршанска Тамбовской облас­ти 8 тонн мяса.

Через полчаса мы встрети­лись с В. Томаровым и В. Зо­риным у ворот комбината. Прибыли они в Москву в пол­день и сразу же, не теряя ми минуты, доставили груз по наз­начению.

– Стойте, ребятки, не торо­питесь! Наверное, сделаем пе­реадресовку, – сказал техно­лог первой смены.

– Периферия завалила нас мясом, девать некуда,– под­твердил начальник цеха хране­ния В. Генералов.

Томаров от «переадресовки» отказался. Зорин направление взял, чтобы не терять времени.

На 2-м Московском колбас­ном заводе, куда пригнал свой рефрижератор В. Зорин, его, конечно, тоже не ждали.

– Возьмем только говяди­ну,– заявили           колбасники, – Свинину сдашь в другом ме­сте.

Вскоре В. Зорин снова под­рулил к воротам Останкинско­го комбината. Авторефрижера­тор Томарова стоял на том же месте без движения.

Наступила пересменка. Техно­лог второй смены заявил: «Разгрузку производить не бу­дем!» Минула третья смена, наступил новый рабочий день…»

Когда мы сообщили об этой возмутительной истории, заместителю директора комбината И. Кошелеву, он даже удивился:

– Жаль, что шоферы не обратились ко мне сразу. Вы не успеете выйти из моего кабинета, как рефрижераторы будут разгружены. – Игорь Вячеславович потянулся к телефонной трубке. – В другой раз такое случится, обещаю: виновным не поздоровится.

А нам думается, не надо ждать «другого раза». Слишком дорого обходятся государству подобные переадресовки.  Давайте на минутку вникнем в случившееся. Труженики села прислали в столицу ценные продукты. В кратчайший срок водители доставили важный груз в Москву. Ведь малейшее промедление влечет за собой потерю калорийности, а то и порчу продуктов.

И вот у самых ворот комбината – стоянка. Она затянула почти на двое суток.

Кстати, слова своего зам. директора И. Кошелев не сдержал. Рефрижераторы, разгрузили лишь через восемь часов после того, как он дал слово сделать это немедленно!

Будем надеяться, Министерство мясной и молочной промышленности РСФСР строго спросит с виновных и примет меры к тому, чтобы авторефрижераторы ни одного лишнего часа не стояли у ворот мясоперерабатывающих комбинатов. Простой даже пустых грузовиков влетает в копеечку. Тем более – груженных мясом.

* «Комсомольская правда», 21 апреля 1971 года.

 

ВЕСЬМА УБЕДИТЕЛЬНЫЙ ДОВОД

 

Кандидат технических наук Сергей Сергеевич Р. решил раз­водиться. И составил он в суд такое заявление:

«Начиная с 1966 года со стороны жены, Маргариты Николаев­ны, отмечается систематическое расходование нерабочего време­ни на аморальные мероприятия:

1) 1966-67 гг. – тайная связь с Петром Щербиной, приве­зенным из г.Гагры и прописанным по лимиту в Москве. В 1967 го­ду я застал их в ванной комнате в квартире его приятеля Ана­толия Мельникова (имею доказательства в виде парных фотогра­фий в горизонтальном положении).

2) 1967-68 гг. – тайная связь с Юрием Алексеевичем Зюзи­ным, проживающим в г.Калининграде, в результате чего его сын из отличников стал троечником. А от Зюзина у меня сохранилась гимнастерка, ботинки и другие вещи.

3) Начало 1969 года – тайная связь с неженатым Владимиром Александровичем Павловым (Москва), передавшим моей жене свою семейную библиотеку и сувениры.

4) Лето 1969 года – тайная связь с Марком Александрови­чем Рыбкиным (Тбилиси)...".

Ответчица не стала отрицать "тайных связей". Да и куда денешься, если за время супружества мужем составлено три картотеки, с дотошной точностью фиксирующие все ее похожде­ния!

– Прошу суд учесть, – с достоинством сказала Маргарита Николаевна, – что я врач-терапевт. Работаю на полторы став­ки. И времени для аморального поведения у меня остается очень мало.

 

ИСКУССТВО ЗАЙМА

 

Немногие умеют просить де­нег в долг. А между тем, нече­го и говорить, какого внимания заслушивает это искусство!

Самый примитивный способ раздобыть деньги – это подой­ти в упор к человеку и ска­зать:

– Дай рубль.

Так поступают в помещении.

На улице просят меньше – 20 копеек.

Разумнее обратиться к из­бранной жертве с заявлением:

– Я вас хочу испытать! Одолжите сорок рублей...

Мотивы, которыми руковод­ствуются, когда дают деньги взаймы, разные. Но нет сомне­ния, что в большинстве случа­ев те лица, которые одалжива­ют деньги, с охотой предпочли бы их вовсе не давать. Вот по­чему, занимая, хорошо иметь еще деньги и не казаться мок­рым цыпленком, для которого какой-то рубль – целое состоя­ние.

Весьма важно определить, у кого занять. Мало того, всех лиц, у которых можно занять, необходимо распределить по классам. Например, класс ме­лочных займов, класс займов средних и, наконец, серьезных. Но, золотое правило: никаких долгосрочных.

И ни под каким видом нель­зя смешивать этих классов!

В высшей степени неблаго­разумно обращаться за тремя рублями к человеку, у которого со временем можно получить целый четвертак. Конечно, с другой стороны, бесполезно умолять одолжить сто рублей, того, кто сам мечтает стрель­нуть у вас пятерку.

Для мелких займов самые подходящие кандидатуры моло­дые люди. Молодость велико­душна. С ними надо быть на ты, даже если не знаешь их имен. Если у них есть в карма­не три рубля, смело рассчиты­вайте на два.

Но не думайте, исходя из этого, что средние займы берут у людей средних лет!

Пожалуй, самое трудное найти лиц, у которых можно сделать крупные займы.

Если мы вспомним главное правило (всякий скорее не даст, чем даст), то тогда гораздо легче определить круг полезных нам людей.

Охотнее других нас осудят те люди, которые возлагают на нас надежды (подавайте их!), либо зависят от нас (да поможет им Бог!), либо чем-то нам обязаны (да поможет нам Бог!). Кроме того: копите слухи, тайны, толки и побольше пикантных подробностей из жизни ваших будущих займодержателей.

Чрезвычайно важно знать, в какой момент попросить взаймы!

Операцию следует проводить внезапно, чтобы собеседник не успел придумать мотива отказа. Обращайтесь к своей жертве не раньше, чем вы успели заглянуть к нему в бумажник или в платежную ведомость. Иначе не избежать стандарта:

– С удовольствием бы, дорогой, но как раз сам сижу без денег.

Люди бывают с раскрытыми бумажниками:

а) при покупке театральных билетов,

б) при уплате профсоюзных взносов,

в) при посещении сберкасс,

г) в ресторанах и т.п.

В таких случаях возьмите, как бы в шутку, чужой бумаж­ник (дайте, мол, я пересчитаю, сколько у вас денег), прогово­рив при этом с веселой улыб­кой:

– Ого, какой пузатый бу­мажник!

Пересчитав деньги, отделите себе одну третью часть, осталь­ное вложите в бумажник и, воз­вращая его владельцу, бодро провозгласите:

– За находку – третья часть!

Обыкновенно человек расхо­хочется подобному остроумию. Если же он вздумает возму­титься, то следует принять са­мому негодующий вид и ска­зать:

– Вы шуток не понимаете! Я ведь в долг взял, а не насо­всем,

И... уходите.

Некоторые горячие головы ратуют за метод так называе­мого «кругового займа», когда деньги берутся у одних заимо­дателей с тем, чтобы погасить долг другим. Я против! Реко­мендовать этот метод для ши­рокого внедрения нельзя. Не каждому он по плечу. Тут нуж­на и хорошая научная органи­зация, и умение составить сете­вой график денежного оборота. Но я не хочу и порочить этот метод. Без ложной скромности скажу, что, пользуясь «круго­вым займом» при должной ко­ординации, мне удавалось ла­дить одновременно примерно с двадцатью займодавцами.

Когда занимаете деньги, очень важна ваша манера уста­навливать сроки отдачи. Ни­когда не просите до завтра, особенно в серьезных займах. Это настораживает. Будьте точ­ны и лаконичны. Говорите, на­пример:

– Восемнадцатого в шесть вечера вы получите ваши день­ги.

Конечно, такое восемнадца­тое наступит нескоро, но дове­рие вы, считайте, заслужили.

В заключение еще один добрый совет: весьма полезно устраивать с денежными людь­ми особого рода «репетиции». «Репетиции» просто необходи­мы, если вами планируется по­купка автомобиля, мебельного гарнитура, дюралевой лодки «Казанка» или кооперативной квартиры. Суть их в следую­щем: положим, что предостав­ляется возможность занять деньги, хотя они вам совершен­но не нужны. Все равно займи­те. Хоть пятерку! Пообещайте отдать через недёлю, а верните через три... ну, дня, конечно. И тогда... Да не оскудеет рука дающего. В другой раз вам охотно ссудят и пятьсот.

Помните, не перевелись еще наглецы, которым, видите ли, не терпится получить обратно деньги. Забыв великую исти­ну: «Будьте взаимно веж­ливы!», они устраивают засады, поджидают вас в дни зарплаты где-нибудь в коридоре, на лест­ничной клетке или даже у ва­шей собственной «Волги».

Здесь не церемоньтесь! Сме­ло идите навстречу препятст­вию. Оборвите такого типа на полуслове и с чувством превос­ходства скажите (эффектнее всего басом):

– Эх, вы, Константин Вла­сович!.. Как вы только може­те?..

Тяжело вздохните. Безнадеж­но махните рукой. И гордо ухо­дите прочь, оставив нахала с открытым ртом.

И последнее. Не забудьте пригласить потенциальных заи­модателей на день рождения супруги. Или на новоселье.

* «Мартеновка», 5 февраля 1973 года.

 

БАЛЛ ЗА БАЛЛ

 

Ходят слухи, б Тульском политех­ническом институте случай был. Одного преподавателя перестали пускать на семинары. Говорить ни­кому не давал. По четыре раза под­нимался на одном семинаре. Ему говорят:

– Хватит с тебя, дай другим вы­ступить.

А он отвечает:

– Не могу, год кончается, а у меня только 27 выступлений, а за каждое выступление только 0,03 балла положено... Выжить меня хо­тите?

Кончился год, и у преподавателя этого в итоге 33 выступления на се­минарах вышло.

– Все, – сказал он, – крышка мне. Не переаттестуют и уволят за несоответствие занимаемой должно­сти. Одной сотой балла не добрал по графе «общественная деятельность».

– ты случайно не член месткома? – с надеждой спрашивают коллеги. – За это сразу четыре балла отваливают.

– Нет, я не член месткома, – грустно отвечает неудачник.

– Тогда, может быть, ты член правления общества «Знание»? – не теряют надежды друзья. – За это три балла кладут.

– Нет, не записывался, – сов­сем скучнеет преподаватель, не на­бравший балл согласно инструкции, утвержденной ректором Тульского политехнического института.

Инструкция эта призвана харак­теризовать работу преподавателей института по «весовым коэффициен­там». Нет, не по среднесуточному привесу, а в баллах, начисляемых за разные полезные дела. Причем не только по общественной линии, но и по учебной и методической ра­боте, а также по научным исследо­ваниям и повышению квалификации. По каждому разделу существует ми­нимум, который нужно вытянуть. Потому что в конце года из-за этого могут не переаттестовать и отстра­нить от должности. Причем по общественной работе – во что бы то ни стало надо добыть балл, а по учебной – целых 13. В конце года подбиваются бабки, и уже тогда держись!

Такую вот инструкцию утвердил ректор института тов. Седыкин. А разработали ее бывший проректор по учебной работе тов. Голутвин и про­ректор по научной работе тов. Боб­ров.

Не все, видимо, продумал в этом вопросе ректорат института, и за это он заслуживает оценки достоинст­вом в один балл.

* «Труд», 11 октября 1973 года.

 

ТРУСИКИ ДЛЯ ИКАРА

 

Известно, что веяную по­лезную мысль, а конструктор­скую тем более, надо по­ощрять. В том числе и сред­ствами художественного воз­действия. Вот почему Витеб­ское специальное конструк­торское бюро зубообрабаты­вающих шлифовальных и за­точных станков возжаждало росписи «Рождение мысли». Молодой художник Н.Д ундин вдохновился. Сделал худож­ник И. Дундин настенную рос­пись, однако СКБ отказалось оплатить ее.

И вот я в Витебске. Кон­кретно – на лестничной клет­ке СКВ между первым и вто­рым этажами, где эта самая роспись помещена.

– Заказчик пожелал отра­зить тему развития конструк­торской мысли,– начал Дун­дин.– Я взял за основу легенду об Икаре. В нижней ча­сти росписи, как видите, изо­бражен Дедал. В этом образе я показал древнего конструк­тора, мастера, изобретшего крылья, на которых взлетел Икар. Руководство СКБ не возражало против Икара, но потребовало, чтобы я одел его в нечто современное... Впору хоть джинсы или тру­сики на Икара натягивай!.. А между прочим, работа при­нята художественным сове­том при Витебских художест­венно-производственных мас­терских.

Разговор был продолжен с начальником СКБ Н.Д. Сухиненко.

– СКБ в таком виде рос­пись оплачивать не станет, – сказал Николай Дмитрие­вич. – Мы просим Дундина доработать произведение, осо­временить, изобразить Икара, к примеру, в космическом кос­тюме. И тогда роспись будет нами оплачена. А сейчас что? Сейчас этот голый мальчик вызывает неприятные эмо­ции.

Главный инженер СКБ В. Сигов и заведующий секто­ром технической информации СКВ В. Севастьянов согласно закивали головами.

– Мы были слишком довер­чивы к художнику, – сказал Севастьянов. – И вот, пожа­луйста, голый мальчик. На­ши претензии к росписи кон­кретны и оправданны. Перед Дедалом, например, лежит чи­стый лист бумаги. А надо бы на нем изобразить какие-либо чертежи. Допустим, того же нашего заточного станка. А, не сделав этого, можно подумать, что Дедал читает священное писание... И потом эта леген­да не очень подходит к наше­му СКБ. Ведь Дедал сделал Икару крылья из воска. А тот долетел до солнца, и они рас­плавились. То есть, вся затея Дедала пошла насмарку. И выходит, что коль роспись у нас, то и мы все делаем здесь, в СКБ, насмарку...

Еще один подошедший со­трудник СКБ добавил, что рос­пись можно трактовать и так: сколько, мол, ни работай в на­шем СКБ, голым вылетишь.

В таком вот духе и шел раз­говор. Итоги подвел началь­ник СКБ:

– Мы оплатим Дундину лишь часть росписи. За голого мальчика он не получит ни гроша! Если одумается, учтет наши замечания, оденет свое­го Икара, тогда – остальную сумму.

На том и порешили...

г. Витебск.

* ж-л «Крокодил», №33, ноябрь 1979 г.

 

После публикации Отклик на «ТРУСИКИ ДЛЯ ИКАРА»

 

Витебское специальное конструк­торское бюро зубообрабатывающих шлифовальных и заточных станнов задумало украсить свое помещение расписным панно под названием «Рождение мысли». Реализовать этот прекрасный замысел было поручено руководителями местных художест­венных мастерских художнику Н. Дун­дину. Среди прочих фигур задуман­ной композиции он изобразил и Ика­ра, причем, как это соответствует древнегреческому мифу, в нагом ви­де.

Это вызвало смущение у чопорных руководителей СКБ, которые постави­ли перед живописцем дилемму: либо одеть античного героя в нечто при­личное, вроде трусов или джинсов, либо лишиться оплаты за свою рабо­ту… Об этом говорилось в фельетоне «Трусики для Икара».

Как сообщили редакции заместитель начальника конструкторского бюро В. Пуляевский и секретарь партбюро А. Гуторев, факты, изложенные в фельетоне, верны. В СКБ сделали из этого случая необходимые выводы. Конфликт с художником И. Дундиным улажен, Витебским художественно-производственным мастерским полно­стью перечислены деньги за работу над композицией.

 

ОЧЕРЕДНОЙ ПЕРЕПОЛОХ В СИОНИСТСКОМ КАГАЛЕ

 

– Престиж нашего племени, да и всего сионистского движения в глазах аборигенов мира, особенно русских, терпит ныне катастрофический крах! – с дрожью в голосе сходу выпалил при нашей очередной встрече раввин хоральной синагоги, еще более выпучив глаза навыкате и нервно подрагивая оттопыренной нижней губой. Абсолютно исчезла всякая толерантность к нашему племени! Никакой терпимости к чужим мнениям и верованиям!

– Откуда такая безысходность? – поинтересовался я, сразу поняв, что в их сионистском кагале какой-то очередной переполох.

– Ну, как же! – воскликнул раввин. – На протяжении тысячелетий, осваивая на планете Земля все новые и новые места нашего поселения и последовательно покоряя коренные народы иноземных держав, наши соплеменники неусыпно старались внедрить в сознание местных аборигенов и вдолбить в их задубелые головы светлый образ о нашем избранном племени как о людях – мучениках. Вечно бедствующих, страдающих, постоянно везде и всегда гонимых и преследуемых туземным быдлом… И во все предшествующие века проделывать такую вот изощренную психологическую обработку коренных народов в странах нашего поселения нашим соплеменникам всегда с успехом удавалось. Неизменно в глазах аборигенов рос наш престиж, авторитет, влияние, обаяние. Все это, естественно, способствовало ускоренному закабалению нами иноземных держав и их народов, а также, само собой, нашему обогащению. А изобретательно придуманная сионистами беспрецедентная мистификация с «холокостом» и вовсе превосходнейшим образом сработала в интересах нашего сионистского племени и решения стоящих перед нашими людьми стратегических задач на пути к всемирному иудейскому царствованию. Преувеличение же сионистами еврейских страданий во Второй мировой войне было важным и существенным моментом при создании сионистского государства Израиль. Миф о «шести миллионах погибших европейских евреях» наилучшим образом послужил психологическим оправданием крупномасштабной чистке, репрессиям и пыткам палестинского народа. Если бы не эта наша мистификация, мир никогда бы не позволил сионистам предпринять свою колониальную авантюру в Палестине в 1948 году. И если бы не эта мистификация, нашему племени бы не удалось представить дело таким образом, будто именно евреи пострадали больше других и поэтому остальные народы обязаны испытывать чувство вины, каяться и возмещать те материальные убытки, которые понесли в войне евреи…А осознанно развалив Советский Союз, нашим соплеменникам опять же удалось представить дело так, будто при тоталитарном сталинском режиме пострадали исключительно наши соплеменники-евреи, и просионистские средства массовой информации во всю до сих пор афишируют евреев как ярых демократов, правозащитников и борцов за справедливость…И все, казалось бы, шло как по маслу! Предложенная нами версия об истинных страдальцах советского тоталитарного режима аборигенами этой страны воспринималась вроде бы спокойно. Подаваемую им посредством СМИ благостную информацию о наших соплеменниках аборигены заглатывали сполна без признаков какого-либо явного публичного неудовольствия…И вдруг такой реприманд неожиданный! Получается, что мы снова споткнулись на этой Святой Руси, этом православном чудище, неизменно стоящем на нашем пути к всемирному иудейскому царствованию.

– Какой же это «такой реприманд неожиданный»? – спросил я.

– А вот такой, – последовал ответ, – что нынче в этой стране наших соплеменников в открытую, публично стали обзывать не иначе как «враги русского народа»! Ведь уже до чего доходит! На сайте Интернета «В десятку», который позиционирует себя как агентство русских новостей, наших известнейших соплеменников спискам преподносят мировому сообществу как исконных врагов русского народа. В этом списке оказались и глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, и журналист Марк Дейч, и директор антиэкстремистского центра «Сова» Александр Верховский, и руководитель фонда «Холокост» Алла Гербер, и директор московского бюро по правам человека Александр Брод…И так далее и тому подобное. Фигуранты списка называются «вражинами русского народа», которым «пощады быть не должно». На каждого из фигурантов списка составлено досье: указаны домашний адрес, телефон, паспортные данные. И все они цинично предупреждены, что фигурантам списка «имеет смысл опасаться за свое здоровье». Можно с уверенностью предполагать, что найдутся люди, которые захотят осуществить эти угрозы… Надо отметить, что это уже не первый подобный список. Подобные списки распространяли члены «Русского национального единства». В перечень «врагов русского народа» одного из таких списков вошли также первый президент России Борис Ельцин, экс-премьер Михаил Касьянов, действующие тогда министры здравоохранения и социального развития и экономического развития и торговли Михаил Зурабов и Герман Греф, оппозиционеры Гарри Каспаров и Никита Белых, правозащитники, журналисты… А регулярные систематические публикации в средствах массовой информации о растущей численности еврейских долларовых миллиардеров-олигархов, укравших сотни миллиардов из ресурсов русского народа, разве не нагнетают в головы трудовых низов русских аборигенов негатив против наших соплеменников? Разве не взываются при этом трудовые массы русских аборигенов к социально-политическому взрыву в этой стране против нас – новоявленных врагов русского народа?...А что в открытую творится сейчас в этой стране? Наших почтеннейших известных и уважаемых во всем цивилизованном мире еврейских миллиардеров-олигархов Романа Абрамовича, Михаила Фридмана, Виктора Вексельберга, Леонида Михельсона, Бориса Березовского, Вячеслава кантора, Давида Давидовича, Валерия Когана, Владимира Когана, Александра Лейвимана, Александра Гительсона, Александра Геллера, Владимира Кремера, Юлия Шефлера, Иосифа Шапиро, Владимира Кацмана, Владимира Гусинского, Леонида Фридлянда, Леонида Невзмина, Александра Лифшица, Александра Каца, Алекандра Фраймана и всех многих других наших миллиардеров и миллиардерш, миллионеров и миллионерш аборигены из трудовых низов безнаказанно направо и налево оскорбительно называют ненасытными кровососами, мерзкими ворюгами, грабителями с большой дороги, да и просто обыкновенным жульем – мелкотравчатыми наперсточниками…

– И что все это значит? – спросил я?

– А значит все это то, – тяжело вздохнув, сказал раввин, – что наше сионистское дело на сегодня – швах! Гиблое наше дело на данном этапе, говоря иными словами!

– Зачем же так отчаиваться? – не без сочувствия проговорил я.

– Если же учесть, – продолжил раввин, – что за время активного дармового оприходывания нашими людьми общенародной собственности и денежных средств этой страны после августа 1991 года каждым из наших соплеменников автоматически и официально задокументированы на себя достоверные весомые вещдоки, то Генпрокуратуре лишь остается, не мешкая, приступить к исполнению своих прямых обязанностей: немедленно возбуждать в массовом порядке уголовные дела за экономические преступления и требовать у суда для фигурантов «вышку». Ведь в советские времена за хищение всего лишь 100 тысяч рублей государственных средств граждан приговаривали к расстрелу. Не ровен час в этой стране снова возобновят казни за подобные деяния!

– Не надо так убиваться! – сказал я. – Выход из сложившейся ситуации до примитивности прост. Пусть ваши соплеменники лишь вернут награбленное нашему трудовому народу и никакой вышки никому из них не будет. Более того, люди труда нашей страны даже по достоинству оценят такой вот жест со стороны вашего племени.

– Что вы, что вы, мой хороший добрый друг! – в сердцах запричитал раввин. – В практической деятельности нашего сионистского движения ничего такого подобного не предусмотрено. В каждой иноземной стране нашего поселения мы всегда только все берем, но никогда никому ничего не отдаем. Так наших соплеменников наставлял еще мудрейший Моисей!

– Так какой же вариант решения возникшей перед вашим племенем проблемы вас бы устраивал? – спросил я.

– А такой, – лукаво ухмыльнулся раввин, – чтобы, как говорится, и волки, то есть наши люди, остались бы сытыми, и овцы, то бишь туземные русские аборигены, утихомирились бы. Иной вариант решения проблемы, когда бы наши соплеменники лишились бы в одночасье тех богатств, которые они ловко себе оприходовали, разваливая Советский Союз, нас никогда не устроит!

– Ваше сионистское движение располагает методологией разрешения возникшей для вас нынешней проблемы на постсоветском пространстве именно таким образом? – спросил я.

– Располагает, – подтвердил раввин.

– Если это так, – сказал я, – то почему же ваши соплеменники не применили эту самую методологию ранее и допустили развитие событий до того, что вас в открытую здесь стали обзывать врагами русского народа?

– Это принципиальная ошибка наших соплеменников, азартно увлекшихся оприходыванием дармового богатства развалившегося Советского Союза и не проявивших достаточно должного внимания психологической обработке трудовых масс коренных народов этой страны, – пояснил раввин. – Наши соплеменники ошибочно полагали, что главное после августа 1991 года – заграбастать богатства этой страны, а остальное, мол, приложится само собой: большинство русских аборигенов форсировано вымрет, а оставшиеся присягнут нам на верность…Ан, нет! На практике вон что вышло! Интенсивность вымирания трудовых низов русских в этой стране стала ежегодно сокращаться всего лишь на полтора миллиона человек. Осмыслив же, кто конкретно развалил их страну Советский Союз и подвел русский народ к роковой черте, эти самые трудовые низы русских аборигенов публично вынесли нам однозначный смертельный вердикт: сионисты – враги русского народа. А это уже для нас опасно и серьезно кое-чем попахивает. Поэтому мы вынуждены незамедлительно для стабилизации ситуации в этой стране форсированно задействовать по отношению к трудовым низам русских аборигенов всю мощь нашего, наработанного веками, пропагандистского арсенала.

– Какого еще «пропагандистского арсенала»? – поинтересовался я.

– Видите ли, мой хороший, добрый друг, – сказал раввин, – во все предшествующие века наши соплеменники по наущению древнейших сионистских мудрецов, наших прародителей и праотцев, в иноземных странах нашего поселения всегда тонко и незаметно, с неизменным успехом проводили в доверчивое местное общество массу своих эффективно разлагающих сознание аборигенов идей.

– Что же это за эффективно разлагающие сознание аборигенов «идеи»? – спросил я.

– Скажу, – подмигнул мне раввин, – От вас ничего не скрою. И, прежде всего, упомяну идею тайного кастового знания. Сущность ее в следующем. Находясь в Египте, еще за два тысячелетия до нашей эры, евреи усвоили множество утилитарных приемов и знаний от египетских жрецов, создав затем обширное каббалистическое учение и черную магию. Это позволило нашим соплеменникам паразитировать за счет коренных народов стран нашего поселения на психическом уровне. Другая идея, эффективно разлагающая сознание аборигенов, – это идея храма, которая имеет широкий античеловеческий смысл. Это символический храм всемирной власти определенной еврейской элиты над всеми народами мира. Строители его – масоны, в переводе – вольные каменщики, наши соплеменники. Под кирпичиками же подразумеваются все народы: их служащие, рабочие, администрация, являющиеся строительным материалом… Третья идея – идея антисимметрии мира – состоит в глубинной ненависти к позитивным явлениям в нееврейских обществах. Все, что хорошо для человека, – плохо для еврея. Эта тяга иудеев к проживанию в антимире породила диаметрально противоположную трактовку символов для людей и для евреев. Эта идея отражает искусственное разделение человека на животную часть и человеческую. Поклонение Буффамету – гермафродиту указывает на вечное надругательство наших соплеменников над высшими свойствами человека, а также на постоянно проводимое ими разрушение непосредственности, естественности и красоты, столь присущие Природе.

Я не прерывал раввина, решив дать ему выговориться, дабы потом в печати довести до сведения нашего трудового народа информацию о коварных замыслах против него сионистов-расистов.

Между тем раввин, набирая обороты, увлеченно продолжал:

– Четвертая разлагающая сознание идея, с успехом внедряемая нами в среду аборигенов страны нашего поселения, это идея доказательства. Славословием нашими соплеменниками достигается эффект доказательства, в особенности если для этого привлекать уже сложившийся порядок вещей, как якобы само собой разумеющийся. Годятся абсолютно любые методы: сплетни, доносы, сексомания, нарциссомания, наркомания, алкоголизм, порнография, музыка без мелодии, вещизм, стихи без смысла, картины без образов, компьютерная дебилизация, а также любые другие модели разврата. Извечный символ масонов – многоглавый змей, символизирующий многоликое зло разврата…Пятая разлагающая сознание аборигенов идея – это идея неразличимости добра и зла. Она активно участвует в некоторых перечисленных мною моделях. Это тотальное наступление на добро под видом поиска истины. В итоге вместо благородных и красивых героев рождаются бесполые и безликие Чебурашки, так называемые произведения искусства, в которых положительные герои обязательно пьют, курят, флиртуют, говорят пошлости, банальности и выглядят порой даже примитивнее отрицательных героев, которые делают то же самое, иногда даже более изощренно. На наших глазах происходит нивелирование понятий добра и зла, поскольку самый положительный герой обязательно делает какую-нибудь подлость. Излюбленные еврейские приемы: бесконечное и беспрерывное словоблудие, циничное скольжение на грани пристойного и непристойного под видом сатиры и юмора, а также постоянное «выбрасывание тумана», после чего главный вопрос быстро затеряется в бездне второстепенных…Шестая идея форсировано разрушающая сознание аборигенов – это идея террора, которая состоит в том, что люди, осмеливающиеся возражать против любых еврейских идей подвергаются жестокому террору как универсальному средству. Это тайные доносы, которым следует обучить всех членов общества; травля, которую обязаны осуществлять все люди друг против друга; обвинение в антисемитизме; запугивания; представление сумасшедшим и определение в больницы; или, что всегда лучше всего срабатывает, – это обвинение в экстремизме, а также любая другая клевета. Любимый евреями метод наказания – тоже тайный. Если абориген не продвигается по службе, то долгие годы он может не знать, почему это происходит. На высоком уровне это делается, естественно, посредством государственных органов…Седьмая идея, разрушающая сознание аборигенов, – это идея гротеска, сводящаяся к усилению ситуации до абсурда, как один из дешевых маневров с целью вышибить анализирующее сознание из общей колеи мышления и затушевать мысль, которая невыгодна. Например, «евреев обвиняют во всех грехах мира, в том числе и в организации землетрясений». Или «если в кране нет воды, воду выпили жиды»…

Слушал я раввина, смотрел на него и думал: «Какой все же коварный и подлый этот народец!».

Раввин между тем увлеченно продолжал:

– Восьмая идея, эффективно разрушающая сознание аборигенов, – это идея таинственного ореола. Она представляет один из сильных маскировочных приемов фактически для тех же целей, что и в предыдущем случае. Применяется с очень давних времен для наведения «тени на плетень», для разбавления ясной мысли некоторой мутью. Народы, постоянно тычась в неопределенность, слишком нуждаются в ясности, чтобы правильно строить свою стратегию. Как раз евреев-то это совершенно не устраивает. Весьма умело прибег, например, к такому хитрющему методу наш соплеменник Леон Фейхтвангер, в общем-то казалось вполне согласный с тем. Что евреев всюду в мире характеризуют как «гложущих червей». Вроде бы, чего же еще надо, раз все в мире имеют одинаковое мнение об одном и том же? Но Фейхтвангер тотчас производит «удар таинственностью». Такая таинственность всегда берется «с потолка», но зато она с большой точностью попадает в цель. Вместо ясности вплетается доля неопределенности с завораживающим эффектом. Судите сами: только что шло повествование о «гложущем черве»; и тут Фейхтвангер аккуратно «вправляет» романтический перелом следующими словами: «вдруг из глаз еврея благостно глянет на тебя и смутит твой покой древний мир с его вековой мудростью». Или там же: «Казалось, будто природа хочет на примере этого племени наглядно показать, на какую звездную высь может подняться человек и в каких низинах он может погрязнуть»…Девятая идея, разрушающая сознание аборигенов, – это идея незаменимости. Реализуя ее на практике, Фейхтвангер прибегает еще к одному искусственному приему, рассчитанному опять на дураков, довольно избитому и начинавшему порядком надоедать. Выдуманную Фейхтвангером сказку о том, что евреев приглашают народы к сожительству с ними, он объясняет тем, что в экономической жизни страны без евреев не обойтись, поскольку они очень хорошо смыслят в финансовых делах – этой своего рода «общественной крови», на что народы, видите ли, не способны. Об одном только умолчал Фейхтвангер. Вся эта пышная мировая финансовая и экономическая структура была разработана самими евреями не для блага народов, а именно для высасывания всех соков из народов. Понятно, что народы не могут стать проворными у оружия, действующего против них же, в отличие от самих евреев, имеющих дело со своим финансовым детищем…Десятая идея, разрушающая сознание аборигенов, – это идея познаваемости, принижения, примитивности мира, которая сводится к тому, что любое сложное вселенское явление представляется простым путем разбиения на мелкие части. Эта древняя еврейская идея в наше время выражена в мертвящем методе познания мира – псевдонаучном анализе, который, вопреки всеобщему мнению, участвовал в приведении науки к тупику… Одиннадцатая идея, успешно разрушающая сознание аборигенов, – это идея жалости, которая заключается в псевдопроблеме мнимого антисемитизма. Словечко это придумано и введено в обиход одним из священников Петра III. К тому же термин абсолютно неправомерен. Евреи – не семиты. Они представляют смесь из более чем ста национальностей. Любую критику евреев или редчайшее появление в печати еврейской фамилии в неблаговидной роли наши соплеменники называют не иначе как проявлением антисемитизма. При этом издается истошный крик, благо у сионистов средств массовой информации предостаточно, даже без учета просионски настроенных. Антисемитизм – это аккомпанемент, хорошо отрепетированный для музыкального сопровождения мирового сионского спектакля. Это работа на публику, психологически безошибочный, но, в сущности, позорный расчет на то, что если постоянно представляться обиженным, то у людей в конце концов возникнет сочувствие, появится жалость к «страдальцам», и все поверят этой лжи. А это уже важно. Другими словами, если меня упорно защищают, – может подумать кое-кто, не нуждаюсь ли я и впрямь в защите? Неплохо придумано. Неплохо также в такую модель вписывается комплекс «роковой обреченности»: «Ты не директор, а зам. директора, потому что ты еврей. Ты не министр. А зам. министра, потому что ты еврей».С хитростью, недосягаемой для любых других народов. Наши соплеменники занимаются обработкой общественного мнения в произраильском духе. Опутывая свою деятельность тайной и не допуская в свои организации инородных элементов, они истошно вопят о воображаемых притеснениях. Для этой цели подталкивают народы именовать евреев не иначе как «бедными евреями», эдакими «обиженными овечками». Так нам удалось насадить тот стереотип, что евреи во всех странах страдали больше, чем кто-либо на свете, что на самом деле соответствует противоположному положению дел. Евреи никогда не вели и вообще не собираются вести борьбу с антисемитизмом, ибо никакого резона в этом нет. Антисемитизм вызывает жалость к якобы гонимому племени, а главное – втягивает лиц других наций в работу на евреев. Зачем же нам бороться против важнейшего продукта сионской технологии? Сионизм и антисемитизм – две стороны одной медали. Напротив, антисемитизм следует насаждать и разжигать! Это эффективно помогает сохранять обособленность наших соплеменников. Пусть лучше за права евреев по темноте своей будут бороться те же самые русские гои! И действительно с антисемитизмом на самом деле борются только другие нации! Вот это парадокс! Это действительно гениальный политический момент: протащить во всех законодательствах статьи об антисемитизме и, ничего не делая, пожинать плоды! Дело дошло до смешного: пропаганда против несуществующего антисемитизма ведется усиленно, в то время как о реально существующем тайном сионизме говорится мало и невнятно… Двенадцатая идея, благотворно и эффективно разрушающая сознание аборигенов, – это идея высшей расы, которая с успехом культивируется нашими соплеменниками на каждом шагу. Возведенный в ранг, не подлежащий критике Израиль, превратился в некий эпифеномен, обсуждение, критика и тем более осуждение действий которого запрещены, поскольку, видите ли, населявший его народ избрал сам бог! Из всех своих сил евреи создают мнение, что еврейский народ является носителем монотеизма и идей, легших в основу морали цивилизованного мира. Эти утверждения сдабриваются нашими соплеменниками хорошо известными лицемерными, лживыми идеями об избранности, особой одаренности, а преследуют евреев, видите ли, из зависти. Исходя из откровенно шовинистических позиций, идеологи сионизма продолжают укреплять идею о том, что еврейская нация, богом избранная и разбросанная по всему миру, обладает особой миссией. Она носит особый характер и, видите ли, недоступна пониманию обычных людей. Это, мол, единственный народ в мире – ни много, ни мало – венец творения. Идеолог сионизма Наум Соколов безапелляционно заявляет, что евреи «вне всякого сомнения самая чистая раса из всех цивилизованных наций мира». Классы, экономика, политика, культура – все это меркнет перед идеей разделения всего мира на евреев и неевреев. Страны для евреев – пространства, где народные массы – лишь служилое тягло, то есть рабская безликая основа государственного благополучия, люди в них, с точки зрения евреев, – всего лишь низшая форма международной зоологии…Результатом форсированного внедрения в среду аборигенов страны нашего поселения таких вот, перечисленных мною, разлагающих сознание идей является моральная деградация людей, приводящая к исключению и забвению духовности, забвению национального духа и достоинства.

– Вы намерены форсировано проводить в трудовой народ нашей страны такие вот свои разлагающие сознание идеи? – прервал я раввина.

– Да, мой хороший и добрый друг, – сказал раввин. – Именно так!

– И при этом рядитесь в тогу ярых демократов и правозащитников? – возмутился я.

– Извините, – проговорил раввин, но мы обязаны воплотить в жизнь завет наших легендарных предков. Я уже говорил, что еще тысячи лет тому назад древнейшими сионскими мудрецами, нашими праотцами, было завещано нашему сионистскому племени создание на планете Земля «нового мирового порядка». «Новый мировой порядок» является синонимом мира под тотальным контролем сионистов, а если еще точнее сказать, – синонимом всемирного иудейского царствования. Сионистское племя поклялось тогда в едином порыве перед нашими духовными предводителями-прародителями, что их завет будет непременно племенем выполнен, что учреждение «нового мирового порядка» на планете Земля обязательно состоится, а значит, на всем земном шаре воцарится желанное нашим сердцам всемирное иудейское господство. Все последующие века наше идейно и организационно сплоченное сионистское племя, при его мизерной численности, неукоснительно и неусыпно выполняло клятву, данную своим духовным праотцам. Оно только и занималось тем, как бы быстрее реализовать на практике стратегическую задумку наших древнейших сионских мудрецов, как бы половчее, поизобретательнее, поизощреннее обхитрить, обмануть, одурачить коренные народы мира и как бы понадежней закабалить их под нашим владычеством. Клятву же, данную своим духовным праотцам, все эти века наши соплеменники под строжайшим надзором региональных раввинов выполняли и выполняют безукоризненно, безотказно, верно и честно. Достойно, с честью выполнит эту клятву и наше поколение соплеменников! И никакие препятствия нас не остановят на нашем победоносном пути к всемирному иудейскому царствованию. Наши мудрецы сказали: «Уничтожьте аборигеновские государства, разрушьте народы и вы откроете себе дорогу в мир» – этим мы и занимались на протяжении минувшего столетия. Сосредоточив у себя неограниченный контроль над финансовыми и материальными ресурсами планеты, нам удалось в течение всего прошедшего века определять мировую политику, планомерно двигая происходящее в нужном для нашего дела направлении. Владение властью позволило нам на совершенно законных условиях разрушать теперь уже напрямую весь уклад жизни аборигеновского населения. Исполняя высшее поручение наших мудрецов, наша агентура в государственных институтах и учреждениях всех уровней принимает соответствующие законы, проводит либерально-демократические реформы, которые просто-напросто уничтожают самую среду жизнеобитания аборигенов – коренных народов, методично и целенаправленно опуская их до положения вымирания. Если в начале минувшего века, действуя в соответствии с сионистской программой, мы стремились скомпрометировать, ослабить, разрушить аборигеновские государства и их правительства, то теперь, спустя столетия войдя во власть, мы имеем возможность совершенно лигитимно и планомерно проводить мероприятия по разрушению аборигеновских народов. Одной из основных задач при формировании нового миропорядка будет проблема регулирования аборигеновского населения в пределах численности, необходимой для обеспечения достойных, вольготных условий жизнедеятельности наших людей, но не более того. Поэтому сейчас первоочередной задачей для нас является радикальное сокращение аборигеновского народа планеты до уровня, необходимого для обслуживания будущего всемирного царствования нащего племени. И русские в этом отношении не являются исключением. В целом, по подсчетам наших мудрецов, общее количество великоросских славян при диктатуре нашего племени составит всего лишь 35-40 миллионов. Исходя из этой, спущенной нам сверху, контрольной цифры мы и вынуждены поначалу незамедлительно, форсировано задействовать по отношению к трудовым низам русских аборигенов всю мощь нашего наработанного веками пропагандистского арсенала, эффективно разлагающего их сознание и превращающего этот революционно настроенный трудовой люд в скопище обычных политически стерилизованных жуиров-кутил. В случае же, если запланированные нами темпы вымирания этой категории русских нас будут не устраивать, мы будем вынуждены трудовые низы русских аборигенов просто уничтожать. А если говорить точнее, то станем беспощадно травить их, как крыс, мышей, тараканов и прочую подобную мерзость. Благо, приготовленных для этих целей спецпродуктов питания и медицинских препаратов пруд пруди. Иного на данном историческом этапе становления всемирного иудейского царствования не дано.

– То, то вы вытворяете на постсоветском пространстве, – сказал я, – это тягчайшее преступление против человечества, геноцид коренного русского народа.

– Но не сворачивать же нам на завершающем этапе бескомпромиссную, многовековую борьбу за реализацию основополагающих задумок наших мудрейших древних праотцов из-за какой-то святой Руси и какого-то замшелого православия? – в сердцах воскликнул раввин и тут же добавил: – Или, может быть, вы посоветуете нашим соплеменникам, публично объявленным даже врагами русского народа, до упора смиренно ждать того момента, когда взбунтовавшиеся трудовые низы русских аборигенов вздернут их на фонарных столбах?

– Не знаю как насчет фонарных столбов, – сказал я, – но при таких вот ваших делах заслуженного возмездия вашим соплеменникам от нашего трудового народа не избежать.

На том мой разговор с раввином и прервался.

А судить об актуальности состоявшегося разговора и делать соответствующие, возможно и радикальные выводы правомочен лишь наш трудовой народ.

* Г-та «Советский воин», № 9 (23).

 

РАВВИН ПРОСВЕЩАЕТ РУССКИХ АБОРИГЕНОВ

 

Во время моей недавней встречи с раввином хоральной синагоги, как уже повелось, он поначалу передал мне полную конкретную информацию о всех партийно-советских идеологах разных рангов, изрядно подсобивших сионистскому движению в развале Советского Союза, а потом вдруг эдак деликатно-вкрадчиво и говорит:

– Хорошо бы было, если бы посредством вас нынешнее поколение русских аборигенов в положительном смысле просветилось бы по части наших современников и в целом по нашему сионистскому движению. Если, конечно, на то будет ваше согласие…

«Ничего себе достойную миссию придумал для меня почтеннейший раввин!» – не без сарказма подумал я и спросил собеседника:

– И в чем же должно состоять это самое просвещение?

– Видите ли, – сказал раввин, – у русских аборигенов годами сложилось ложное представление, что нас ведет и движет в жизни. А ведь у наших людей и многовековые, сокровенные мечтания, и взвешенные планы по реализации нового устройства мироздания.

«Что ж, выслушаю и на этот раз этого велеречивого господина о задумках и намерениях современных сионских мудрецов, а при первой же возможности расскажу об услышанном трудовому народу», – решил я.  

Между тем раввин, набирая обороты, продолжал:

– Русские аборигены да, к сожалению, и коренные народы других стран мира ошибочно полагают, что самая главная, самая важная и основная сущность, так сказать, квинтэссенция смысла деятельности каждого нашего соплеменника и   в целом всего нашего сионистского движения – это лишь дармовое обогащение наших людей в стране их поселения за счет коренного народа. Какой злостный поклеп на наших соплеменников! И какой заскорузлый, замшелый, пещерный примитивизм в восприятии окружающего мира, реальной действительности и нашей роли в мироздании. Наших известнейших, уважаемых и почитаемых во всем цивилизованном мире миллиардеров-олигархов Абрамовича, Фридмана, Вексельберга, Михельсона да и ту же супружку московского мэра-латифундиста Батурину, не говоря уже о всех прочих наших миллионерах и миллионершах, простонародье этой страны безнаказанно на право и на лево оскорбительно обзывает грабителями с большой дороги, мерзкими ворюгами, да и просто обыкновенным жульем – мелкотравчатыми наперсточниками…

– А разве это не так? – вставил я.

– Совершенно ошибочное суждение, – сказал раввин. – Да мы, конечно, не отрицаем важности в нашей обширной, многогранной деятельности приобретенного в странах поселения богатства в любых формах и видах, да еще к тому ж дармового. Но, заверяю вас, богатство для наших соплеменников вторично или, как говорится, на втором плане!

– А что же для ваших соплеменников на первом плане? – спросил я.

– На первом плане для каждого из наших людей, – пояснил раввин, – это самоотверженное, неукоснительное, жертвенное идеологическое служение своему сионистскому племени, его сверхзадаче и конкретный взгляд на реализацию предначертаний наших мудрейших сионистских праотцов, срабатывание на общий племенной интерес. И только потом уже, выполнив предписанную первейшую племенную идеологическую заповедь и сделав реальный вклад в общую племенную копилку, нашему соплеменнику позволительно личное обогащение. Да и то в размерах, пропорциональных его вкладу в общую копилку – сокровищницу наших племенных социально-политических достижений и великих исторических побед в стране поселения наших соплеменников.

– Кто же устанавливает и контролирует эту «пропорциональность»? – спросил я.

– А для этого у нас существует веками апробированная специальная, надежная, жестко действующая оргструктура, – сказал раввин. – Название же ей: «государство в государстве». Везде и всегда наше племя в приютившей его стране представляет собой государство в государстве, что позволяет устанавливать жесточайшее централизованное раввинское управление нашими людьми на данной территории из одного единого центра. А признаками этого самого «государства в государстве» является отчужденность сионистов по отношении к коренным народам, неслиянность с ними,   вера в то, что существует в мире лишь одна достойная личность – сионист, а другие хоть есть, но все равно надо считать, что как бы их и не существовало…

– И это я должен рассказывать русским людям? – спросил я.

– Не только это, – ответствовал раввин. – Мы сейчас впервые, что называется, во всю по-настоящему во весь рост выпрямились. В открытую, демонстративно, с гордостью и вызовом называем свою национальность. Сионисты имеют теперь возможность публично продемонстрировать моральную мощь своих идеалов, а наше религиозное сознание может себя широко и громогласно выразить. И еще с большей открытостью мы гордимся своими историческими свершениями и ни от кого не скрываем своих дерзновенных планов и того, что в обозримом будущем мы сделаем с этим миром. Такой же открытости в освещении реальной действительности и роли нашего племени в мире мы ждем и от вас… К слову сказать, не так давно мы широко в мире отметили вековой юбилей со времени проведения первого Всемирного сионистского съезда в швейцарском городе Базеле. Грядет и знаменательное 100-летие с тех пор, когда были опубликованы известнейшие протокольные материалы сионских мудрецов. И в связи с этими историческими событиями для вас пропагандистской работы непочатый край... Тут и итоги выполнения за прошедшее столетие политической сионистской программы, заложенной в установках на первом Всемирном сионистском съезде в швейцарском городе Базеле в 1897 году, а также в протокольных материалах сионских мудрецов, и стратегия с подробнейшей тактикой дальнейших действий сионистов по окончательному завладению миром и управления им. Конечно, сто лет лишь миг в истории мироздания,   но в нашем движении прошедшие годы важны в том отношении, что в   этот период получила воплощение сионистская идея обретения земли обетованной и реализовывалась программа сионских мудрецов по утверждению контроля над миром для воздвижения трона нашего всемирного царя. Подводя же итоги проделанной нашим движением плодотворной работы за столетие, необходимо обозначить дальнейший путь, по которому нашему племени предназначено привезти род человеческий к новому миропорядку.

«Дослушаю до конца повнимательней велеречивого раввина, дабы не упустить какой-либо подробности-детали из сомнительного деяния этого одержимого племени и с пристрастием обо всем расспрошу его», – мелькнула у меня мысль и я поинтересовался:

– Чего же достигло ваше движение за истекшее столетие?

– Много... – многозначительно протянул раввин. – Все завертелось с первого Всемирного сионистского съезда. На нем, естественно, стратегии действия иудейства разрабатывать необходимости не было. Поскольку эта самая стратегия была безукоризненно прописана нашими мудрейшими праотцами еще тысячи лет тому назад. И наши лидеры на этом съезде позволили себе лишь осовременить ветхозаветные теоретические выкладки наших древних сионских мудрецов. Провозгласили еврейское равноправия во Франции, а затем и в других странах. XIX столетие проходило как век великой иудейской подготовки, за которым должен последовать век великих иудейских свершений. И потому о тактике сионистского движения по дальнейшему захвату и освоению мирового пространства в грядущем XX веке на первом Всемирном съезде сионистов говорилось досконально, углубленно и разнопланово. Тогда, в Базеле, наши люди смогли публично огласить сионистскую идею объединения нашего племени из рассеяния и обозначить пути обретения и овладения миром. А спустя несколько лет, ровно столетие назад, были распространены протокольные материалы собрания сионских мудрецов и конкретная программа продвижения сионистской политики. Но сразу скажу, информируя аборигеновские народы всех стран о целях нашего движения, мы начисто отметаем всяческие обвинения в наш адрес в неких тайных заговорах. Мы просто честно и открыто говорим всем этим аборигеновским народам: во имя своего же блага следуйте за нами, за нашим племенем.

– Так что же предстояло сделать вашему движению в XX веке?

– Наши мудрецы сказали: «Уничтожьте аборигеновские государства, разрушьте народы, и вы откроете себе дорогу в мир», – чем мы и занимались на протяжении минувшего столетия, – пояснил раввин. – Сосредоточив у себя неограниченный контроль над финансовыми и материальными ресурсами планеты, нам удалось в течении всего прошедшего века определять мировую политику, планомерно двигая происходящее в нужном для нашего дела направлении. Со всей ответственностью заявляем: власти большинства аборигеновских государств, сами того не зная, слепо исполняли нашу волю.

«Да, тут не попахивает расизмом, а омерзительно разит оголтелым сионистским фашизмом», – подумал я, но сдержал свои эмоции и спокойно спросил раввина:

– Как это вами достигалось?

– Овладев средствами воздействия на массы, – сказал раввин, – каковыми являются зрелища, образование, медицина, социальное обеспечение, судопроизводство, мы смогли в полной мере отвлечь слишком беспокойных людей от обсуждения вопросов политики. Внедряя ложные ценности, поощряя и без того сильную межнациональную рознь, религиозную нетерпимость, провоцируя антисемитизм, мы разобщали аборигеновские общества, сеяли взаимное недоверие и даже вражду, между аборигеновскими народами, инициируя разного рода вооруженные конфликты. В конце концов, добившись признания негодности всех существующих правительств, и вообще подорвав доверие аборигеновских народов к своей власти, уже к исходу минувшего столетия мы обладали реальной государственной властью в большинстве стран Запада. И, что, пожалуй, самое главное, смогли вплотную подойти к вершинам правления в России, а нынче и подняться на них.

– И что это вам дало? – спросил я.

– Владение властью, – продолжил раввин, – позволило нам на совершенно законных условиях теперь уже напрямую разрушать весь уклад жизни аборигеновского населения. Исполняя высшее поручение наших мудрецов, наша агентура в государственных институтах   и учреждениях всех уровней принимает соответствующие законы, проводит либерально-демократические реформы, которые просто напросто уничтожают самую среду жизнеобитания аборигенов – коренных народов, методично и целенаправленно опуская их до положения вымирания. Совершенно неожиданный эффект в этом направлении, даже не предусмотренный нашей программой, был достигнут в результате широкомасштабного внедрения психотропных препаратов в повседневную жизнь. В историческом плане употребление наркотических средств, обычно растительного происхождения, было ограниченным и не оказывало практического влияния на состояние общества. Зато сейчас, сокрушив аборигеновские государства, обретя свободу, цивилизованный мир в качестве награды получил фактически беспрепятственную наркоторговлю. В странах Запада распространение наркотиков стало повсеместным, в ряде случаев даже на легальной основе, особенно среди подростков и юношества. Успешно развивается наркобизнес в России; все большее число молодых людей, увлеченных «западными ценностями» приобщается к наркотикам, становясь, в конечном итоге, жертвами наркозависимости. Разумеется, наши агенты во власти ведут «непримиримую борьбу» с наркобизнесом, успешно имитируя преследование отдельных наркодельцов, перехватывая «крупные» партии наркотических веществ, обнаруживая подпольные нарколаборатории, но, отнюдь, не затрагивая самих основ. В тоже время надо признать, что алкогольная наркотизация никогда не препятствовала общественному развитию, но более того объективно даже способствовала аборигеновской власти. Алкоголь крепко вошел в быт всех слоев общества, став в ряде случаев неотъемлемой составляющей образа жизни. На этапе завоевания власти, организуя «антиалкогольные кампании», вводя «сухие законы», нам удалось нарушать стабильность аборигеновских управлений и даже содействовать их падению. Очевидно, что на этапе владения властью мы напротив, обязаны полностью обеспечивать население спиртными напитками всех типов и сортов по доступным ценам в любое время для и ночи.

– Поговаривают также, что ваши соплеменники в странах поселения контролируют и другие сферы деятельности местных коренных народов? – вставил я.

– Да это так, – подтвердил раввин. – Контролируя пищевую и химико-фармацевтическую отрасли, используя медико-биологические разработки, достижения генной инженерии, стало возможным снабжать аборигеновское население такими продуктами питания, такими лекарствами, при употреблении которых существенно страдает здоровье человека, нарушается обмен веществ, падает сопротивляемость организма, ухудшается репродуктивная функция. Серьезные достижения получены в области разработки средств, разрушающих иммунную систему. В этом плане наиболее эффективными оказались инфекции, вызывающие стойкий иммунодефицит у человека. Заболевание практически не поддается лечению, смертность приближается к 100%. В настоящее время распространение подобных инфекций во все большей степени приобретает характер эпидемии. Поощряя сексуальные девиации, наркоманию, можно по существу, достичь неограниченного роста заболеваемости СПИДом, а это еще одно средство ускорения вымирания аборигенов, что вобщем-то и требуется. Отмечу также меры, направленные на снижение рождаемости аборигенов: внедрение гормональных противозачаточных средств, могущих, правда, иметь побочный, отрицательный эффект на женский организм, но кого это волнует, пропаганда и поддержка сексуальных извращений, придание такого рода отклонениям социально значимого статуса вплоть до регистрации однополых семей, создание общественных и даже политических организаций. И еще важным фактором повышения напряженности в обществе является проводимая нами либерализация уголовного законодательства. Добиваясь под предлогом «гуманизации», «человеколюбия» и прочего смягчения наказания, особенно за самые тяжкие преступления, сохраняя жизнь серийным убийцам, террористам, мы создаем в обществе атмосферу страха и неуверенности. Ведь ясно, что из тюрьмы всегда остается шанс выбраться, тогда как из могилы уже нет возврата. Особо выделю результаты предложений по развитию спорта во всех видах. Главным нашим достижением здесь является возрождение олимпийского движения и возрождение Олимпийских игр. Практическая работа, проделанная нашим уполномоченным Купером, при значительной финансовой поддержке со стороны наших банков, позволила еще за год до первого Всемирного съезда сионистов в Базеле провести I -е Олимпийские игры в Афинах. Для тех, кто это не понял, разъясню: олимпийский лозунг: «О спорт, ты – мир!» – полностью отражает нашу концепцию по овладению миром. А еще я скажу, что в будущем мире не будет никаких других полноценных народов, кроме нашего племени. А душам праведников аборигеновских масс мира будет дано существование в качестве добавочного прилагаемого к нашему племени, и они будут вторичны по отношению к нему, как одежда вторична по отношению к человеку. И в этом качестве они получат то, что полагается им из блага, и по своей природе они не смогут достичь большего совершенства.

– А корректно ли, милостивый государь, – сдерживая свое негодование, проговорил я, – вашему племени демонстративно противостоять народам мира и пытаться высокомерно возвыситься над ними?

– А почему бы и нет? – подивился раввин. – Наше племя не просто одно из звеньев человеческого бытия. Наше племя   – фактор космический, подобно солнцу, луне, законам природы. Мы самый аристократический народ в мире, каждый из нас обладает королевским достоинством. В известном смысле каждый из наших соплеменников – принц. И все другие призваны к житию для служения нашему племени в его достойнейшей миссии.

– И что же ждать от вашего племени в грядущем? – спросил я.

– Видите ли, – промолвил раввин, – если в начале минувшего века, действуя в соответствии с сионистской программой, мы стремились скомпрометировать, ослабить и   разрушить аборигеновские государства и их правительства, то теперь, спустя столетия и войдя во власть, мы имеем возможность совершенно легитимно планомерно проводить мероприятия по разрушению аборигеновских народов. Сейчас первоочередной задачей является радикальное сокращение аборигеновского народа до уровня необходимого обслуживания будущего царствования нашего племени, но не более того… Так называемое общечеловеческое культурное наследие, не имеющее ничего общего с нашим движением, для нас не представляет никакой ценности и должно быть отброшено как не нужный, и даже опасный хлам и забыто навсегда. В новом мире искусства: театр, кинематограф, живопись, скульптура, а также литература, архитектура, все виды зрелищ будут ориентированы исключительно на цели нашего племени как высшей расы. Мерка высшей расы – самосознание, внутреннее осознание собственного превосходства, гордость. Это превосходство не только взаимное субъективное восприятие, но и признание теми, кто неполноценен. Мы – раса, неукротимая во веки веков… Проживая в России и сейчас, и в прошлом, каждый наш соплеменник – сионист, всегда осознавал, что именно он, а не русский, является носителем более совершенных расовых качеств.        

– А как же по части демократии? – спросил я.

– Установив демократическое право, – сказал раввин, – располагая неограниченными материальными ресурсами, мы поставили процесс формирования власти в большинстве стран и, что самое главное в России, под свой полный контроль. Толпы аборигенов, опьяненные «этим сладким словом свободы», низвергнув свои правительства, тут же попались в демократический капкан, из которого, уж поверьте нам, никому вовек не выбраться. Впрочем, желания такого у них не возникает, о чем мы не преминули побеспокоиться. В современной демократии большинство подчинено нашему меньшинству. По сути это демократизм хозяев жизни – крупного интернационального капитала. Нашим властям остается лишь убедить толпы, что и они являются участниками демократического процесса. Прослеживается совершенно четкая зависимость: чем демократичнее общество, тем менее свободным становиться человек – материальные заботы, тщеславные устремления вытесняют у него духовную составляющую, превращают его в   заложника собственных страстей. Если в органическом мире Дарвиновский закон естественного отбора лежит в основе эволюции, то применительно к роду человеческому, в борьбе за существование выживают хотя и сильнейшие, но далеко не лучшие представители – грубая сила довлеет над разумом, подчиняет его себе. Уступая «звериному началу», человек теряет свою духовность и, в конце концов, фактически утрачивает человеческую сущность. Итак, дорога «ко все большей и большей демократии», есть путь регресса человечества, его деградации, который, в конечном итоге, ведет к вырождению рода человеческого, а возможно и просто к полному прекращению его существования.

– Спрашивается, зачем же вам тогда потребовалась демократия? – вставил я.

– Прямо скажу, – рапортовал раввин, – демократия востребована нами вовсе не для созидания, но, прежде всего как инструмент разрушения. Концентрируя в своих руках финансовую и политическую власть над миром, мы посредством демократических реформ дестабилизируем аборигеновское сообщество, и, разложив его морально и физически, сможем окончательно покончить с любыми формами аборигеновской государственности, полностью исключить аборигенов из политической жизни. Только так возможно очистить путь к заповедной цели нашего мирового господства.

– Но каким же образом ваше племя собирается победить в современном мире? – спросил я.

– Имеющий уши да услышит! – сказал раввин. Мы возглашаем: «Пусть дивятся блаженные интеллектуалы, всевозможные радетели «общечеловеческих ценностей», досужие болтуны всех мастей, своими бреднями о торжестве добра над злом, человеколюбии, «красоте, которая спасет мир» морочащие людям головы, но знайте – любое зло искореняется еще большим злом. Абсолютное добро грядущего мира достижимо лишь через абсолютное зло, по сути содержащее в себе мировое благо. Поэтому не случайно великие пришли к однозначному заключению: путь развития человечества вперед к идеальному обществу лежит через диктатуру». А диктатура есть власть, опирающаяся на насилие, не связанная никакими законами. Известно – «диктатура пролетариата» есть путь к коммунизму. Но есть дорога в будущее и через иную диктатуру. Во исполнение своей достойнейшей миссии наше племя принимает на себя диктатуру среди остальных аборигеновских народов мира. И уже сейчас наше сионистское движение фактически приступило к несению диктаторских полномочий в мире. Большинство стран старого и нового света находятся под нашими прямым управлением, происходит интеграция отдельных стран в различные экономические, политические блоки и объединения – ВТО, Евросоюз. Военный блок НАТО превратился в могущественную силу, способный утвердить новый миропорядок уже в глобальном масштабе. Посредством НАТО мы можем проводить в жизнь нашу политику, диктовать миру свои условия. И наконец-то настал тот момент, когда мы во всеуслышанье можем объявить: «Наши соплеменники овладели полнотой власти в России!» Они заполнили все поры государственного механизма, начиная от высшей власти до средств массовой информации. Русские успешно выдавливаются из всех сфер управления. Мы тщательно отслеживаем, чтобы на руководящие должности попадали преимущественно лица с еврейским содержанием либо представители национальных меньшинств. Что до русских, то им предоставлено почетное право оставаться в рядовых. Только в крайних случаях, и то в силу необходимости, назначение может получить проверенный русский, исповедующий сионистскую идеологию. Если дела в России будут и дальше развиваться таким же образом, то мы даем уверенный прогноз: в текущем столетии Россия как государственное образование исчезнет с географической карты, и нам ничто не помешает установить диктатуру по всей Земле. Здесь уместно дать некоторые разъяснения и ответить на бытующие вопросы о существовании некоторого мирового тайного правительства, о наличие какого-то заговора нашего племени. Хорошо известны попытки ряда исследователей найти эту подпольную мировую организацию, реально властвующую на земле. Спешим разочаровать неугомонных следопытов: невозможно разыскать то, чего нет. Просто такого скрытого от всех правительственного учреждения, наделенного административными атрибутами, как это представляется примитивными аборигеновскими головами, в природе не существует. Те более, что, действительно, в том нет никакой надобности.

– Но, что-то же все-таки есть? – вставил я.      

– Наверно несказанно удивятся те, до которых дойдет, – сказал раввин, – что именно наше племя в целом и есть то мировое правительство, та сила которая незримо господствует в мире на протяжении тысячелетий, управляя всеми общественными процессами, влияя на судьбы народов и даже каждой личности в отдельности… В основе нашего существования всегда находился принцип взаимовыручки: «один за всех и все за одного», каждый наш соплеменник в любое время знал свое место и понимал, что ему надлежит делать. И в нашем движении ни один из наших соплеменников не считается со своими собственными устремлениями или прихотями, следуя главенствующему положению нашего бытия: «все для борьбы, все для победы нашего родного племени», не жалея, если это потребуется, даже собственной жизни. В течении многих веков наше племя существовало как единый живой организм, и любой наш соплеменник, даже прибывая в отрыве от своей общины, оставался частицей этого организма, разделяя с остальными общую боль и радость. И вот теперь настало время, когда мы можем во всеуслышанье открыто объявить всем: наше племя в общем и целом принадлежит сообществу «высших людей». А это как раз и есть тот главенствующий атрибут, который выделяет наше племя среди земного человечества   как сообщество, в полной мере наделенное качеством «высшей расы». Политические задачи, по большей части, как и прежде, мы успешно решаем через масонство, полностью контролируемое и направляемое нашими мудрецами. Идеологической же основой диктатуры нашего племени является сионизм. Мы вправе назвать сионистское учение высшим достижением человеческой мысли за весь период существования Homo sapiens на земле. Итак, повторяю, обладая диктаторскими полномочиями, наше племя сможет выполнить условия, необходимые для построения общества будущего: уничтожить государственность во всех существующих ныне видах, безжалостно подавить любую ересь, подготовить народы для жизни в грядущем мире. Сейчас, начав новое столетие, мы вплотную подошли к конечному этапу реализации своих планов.

– Каков же будет удел коренных народов или, как вы их называете, аборигенов при новом порядке? – спросил я.

– Надобно, – сказал раввин, – чтобы каждый четко представлял себе трудности и тяготы на том нелегком пути, который всем аборигенам придется пройти. Потребуется преодолеть и социально-экономические потрясения, и опустошительные войны. Одной из основных задач при формировании нового миропорядка будет проблема регулирования аборигеновского населения в пределах численности необходимой для обеспечения достойных, вольготных условий жизнедеятельности нашего племени, но не более того. Не будем забывать, что ресурсы планеты Земля ограничены, и даже сейчас природа не выдерживает антропогенного воздействия. Что же касается воспроизводства аборигеновских народов, то этот процесс будет поставлен на строго научную основу. Используя методы селекции, аборигеновские пары будут подбираться таким образом, чтобы их дети обладали физическим и психологическим здоровьем, имели благопристойную внешность. Любые попытки нарушения установленных связей будут пресекаться самым жесточайшим образом. Новорожденные с аномалиями будут выбраковываться, нормальные же дети по окончании вскармливания примерно через год после рождения будут отбираться от матерей и помещаться в специализированные детские, а затем в подростково-юношеские учреждения, где получат начальную религиозную подготовку и приобретут рабочую профессию, сообразно своим наклонностям. При этом надо иметь ввиду, когда мы говорим о воспитании аборигеновской молодежи, каждый должен четко представлять себе, что речь идет отнюдь не об образовании в том смысле, как это понимается в настоящем, а именно о целенаправленной дрессировке, позволяющей последовательно с наибольшим эффектом готовить аборигеновское подрастающее поколение к исполнению своего долга в назначенном им нами трудовом деле.

– Какова будет роль интеллигенции при вводимом вами новом порядке? – спросил я.

– В отношении аборигеновской интеллигенции, – сказал раввин, – наша позиция совершенно определенна: этой интеллигенции не должно быть. Нельзя допустить, чтобы так называемые личности «мутили воду», внося брожения в умы и подрывая тем самым системные основы нового миропорядка. В то же время особи, наделенные способностями к искусствам, спорту смогут развивать свой дар и в дальнейшем будут привлекать трудящиеся аборигеновские массы, положительно воздействуя на их трудовой энтузиазм. И только так необузданные, разнородные и неуправляемые аборигеновские толпы возможно превратить в настоящую трудовую армию, послушно и усердно, несущую службу нашему племени. Замечу, что владение нашим племенем диктаторским правом позволяет нашим соплеменникам использовать аборигеновские тела для исправления и ремонта человеческого организма в случае преждевременного выхода его из строя, а также с целью проведения медицинских экспериментов, помня, что опыт на живом теле, не имеет ценности. Для этого будет введена специальная система формирования банка запасных органов, которые до востребования должны храниться непосредственно в организмах живых доноров-аборигенов. Количественный и качественный состав донорских групп определится, прежде всего, потребностями нашего племени в органах. Нельзя допустить, чтобы наш соплеменник терял свое тело только из-за того, что вовремя не нашлось подходящего донора из аборигенов. Но удостоится такой милости от нас смогут далеко не все аборигены. Почетное звание донора получат лишь обладатели безукоризненного здоровья, не отравленные алкоголем, наркотиками или воздействием вредных производств, и не слишком возрастные… Следует отметить, что детородная функция будет сохранена только у тех аборигеновских женщин, которые по своим физическим и психологическим качествам отобраны к деторождению. Все остальные женские особи во избежания неконтролируемого размножения аборигенов, появление неполноценного потомства подвергнуться стерилизации… Тут уместно обратиться к одному из важнейших пунктов сионистской программы, а именно к экономической составляющей наших планов. На этапе разрушения аборигеновских государств, мы рассматривали рыночные отношения как решающее средство разобщения и закрепощения аборигеновских народов, завоевания и укрепления нашей власти и обеспечения всеобщего контроля. Теперь же, сосредоточив богатства планеты в своих руках, наши соплеменники окончательно сконцентрировали власть над аборигенами и подошли к заключительной части нашего пути к установлению нового мирового порядка.

– Какими же качествами должны обладать коренные народы, чтобы быть допущенными в трудовой удел вашему племени? – спросил я.

– Это будут, – сказал раввин, – отдельные категории европейской расы, главным образом из западной и северной языковых подгрупп германской языковой группы, представители восточно-азиатских народов, великоросская часть славянства. Не забудем, что европейские аборигены, в особенности германцы, отличаются аккуратностью, пунктуальностью, они исполнительны, законопослушны, ценят порядок. Именно европейские аборигены окажутся незаменимыми работниками в высокотехнологичных отраслях экономики. Наиболее достойные из них при соответствующей подготовке смогут заняться творческой работой, участвовать в исследованиях и разработках. Трудолюбивые восточные азиаты как безотказная рабочая сила смогут быть использованы при реализации крупномасштабных проектов с большим объемом земляных и ручных работ, например в обводнении и ирригации, в частности, рисосеянии, чаеразведении. Юго-восточные азиаты найдут себе применение, скорее всего, в индустрии развлечений. Жители южных, центральных, западных регионах Азии, мало приспособленные к систематическому труду, к тому ж в значительной степени захваченные мусульманским экстремизмом, вряд ли востребуются в грядущем мире. Само собой разумеется, что в грядущем миропорядке такого большого числа работников, даже из востребованных коренных народов просто не понадобиться. Потребность в азиатских работниках всех вместе не превысит 300-350 миллионов. Судьба лишних никого не должна заботить. Выбор же великоросской части славянства не случаен.

– Какая же в данном случае мотивация? – спросил я.

– Не лишне заметить, продолжал раввин, – что в отличие от прочих славянских народов, русские отличаются добродушием, они не злопамятны, хотя легко поддаются эмоциям, внушаемы и жалостливы. Русские обладают природной физической силой, смекалисты, способны приспосабливаться к обстоятельствам и выживать, казалось бы в невозможных условиях. Необходимо особо подчеркнуть, что по своему характеру русские абсолютно не восприимчивы к демократии, либерализм им не понятен и чужд. Не испытывая никакого почтения к чужой частной собственности, русские уважают только крепкую хозяйскую руку. И мы обещаем: в будущем мире вековечная мечта русского мужика о «добром царе» наконец-то сбудется – такого царя из наших соплеменников он получит.

– И чем же русские будут заняты при диктатуре вашего племени? – спросил я.

– При правильной постановке дела, – сказал раввин, – русские рабочие смогут успешно трудиться в горнодобывающей промышленности, металлургии, строительстве, на лесоразработках, в сельском хозяйстве. И, наконец, в пользу данного выбора укажем еще на одно обстоятельство. Русские всегда были идеальными воинами. У них зачастую не доставало хорошего командования, но при должном управлении русская армия во все времена представляла собой первоклассную боевую силу. И такая сила нам потребуется. Под руководством сионистского офицерства российская армия станет решающим фактором утверждения нового миропорядка. В дальнейшем же русские составят основной контингент призыва в мировые вооруженные силы быстрого реагирования, обеспечивающих порядок и спокойствие в любой точке планеты. В целом по подсчетам наших мудрецов общее количество великоросских славян при диктатуре нашего племени составит 35-40 миллионов. Прочие славянские народы должны исчезнуть.

– Какова участь ожидает другие племена и народы при вашей диктатуре? – спросил я.

– В отношении других аборигеновских племен и народов, – сказал раввин, – будет производиться сугубо индивидуальные отбор. Так, африканские рабочие могут быть использованы для работ в условиях тропического климата, так, где белый человек не выдержит и нескольких недель. К тому же мы знаем, что историческая практика трудового применения негров показала способность чернокожих производительно трудиться лишь под жестким контролем, главным образом в сельском хозяйстве и на рудниках. В общей сложности от Африки в трудовом уделе новому миропорядку потребуется порядка 100-150 миллионов работников.

– А что будет с темпераментными народами Латинской Америки и романской группы Европы? – спросил я.

– Эти аборигены, – сказал раввин, – более склонные к карнавалам, нежели к производительному труду, пригодятся лишь в части проведения развлекательных мероприятий и в сфере оказания услуг. Численность указанной категории населения в пределах 100-150 миллионов будет вполне достаточна, чтобы наряду с представителями юго-запада Азии, закрыть всю отрасль обслуживания, включая зрелища. Еще раз подчеркну: мусульманские аборигены как носители воинствующей исламской идеологии и неиссякаемый источник терроризма не будут допущены в новый миропорядок, хотя какое-то количество рабочих для обслуживания нефтяных разработок и придется сохранить. Что касается этнических меньшинств, например, африканских пигмеев, новогвинейских папуасов, оленеводов заполярья и прочих, то эти аборигены, проживая в условиях изоляции, по сути, в естественных резервациях, с верованиями не представляют опасности для нового миропорядка. В то же время по примеру североамериканских индейцев или аборигенов Австралии смогут послужить объектом научных исследований. Но, конечно же, основу будущей мировой государственности составят нынешние североамериканские штаты.

– Каким же образом вы станете на практике осуществлять новый порядок в мире при диктатуре вашего племени? – спросил я.

– Со всей прямотой заявляю, – сказал раввин, – при подготовке человечества к новому миропорядку нам придется в полной мере использовать бесценный опыт управления людскими массами, накопленный гитлеровской Германией в результате национал-социалистических экспериментов. Используя хорошо отлаженные технологии переработки человеческого материала на индустриальной основе, конечно, в несопоставимо более широком масштабе, по сути, на глобальном уровне, мы сможем ликвидировать все лишнее. Истребив часть, пусть даже значительную, мы спасем целое.

– Итак, что же осталось сделать сионистскому движению для реализации задуманного им нового порядка в мире? – прервал я раввина.

– Повторяю, – торжественно провозгласил раввин, – первоочередной задачей сегодняшнего дня для нас является уничтожение России и православия, ибо эти чудища по-прежнему стоят на пути нашего племени в новый миропорядок. Борьба идет не на жизнь, а на смерть. Повторяю: наши люди, войдя во власть в России, не жалея своих сил и даже рискуя жизнью, ведут беспримерную борьбу с врагом, планомерно и методично разрушая все государственные институты: экономику, армию, социальную систему, образование, здравоохранение. Россия согнулась, но даже сейчас, накрепко сплетенная непомерными внутренними и внешними долгами, почти что стоя на коленях, она способна вновь воспрянуть. Расслабляться нельзя ни на миг. России не должно быть ни оставлено ни единого шанса. И однажды мы уже показывали свою силу, устроив этим русским в октябре 1993 года кровавую баню. Это предостережение потенциальным Сусаниным, Мининым да Пожарским, что значит вставать на нашем пути. Мы с беспощадной жестокостью будем и дальше давить любые попытки возрождения, истребляя крамолу в зародыше. Пусть ни один бунтовщик, ни один смутьян или даже просто маловер не рассчитывает на снисхождение.

– Каков же дальнейший план действий вашего племени? – спросил я.

– После окончания разрушения российской экономики и вооруженных сил объединенным армиям международной коалиции останется лишь занять основные центры России и ввести внешнее управление. Локальные очаги сопротивления будут подавлены точечными ударами высокоточного оружия. Возможно, в отдельных случаях потребуется использовать средства массового поражения, в том числе и ядерные.

– И как вы поступите, овладев Россией – этим «огромным пирогом»? – поинтересовался я.

– Международное сообщество незамедлительно перейдет к его освоению, – последовал ответ раввина. – И, уж будьте уверены, при диктатуре нашего племени с приобретенным добром мы сумеем распорядиться бережно и по-хозяйски. В самом деле, ведь Россия – это и необозримые земли, и природный резервуар чистой атмосферы: сибирская тайга, наряду с джунглями Амазонки – легкие планеты, и поистине неиссякаемый источник пресной воды: Байкал, Ладога, реки Сибири, и богатейшая кладовая полезных ископаемых. Природно-климатические условия средней полосы, где расположена Россия, достаточно благоприятны для ведения сельского хозяйства. При правильной постановке дела население, по крайне мере северного полушария, может быть полностью обеспечено высококачественными, натуральными мясомолочными и плодово-овощными продуктами питании, в том числе и кошерными. Человечество в интересах своего же выживания просто обязано сохранить природную среду этой громадной территории, превратив ее в заповедную зону. При этом уместно заметить, если любое вмешательство в природу, будь то производственное или бытовое, должно производиться с максимальной осторожностью, чтобы минимизировать или даже вовсе исключить экологический ущерб, то местное аборигеновское население потребуется подвергать радикальной чистке.

– И что же это за «радикальная чистка»? – спросил я.

– Совершенно очевидно, – сказал раввин, – что нетрудоспособная часть русского этноса, так называемая просвещенная русская интеллигенция, а также различные, неугомонные личности, словом, все те, кто представляют препятствия на пути нашего племени к новому миропорядку, должны быть убраны с дороги. По оценкам наших мудрецов общее количество сокращаемого российского населения составит приблизительно 80-100 миллионов человек. Сохраненная часть русских, пригодных к трудовой деятельности, будет перемещена в районы несения своего трудового удела – к местам разработки месторождений, в сельскую местность. Особо отмечу: вся научно-образовательная система бывшей России, от дошкольных до академических учреждений – будет ликвидирована и заменена начальным профессионально-религиозными учебными заведениями для подготовки аборигеновской молодежи служению нашему племени в установленном нами трудовом уделе нового миропорядка. Научно-исследовательские организации, разумеется, со штатом из лиц нашего племени, сохранятся в ограниченном числе лишь для обслуживания текущего производства. Промышленность будет ориентирована в основном на добычу полезных ископаемых и их первичную переработку. Также не исключается возможность развития некоторых отраслей легкой промышленности по выпуску пищевой продукции и предметов первой необходимости.

– И что же будет дальше с Россией при диктатуре вашего племени? – прервал я раввина.

– Архивы России будут запечатаны, – продолжил раввин. – Доступ в них получат особенно доверенные лица из наших мудрецов по специальному назначению. Одновременно, на этот раз уже окончательно и бесповоротно будет уничтожено православное христианство без малейшей надежды на возрождение. Особо важно отметить, что при уничтожении России придется покончить и с русской культурой, совершенно бесполезной и даже вредной для нашего дела и сокрушаться тут нечего. Сейчас, в начале нового столетия мы еще раз выражаем твердую уверенность в том, что к окончанию нынешнего века, а может быть даже и раньше, мировое сообщество окажется свидетелем воистину эпохальных событий огромной исторической важности: конца существования тысячелетней православной империи и окончательного искоренения православной веры. По мере разрушения российской государственности станет возможным овладение центральными, восточными, южными и ближневосточными регионами Азии с политическим и этническим переустройством на этой территории. Тут все пройдет значительно проще и быстрее, можно быть вполне уверенным, что особых проблем не возникнет. Применяя в неограниченных масштабах средства массового поражения, главным образом боевые отравляющие вещества, а также биологическое и тактическое ядерное оружие, мы сможем в самые сжатые сроки устранить до 4-х и более биллионов азиат. Оставленные в жизни займутся обеззараживанием местности, восстановлением сельского хозяйства, промышленности в заданных объемах. Наземные операции будут проводиться объединенными миротворческими силами блока НАТО с привлечением российских подразделений. Особо подчеркну: именно в ходе азиатской акции предусматривается полное уничтожение мусульманского мира с его исламистской идеологией; с этим постоянно действующим источником терроризма и рассадником язычества надлежит покончить раз и навсегда.

– А что же произойдет в Африке? – спросил я.

– Особых хлопот, – сказал раввин, – по обезлюживанию африканского континента вообще не предвидится. Искусственно вызванные массовые эпидемии не оставят никаких шансов на выживание коренного населения. Уцелевшие, составят трудовой контингент для работ на тропических плантациях, рудниках и копях. Само собой, разумеется, под самым строжайшим нашим контролем. Аналогично произойдет очистка южноамериканского континента. Здесь сможет пригодиться даже опыт средневековых конкистадоров и первых поселенцев Северной Америки, почти полностью истребивших проживавших там индейские племена… На заключительном этапе строительства нового мирового порядка на Земле понадобиться провести окончательную зачистку человеческих завалов среди европейского и североамериканского народонаселения. Разводить здесь какие-либо церемонии неуместно и опасно. Все не пригодное к проживанию при диктатуре в мире нашего племени останется в прошлом. Именно тогда станет возможным окончательно избавиться от славянства, как православного, так и католического. Одновременно с этим Европа и Северная Америка будут вычищены от носителей социальной и физической заразы. По различным оценкам в целом так называемый свободный мир потеряет 300-350 миллионов своих сограждан, но не стоит сокрушаться по этому поводу и горевать. И вот тут-то, мы заявляем совершенно открыто: именно на завершающей стадии строительства нового миропорядка и востребуется наша армия, основу которой – об этом говорилось, составят великороссы. Хорошо выученная, снабженная всем необходимым, с современным вооружением, ведомая сионистскими командирами. Только наша армия закончит перестройку рода человеческого под диктатурой нашего племени, утвердит и в дальнейшем поддержит новый миропорядок… Да, путь к новому миропорядку труден и жертвенен. Человеческие утраты будут безмерны – ведь численность населения Земли сократиться на 4.5 – 5 биллионов человек, но иного не дано.

При сих словах раввин раскланялся и, бросив фразу: «Успеха вам в вашем благородном просветительстве русских аборигенов, да и не только русских!» – удалился.

Что я сейчас и делаю: довожу до сведения людей труда и планеты Земля, какая участь уготована им вездесущими, алчными, наглыми, ненасытными сионистскими соплеменниками. А как поступить с коварными пришельцами-расистами? – подсказывать трудовому народу нет необходимости. Во всяком случае, русский народ уж точно знает, как следует обойтись с мерзкими, фашиствующими сионистскими супостатами-оккупантами.

* Ж-л «новая книга России», г-та «Советский воин».

 

ГРАССИРУЮЩИЕ «ПРОСВЕТИТЕЛИ ИЛИ ТРАКТАТ О РУССКОМ МУЖИКЕ

 

Как-то так уж повелось, что на протяжении всей истории нашего Отечества русского мужика не оставляли в покое разного рода пришлые, назойливые «просветители», которые и по-русски-то внятно говорить не умели. Но, тем не менее, грассируя, суетливо, высокомерно поучали, обрушивая на голову неискушенного бескорыстного землепашца – русского мужика, а по-ихнему – аборигена, шквал разнузданной хулы: мол, и живешь ты не так, и трудишься не этак, и веришь не тому, чему следует... А потому, русский мужик, у тебя нет и быть не может никакой достойной перспективы в этой жизни!

Тут же и категорический вердикт следовал: весь жизненный уклад твой, русский мужик, надо в корне целиком и полностью менять и перестраивать! И ежели будешь внимать нам, твоим благодетелям, и во всем нам, вершителям судеб мира, беспрекословно повиноваться, то мы, исключительно из великодушия, а заодно и человеколюбия, непременно сделаем тебя навеки счастливым.

А за сим этими же «благодетелями» русскому подбрасывались и всяческие соблазни­тельные прожекты, реализация которых, по утверждению «просветителей», обяза­тельно должна была его осчастливить в обозримом будущем. Если, конечно, он, русский мужик, будет послушным, покладистым и весьма терпеливым.

Ну а недостатка в разного рода «просветительских» прожектах, естественно, не было. Не проходили одни новации – выдвигались другие. Терпели крах и эти – на сме­ну тут же навязывались третьи... И все, конечно же, только во благо и во имя счастья того же русского мужика!

Истинная же цель заезжих непрошеных проповедников во все века была одна и та же: задурить голову русскому мужику, сбить его с толку, затуркать, посеять смуту, спровоцировать междоусобицы, расшатать устои государственности, оторвать его от земли-кормилицы, довести до нищеты, голода и во что бы то ни стало закабалить его, подчинить своим интересам и безраздельно им понукать. Тех же аборигенов, кто артачился, проявлял упорство, элементарное непонимание прогрессивности привнесенных инородцами «цивилизованных» идей, да еще активно сопротивлялся их реализации, «просветители-гуманисты», для пользы дела, незамедлительно пускали в расход.

Ну а в последующем ловить рыбку в мутной воде было прямо-таки одно удовольствие! Можно было походя и высшую власть прихватить, и поживиться как следует, и пображничать всласть... Страна-то богатая, огромная! Почему вовсю и не разгуляться?

Да только недолго такой разгул продолжался! Русский мужик, он каков? Русский мужик – деликатный, доверчивый, добрый... И к тому же еще и мудрейший из мудрых! Он быстро приходил в себя после очередного потрясения, спровоцированного против него и его Державы незваными «просветителями», осознавал, что к чему и как беспардонно цинично и на этот раз злоупотребили его непосредственностью и благородством, а затем преспокойненько брал увесистую дубину и твердым шагом шел на вероломных супостатов.

Так происходило испокон веков!

И, конечно же, не обошлось без очередной попытки еще сильнее закабалить русского мужика и в двадцатом столетии.

Подкатываются колобком в начале века к нему, русскому  мужику, представители все того же «просветительского» племени и сразу с истерически-критическим напором:

– Вот ты, задубелая голова, сколько лет борешься с разного рода эксплуататорами – всякими там капиталистами, помещиками, а никак не допрешь, в чем гвоздь вопроса!

– И в чем же, по-вашему, этот «гвоздь»? – вежливо спрашивает русский мужик.

– В частной собственности! Вот в чем! Ведь сейчас прибавочная стоимость от твоего труда в основном кому достается? Тем, кто безраздельно владеет заводами, фабриками и землей. То бишь капиталистам и помещикам. А если лишить их частной собственности, то заводы, фаб­рики и земля будут принадлежать трудовому народу. Ну и, естественно, прибавочная стоимость достанется каж­дому труженику. А это значит: кто был ничем, тот ста­нет всем.

– Так это же все и мне давно известно! – говорит рус­ский мужик.

– Ну, а если известно, то почему не действуешь?

– Всему свое время, господа хорошие, – спокойно отвечает русский мужик. – Но я вот только не пойму, почему вас, пришлых людей, так шибко интересует моя судьба?

И поднялся он, русский мужик, на капиталистов и помещиков, когда подошло время в семнадцатом году. А покончив с ними в гражданской войне, русский мужик, засучив рукава, приступил к строительству новой жиз­ни. И за короткое время, не без великих трудностей и испытаний, не только превратил аграрную страну в ин­дустриальную, но и обеспечил все основные социальные блага трудящимся: право на труд, отдых, бесплатное об­разование, медицинское обслуживание, жилье и все та­кое прочее.

А пережив страшнейшую войну и победив в ней фа­шизм, русский мужик вместе с другими не только в крат­чайшее время восстановил народное хозяйство, но и приумножил богатство страны. Развил науку, в космос вы­шел... Всего не перечислишь! Короче, жизнь станови­лась все лучше. И все это русский мужик достиг своим трудом! Ни у кого займа не брал, ни перед кем шапку не ломал…

Но едва достиг русский мужик процветающего состояния, как вновь к нему откуда ни возьмись подкатили «ко­лобки». Правда, теперь уже внуки-правнуки инородцев– «просветителей» начала века. И опять с таким же истерическим напором на русского мужика, грассируя:

– Как же ты, задубелая голова, можешь так существовать? Никакой у тебя ни свободы, ни демократии, ника­ких общечеловеческих ценностей... Так дальше жить нельзя!

Озадачился русский мужик от такого напора и вежливо спрашивает:

– Что же вы предлагаете, дорогие товарищи?

– Общенародная собственность на заводы, фабрики и землю тебя явно связывает по рукам и ногам... – суетли­во грассируя и блудливо отводя глаза в сторону, отвечают русскому мужику «дорогие товарищи». – Никакого даль­ше прогресса не может быть. Весь жизненный уклад твой, русский мужик, надо в корне целиком и полностью ме­нять и перестраивать!

– Это в каком же смысле?

– Ты должен, не мешкая, передать всю эту общенарод­ную собственность частным хозяевам!

– Но позвольте! – в недоумении восклицает русский мужик. – Ваши же деды и прадеды в недавнем прошлом поучали меня отобрать частную собственность у капита­листов и помещиков...

– А сейчас надо делать все наоборот!

– И кто же хозяевами всего этого станет?

– Да мы, непонятливый ты, русский мужик! Мы хозяе­вами и станем!

– Так-то оно так, но зачем это мне надо, господа хоро­шие? – лукаво спрашивает русский мужик.

Исключительно для твоего блага, русский мужик!.. Извини, но у тебя никаких признаков нового мышления не проглядывается... Между тем, на данном историчес­ком отрезке времени от тебя, как никогда, особо тре­буется затянуть ремень потуже и терпеть, терпеть и еще раз терпеть!

– А вы затянете ремни?

Это не твое дело! – парируют «просветители».

И сколько же мне терпеть? – интересуется русский мужик.

– Столько, сколько нам надо... И никаких бунтов... Рус­ский бунт – это нехорошо! О русском бунте даже Пуш­кин сказал, что он беспощаден...

– И еще чего бы вы пожелали?

– Не держись ты за свою Страну Советов! Лучше бери лопату и подавайся в фермеры... А о будущем государственном устройстве этой гигантской территории дай уж нам, профессионалам, за тебя подумать и позаботиться!

Но русский мужик достаточно уже постиг тайную суть «профессионалов-просветителей». Он отлично понимает их истинные намерения. И ему как дважды два ясно, что оборотистыми прохиндеями-«просветителями» лишь под­жидался удобный случай для реализации их давно заду­манного масштабного гешефта...

В самом деле! Царских капиталистов и помещиков рус­ский мужик поверг. Заводы, фабрики и землю их сделал общенародными. Да еще и неизмеримо приумножил бо­гатства, оборонную мощь и престиж Великой державы… Так что есть и что хватать двумя потными ручонками-щупальцами, и чем поживиться, и что, наконец, с выгодой и перепродать! И меркантильным «просветителям» остается лишь теперь реставрировать частную собствен­ность на заводы, фабрики, землю и спустя три четверти века самим стать капиталистами и помещиками. Со всеми вытекающими последствиями для доверчивого и тер­пеливого русского мужика: безработицей, голодом холодом, социальным неравенством...

Но только не бывать этому, господа-товарищи! Колесо истории назад не крутится! И русского мужика вам не вернуть в первобытное рабское состояние. Поосторожнее с ним на поворотах. Он готов за себя и Отечество своё постоять. Наступил тот исторический час, когда вечевой набат зовет его, русского мужика, снова брать увесистую дедовскую дубину и твердым шагом идти на вероломных супостатов!

* Г-ты «Аль-Кодс» (№23, июль 1994 г.), «Правда» (19.01.1993), «Ветеран» (№9, март 199 г.), ж-л «Молодая гвардия» (№2, 2001).

 

 

ОТКРОВЕНИЯ БЫВШЕГО АППАРАТЧИКА ЦК КПСС

 

Поразительная метаморфоза произошла с моим давнишним знакомцем из аппарата ЦК КПСС Моисеем Соломоновичем Зенковичем с тех пор, как не видел его с августа 1991 года.

В советские времена при любых социально-политических катаклизмах в стране Зенкович всегда был невозмутимо спокойным, подобострастно предупредительным, сосредоточенно задумчивым, с извечной грустью в глазах на выкате и с неизменной многозначительной фразой в устах, произносимой тишайшим голосом в узком кругу: “Все идет к лучшему в этом лучшем из миров”.

И вдруг, днями, случайно встречаю на улице Зенковича и не узнаю. Со скромнейшим Моисеем Соломоновичем произошло превращение. Его словно подменили: взбодренный такой, улыбчивый, лоснящийся от сытости и снисходительно посматривающий на окружающих, еще больше оттопырив нижнюю губу, не совсем классических форм.

– Как поживаете, Моисей Соломонович? – поинтересовался я, разглядывая бывшего цековца в новом облике.

И первое, что услышал от Зенковича, была его излюбленная, сакраментальная фраза:

– Все идет к лучшему в этом лучшем из миров!

Но произнес он эту фразу, в отличие от прошлого, громко, задиристо, гордо вскинув голову и глядя куда-то вдаль.

– И откуда такой оптимизм? – просил я.

– А почему ему, этому самому оптимизму, и не быть, когда мы стоим на пути достижения нашего всемирного могущества и власти? – с улыбкой снисходительного превосходства на одутловатом лице на вопрос вопросом ответил Моисей Соломонович и торжественно добавил: – То, о чем раньше мы только тайно мечтали, уже находится в наших руках. А те твердыни, перед которыми мы веками раньше стояли униженные и оскорбленные, теперь нам под напором наших сплоченных любовью к своей вере национальных сил... Когда мы да бог захочет сделать, то уж будет так, как нужно! Это я вам говорю!..

– И всегда так бывает? – не без сарказма произнес я.

– Во всяком случае, с Россией все реализуется точно по нотам! – приподнято изрек Зенкович.

– Коль вы заговорили о нотах, то, значит, есть и партитура закабаления России? – сказал я.

– Естественно, естественно! – подхватил Зенкович. – И мы из этого ныне секрета не делаем! У нас уже наступил долгожданный ренессанс!.. Конечно, мы победили русских в этой стране не в открытой борьбе. Но в любом случае это наша победа! А иным способом мы никогда и не побеждали. И я получаю в данный момент истинное наслаждение заявить вам с гордостью о нашем ренессансе. Горд я и тем, что мне, наконец, не надо унижаться, лицемерить, хитрить, лукавить и лгать, как в бытность свою в ЦК КПСС. Мы достаточно веками намолчались и натерпелись, чтобы сейчас во весь голос всем сказать, кто мы есть, и что мы сделаем с этим миром. Больше того, мы теперь открыто гордимся своим иудейским происхождением, своими ветхозаветными корнями и во всеуслышание торжественно провозглашаем: “Бог завещал нам владеть миром и мы им владеем!”

“Что ж, – с чувством брезгливости подумал я, – послушаю откровения политического гаденыша!”

– Теперь о “нотах” действий нашего движения, – бодро продолжил Зенкович. – Да, партитура стратегии покорения народов всего мира нашим ветхозаветным сионистским движением была безукоризненно прописана древними мудрейшими нашими праотцами еще тысячи лет тому назад. А вот партитуры современной тактики действий нашего движения применительно к специфике отдельных субъектов мирового сообщества писались лидерами сионизма попозже и по мере назревшей необходимости... В том числе и по России! Большой вклад в осовременивание ветхозаветных теоретических выкладок наших древних сионистских мудрецов и разработку тактики нашего движения в XX внес первый Всемирный сионистский конгресс, прошедший в 1897 году в швейцарском городе Базеле.

– И какая же тактика действий была избрана сионистами для закабаления России? – прервал я Зенковича.

– Видите ли, – распаляясь, надменно проговорил Моисей Соломонович, – лидеры сионистского движения в конце XIX века отлично сознавали, что царская Россия будет для них крепким орешком. И потому кончать с царским режимом и захватывать необъятные просторы России целиком и полностью наши люди решили поэтапно, последовательно манипулируя диаметрально противоположными идеологиями. Не засвечивая при этом, естественно, тонкостей своей собственной, сионисткой идеологии и устраивая в стране всемерный хаос.

– И какие же это этапы захвата России планировались? – интересуюсь я. – Что за манипуляции с идеологиями на ее территории предусматривались?

– На первом из этапов, – продолжил Зенкович, – решено было начать разрушение Российской государственности путем компрометации стержневой, традиционной в России православной идеологии и вытеснения ее из сознания народных масс коммунистической идеологией, привнесенной извне на территорию России и популяризируемой нами к тому времени среди местного населения... Благо, большинство газет в царской России уже тогда были в наших руках... Ну, а дальше все складывалось для нашего движения не так уж плохо! Реальную власть в России в октябре 1917 года захватили большевики-коммунисты. Срочно нашим людям надо было решать как действовать дальше. И тогда в Москву беспрепятственно съехались наиболее влиятельные сионисты со всего мира и постановили: коль власть в России в обозримом будущем будет принадлежать коммунистам, то надо без промедления идти в их ряды и включаться в многотрудную, тяжелую работу подрыва этой власти изнутри, цинично используя коммунистическую идеологию, государственные и партийные структуры в своих целях. Благо, что к этому времени и в партию большевиков удалось внедрить немало наших людей. А с прибытием в Россию Троцкого со своим кагалом наши позиции в руководящих структурах страны значительно укрепились. А если говорить точнее, то почти все высшие посты в большевистской власти были захвачены нами. И если бы тогда, в 1917 году, у нас под руками были в наличии не местечковые безграмотные, да еще к тому же безгранично алчные кадры, то уже тогда мы бы могли перехватить у большевиков-коммунистов абсолютную власть в России. Короче, у нас тогда не хватило критической массы!.. Между тем, наш тогдашний полный контроль над силовыми ведомствами позволил немедленно приступить к реализацию первейшей задачи. А конкретнее, к замене национальных русских кадров на наших ставленников. Тем более, что нам удалось почти сразу же после октября 1917 года протолкнуть через верхушку власти беспрецедентное в мировой юридической практике постановление, что за малейшее проявление юдофобии теперь можно было вполне законно ставить гражданина к стенке и пускать в расход на страх остальным...

“Это же сколько такой вот расистской мерзости внедрилось в ЦК КПСС после смерти Сталина!” – с возмущением подумал я.

Зенкович, еще более распаляясь, продолжал:

– Так, клеймя православие, прославляя коммунистические идеи и расправляясь с русскими, мы во всех сферах жизни в послереволюционной России брали все новые и новые рубежи, проталкивая где только можно наших людей на вершину власти. И однозначно можно сказать, что сегодняшнюю политико-социальную ситуацию в этой стране после августа 1991 года мы могли бы получить еще в тридцатые годы. Ведь все шло планомерно к этому в России при НЭПе. И уже в начале тридцатых годов можно было бы законодательно восстановить и частную собственность на средства производства, и землю со всеми полезными ископаемыми под видом распродажи пустить в наши руки, одновременно внедряя в еще незрелое массовое сознание бухаринский лозунг: “Обогащайтесь!..” Но беспощадная самодержавная рука Сталина каленой железной метлой вымела из политической жизни страны таких, казалось бы, несокрушимых, суперзвезд нашего движения как Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин и многих, многих других. Выкорчевать же всех сионистов из России даже Сталину не удалось. И наши люди в то время с особой остротой поняли в чем наша сила.

– И в чем же эта ваша сила? – спросил я.

– Наши люди поняли, – ухмыльнулся Зенкович, – что наша сила – в нашем единстве, в нем залог наших успехов, наше спасение и процветание. Что многие народы погибли в рассеянии, потому что у них не было четкой программы действия и чувства локтя. Мы же благодаря обостренному веками расовому чувству, прошли через века и народы, сохранились, приумножились и окрепли. Что единство – это цель, оно же и средство к достижению нашей великой цели! Поняли наши люди и то, что надо формировать свои национальные кадры. Что кадры решают все. Что кадры сегодня – это наше завтра. И потому решено было, что каждая лаборатория, каждая кафедра, каждый институт должны стать кузницей наших национальных кадров. Что надо готовить еврейскую молодежь принять эстафету поколений. Что пусть каждое поколение русских сталкивается с нашей эшелонированной обороной. Что для этого необходимо как можно раньше выдвигать на руководящие должности наших молодых людей, доказывая их зрелось и гениальность. Что пусть пока это и не совсем так, но они дозреют на должности. Что в преемственности поколений – наша сила, наша стабильность, наше бессмертие... Поняли наши люди, что в интересах нашего движения, мы должны проповедовать и возбуждать среди темной массы крестьян и рабочих партийную вражду и ненависть, побуждая к междоусобице классовой борьбы, к истреблению культурных ценностей, созданных христианскими народами, заставлять русских слепо идти за нашими преданными еврейскому народу сионистскими вождями. Мы уже тогда понимали, что достигаем заветной цели, но нам необходимо соблюдать осторожность, дабы не давать врагам нашим поводов к возмущению против нас, ибо вековечный наш враг рабская Россия, уничтоженная, оплеванная, опозоренная самим же русским племенем, гениально руководимым представителями сынов Израиля, может восстать против нас самих... И мы поклялись, что заставим плакать Россию слезами горя, нищеты и национального унижения. Что врагам нашим не должно быть пощады. Что мы без жалости должны уничтожить всех лучших и талантливейших из них, дабы лишить рабскую Россию ее просвещенных руководителей и этим самым устранить возможность восстания против нашей власти. В итоге мы должны изъять из собственности народов станы Советов земли, недвижимость и духовные ценности. А наш пароль – сила и лицемерие!

– И как же реализовывалась сионистская программа в Советском Союзе? – еле сдерживая себя, поинтересовался я.

– Главное, что предопределило наш успех – это информированность! – вальяжно произнес Зенкович. – Наши люди всегда информируют друг друга обо всем, что может представить нам вред или пользу. Ибо информация – это святая святых! А деньги, кадры и информация – три кита, на которых зиждется наше благополучие! Для того же, чтобы выполнить нашу главнейшую задачу – удержать мир в наших руках, наши люди держали в своих руках средства пропаганды и информации: печать, радио, телевидение, кино. Проникали в аппарат партийного и государственного управления. Вокруг любого вопроса нахраписто формировали общественное мнение с учетом наших национальных интересов. Из любого пустяка делали проблему, а из проблемы – пустяк. Ни один общественный процесс наши люди не пускали на самотек. Если же он не приносил нам пользу, спускали его на тормозах, или направляли его против врагов наших – русских. И, естественно, любое эпохальное начинание возглавляли наши люди, чтобы вести его в нужном направлении... Мы одурачили, одурманили и развратили русскую молодежь посредством воспитания в заведомо для нас ложных, но нами внушенных, принципах и теориях... Наши люди создавали свои коллективы и этими коллективами выталкивали русских, помня, что все высокооплачиваемые, влиятельные, прибыльные должности – это наши должности, это наш национальный доход. И помнили при этом, что все, что имеем мы – это наше средство к достижению большего. А все, что русские имеют сегодня – это все наше в их временном пользовании и взять у них то, что нам завещано богом – это наша задача. Потому наши люди, с одной стороны всегда и везде говорили и поступали уверенно, напористо и агрессивно, обескураживающе и ошеломляюще, придерживаясь принципа: больше шума и словесной мишуры, больше непонятного и наукообразного. Пусть, мол, русские ломают головы в поисках рациональных зерен в наших идеях, пусть ищут в них то, чего там нет. Завтра мы дадим новую пищу их примитивным мозгам. Ведь неважно, что вы говорите – важно, как вы говорите, и ваша самоуверенность будет воспринята как убежденность, амбиции – как возвышенность ума, манера поучать и поправлять – как превосходство... даже когда русские уговаривают друг друга быть осторожными, умеренными и гибкими по отношению к нам. Даже когда они осторожно сдерживали наш натиск, мы действовали решительно и быстро, ставя их всегда перед свершившимся фактом. Наши люди никогда не ослабляли натиск. Чем жестче было сопротивление русских, тем значительнее были наши издержки и тем выше должны были быть наш доход и наши накопления... А, с другой стороны, наши люди играли на сердолюбии русских. Изображали из себя бедных и несчастных, вызывали к себе жалость и симпатию, распускали слухи о народе – вечном страдальце, о гонениях в прошлом и дискриминации в настоящем. Ибо тактика “бедного еврея” проверена тысячелетиями! Пусть русские имеют меньше нас, все равно они всегда помогут иметь нам больше. Ведь в генетическом коде русских – быть благодетелями и покровителями!.. Но наши люди не упускали случаев и гасить в зародыше любые попытки противопоставить нас обществу и уничтожали антиеврейские тенденции в самом начале, в каком бы виде они не возникали. Тем же русским, кто пытался разоблачить нас, клеился ярлык антисемитов. А произведения, раскрывающие сионистскую стратегию и тактику и представляющие евреев в дурном свете, нашими людьми скупались, похищались, уничтожались и не допускались к переизданию.

Двойственное, противоречивое, мягко говоря, чувство овладело мною, когда я слушал расистские откровения распоясавшегося Зенковича. С одной стороны было желание оборвать сионистского мерзавца порезче, развернуться и уйти. А с другой, хотелось дослушать оголтелого расиста. Ведь он, бахвалясь, вещал о том сокровенном, чем руководствуются в своих действиях его соплеменники – сионисты. И хотелось до самого конца узнать, какие идеологические постулаты вбили им в мозги их древнейшие праотцы.

– Под особым же неустанным контролем нашими людьми держался каждый шаг влиятельных и перспективных русских, – с напором продолжал Зенкович. – Если не удавалось блокировать и “засушить” молодых и перспективных русских, наши люди делали их управляемыми. Привлекали их в свои компании, создавали вокруг них плотное кольцо еврейского окружения, лишали их контактов и знакомств помимо нас. Подсовывали и вынуждали их жениться на еврейских женщинах и только после этого открывали им “зеленую улицу”. Помогая таким русским, мы вносили вклад в дело нашей еврейской общины. Сожительство с еврейской женщиной – это один из способов вовлечения талантливых русских в сферу нашего влияния и сферу наших интересов.

“Что ж, дослушаю эту расистскую мразь до конца, – подумал я, – и своими наводящими вопросами вытряхну из этой сионистской твари все его паскудное нутро!” – и прервал Зенковича вопросом:

– Как же ваши соплеменники поступали с непокорными, упрямыми, которые не хотели склонить головы перед заявленным вами вашим превосходством, не хотели работать на вас и противодействовали вашей практике?

– Таких людей с их упрямой идеей национального достоинства, – брызжа слюной, сказал Зенкович, – мы тут же компрометировали под любым предлогом, по любому поводу, ополчались против них всеми имеющимися средствами. Пока они были одиноки, им было не устоять против нашего коллективизма, против нашего натиска. Пусть они даже тысячу раз правы в своих мелочах – все равно они виноваты, мешая нам. Мы взывали к общественности и администрации, тащили их в партком, милицию, если можно – в суд. Обвиняли их в нарушении принципов братства и обязательно интернационализма. Эффективность этих приемов проверена многими нашими поколениями. Главное обвинить. Пусть они оправдываются. А тот, кто оправдывается – уже наполовину виноват!

– И что же дальше? – спросил я.

– Так десятки лет, – продолжал Зенкович, – наши люди провели под “крышей” коммунистический идеологии, всемерно скрывая от русских свои истинные цели и намерения. За это время мы многого достигли и в подготовке своих национальных кадров, и в захвате ими ключевых властных должностей во всех сферах жизни этой страны, и, главное, в подрыве устоев советской власти. Но к середине восьмидесятых годов нас уже не устраивало то, что стало твориться в этой стране. Многие из русских патриотов уже разгадывали наш коварный замысел увлечь в трясину могучий Советский Союз. И нельзя было позволить им, русским патриотам, оттеснить нас от власти и экономически вознестись этой стране. А такая возможность у Страны Советов еще была! Потому наши люди решили: либо наш порядок, либо полная дезорганизация. Ибо там, где хотят обойтись без нас, должен быть хаос. И мы всюду должны делать, чтобы беспорядок продолжался до тех пор, пока измученные аборигены, отчаявшись, не попросят нас взять власть в свои руки и обеспечить им спокойную жизнь. Аборигены должны работать под нашим руководством и приносить нам пользу. Тот, кто не приносит нам пользы, должен быть нейтрализован. Вне наших интересов нет общественной пользы! Тот, кто не с нами – тот против нас! Око за око! Зуб за зуб! Так учил наш Моисей, так жили наши предки. Так будем жить мы!.. И потому в конце восьмидесятых годов XX века нами было принято решение под прикрытием так называемых реформ учинить в стране снова всемерный хаос и разрушить Советский Союз целиком и полностью. А для этого было решено лишить его прежде всего государство образующего стержня – коммунистической идеологии. И опять же не обошлось без нашей манипуляции идеологиями.

– То есть? – бросил я.

– Поясняю, – сказал Зенкович, – в конце восьмидесятых годов была успешно применена все та же ранее нами апробированная методика манипулирования диаметрально противоположными идеологиями. Не засвечивая при этом, естественно, тонкостей своей собственной, сионистской идеологии. На этот раз мы поступили наоборот: скомпрометировали коммунистическую идеологию и предприняли все возможное для вытеснения ее из сознания народных масс православной идеологией. В успехе мы не сомневались! На практике в очередной раз убедились: любую идеологию можно навязать любому народу, если знать методу и приступить к делу с энергией и хладнокровием... И наши люди с начала девяностых годов теперь уже под “крышей” православной идеологии, и по-прежнему всемерно скрывая от русских свои истинные цели и намерения, устремились любым способом, в том числе и криминальным, стать собственниками славянской земли и владельцами русских предприятий. Всячески помогая друг другу, правдами и неправдами, иудеи проникали прежде всего, в управление финансовых, информационных, правоохранительных и других государственных структур, где “управляли” в интересах своих общин и кланов, получая стабильное жалование и статус неприкасаемых государственных чиновников...

– И чего же вы достигли? – спрашиваю Зенковича.

– Многого!.. – подчеркнуто протянул Зенкович. – Мы владеем сейчас в этой стране всем: экономикой, финансами, недрами, средствами массовой информации... наши люди в этой стране получили в частную собственность любую недвижимость, имеют двойное-тройное гражданство... Под нашим жестким контролем сейчас и силовые ведомства этой страны, обязанные защищать нашу частную собственность и охранять нас. Но, к сожалению, за последние полтора десятка лет нам так и не удалось в этой стране достичь необходимой скорости вымирания русских, до сих пор не удалось дожать, измотать их, выбить из их сознания русский дух и вытравить ностальгию по коммунистическому прошлому. Короче, нам не удалось поставить их на колени и поработить...

– И что из этого всего следует? – не унимался я.

– А то, что в любой момент в России может произойти протестный социально-политический взрыв обнищавших русских! – в сердцах воскликнул Зенкович. – Это мы допустить не можем! Слишком уж наши люди засветились перед коренным населением своим безмерным скоропалительным обогащением и презрением ко всему русскому. И такой поворот событий в России грозил бы им полнейшим крахом.

– Что же вы собираетесь предпринимать?

– Упредить социально-политический взрыв в России! – сказал Зенкович.

– Каким образом? – спрашиваю его.

– Впустить коммунистов на время в Кремль, – пояснил Зенкович. – Пусть они попытаются поуправлять страной, не имея приводных властных вожжей и своей немощью окончательно скомпрометируют себя и свою коммунистическую идеологию. Коммунисты в Кремле не смогут нажимать на кнопки. Кнопки будут у нас! Ведь ныне в России в наших частных руках уже все приводные вожжи экономики, финансов, средств массовой информации, под нашим абсолютным контролем ходят силовики, да еще к тому же мы успели навязать стране через нами управляемую Госдуму законы, защищающие исключительно наши интересы. И потому, даже если коммунисты войдут в Кремль и восстановят Советскую власть – это будет сугубо временная акция. При отсутствии у коммунистов реальных рычагов управления экономикой, финансами, средствами массовой информации и силовиками, – они продержатся в Кремле не более года! И мы снова на белом коне въедем в Кремль, как в августе 1991 года. Но после этого нашего реванша в России мы уже не оставим русских в покое пока не доведем всех их до необходимой кондиции!

– Что значит “до необходимой кондиции”?

– Это значит, что мы должны довести каждого из русских до состояния полнейшей покорности нашему владычеству! – размеренно произнес Зенкович. – И момент полного признания нашей абсолютной власти над русскими наступит тогда, когда русские, измученные неурядицами и несостоятельностью своих правителей, нами подстроенною, воскликнут: “Уберите их и правьте нами! Дайте нам одного вашего самодержавного правителя, который объединил бы нас и уничтожил причины раздоров – границы национальности, религии, который бы дал нам мир и покой, которых мы не можем найти с нашими правителями и депутатами”. Но вы сами отлично понимаете, что для возможности всероссийского выражения подобных желаний необходимо беспрестанно мутить в этой стране народные отношения и правительства, чтобы переутомить всех разладом, враждой, борьбой, ненавистью и даже мученичеством, голодом, прививкой болезней, нуждою, чтобы русские не видели другого исхода, как прибегнуть к нашему денежному мешку и полному владычеству... Если же мы дадим передышку русским, то желательный момент едва ли когда-нибудь наступит.

– Как вы все это проделаете? – интересуюсь.

– Комплексом мероприятий, – последовал ответ.

– Именно? – спрашиваю его.

– Прежде всего, тем, – набирая обороты, продолжил Зенкович, – что возьмем окончательно общественное мнение в этой стране в свои руки и поставим его в недоумение, высказывая с разных сторон столько противоречивых мнений и до тех пор, пока русские не затеряются в лабиринтах и не поймут, что лучше всего не иметь вообще никакого мнения в вопросах политики, которых обществу не дано ведать, потому что ведает их лишь тот, кто руководит обществом... Затем для успеха нашего управления русскими мы настолько размножим народные недостатки – дурные привычки, страсти, правила общежития, чтобы никто в этом хаосе не мог разобраться, и русские вследствие этого перестали бы понимать друг друга. Эта мера нам еще послужит к тому, чтобы посеять раздор во всех патриотических партиях, разобщить все коллективные силы русских, которые еще не хотят нам покориться, обескуражить всякую личную инициативу русских, могущую сколько-нибудь мешать нашему делу. Ибо нет ничего опаснее личной инициативы: если она гениальна, она может сделать более того, что могут сделать миллионы людей, среди которых мы посеяли раздор. Мы направим воспитание русских так, чтобы перед каждым делом, где нужна инициатива, у них опускались бы в безнадежном бессилии руки. Всем этим мы так утомим русских, что вынудим их предложить нам абсолютную власть, руки которой будут протянуты во все стороны, как клещи, при такой колоссальной организации, что она не может не покорить весь народ... Короче, применяя наши принципы, обращая внимание на характер народа, в стране которого мы находимся и действуем, и, шествуя в применении их осторожно, мы увидим, что не пройдет и десятка лет, как самый упорный характер изменится, и мы зачислим русский народ в ряды уже покорившихся нам.

Я развел руками и сказал:

– Как же вы поступите с православием?

– Как положено после окончания бенефисного спектакля, – ухмыльнулся Зенкович. – Цветы на долгую память, прощальный поцелуй... Как говорится, поиграли и хватит. Освободите сцену для других.

– Что же будет с вашим Путиным? – спросил я.

– Путин – это детали, – махнул рукой Зенкович.

– Ничегосеньки из всего этого у вас, голубчик, не получится, – взорвался я. – Ишь как замахнулись! И с коммунистической идеологией хотите покончить, и с православной... Вы что, не знаете истории Руси? Не знаете, чем кончается в нашей стране оккупация для оккупантов?

При этих моих словах Зенкович вдруг преобразился: потускнел, помрачнел, поник... И предо мной предстал тот прежний, но одряхлевший, Моисей Соломонович в бытность свою пребывания в аппарате ЦК КПСС: подобострастно предупредительный, сосредоточено задумчивый... Но в глазах навыкате у Зенковича была уже не извечная грусть, а затаенный животный страх.

Произошло же это с Зенковичем на какое-то мгновение.

– Ну что ж, если, конечно, так случится, – упавшим голосом протянул Зенкович, – если нам не удастся заполонить сердца и души русских, то мы покинем Россию, такое уже в нашей практике бывало... – и тут же, снова приободрившись, добавил: – Мы всегда готовы уйти от гнева и ненависти коренного народа страны нашего пребывания, уйти туда, где нас примут в расчете оживить экономику нашими капиталами. Периодическая смена стран пребывания в поисках более благоприятных условий существования является частью нашей стратегии. В этом заключается символ “вечного жида” – Агасфера – неиссякаемого оптимиста и вечного странника. Но уйти из России мы должны, если надо будет, не бедными и больными, а здоровыми и богатыми. Деньги – это наши ноги. Мы смещаем свой центр тяжести туда, куда предварительно переведены наши деньги, наш капитал. Окрепнув материально в странах рассеянья, собрав с них свою дань, время от времени мы собираемся на земле наших предков для того, чтобы укрепить наш дух, наши силы, нашу веру в единство. Мы собираемся для того, чтобы снова разойтись. И так во все века!..

Я не стал дальше слушать Зенковича, резко развернулся и ушел.

– Ну, куда же вы? – донесся до меня надрывистый голос сиониста Зенковича. – Мы же не договорили!..

А час спустя в метро я увидел другого своего знакомца – активиста патриотических мероприятий со свернутым красным знаменем в руке, возвращавшегося с очередной протестной манифестации.

Я его хорошо знал по массовым митингам, съездам, конгрессам и пикетам. Он всегда к месту громче всех восторженно кричал “Ура!”, когда провозглашался лозунг, прославляющий Советский Союз и не менее громко кричал “Позор!”, когда с трибуны клеймились оккупанты-сионисты.

– Как прошло мероприятие? – спросил я знакомца.

– Да вы знаете, – устало промолвил он, потупив взор и поправляя свободной рукой окладистую бороду, – я так много последние годы хожу на все эти наши мероприятия, так много насмотрелся на наших нерешительных, многочисленных, амбициозных, хлипковатых партийных вожаков и так наслушался их пустоватых, безответственных, декларативных заявлений, что прихожу к мысли: пусть лучше Чубайс возглавит нашу страну! При его врожденной цепкой хватке, настырности, нахрапистости и неимоверной наглости он и порядок в стране наведет, и нам кое-что достанется...

“Ну вот, пожалуйста! – подумал я. – Один из русских патриотов, на радость зенковичам, уже доведен до необходимой для оккупантов-сионистов “кондиции”.

* Ж-л «новая книга России», г-та «Советский воин».

 

ПЯТЬ ПРЕЦЕДЕНТОВ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

 

При очередной моей встрече с раввином хоральной синагоги, передавая мне дополнительные конкретные сведения о влиятельных властных партийно-советских русачках, активно подсобивших сионистскому движения в развале Советского Союза, визави говорит:

– А еще величайшую лепту в нашу историческую победу в этой стране в конце XX века внесла выросшая на вольготных партийно-советских хлебах дерзкая, алчная, мародерская поросль тутошних журналистов.

– То есть? – изумился я.

– Могу прояснить, – продолжил раввин. – В задачу наших людей в те исторические августовские дни 1991 года входило не только в конечном итоге водворить расхрабрившихся гэкачепистов в кутузку, но и попутно, как говориться, одним махом окончательно идеологически обескровить агонизирующую КПСС. Для этого надо было выпотрошить из КПСС остающиеся еще под ее влиянием и руководством печатные издания, в логотипе которых сохранился коммунистический лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” Наши люди с успехом провернули и эту подрывную операцию в отведенные жесткие сроки опять же изнутри самой КПСС. Как мы обычно и поступали традиционно везде последние две тысячи лет!

– И как вам это удалось? – спрашиваю его.

– Я всегда говорил и говорю: “Когда мы да наш бог Иегова захочет сделать, то уж будет так, как нужно”, – патетически провозгласил раввин и торжественно добавил: – и первым, кто в августовские дни 1991 года решился активно подсобить нам в реализации департизации советской печати, был сам главный редактор общественно-политического еженедельника Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза “Гласность” Изюмов.

– Изюмов? – не веря своим ушам, переспросил я. – Юрий Петрович?

– Да, Изюмов Юрий Петрович, – остудил меня раввин. – Именно он создал прецедент самочинного выкидывания из логотипа вверенного ему партией в июне 1990 года общественно-политического еженедельника “Гласность” коммунистического лозунга “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” без ведома учредителя этого издания – Центрального Комитета КПСС. И, замечу, что вычеркивал Изюмов из логотипа еженедельника “Гласность” коммунистический лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” – именно в то самое время, когда в августовские дни 1991 года в следственный изолятор “Матросская тишина” ельцинисты свозили арестованных ими народных депутатов Верховного Совета СССР Шенина, Бакланова, Болдина, Варенникова, Стародубцева и других известных гэкачепистов – видных политических деятелей из руководства Советского Союза. Да еще к тому ж Изюмов демонстративно отмежевался и от ЦК КПСС, убрав из выходных данных выпущенного им 37-го номера еженедельника “Гласность” за 1991 год, видимо, компрометирующие его в глазах новых, просионистских властей строки: “Учредитель – Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза”.

– В голове не укладывается, как подобное могло случиться, – не унимаюсь. – Изюмов прошел многолетнюю, основательную, объемную коммунистическую закалку в различных партийных органах. После окончания факультета журналистики МГУ в 1955 году работал Изюмов и в редакции петрозаводской газеты “Ленинская правда”, что была в Карельской АССР, и в “Московском комсомольце”, и в “Пионерской правде”, и в журнале “Молодой коммунист”, и в “Вечерней Москве”, и в еженедельнике “Литературная газета”… Был даже Изюмов ближайшим, доверенным помощником члена Политбюро ЦК КПСС Гришина, избирался депутатом Моссовета 4-го созыва… И вдруг такой реприманд неожиданный – такая гнусная идеологическая метаморфоза Изюмова…

– А чего вы удивляетесь? – ухмыльнулся раввин. – В критические, бурные дни развала Советского Союза на политическом небосклоне в этой стране всплыло немало прагматичных, напористых, изворотливых людей, мгновенно сообразивших на кого им теперь надо делать ставку! И осознавших, что ныне нужно в открытую исповедовать не коммунистическую идеологию, а сионистскую!

– Нет, нет! – решительно заявил я. – Не могу поверить, чтобы кадровый номенклатурец ЦК КПСС Изюмов так вероломно предал коммунистические идеалы в роковой для Страны Советов час испытаний!

– Я допускал мысль, что вы мне не поверите, – сказал раввин, – поэтому, отправляясь на встречу с вами, захватил из нашего архива документально неопровержимое доказательство мною сказанного в отношении Изюмова. – При этих словах раввин извлек из своего “дипломата” экземпляр еженедельника “Гласность” и, протянув его мне, продолжил: – Этот 37-й номер еженедельника “Гласность” вышел в свет сразу после того, как в августовские дни 1991 года гэкачеписты были водворены ельцинистами в следственный изолятор “Матросская тишина”.

Я посмотрел на первую полосу еженедельника “Гласность”, протянутого мне раввином. Да, действительно из логотипа “Гласности” был убран коммунистический лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” Взглянул на выходные данные еженедельника и убедился, что и оттуда были убраны строки: “Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза”.

– Обратите внимание, – сказал равнин, – гэкачеписты-коммунисты уже были в следственном изоляторе “Матросская тишина”, а о них, об их аресте и дальнейшей их трагической судьбе в еженедельнике – ни слова! И вообще весь этот 37-й номер еженедельника гласность исполнен Изюмовым исключительно в доброжелательном, низкопоклонском духе к нашим людям, к нашему движению и в абсолютно пораженческом, деморализующем духе по отношению к советским коммунистам… А как искусно, целенаправленно Изюмовым нагнетается ситуация! Только поглядите: на первой странице, как видите, крупным планом изображены и фасад здания ЦК КПСС с уже водруженным власовским флагом при входе в центральный подъезд вместо скинутого оттуда красного знамени с пятиконечной звездой и серпом с молотом, и заблаговременно заготовленный устрашающий чистый бланк уведомления ЦК КПСС... На видном месте этой же первой страницы еженедельника Изюмов почему-то посчитал крайне важным и необходимым поместить и фотокопию какой-то, непонятно куда и кому адресованной, рукописной провокационной докладной Бурбулиса от 23 августа 1991 года. А по сути, публикуя в “Гласности” эту рукописную, непонятно откуда и кому адресованную докладную Бурбулиса, Изюмов создал из нее верноподданнический политический донос на своих соратников по взрастившей его младенчества КПСС и целиком на всю многомиллионную коммунистическую партию.

В докладной же этой записке сказано: “В ЦК КПСС идет форсированное уничтожение документов. Надо срочно распоряжение Генсека – временно приостановить деятельность здания ЦК КПСС. Лужков отключил электроэнергию. Силы для выполнения распоряжения Президента СССР – Генсека у Лужкова есть. Бурбулис.”

Я пробежал глазами по иллюстрациям первой страницы еженедельника и снова убедился: мой визави был совершенно прав и на этот раз.

Между тем, развернув еженедельник, раввин говорит:

– А вы поглядите с каким пиететом, подобострастием и упоением в этом номере изюмовского еженедельника “Гласность” говорится о наших демократах–антисоветчиках!   С каким почтением, например, представлен читателям член Верховного Совета РСФСР Серёга Юшенков! На полстраницы еженедельника Юшенков разразился по поводу возможных репрессий и “охоте на ведьм” со стороны новой власти, пришедшей на смену советской. Ибо он, Юшенков, “слышал призывы: расправиться с кем-то, выяснить   едва ли не у каждого, чуть ли не по часам, кто чем занимался в те трагические дни и ночи.” Видимо, Изюмова на этот момент этот вопрос крайне волновал и он его считал весьма актуальным. Потому еженедельник и обратился за пространным разъяснением к этому политическому авторитету… А нашему вездесущему “златоусту” Гришке Явлинскому в этом номере еженедельника и вовсе поется осанна! Мол, 39-летний автор программы “500 дней”, – “одна из важнейших фигур будущей экономической политики России. Как заместитель руководителя Комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР Явлинский является в настоящее время чем-то вроде главного реформатора и исполняющего обязанности министра экономики и финансов Советского Союза в одном лице”.

– Позвольте, – прервал я собеседника, – а как все же насчет гэкачепистов? Неужели в самом деле в этом номере еженедельника “Гласность” ничего конкретно о них не говорится? Не упоминаются их фамилий, не сообщается кого и когда арестовали ельцинисты? Ведь все эти гэкачеписты – вчерашних партийные начальники, покровители и благодетели того же Изюмова!

– Я же вам уже сказал, – воскликнул раввин, – в этом номере еженедельника “Гласность” не назван ни один из арестованных ельцинистами гэкачепистов. Больше того, в еженедельнике ни разу не упомянут даже сам Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР – ГКЧП, функционировавший в стране в августовские дни 1991 года! Видите ли, места для этого в еженедельнике не оказалось!.. Зато в угоду нам даже в этом номере еженедельника “Гласность” Изюмов не премил походя лягнуть Сталина, предоставив почти целую страницу для материала о том, как Сталин в августе 1946 года “не обошел отрицательными оценками вторую серию “Ивана Грозного” и режиссера С.М. Эйзенштейна…” А что качается августовских событий в Москве в 1991 году, то о них лишь вскользь в опубликованных в еженедельнике материалах вкраплены обрывки фраз, в которых гэкачеписты обзываются и “путчистами”, и, “хунтой…” Например:”… Хотя путч, по-видимому, готовился тщательно, действия заговорщиков выглядят довольно дилетански… ”, или “…Москвичи сразу же почувствовали моральную слабость путчистов…”,или “…Сейчас нередко можно услышать утверждения, что организатором, вдохновителем этого путча явилась КПСС…”, или “… секретари ЦК, те, кто не связан с путчистами, по-прежнему молчат…”, или “… Россияне во главе с Ельциным показали себя деятельными, энергичными. Они сумели организовать и отпор хунте…”, или “… Номер от 22 августа не вышел, т.к. “Гласность” в ряду других изданий была запрещена путчистами…” И так далее, и тому подобное… В этой же тональности своеобразный итог событиям, происшедшим в Москве в августовские дни 1991 года, подвел и бывший член Политбюро ЦК КПСС Егор Лигачев в своем пространном интервью на полторы страницы еженедельника под заголовком “В руководстве партии не оказалось личностей.” “В составе Секретариата, – сказал Лигачев, – не оказалось людей, которые могли быть названы личностями, политиками, трибунами… В прежнем составе Политбюро, хотя я не хотел бы сравнивать, было больше личностей. Разных. Но это были личности. Это были… Яковлев, Шеварднадзе, это был Лигачев, допустим…”

– Но возможно, – вставил я, – Изюмовым овладел испуг с приходом новой власти, а потому он и выпустил в свет такой вот верноподданнический вашему движению номер еженедельника “Гласность”?

Раввин ухмыльнулся и говорит:

– Пять прецедентов от испуга одним махом не сотворишь! Их можно создать при полнейшей осмысленности, осознанности происходящего вокруг и личной готовности идти ва-банк на все в проявлении искренней симпатии антикоммунистическому строю!

– А вы полагаете, что, выпустив в свет 37-й номер еженедельника “Гласность” за 1991 год, Изюмов сотворил сразу именно целых пять прецедентов? – спросил я.

– Конечно же! – воскликнул раввин.

– И какие это прецеденты? – поинтересовался я.

– Ну, о первом прецеденте Изюмова я уже говорил! – продолжил раввин. – Свершил его, этот свой первый прецедент, славный ловкач Изюмов тогда, когда в очередном 37-м номере еженедельника “Гласность”, сразу после ареста гэкачепистов ельцинистами в августовские дни 1991 года, самочинно убрал из логотипа вверенного ему Центральным Комитетом КПСС общественно-политического еженедельника “Гласность” коммунистический лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!..” Тут же, в этом 37-м номере “Гласности,” Изюмов свершил и второй свой прецедент! На последней странице еженедельника в его выходных данных он выкинул крупным шрифтом набранные строки: ”Учредитель – Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза. Издательство ЦК КПСС “Правда”. "ифтом набранные строкинедельника в ео выходных данных он выкинул крупным планомо ему Центральным кодти ва-банк на все в проявл Так вот беспардонно, цинично, публично главный редактор “Гласности” Изюмов решительно отмежевался от учредителя и издателя еженедельника – ЦК КПСС, дав недвусмысленно понять читателям кто ныне полновластный еженедельника с деидеологизированным логотипом! Сохранение же за собой идеологически откорректированного прежнего логотипа печатного издания было третьим прецедентом Изюмова!.. А дерзкое, мародерское оприходование партийной капээсесовской собственности Изюмовым было осуществлено даже не смотря на то, что в своем интервью, опубликованном в том же 37-м номере еженедельника “Гласность”, первый заместитель управляющего делами ЦК КПСС Мишин четко сказал:”Комиссия ведет работу по инвентаризации имущества партии. КПСС как собственник не поручала нам его передачу на баланс других организаций…” И тут надо сказать, что по состоянию на август 1991 года в Советском Союзе еще никто не решался посягать на общепартийную, общенародную собственность. Это потом уже, с позволения Ельцина и взяв себе на вооружение с успехом ранее отработанные Изюмовым прецеденты, ушлые и ловкие на руку ребята стали вовсю грабастать народное добро, прихватывая себе заодно и популярные в массах логотипы – торговые марки оприходованного, выпотрошив из них идеологическую начинку. Так впоследствии по такому же образу и подобию родились и антикоммунистический, русофобский, маркзахаровский театр “Ленком”, нынешняя антисоветская, местечковая газета “Комсомольская правда” и многие, многие другие мародерски прихватизированные, “ничейные” средства массовой информации, учреждения культуры, фабрики и заводы, колхозы и совхозы…

– И какие же остальные прецеденты, свершенные Изюмовым? – спросил я.

– Четвертый прецедент Изюмова состоял в том, – пояснил священнослужитель, – что едва успев смародерствовать у ЦК КПСС “Гласность,” он тут же стал чернить и охаивать прежнего собственника   еженедельника. Что было не в традициях обычных, ординарных практикующих мародеров… И, наконец, пятый прецедент, сотворенный Изюмовым, – это разрушение стереотипа почтительности к своим бывшим покровителям и благодетелям по службе. Ведь в правящее партии страны было даже общепринято, что при упоминании в разговоре того или иного благодетеля, продвинувшего тебя по властной вертикали, надо было обязательно предварять произношение имени и отчества такой вот важной, почитаемой персоны словами: “добрейший,” “милейший,” “чистейшей души,” “честнейший…” и так далее, и тому подобное. А тут вдруг: черная неблагодарность! Вчерашних своих благодетелей и покровителей по ЦК КПСС Изюмов позволил на всех страницах своего еженедельника оскорбительно обзывать ”путчистами”, “хунтой…” И это при всем при том, что еще даже и следствие ельцинистов по так называемому делу гэкачепистов не началось!..

– Нельзя же все вот так валить на одного Изюмова, – прервал я раввина, – ведь среди авторов возглавляемого им еженедельника “Гласность” были   и люди с высшим политическим образованием – дипломированные выпускники Академии общественных наук при ЦК КПСС! Почему же они тогда, в августовские дни 1991 года, не попридержали Изюмова в его верноподданнических рвениях к новому, просионистскому режиму, идущему на смену Советской власти?

– А это лишь доказывает то, – сказал раввин, – что и в Академии общественных наук при ЦК КПСС, в этой кузнице руководящих партийных кадров, в угоду нам была заблаговременно поставлена на поток подготовка идеологов высшей квалификации, готовых к адекватному, спокойному восприятию грядущих кардинальных перемен в Советском Союзе, реализуемых в этой стране нашим движением.

– Но ныне-то, – не унимался я, – в логотипе редактируемого Изюмовым еженедельника “Гласность” красное знамя изображено на ширину полосы. Есть на знамени том и пятиконечная звезда, и серп и молот. А восстановленный в логотипе “Гласности” коммунистический лозунг “Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” набран даже еще более крупным шрифтом!

– Ничего удивительного! – парировал раввин. – При нынешнем нарастании протестного движения обездоленных трудовых масс в этой стране даже наш знаменитый олигарх Ходорковский, отбывающий сейчас наказание в колонии, публично заявляет, что у   него наметился мировоззренческий “левый поворот”. Вот и в логотипе проделано, как всегда в духе времени! А на поверку, если прямо спросить Изюмова, какая идеология потеснила на постсоветском пространстве идеологию коммунистическую, то он ничего не скажет. Ни за что публично Изюмов никогда и нигде не заявит, что коммунистическую идеологию на постсоветском пространстве потеснила сионистская идеология! Вы можете сами в этом убедиться!

Я последовал совету раввина, тут же набрал номер телефона Изюмова, включил громкую связь и спросил:

– Какая все же, по вашему мнению, идеология потеснила на постсоветском пространстве коммунистическую идеологию?

– А никакая! – истерически взвизгнув, вскрикнул Изюмов.

– Убедились? – хмыкнул раввин. – Вот так-то, мой хороший друг!.. В дальнейшем вы получите полнейшую информацию обо всех партийно-советских идеологах разных рангов, изрядно подсобивших нам в развале Советского Союза. Не пощадим мы при этом, естественно, и   тутошних хищных, прохиндействующих политиканов – журналюг!.. Хотя, конечно, мы безусловно признательны всем категориям бывших советских граждан за их услуги нашему движению в развале Страны Советов и искренне радуемся их нынешнему процветанию в коммерческих фирмах, банках, средствах массовой информации и во всех властных структурах. Но мы не допустим, чтобы наши многочисленные услужливые пособники увильнули от ответственности, когда нашим людям будет реально грозить в   этой стране какая-либо опасность. Повторяю! Мы не допустим, что при грядущем социально-политическом взрыве трудовых низов в этой стране за развал Советского Союза перед революционным трибуналом отвечали только лишь наши люди, увлекшиеся   в этой стране беспредельным обогащением, притупившие бдительность, не сумевшие должным образом сориентироваться и не успевшие вовремя убраться восвояси из этой непредсказуемой державы. Ведь не должны же эти наши люди, по своему легкомыслию недооценившие грозящую им опасность в этой стране и случайно задержавшиеся в ней, отдуваться и за себя, и за всех остальных своих соплеменников, успевших с оприходованным ими богатством этой страны своевременно отсюда унести ноги, и за наших услужливых пособников-русачков! Справедливость требует: если уж в судный час за содеянное со Страной Советов на скамью подсудимых попадут наши соплеменники, то пусть на эту же скамью подсудимых сядут и наши пособники-подельники из аборигенов!

Бросив фразу: ”До встречи!” – раввин удалился.  

* Ж-л «Новая книга России».

 

В ПОИСКАХ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ ОБОРОТНЕЙ

 

Легковесны все же суждения иных наших сограждан, оскорбительно безосновательно обзывающих налево и направо известнейших людей идеологическими оборотнями.

Вот, к примеру, встречаю днями своего давнего знакомца – велеречивого профессора, и едва зашла речь о политической ситуации на постсоветском пространстве, как он тут же запальчиво, с ожесточением выпалил:

– Достали меня все эти наши идеологические оборотни! Злости не хватает!

– Кого вы имеете в виду? – спрашиваю.

– Известно кого? – воскликнул профессор. – Тех, которые и при Советской власти процветали, чувствуя себя, как вареники в сметане, а с захватом Кремля просионистскими силами еще с большим успехом жируют при антинародном, оккупационном режиме.

– А причем тут «идеологические оборотни»? – спросил я.

– Но разве все они не таковы?

– Ничего общего! – твердо произнес я.

– То есть? – взвыл профессор. – Поясните!

– Видите ли, – сказал я, – еще граф Лев Николаевич Толстой в своих произведениях пришел к выводу, что все человечество спокон веков состояло и состоит из особей двух разновидностей. Первая из них – люди, живущие только для нужды своей, только брюхо набивают. Вторая – люди, живущие не для брюха, а для души, для правды. И практически в каждом поступке и действии представителей этих двух разновидностей объективно проявляется их истинная сущность. И еще граф Толстой пришел к выводу, что если добро имеет причину, оно уже не добро; если оно имеет последствия – награду, оно – тоже не добро. Стало быть, добро вне цепи причин и следствий…

– А причем тут Толстой и его выводы? – высокомерно бросил профессор.

– А притом, – говорю ему, что в Стране Советов после Сталина оживились затаившиеся до этого корыстолюбцы из разряда любителей набивать брюхо на дармовщину, которые для этой своей заветной цели решили цинично попаразитировать на партийно-государственных структурах. И как было им не воспользоваться для этого открывшимися с легкой руки волюнтариста Хрущева   шлюзами в КПСС и облегчить себе путь к обогащению! Потому в массовом порядке и поплыли в руководящую партию волонтеры – добытчики, новоявленные «строители коммунизма», истинной целью которых было побыстрее приблизиться к привилегированному, по их местечковому мнению, бездонному, всеобъемлющему «корыту» и побыстрее реализовать свои корыстные интересы. Но не только зрелые мужи со своими сомнительными целями в пору хрущевской «оттепели» ринулись в распахнутые ворота правящей партии. Смекалистые, прагматичные отроки со своими амбициозно-нарцисовскими планами на будущее тоже не отставали. Одни из них чуть ли не со школьной скамьи становились кандидатами в члены КПСС, другие – шли в местные подразделения КГБ проконсультироваться на предмет того, как выстроить им свое образование и в какой вуз поступить, чтобы в конечном итоге попасть в престижное ведомство – передовой вооруженный отряд КПСС…

– И опять я не пойму, зачем вы мне все это говорите! – резко прервал меня профессор.

– А затем, – говорю я, – чтобы убедить вас, что из циничной, расчетливой и нахрапистой поросли, заполнившей КПСС после Сталина, вылупиться идеологические оборотни никак не могли! Ибо истинный, идеологический оборотень – это тот, который поначалу искренне, самозабвенно присягает и служит одной идеологии, а потом вдруг бесцеремонно, цинично предает ее и уже так же искренне, самозабвенно присягает и служит другой идеологии, диаметрально противоположной прежней. А если субъекты вообще не служат никакой идеологии и под их прикрытием лишь всю жизнь всегда и везде отслеживают только свой личный, корыстный интерес, то можно ли таких субъектов назвать идеологическими оборотнями? Презренные, замшелые, мерзкие мокрицы – вот им истинное название!.. В данном же случае, после Сталина, изначально интерес соискателей дармовщины был устремлен не к коммунистической идеологии, под прикрытием которой они собирались провернуть выгодный гешефт, а прикован к заветному «корыту», посредством которого они надеялись решить все свои проблемы. И всякие там высокопарные   заверения и клятвы их в верности служению коммунистическим идеалам для этих людей составляли лишь внешнее необходимое оформление общепринятого ритуала проникновения в КПСС.

– Ну, зачем же всех вот так накрывать мокрым рядном? – возмутился профессор. – Ведь в этой «поросли», как вы их обзываете, есть и исключения!

– Например? – сказал я.

– Да сколько угодно! – воскликнул профессор. – Тот же нынешний мэр Москвы – латифундист Лужков и к тому же супруг скороспелки –   миллиардерши! Разве он не типичнейший идеологический оборотень? При Советской власти, где только Лужков не подвизался!.. Член КПСС с 1968 года Лужков был известен как комсомольский активист и организатор общественных мероприятий. Работал в одном из первых студенческих отрядов, осваивавших целину в Казахстане. Избирался он и народным депутатом Бабушкинского районного Совета народных депутатов Москвы, и депутатом Моссовета, и депутатом Верховного Совета РСФСР… Занимал Лужков и руководящие должности в Минхимпроме СССР.

– У вас есть неоспоримые свидетельства искреннего, самозабвенного служения Лужкова коммунистическим идеалам при Советской власти? – спросил я.

– Допустим таковых нет… – понизив голос, произнес профессор. – Но Лужков награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, медалями. Он лауреат Государственной премии СССР. Имеет звания «Заслуженный химик РСФСР», «Почетный химик СССР»… – тут же, приободрившись, профессор воскликнул: – А возьмите лужковского дружка Примакова! Колоритнейший фигурант – идеологический оборотень этот Примаков! При Советской власти был и в Гостелерадио СССР, и в газете «Правда» и в Академии наук СССР…

– Ну и что из этого? – прервал я профессора. – Познер ведь тоже был при Советской власти и в Агенстве печати «Новости», и в Гостелерадио СССР…

– Я бы не сравнивал Примакова с Познером! – парировал профессор. – Примаков был даже председателем Совета Союза Верховного Совета СССР и кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС. А прожженный лукавец и матерый, последовательный антисоветчик – русофоб Познер был при Советской власти на каких-то задворках и на идеологического оборотня вообще никак не тянет!

Но каких-либо неоспоримых свидетельств искреннего, самозабвенного служения Примакова коммунистическим идеалам при Советской власти профессор так и не назвал. Зато тут же обозвал идеологическим оборотнем и Аркадия Вольского, превосходно вписавшегося в нынешний оккупационный режим и вольготно процветающего сейчас в кругу олигархов.

– И это при всем при том, – добавил профессор, – что при Советской власти Аркадий Вольский был и секретарем парткома Московского автозавода имени Лихачева, и заведующим отделом, помощником секретарей ЦК КПСС… Неужели и эти ответственные партийные должности Аркадия Вольского не убеждают вас в том, что он искренне исповедовал коммунистическую идеологию до прихода к власти в стране просионистских сил?

– Не убеждают! – сказал я. – Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе, Ельцин ведь занимали в КПСС посты повыше, а что из этого?

– Согласен, – бросил профессор. – Горбачева, Яковлева, Шеварднадзе, Ельцина к идеологическим оборотням никак не причислишь! Ибо как они, эти политические циники, сами теперь заявляют, что никогда при Советской власти коммунистической идеологии не исповедовали и были всегда последовательны: осознанно разрушали КПСС и подрывали Страну Советов изнутри. Чего только стоит обошедшее всю мировую прессу признание Горбачева, сделанное им недавно в американском университете в Анкаре! «Целью всей моей жизни, – сказал Горбачев, – было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми… А для ее достижения я должен был заменить все руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах… Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей. Среди них особое место занимают Яковлев и Шеварднадзе, заслуги которых в нашем общем деле просто неоценимы».

Процитировал вот так Горбачева профессор, а обзывать идеологическими оборотнями не унимался. И кого только в связи с этим профессор не назвал! В ход пошли фигуранты, которые и при Советской власти у всех на виду были, и сейчас при оккупационном, просионистском режиме с экранов телевизоров не сходят. Тут и политики, и военные, и ученые, и писатели, и журналисты, и космонавты, и бизнесмены, и режиссеры, и артисты… А среди них Герои Советского Союза, Герои Социалистического Труда, лауреаты Ленинской и Государственной премий СССР.

Но как только мы начинали с профессором разбираться персонально с каждым из названных им фигурантов – идеологических оборотней, то выходило, что на чистокровного, истинного идеологического оборотня ни один из фигурантов ни в какой мере не тянул.

А когда речь зашла о таких высокопоставленных фигурантах, как Маршал Советского Союза Язов, а также генералы Крючков и Бобков, то профессор и вовсе пошел на попятную и снял эти кандидатуры с рассмотрения. Потому как при анализе шансов указанных лиц прослыть полноценными идеологическими оборотнями выявилось, что эти шансы у них приближаются к нулю. И не только потому, что под руками не оказалось достоверных подтверждений того, что эти фигуранты при Советской власти искренне верой и правдой служили коммунистическим идеалам. Положение их усугублялось еще и тем, что в роковой для Страны Советов час испытаний они сами себя своими личными заявлениями и поступками окончательно навсегда дискредитировали. Маршал Советского Союза Язов, к примеру, находясь в августе 1991 года в следственном изоляторе «Матросская тишина», в своем дневнике записал: «23 августа – пятница. Всему конец, имею в виду собственную жизнь. Утром снял мундир Маршала Советского Союза. Поделом! Так и надо. Чего добивался? Прослужив 60 лет, я не отличил от политической проститутки себя – солдата, прошедшего войну…»

Не по-офицерски повел себя в те же исторические августовские дни 1991 года и председатель КГБ СССР генерал армии Крючков, находясь в том же следственном изоляторе «Матросская тишина». Уже 25 августа Крючков успел написать покаянное письмо Горбачеву – этому патологическому предателю-антисоветчику, главному разрушителю госбезопасности страны.

Генерал же армии Бобков поступил еще более радикально и прагматично. Накопив изрядный чекистский опыт и бесценную информацию в должности первого заместителя председателя КГБ СССР, генерал армии Бобков предложил свои услуги новоявленному олигарху Гусинскому и пошел к нему в услужение.

Не выдержали экзамен на чистокровных идеологических оборотней и бывшие члены Политбюро, секретари ЦК КПСС Строев с Дзасоховым. И все потому, что достоверных свидетельств их искреннего, самозабвенного, беззаветного служения при Советской власти   коммунистическим идеалам нет. Хотя налицо подобострастное прислуживание Строева и Дзасохова идеологии, которая ныне потеснила в нашей стране коммунистическую.

Между тем, профессор не сдавался и в сердцах воскликнул:

– Но хоть глава нашего государства, по вашему разумению, тянет на идеологического оборотня?

– Ну, это вы и вовсе сиганули!.. – сказал я ему и пояснил, что отличительной особенностью всех названных им фигурантов, которых он обзывает идеологическими оборотнями, является то, что все они как один в роковой для Страны Советов час испытаний не выполнили ни военной, ни партийной присяги.

– И по какому же основному критерию, вы считаете, должно оцениваться истинное, искреннее, самозабвенное служение коммунистической идеологии? – спросил профессор.

– Жертвенностью! – сказал я. – И только жертвенностью служения ей!

***

Раздосадованный профессор махнул рукой и удалился с поникшей головой.

А неделю спустя этот же профессор звонит мне и говорит:

– Мне все же удалось выявить настоящего идеологического оборотня наших дней! Причем, соответствующего самым высоким требованиям и стандартам, которые вы справедливо предъявляете к такого рода фигурантам.

     – И кто же этот уникум? – спросил я.

     – Биография у него такова, – сказал профессор. – Будучи еще отроком этот смекалистый, прагматичный русачок-ленинградец ходил в местное подразделение КГБ проконсультироваться на предмет того, как ему выстроить свое образование и в какой вуз поступить, чтобы в конечном итоге попасть в престижное ведомство – передовой вооруженный отряд КПСС. Кандидатом в члены КПСС он стал чуть ли не с десятого класса. И дальше вся жизнь его была посвящена самозабвенному, неистовому, жертвенному служению коммунистическим идеалам в первых рядах строителей коммунизма. И на всех этапах жизни при Советской власти он был впереди на самых трудных участках, не щадя себя. Спасая трактор при пожаре на целине, он чуть ли не погиб, за спасение человека на водах получил медаль, в числе первых добровольцев-спасателей отправился на Чернобыльскую АЭС, успел побывать и в Афганистане… Короче, самопожертвование в труде на благо компартии и советского народа у него шло одно за другим. И с продвижением по партийно-государственной вертикали, вплоть до конца восьмидесятых годов, у него было все прекрасно. Стал даже членом ЦК КПСС и народным депутатом Верховного Совета СССР! Но случилось так, что в девяностом году на волне горбачевской перестройки он сошелся с какой-то демократкой-иудейкой, и все в его жизни перевернулось. Да так, что и жену свою с двумя детьми он в скорости бросил и иудейскую веру принял. От коммунистической идеологии демонстративно наотмашь отмежевался и стал ревностно исповедовать сионистскую. А чтобы родственники новой жены не сомневались в его серьезных намерениях, потребовал сделать ему в синагоге обрезание. И даже хотел сменить свою фамилию на фамилию новой жены. Да только раввин хоральной синагоги отсоветовал: «Нашему делу, – сказал раввин, – русская фамилия очень даже не вредит». И раввин упомянул для примера известного усопшего пародиста-сатирика, который носил русскую фамилию Иванов.

– И где же этот ваш уникум? – поинтересовался я. – И как с ним встретиться?

– Это сейчас совершенно невозможно! – произнес профессор.

– Почему? – удивился я.

– Дело в том, – сказал профессор, – что в период чубайсовской грабительской приватизации по наущению своей новой жены этот уникум настолько увлекся оприходыванием себе в собственность разного рода общенародной недвижимости, что уже к середине девяностых годов превзошел многих известных в то время новоиспеченных олигархов. А когда власти прихватили олигарха Ходорковского и водворили в тюремную камеру, то он вмиг превратил свою недвижимость в валюту, которую тут же перекачал в Израиль. А вслед за валютой и сам туда отправился вместе со своей возлюбленной иудеечкой. Ну, а как вы знаете, Израиль своих воров, награбивших добро в Советском Союзе, не выдает!

– О!.. – воскликнул я. – Так может даже этот уникум – идеологический оборотень проходит там вместе с беглыми олигархами Гусинским и Невзлиным по нашумевшему на весь мир скандальному уголовному делу, связанному с отмыванием наворованных миллиардов?

– Не исключено! – сказал профессор.

* Ж-л «новая книга России», г-ты «Гласность», «Советский воин».

 

ИМИТАТОРЫ ИЗ «ГОЛОВЫ НАЦИИ»

 

Признаюсь, что о существовании так называемой «головы нации» и тех, кто по их собственному убеждению ее сегодня представляет и олицетворяет, я узнал совсем недавно и совершенно случайно. Просветил меня продвинутый генерал из бывшего центрального аппарата КГБ СССР, весьма близкий к высшему руководству в недавнем прошлом всемогущего ведомства великой державы, на содержание которого трудовой народ страны Советов никогда не жалел средств. Ныне этот преуспевающий генерал руководит службой безопасности крупнейшей коммерческой финансовой корпорации, как и его коллега, генерал армии Бобков, накопивший изрядный чекистский опыт и бесценную информацию в должности первого заместителя председателя КГБ СССР, смиренно служа скороспелому олигарху Гусинскому.

Поначалу, правда, у меня с этим генералом разговор как-то не заладился. Особенно, когда я заявил ему в упор, что все кагэбисты, как один, в роковой для страны Советов час испытаний, изменив военной и партийной присяге, преступно не выполнили долг перед Родиной. Что они, – так называемый передовой вооруженный отряд КПСС, – клялись жизнью своей защищать первую страну и совершили величайшее в истории человечества предательство: осознано добровольно, без единого выстрела сдали великую империю её многовековому, исконному врагу – просионистским силам. Да еще, к стыду и позору своему, на глазах у бедствующего трудового народа, почти поголовно бросились в бизнес и приватизацию недвижимости, вплоть до явочных служебных помещений.

– А вот этого я как раз не приемлю! – в сердцах выкрикнул холеный генерал. – Достаточно уже наслышался и категорически отметаю всякие упреки в свой адрес... Это Горбачев вместе со своим политбюровским выводком предали страну и со всеми потрохами продали КПСС просионистским силам, а горбачевский выдвиженец, председатель КГБ СССР генерал армии Крючков, вслед за свои сувереном бросил к ногам сионистов на съедение КГБ.

– Но ни в одной из упомянутых военной и партийной присяг, – деликатно заметил я, – никогда не говорилось, что присягающий клянется жизнью своей выполнять присягу лишь до тех пор, пока останется верен ей его старший по чину начальник.

– Повторяю, – прервал меня раскрасневшийся генерал, вытирая пот со лба, – я лично никого никогда не предавал и не сдавал. В августовский дни 1991 года я и вверенные мне люди до последнего момента ждали приказа распылить ельцинских псевдодемократов, собравшихся у Белого Дома. Для этого потребовались бы нам считанные минуты. Такого приказа сверху не последовало. Разозлившись, я отправился отмечать день рождения своей супруги. По пути домой заехал в наш спецларек, где захватил оставшиеся икру и шампанское...

«О, это поднаторевшийся, прожженный придумщик вариантов нравственного обоснования безнравственного образа жизни», – подумал я и сказал ему прямо:

– И вот вы все это время после августа 1991 года пробавлялись россказнями о том, как вы, выгодно для себя своеобразно трактуя свой гражданский долг, в роковой для страны час испытаний выполнили военную и партийную присягу?

– Да, я не застрелился, когда распалось КПСС! – с вызовом и надрывом в голосе, багровея, парировал генерал. – Не вступил я и в смертный бой с просионистскими силами, устремившимися в августовские дни 1991 года захватить Кремль! Но я и мои единомышленники, представляющие и олицетворяющие «голову нации», совершили нечто более важное. Мы сохранили эту самую бесценную «голову нации» в своем лице, ибо отлично понимали и понимаем, что она должна быть сохранена при смене любого режима власти в нашей стране. Нация без головы – не нация! И мы самозабвенно и неусыпно блюдем интересы «головы нации» и сейчас! Регулярно собираемся, обсуждаем, согласовываем и корректируем свои действия, оказываем друг другу консолидированную помощь и всяческую поддержку на уровне наших неограниченных финансовых возможностей.

«Вот уж, поистине, местечковый прохиндей, – подумал я, – цинично изменил военной и партийной присяге, а сейчас рядится в тогу представителя «головы нации»: Куда уж мольеровскому <мещанину во дворянстве>?» – и спросил генерала:

– «Голова нации» – это партия или движение?

– «Голова нации» выше всех и всяких ничтожных, карликовых партий и движений, наводнивших постсоветское пространство, – вздернув голову, гордо провозгласил генерал. – Хотя, впрочем, это не мешает нашим единомышленникам из «головы нации» рассредоточено не без корысти функционировать и во всех расплодившихся левых – правых общественных организациях, а также числиться в штате властных структур: и в президентской администрации, и в Белом доме, и в Госдуме, и в Совете Федерации: Не говоря уже о разного рода коммерческих фирмах, банках, охранных агентствах и всевозможных фондах, включая фонд Сороса и тому подобные.

«И вот таким «гибким», еще вчера клявшимся Родине в любви и верности, генералам, на проверку оказавшимися конформистами, оппортунистами, ренегатами, коллаборационистами, а по-простому говоря, – мерзкими клятвопреступниками, которым нет никакого оправдания, была полностью доверена безопасность и страны, и ее трудового народа», – с возмущением думал я и решил поподробнее расспросить генерала об этой самой «голове нации», и, при случае, поведать о ней читателям «головенка»: кому она и за какие деньги служит.

– И кто же это такие ваши единомышленники, представляющие и олицетворяющие в нашей стране эту самую «голову нации»? – поинтересовался я.

– Известно кто, – приподнято произнес генерал, – это достойные нашего общества граждане, состоявшиеся еще в советские времена. Тут и бывшие члены ЦК КПСС, его секретари, члены Политбюро, и руководители тогдашнего Совмина СССР, Президиума Верховного Совета народных депутатов СССР, и, конечно, мы – генералы центрального аппарата КГБ СССР: Да и много, много других уважаемых нами людей...

– И в чем же все они состоялись? – продолжаю спрашивать.

– Поясню, – с нарочитой подчеркнутостью говорит генерал, – состоявшиеся люди, представляющие и олицетворяющие ныне голову нашей нации, это те, кто в застойные годы социализма, используя его преимущества, не только успели получить два-три высших образования, запастись всякими там учеными степенями-званиями, успешно продвинуться по партийно-государственной вертикали власти, но и по– максимуму, в жестких рамках условий тогдашнего режима, сумели незаметно изрядно, по тем временам, обогатиться, приблизившись к номенклатурному, партийному «корыту». По мере же освоения цековской «кормушки» у привилегированных людей и их семей проявился вкус к разного рода частной собственности, к финансам, к недвижимости: Вкус к частной собственности так быстро развился и тяга к обогащению так росла, что многие были даже готовы поменять власть на собственность. Когда вставал вопрос: власть или собственность, – без колебаний сделали ставку на собственность! А нажившись, наши умные головы пришли к выводу, что большая частная собственность – это та же власть. И как ныне убедительно продемонстрировали нам сионистские скороспелки-миллиардеры, собственность бывает и посильнее власти. Поэтому при нынешнем оккупационном, просионистском режиме мы, представители «головы нации», должны  и дальше только наращивать темпы приобретения разных форм и видов собственности, используя все свои неформальные ресурсы. Благо, что с приходом к власти в нашей стране просионистских сил оккупационный режим не только не стал преследовать нас за наше коммунистическое прошлое; позволил нам плавно вписаться в базарную экономику и продолжать далее обогащаться в недостижимых ранее размерах, но и сионисты охотно стали использовать в своих интересах наш истинный советский профессионализм... То есть фактически мы не только Советскую власть сдали за собственность, но и хладнокровно продали за собственность советский профессионализм. А достигнув определенного уровня обогащения, мы вынудим сионистских оккупантов вернуть нам и власть в Кремле.

«Это ж какое вероломное предательство интересов трудового народа, Советской Власти, коммунистической идеологии, служению которой эти они клялись своей жизнью?» – всматриваясь в лицо самодовольного генерала, недоумевал я, но сдержал эмоции.

– Какова же идеология «головы нации»? – спрашиваю далее.

– «Голова нации» – превыше всего и укрепление мирового господства наша цель! – последовал ответ.

– Какова стратегия?

– Всегда, везде, при любых обстоятельствах «голова нации», ее люди должны быть «наплаву»!

«Ничего себе, – думаю, – ежегодно, с 1991 года, как следствие их предательства, коренная государство образующая нация – русские – теряет свыше миллиона своих сограждан, а клятвопреступники, ничтожные приспособленцы – изменники с сытыми обрюзгшими лицами тупо озабочены лишь своими корыстными интересами.»

– И каковы же тактика реализации стратегии «головы нации»? – поинтересовался у генерала.

– Сформулировать тактику «головы нации» одной фразой невозможно, – говорит, – ибо опасностей, подстерегающих «голову нации» великое множество.

– Какие же это опасности? – спросил я.

– Прежде всего, грозит постоянная опасность от наших вечных идейных противников – апологетов сионистской идеологии, которая ныне в нашей стране потеснила коммунистическую. Народец этот ушлый, хитрый и безмерно алчный... К тому ж еще и с претензиями на мировое господство... Но прямые столкновения с сионистскими оккупантами для нас недопустимы: в случае чего, вой подымут на всю вселенную. Эффективно воздействовать на сионистов нам удается лишь тем, что систематически подбрасываем им страшилки: мол, вы, оккупанты – кровососы, настолько закабалили русский народ, довели до крайней нищеты и вымирания, что социальный взрыв трудовых масс против вас в любой момент может произойти, и только, дескать, мы, которым люди труда еще доверяют, можем сдержать гнев народных низов, предотвратить социальный взрыв и обеспечить политическую стабильность в стране. Но сдерживать народный гнев становиться все труднее и труднее. Протестное движение растет и ширится, того и гляди революционная ситуация в стране наступит.

– «Голова нации» свой народ боится? – спрашиваю генерала.

– Еще как, – воскликнул генерал. – С обнищавшей людской массой шутить не приходится. Я сам выходец из простонародья и отлично знаю, что голь на выдумки хитра! Простолюдины, порой, такую «козу» могут отчебучить, что порядочным людям, как любит поговаривать лжедемократ Немцов, мало не покажется. А тут еще современная молодежь провоцирует голытьбу к действию своими революционными выходками.

– Так вы и молодежь опасаетесь?– спросил я.

– Не то слово, – гневно проговорил генерал, – нынешняя молодежь, доведенная до отчаяния обстоятельствами тяжелой жизни, социальной несправедливостью и не видя в будущем никакой для себя перспективы, абсолютно неуправляема. Мы им, как старшие товарищи, успевшие достаточно набить себе лбы в политической борьбе, говорим: «Не лезьте на рожон, не раздражайте ОМОНовцев, не ходите колонами по центрам Москвы с красными знаменами!» «не задирайтесь с просионистским оккупационным режимом!» «Еще не время, поверьте нам!» «Потерпите!» «Вы нам еще нужны будете!» – А они и слушать нас не хотят. С насмешкой оскорбительно называют нас имитаторами – политическими импотентами, регулярно нас подводят, не согласовывая свои действия с нами, то кабинет социального министра захватят, то в приемную президента ворвутся с дерзкими революционными призывами, а то даже в самый Кремль проберутся и устроят там антисионисткий пикет. Власти, естественно, во всех таких случаях тут же с претензиями и упреками к нам: как, мол, вы можете такое допускать? А разве приятно нам такое постоянно выслушивать от кремлевской администрации?

Генерал не успел рассказать мне обо всех опасностях подстерегающих «голову нации». В кармане его пиджака затрещал мобильный телефон. Генерал выхватил трубку из кармана, приложил к уху, напряженно и нервно слушал: Вдруг лицо его потемнело, лоб обильно испариной.

– Все, – трагически сказал как бы даже и не мне.

– Что-то непоправимое случилось? – сочувственно спрашиваю его.

– В стране революционная ситуация, – упавшим голосом сказал генерал, пряча мобильник в карман.

– Как? Уже? – искренне подивился я.

– А что вы хотите? – вскрикнул генерал. – В этой стране все возможно в любое время, но никто никогда не может предсказать, когда именно это произойдет. Февральскую революцию в России 1917 года тоже ведь никто не смог предсказать. Даже сам Ленин! Вот и сейчас точно такое же в этой стране происходит, – и как-то уж совсем не по-генеральски запричитал: ах, как не ко времени! Как не ко времени... Ведь, казалось бы, все в стране уже устаканилось, стабилизировалось. Только жить да жить! Наступила полная жилищная вольница! Хочешь себе настроить загородных трех-четырехэтажных элитных коттеджей – строй! Желаешь накупить элитных квартир в центре Москвы – пожалуйста! И никакой при этом ни перед кем ответственности: А теперь вот все это национализируют, отнимут: Страшно подумать, что с моими ребятами, что только закончили учебу в Англии и сейчас пристроены в престижнейших коммерческих структурах, произойдет? Я уже не говорю о том, что новая власть, идущая на смену сионистской, спросит с меня по полной программе о том, чем и как занимался после августа 1991 года. Еще и в трибунал потащат: Впрочем, кое-какое прикрытие на сей счет у меня все же есть: партбилет члена КПСС не выбросил, коммунистические съезды и пленумы все эти годы посещал регулярно, что и задокументировано... Но деньги-то, деньги, недвижимость все равно отнимут. Как пить дать, отнимут...

– Вы считаете, что при новой власти и такой спрос возможен? – проговорил я.

– А почему бы и нет? – с дрожью в голосе сказал генерал. – Я же вам говорю: в этой стране все возможно, вплоть до обвинения меня и таких как я в государственной измене: Ну, извините, извините: Я побежал: Велено, знаете, немедленно всем нам явиться на общий сбор для выработки тактики консолидированного поведения при складывающейся политической ситуации в стране:

И генерал поспешно удалился.

* Ж-л «новая книга России».

 

РАВВИНУ ПРЕДЪЯВЛЯЕТ ПРЕТЕНЗИИ МГУ, И НЕ ТОЛЬКО

 

Позвонивший мне раввин хоральной синагоги был предельно краток и лаконичен.

– Я, кажется, изрядно подзалетел! – взволнованным голосом проговорил раввин. – Мне предъявлены претензии МГУ, и не только этим вузом, по поводу выданной мной вам в прошлый раз информации о взращенных нашими соплеменниками в этой стране жуиров-кутил из русских аборигенов, подсобившим сионистам в развале Советского Союза. Прошу встречи. Надо бы посоветоваться...

Я не отказал в аудиенции раввину и на этот раз. А сам, отправляясь на встречу с ним, подумал: «И какие это такие претензии предъявляет раввину МГУ? Да еще к тому же не только один этот вуз? Что же так могло разволновать вальяжного раввина и вывести его из равновесия?.. И вообще говоря, к чему из этой информации, которую дал мне раввин на последней нашей встрече с ним и я тут же опубликовал ее в печати, оппоненты раввина могут придраться к нему и предъявлять ему претензии? Ведь раввин тогда достаточно откровенно, аргументировано, логично и цинично изложил мне дальнейшие планы-намерения своих соплеменников-расистов по достижению окончательной победы над ненавистными для всех их Русью и православием, этими чудищами, как он выразился, извечно стоящими на пути сионистов к всемирному иудейскому царствованию…»

И тут у меня неожиданно возникла мысль:

«А может это я в своей публикации допустил какую-то неточность в изложении информации раввина и тем самым, как ныне говорится, подставил раввина и вызвал на него бурную, негативную реакцию его оппонентов со всякими там их к нему претензиями?»

Это свое последнее предположение и высказал я раввину сразу же, как мы с ним встретились.

– Нет, нет, мой хороший, добрый друг! – воскликнул раввин. – Вы тут не причем!.. После выходы в свет очередного вашего материала я сразу же тщательно его проанализировал и пришел к однозначному выводу: в вашем тексте, опубликованном и в газете, и в журнале и на сайте Интернета, как всегда, ничего нигде не искажено из того, что я вам рассказывал. Доподлинно изложено вами все то, что, впрочем, мы никогда и не скрывали от коренного населения страны поселения наших соплеменников. А именно, то, что мы собираемся проделать с аборигенами приютившей нас страны. И в вашей публикации совершенно правильно сказано, что наши соплеменники, поселившись в очередной иноземной державе, всегда и везде сразу же приступали к превращению, по максимуму, коренного населения приютившей нас страны в сплошных политически стерилизованных жуиров-кутил. Что это всегда создавало благоприятнейшие условия нашим соплеменникам для завладения этой страной, позволяло нам в кратчайшие сроки стеснить представителей коренного народа страны поселения от политической жизни и вскоре во всю манипулировать местными властями и беспрепятственно доить туземную экономику. Делание же представителей коренного народа страны нашего поселения политически стерилизованными жуирами-кутилами действительно оказалось прекрасным инструментом в технологии ускоренного закабаления нашими соплеменниками приютившей их державы. Но с Россией, с ее специфическим духовно-нравственным, патриотическим этносом в этом отношении нашим соплеменникам, безусловно, пришлось изрядно повозиться, прежде чем мы наладили в этой стране приемлемую для наших целей массовую популяцию политически стерилизованных жуиров-кутил из коренных русачков…

В самом деле, одна только чертова «черта оседлости» для наших соплеменников на территории Российской империи, учрежденная жестоким царизмом, доставила нам столько неудобств, унижений и страданий! И только Февральская буржуазная революция в России в 1917 году, наконец, уровняла в этой стране наших соплеменников в гражданских правах с коренным населением. Да спасибо еще и коммунистам-большевикам за то, что почти сразу же после Октября 1917 года нам удалось протолкнуть через верхушку власти беспрецедентное в мировой юридической практике постановление, что за малейшее проявление юдофобии можно было вполне законно ставить гражданина к стенке и пускать в расход в назидание и на страх остальным… Между тем, наш тогдашний полный контроль над силовыми ведомствами этой страны позволил немедленно приступить к реализации первейшей задачи. А конкретнее говоря, к замене национальных русских кадров на наших ставленников-соплеменников… И совершенно верно в вашей публикации отмечено, что, собственно, только с 1918 года в России начала реализовываться наша всеобщая обширная программа по взращиванию и всемирному культивированию из русских аборигенов, особенно из коммунистов, политически стерилизованных жуиров-кутил, будущих потенциальных предателей своей отчизны, разного рода конформистов, оппортунистов, ренегатов, коллаборационистов, а попросту говоря, мерзких клятвопреступников. Но зато в лице этих фигурантов мы приобрели верных, надежных наших пособников в развале Советского Союза. Верно сказано в вашей публикации и то, что с годами наша программа ускоренного превращения русских аборигенов в жуиров-кутил все больше набирала обороты, а делянки селекционного взращивания политически стерилизованных жуиров-кутил из русских аборигенов интенсивно возделывались нами на всей территории Страны Советов. Что особенно динамично сработала наша программа по взращиванию политически стерилизованных жуиров-кутил из русачков в послевоенный период, после Сталина. Что так бурно, результативно рос численный и качественный состав волонтеров, желающих нам с усердием послужить, что к концу так называемой перестройки, затеянной по нашей программе Горбачевым, среди новоявленных знаменитых, сановных жуиров-кутил всесоюзного масштаба уже значились и члены ЦК КПСС, его секретари, члены Политбюро, и руководители тогдашнего Совмина СССР, Президиума Верховного Совета СССР, и генералы из центрального аппарата КГБ СССР… Да и много других фигурантов такого же властного уровня, не говоря уже о многочисленной околокремлевской челяди, проституирующих журналистах, писателях, деятелей науки, культуры и иной пресмыкающейся мелкоте, обслуживающей верхушку политической власти в стране при любом режиме и во все времена. Верно вы осветили в своей публикации и то, как формировались в советские времена эти самые сановные, прикормленные властью политически стерилизованных жуиры-кутилы из русских аборигенов, активно подсобивших нам в развале Советского Союза. Правильно также вы подчеркнули, что в советские годы не было такой сферы жизни, которая при воздействии сионистов не плодила бы из русачков все новых и новых таких вот жуиров-кутил, и то, что особенно славно сработала в угоду нам на этой ниве взращивания политически стерилизованных жуиров-кутил советская госбезопасность и коммунистическая партийная журналистика. И уж совсем превосходно поступили вы, подтвердив сказанное в вашей публикации конкретными примерами из этих сфер советской жизни. Убедительно воспринимается изложенное вами в публикации и то, как из простых русских парнишек, выходцев из рабоче-крестьянской среды советской госбезопасностью выпестовывались политически стерилизованных жуиры-кутилы, наши будущие верные именитые пособники генералы Крючков, Шебаршин, Бакатин, Бобков, подполковник Путин…, и то, как, к примеру, факультет журналистики Московского государственного университета, основанный в 1952 году и ставший сразу же главным «инкубатором» Советского Союза для искусственного выведения «птенцов» – либеральных журналистов, будущих верных наших пособников в развале Страны Советов, под водительством бессменного, многолетнего его декана антисоветчика Засурского десятки лет «наводнял» эту страну такими талантливейшими, матерыми журналистами-конформистами, как Игнатенко, Изюмов, Свинаренко, – им не счесть числа, главными чертами которых стали высокомерие, цинизм, фанаберия и четкое следование конъюнктуре.

– Но если все так правильно и достоверно отражено в моей публикации, – прервал я раввина, – а все факты взяты мною из информации, полученной от вас при очередной нашей встречи с вами, то какие могут быть к вам предъявляться претензии МГУ, и не только этим вузом?

– Могут! – твердо сказал раввин. – После вашей публикации в мой адрес последовал шквал и претензий, и разного рода упреков!.. А сами события развивались так… Прежде всего, почти сразу же после публикации этого вашего материала, мне позвонили из приемной ректора МГУ Садовничего и не без сарказма, с издевкой спросили: мол, известно ли почтеннейшему раввину хоральной синагоги, что в МГУ функционирует не только один журфак, но и другие факультеты. Я, естественно, подтвердил, что мне это известно. И тогда из приемной ректора МГУ разразились возмущенной, обличительной тирадой: дескать, коль вам известно, что в МГУ кроме журфака есть и другие факультеты, то тогда на каком основании вы лишь в адрес выпускников журфака МГУ, да еще исключительно из русачков, провозглашаете восторженную приветственную оссану и воздаете им чрезмерное восхваление за их активное пособничество сионистам в развале Советского Союза? Ведь выпускники других факультетов МГУ разных национальностей не в меньшей степени подсобили сионистам в их победном шествии по этой стране. Причем не только подсобили, но и непосредственно активно участвовали и ныне участвуют в реализации исторических программ сионистов по закабалению коренных народов в иноземных странах поселения сионистских соплеменников, в том числе на постсоветском пространстве!.. Ну, а дальше из приемной ректора МГУ пошло перечисление подвигов выпускников других факультетов МГУ на ниве пособничества сионистскому движению в развале Советского Союза и конкретных личных вкладов каждого из воспитанников этого вуза в реализацию сокровенных задумок древнейших сионистских мудрецов. Причем, в основном назывались те из воспитанников МГУ, которым удалось ловко пробраться на верхотуру власти этой страны и вовсю, в угоду нам, беспощадно крушить колоссальный социалистический монолит с высоты захваченной власти государственных постов. И, конечно, прежде всего, из приемной ректора МГУ был назван любимый воспитанник юридического факультета Михаил Горбачев, который в ранге Генерального секретаря ЦК КПСС и президента этой страны, цинично, по максимуму используя централистскую природу Советского государства и вертикальную иерархию КПСС, осознанно выполнял сионистскую программу форсированного поэтапного разрушения первой в мире Стране Советов с использованием существующих структур власти и передаче под контроль стратегического противника… В этом же стратегическом, антисоветском, просионистском направлении осмысленно, увлеченно действовали и другие преуспевающие воспитанники МГУ. Выпускник экономического факультета МГУ Егор Гайдар, к примеру, поначалу приноровился пощипывать основы соцдержавы исподволь, подспудно изнутри, публикуя свои критические опусы в журнале «Коммунист» и в газете «Правда», для чего предусмотрительно заранее пробрался в штат этих изданий ЦК КПСС. Удостоившись при Ельцине постов заместителя председателя правительства Российской Федерации по вопросам экономической политики, министра экономики и финансов Гайдар и вовсе пошел ва-банк. Одержимый осознанным желанием оказать сионистам весомую услугу в развале социалистического населения, Гайдар преднамеренно пустил под откос экономику этой страны и бесцеремонно обесценил трудовые сбережения населения, проведя шоковую либерализацию цен. Достаточно продуктивно сработал в угоду сионистам и выпускник экономического факультета МГУ Петр Авен. Будучи в гайдаровской так называемой реформаторской команде, Авен за короткое время обладания портфелями председателя Комитета внешэкономических связей, заместителя министра иностранных дел и министра внешних экономических связей Российской Федерации решительно перелопатил внешнеэкономическую деятельность этой страны. Успешно справившись с поставленной сионистами задачей, Авен тут же перекочевал в бизнес и стал президентом «Альфа-банка».

– И это все претензии, которые предъявил вам МГУ? – спросил я раввина.

– Не только, – ответил он. – Из приемной ректора МГУ меня также упрекнули в том, что в беседе с вами я не упомянул и таких талантливых воспитанников МГУ, а в последующем активнейших, яростных, завзятых антисоветчиков и верных пособников сионистов в развале Советского Союза, как Юрий Афанасьев, Марк Розовский, Александр Шохин, Руслан Хазбулатов, Отто Лацис, Евгений Примаков, Владимир Жириновский, Николай Сванидзе, Евгений Велихов, Гавриил Попов, Сергей Ковалев и многих других. Что даже такой выпускник биологического факультета МГУ 1958 года, известный прожженный политический лукавец, матерый, последовательный антикоммунист-русофоб на генетическом уровне Владимир Познер, так и он, мол, раввином не был хотя бы как-то отмечен.

– А какие претензии вам предъявили другие вузы? – спрошиваю собеседника.

– Разные, – говорит он, – со многих городов страны. И претензии ко мне самые неожиданные, а во многих случаях в каком-то смысле даже познавательные.

– То есть? – не унимался я.

– Позвонили, к примеру, – продолжил раввин, элегантно поправляя ухоженные пейсы, – из Московского института нефтегазовой и химической промышленности имени Губкина и, конечно же, сразу напрямик спросили: почему, дескать в беседе с вами я не воздал должное самородку-конформисту, самому смекалистому из воспитанников этого вуза и к тому ж неисправимому мечтателю-романтику, нынешнему мэру Москвы – латифундисту Юрию Лужкову, супругу безмерно любящей его скороспелки-миллиардерши Батуриной? Оказывается, еще в ранние отроческие годы Лужков возмечтал стать градоначальником столицы, и по примеру английского драматурга Бернарда Шоу обязательно жениться, как минимум, на миллионерше. Целеустремленный, последовательно действующий в своих интересах и целях «трудоголик-хозяйственник» не только на практике реализовал свои юношеские мечтания, став мэром Москвы, но и по части женитьбы превзошел самого знаменитого Бернарда Шоу: избранницей сердца Лужкова стала не какая-то одинарная миллионерша, а полноценная долларовая миллиардерша! А ведь для того, чтобы пробраться к вершине столичной власти и вызвать к себе возвышенной, самозабвенно, преданной любви жены-миллиардерши, «человек в кепке» прошел длиннющий, извилистый, тернистый путь при всех режимах власти и непредсказуемых катаклизмах в этой стране. При Советской власти, оказывается, где только Лужков не подвизался!.. Член КПСС с 1968 года, Лужков комсомольский активист и организатор всех общественных мероприятий. Работал в одном из первых студенческих отрядов, осваивавших целину в Казахстане. Избирался народным депутатом Бабушкинского района Совета народных депутатов Москвы, депутатом Моссовета, депутатом Верховного Совета РСФСР… Занимал Лужков и руководящие должности в Минхимпроме СССР… А какими только советскими наградами и званиями «трудоголик-хозяйственник» предусмотрительно, на всякий случай, не запасся!.. Лужков награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, медалями. Он лауреат Государственной премии СССР. Имеет звания «Заслуженный химик СССР»… А подоспели исторические августовские события в Москве в 1991 году и матерый, многоопытный чиновник-конформист Лужков, мгновенно сориентировавшись в обстановке, отпрянул от Советской власти и стал с усердием прислуживать пришедшему на смену ей просионистскому режиму в этой стране. Перечислять же все то, что Лужков присовокупил себе за период ельцинско-путинского правления в этой стране, месяца не хватит! Но при всем при том говорят, что в итоге пройденного жизненного пути и достигнутых, свершенных им успехов Лужков все же чувствует себя на вершине счастья и всеохватывающего возвышенного блаженства лишь только тогда, когда в дни иудейских праздников в центре Москвы, на Манежной площади, у огромного семисвечника, стоя на подмостках рядом с главным раввином России, они вдвоем с Иосифом Кобзоном, два недавних бывших пламенных коммуниста-ленинца, покрыв головы ермолками, в экстазе, вдохновенно, с просветленными ликами, громогласно с упоением выводят рулады древнейшего песнопения на чистейшем иврите… Смею вас заверить, мой хороший, добрый друг, что исполнять наши праздничные древнейшие песнопения на чистейшем иврите в центре православной столицы, да еще с таким искренним вдохновением и самозабвением – не каждому дано. Для этого надо и реальную власть иметь в стране пребывания, и с младых ногтей знать, любить и уметь исполнять наши песнопения. А это, ой как не просто, поверьте мне в наши времена. И потому, доложу вам, вдохновенное исполнение старозаветных рулад Лужковым и Кобзоном перед соплеменниками много стоит!

– И все же, какие претензии к вам последовали из других вузов? – прервал я раввина.

– Да если говорить в целом, – сказал раввин, – то все вузы на сегодняшний день решительно заинтересованы в том, чтобы никто из их воспитанников, активно подсобивших сионистскому движению в развале Советского Союза, не был бы забыт в народной памяти и ничто также не было бы забыто из славных героических подвигов выпускников вузов на благородном поприще пособничества нашим соплеменникам. И заинтересованы нынешние руководители вузов превозносить до небес своих выпускников за их успехи в пособничестве сионистам в развале Советского Союза еще, видимо, не только потому, что хотят убедительно продемонстрировать свою лояльность и преданность нам, но и надеются, что на их смиренное, верноподданническое усердие в услужении нынешним властям обратит внимание также просионистское правительство этой страны и им с барского властного стола сбросят хоть какую-никакую дополнительную подачку, а то и очередной орденишко за прилежную службу оккупационному режиму. Потому все вузы прежде всего и ратуют за увековечивание фамилий своих выпускников – прославленных, доморощенных героев развала соцдержавы, ставших нашими верными пособниками в подрыве Страны Советов изнутри.

– А если говорить поконкретнее? – вставил я.

– Можно и поконкретнее, – отвечает мой визави. – Так в ректорате Московского института народного хозяйства имени Плеханова считают, что в числе самых квалифицированных подрывников социалистической экономики, наиболее эффективно подсобивших сионистскому движению в развале Советского Союза изнутри, непременно должны значиться и остаться в исторической памяти человечества на века такие одареннейшие воспитанники этого вуза, как Григорий Явлинский, Леонид Абалкин, Александр Лившиц, Яков Уринсон и еще с десяток таких же так называемых профессиональных экономистов-рыночников, матерых конформистов-антисоветчиков. В Московском же государственном институте международных отношений с уверенностью полагают, что всемирной известности и славы этот вуз достиг уже хотя бы потому, что в его стенах профессурой из простых, обыкновенных комсомольцев взращивались и выпестовывались на перспективу талантливейшие, а в последующем активнейшие антикоммунисты-пособники сионистского движения по части осознанного развала Советского Союза: будущий ельцинский министр иностранных дел Андрей Козырев, будущий ельцинский пресс-секретарь Сергей Ястржембский, будущий ельцинский олигарх-миллиардер Владимир Потанин… Другие столичные вузы тоже что есть мочи пекутся о прославлении и популяризации своих воспитанников, которые демонстративно, решительно порвали со своим коммунистическим прошлым и стали активнейшими пособниками сионистского племени в свержении Советской власти в Стране Советов и ярыми русофобами. Московский химико-технологический институт имени Менделеева, к примеру, гордится своим выпускником Михаилом Ходорковским, который из комсомольского вожака-конформиста превратился в завзятого разрушителя социалистической плановой экономики и стал скороспелым миллиардером-олигархом. Во Всесоюзном заочном политехническом институте, со своей стороны, взахлеб восторгаются выпускником этого вуза Виктором Черномырдиным, который на волне массового пособничества сионистам в развале Советского Союза достиг при Ельцине даже ранга председателя правительства этой страны. А Московский лесотехнический институт настойчиво просит всегда помнить и почитать своего самого выдающегося выпускника-олигарха Бориса Березовского за его огромный вклад в развал экономики соцдержавы…

– Есть к вам серьезные претензии и со стороны периферийных вузов? – поинтересовался я.

– А как же! – последовал ответ раввина. – Позвонили мне, к примеру, из Уральского политехнического института и гневно спросили: почему, мол, я в беседе с вами не упомянул их талантливейшего воспитанника Бориса Ельцина, который на протяжении всей своей жизни был не только деятельным пособником сионистов в развале Советского Союза, но и эффективным непосредственным исполнителем программных задумок наших соплеменников. Точно так же в резкой форме меня упрекнули Горьковский университет за неупоминание среди активных пособников сионистов в развале Страны Советов их способного воспитанника Бориса Немцова, а Челябинский политехнический институт, в свою очередь, упрекнул меня за неупоминание своего выпускника – верного подручного наших людей Александра Починка. Последовал осуждающий меня окрик и со стороны Ростовского университета: дескать, как могли в беседе с журналистом не назвать наших лучших выпускников Александра Солженицына и Сергея Шахрая – известных ныне профессиональных антисоветчиков и верных сподвижников сионистского движения в реализации его стратегических замыслов… Что же касается тех наших верных пособников в развале Советского Союза, которые в «застойные» годы социализма, используя его преимущества, до августовских дней 1991 года успели получить по два высших образования, так за право носить название «альма-матер», а по-русски говоря, считаться «матерью-кормилицей», между некоторыми вузами этой страны пошла даже нешуточная словесная перепалка. Евгений Ясин, например, поначалу окончил Одесский строительный институт, а потом и МГУ. Так вот каждый из этих вузов сейчас с пеной у рта доказывают, что именно и только он один вылепил из своего воспитанника Ясина стопроцентного антисоветчика и последовательного, надежного пособника сионистского движения в развале Страны Советов. Точно так же случилось и с Константином Боровым. Он тоже окончил два советских вуза: Московский институт железнодорожного транспорта и МГУ. И каждое из этих учебных заведений решительно заявляет, что именно оно из Борового выпестовало ярого антикоммуниста и русофоба. В такую же сложную ситуацию попала известная предводительница правых сил, антисталинистка Ирина Хакамада, которая окончила Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы и аспирантуру экономического факультета МГУ. Так вот в Университете дружбы народов что есть мочи утверждают, что, мол, уже на первых курсах обучения в этом заведении Хакамада проявляла все признаки прозападной, просионистской политической ориентации. А в МГУ категорически утверждают, что окончательные, завершающие «мазки» в формировании своей личности как политика-антисоветчика Хакамада получила только в аспирантуре МГУ. Не стихают словесные баталии и вокруг персоны известного на весь мир миллиардера-олигарха Владимира Гусинского. Он также окончил два советских вуза: технический и гуманитарный. И теперь в Институте нефтехимической и газовой промышленности, который Гусинский окончил в 1973 году, настаивают на том, что именно там в процессе обучения у Гусинского был развит вкус к безмерному обогащению. А Государственный институт театрального искусства имени Луначарского твердо стоит на том, что не потрудившись закончить еще и режиссерский факультет ГИТИСа в 1981 году, Гусинский вообще бы никогда на стал бы миллиардером-олигархом… А сегодня поутру у меня на даче раздался междугородний телефонный звонок из самого центра Северной Пальмиры.

– Из Смольного? – подивился я.

– Именно, – кивнул раввин. – И сразу же на меня последовала остервенелая атака: как, мол, вам, раввину хоральной синагоги, не стыдно за то, что, беседуя с журналистом о пособничестве воспитанников вузов этой страны сионистскому движению в развале Советского Союза, вы так и не упомянули никого из выпускников вузов нашего города, славно послуживших этому достойному делу? Может, мол, вам неизвестны и легендарные личности – выпускники наших вузов Анатолий Собчак, Дмитрий Лихачев, Анатолий Чубайс, Альфред Кох, Виктор Шейнис, Галина Старовойтова, Сергей Степашин, Владимир Путин?... И этот славный список, между прочим, можно продолжить!.. Или, может раввину неизвестен их гигантский вклад в развал ненавистной всем нам Страны Советов? А ведь все они, выпускники наших вузов, подсобляли сионистам в развале «империи зла», были искренними антисоветчиками, антикоммунистами и русофобами… Но особенно устыдили меня из Смольного за неупоминание в разговоре с вами выпускницы Ленинградского химико-фармацевтического института Валентины Матвиенко. Нынешний губернатор Северной Пальмиры, оказывается, тоже, как московский мэр Юрий Лужков, с ранних лет грезила стать управительницей какого-нибудь огромного города. И приглянулся ей для этих целей великий город на Неве. А для того, чтобы реализовать свою вожделенную мечту, Матвиенко, как и Лужков, прошла извилистый, тернистый путь при всех режимах власти и непредсказуемых катаклизмах в этой стране. Подобно Лужкову, дивчина из украинского города Шепетовка тоже начала карьеру как комсомольский и партийный функционер. Переехав в 1967 году в Ленинград для учебы в институте, Матвиенко сразу же активно включилась в общественную работу. Поначалу, правда, была только комсоргом факультета, но потом пошла в рост и стала секретарем институтского комитета комсомола. Завершив же в 1972 году учебу в вузе, Матвиенко тут же стала заведующей отделом, первым секретарем Петроградского райкома комсомола Ленинграда. А прошло еще с пяток лет, и Матвиенко уже второй секретарь, затем первый секретарь Ленинградского обкома ВЛКСМ. Окончив же в 1985 году Академию общественных наук при ЦК КПСС, где она во время учебы вдохновенно выступала на семинарах и не только, Матвиенко стала и заместителем председателя исполкома Ленинградского городского Совета народных депутатов, и народным депутатом Верховного Совета СССР. В критические же, бурные августовские дни 1991 года, когда решалась судьба Советского Союза, конформистка Матвиенко, подобно Лужкову, мгновенно сообразила, на кого ей теперь надо делать ставку. И решительно присоединилась к тем прагматичным, напористым, изворотливым людям, кто осознал, что ныне нужно в открытую исповедовать не коммунистическую идеологию, а сионистскую. Отпрянув же от Советской власти, Матвиенко еще с большим усердием принялась служить пришедшему на смену ей просионистскому режиму в этой стране. И опять не без успеха! Карьерный рост Матвиенко лишь стремительно ускорился. За короткое время Матвиенко в каких только должностях не побывала и чем только не занималась... Предусмотрительно заполучив себе про запас дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла, Матвиенко была и послом Российской Федерации в Республике Мальта, и послом РФ в Греции, и учредителем коммерческой фирмы «Комавтосервис», и основателем АОЗТ «Валентина», и директором департамента, членом коллегии Министерства иностранных дел РФ, и членом Комиссии при президенте РФ по вопроса женщин, семьи и демографии, и вице-премьером в правительстве Примакова, и вице-премьером в правительстве Степашина, и вице-премьером в правительстве Путина, и вице-премьером в правительстве Касьянова, и полномочным представителем президента в Северо-Западном федеральном округе… И, наконец, для Матвиенко наступил долгожданный час! Ее вожделенная, девичья мечта стать управительницей огромного города реализовалась! При поддержке партии «Единая Россия» и с личного благословения самого президента РФ Путина в октябре 2003 года Матвиенко была избрана губернатором крупнейшего города страны на Неве… Тут надо заметить, что став губернатором, Матвиенко отдала должное тем, кто помог ей на старте ее успешной карьеры. Приняв участие в торжественной встрече по случаю юбилея комсомола, она сказала: «В том, что я выбрана губернатором, огромная заслуга ленинградской комсомольской школы». Но тут же, чтобы никто не усомнился в ее нынешней идеологической ориентации, Матвиенко поспешила добавить, что теперь ей «Ленин или кто другой – не снится». А обращаясь к представителям высших эшелонов просионистской власти этой страны, Матвиенко твердо заявила: «Как старая боевая лошадь, всегда готова встать в строй по первому зову».

– И к какому итогу вы приходите, проделав обстоятельный анализ поступивших в ваш адрес претензий? – спросил я.

– Итог один, – сказал раввин, – сведения о всех выпускниках вузов этой страны, подсобивших нам в развале Советского Союза, должны быть преданы гласности. И к следующей встрече я вам будет предоставлю исчерпывающую информацию...

«Что ж, – подумал я, – это очень даже не плохо, ежели в распоряжении Революционного Трибунала трудового народа поступит информация, полученная из недр самого раввината, свидетельствующая о предательских проделках разного рода политических пачкунов, пособников сионистов в развале первой в мире Страны Советов!»

На том мы с раввином и расстались.

* Ж-л «Новая книга России», г-та «Советский воин»..

 

СИОНИСТЫ ВСТРЕВОЖЕНЫ РАЗОБЛАЧЕНИЯМИ ИХ КОММУНИСТАМИ

 

Рано утром мне позвонил раввин хоральной синагоги и в крайнем волнении сказал:

– Со всех краев этой страны поступают весьма и весьма тревожные сообщения. Да такие, что за сердце хватаешься!..

– Что же это за «тревожные сообщения»? – спросил я.

– На постсоветском пространстве произошло вдруг то, что мы, все наши соплеменники, никак не ожидали и не предвидели, – продолжил раввин. – Нынешние коммунисты в массовом порядке рванулись просвещать трудовые низы этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов. На манер того, как в XIX веке на Руси в преддверии революционной ситуации просвещали свой трудовой люд всякие там славянофилы-народники, писатели-разночинцы, да и тот же самый Фёдор Михайлович Достоевский своей знаменитой публикацией «Еврейский вопрос»…

«Наконец-то наши коммунисты занялись делом!» – подумал я.

– И что же, нынешние коммунисты в массовом порядке так сразу и «рванулись» просвещать трудовые низы нашего народа «по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов»? – переспросил я раввина.

– Не сразу! – парировал раввин. – Этому неожиданному пропагандистскому, антисионистскому порыву нынешних коммунистов на постсоветском пространстве предшествовало такое же неожиданное появление на сайтах Интернета нового коммунистического Манифеста «О сионистской опасности народам Советского Союза и всего мира!»

– И что ваши соплеменники намерены предпринять? – спросил я.

– Скажу при встрече, – последовал ответ.

А когда мы с раввином повстречались, то он, как всегда, начал издалека.

– Видите ли, мой хороший, добрый друг, – сказал велеречивый раввин, скорбно поглядывая на меня глазами навыкате, – до сей поры наши соплеменники, да и всё сионистское движение в целом на постсоветском пространстве, в идеологическом плане среди коренных народов этой страны чувствовали себя вполне комфортно, удобно и уютно. Отдельные же вспышки проявления негатива против наших людей со стороны коренного населения если кое-где изредка и были, то они, эти самые антисионистские вспышки, незамедлительно нами искусно, профессионально локализовались и решительно гасились. Устраивала нас по сию пору и крайняя идеологическая пассивность, инертность, неподвижность и бездеятельность наших главных политических врагов – коммунистов, оказавшихся у «разбитого корыта» после развала нами Советского Союза и их любимой КПСС. И доказательством тому то, что какой уж год минул с тех пор, как в августе 1991 года в этой стране нами совершён контрреволюционный переворот, но ни одна из действующих коммунистических партий на постсоветском пространстве, ни один из их руководителей до сих пор не осмелились дать публичный, исчерпывающий, актуальнейший, углублённый, исторический, критический анализ обвала Великой Социалистической Державы. Не дан ими и всеобъемлющий анализ зловещего механизма подрыва социалистической системы просионистскими, антинародными силами изнутри при координации и финансировании их целенаправленных действий и глобальным суперимпериализмом, цепко и безраздельно управляемым нынче вездесущим и ненасытным международным сионизмом. Больше того, политиканствующие вожди нынешних компартий в своих демагогических, популистских выступлениях остерегаются произнести даже слово «сионизм». А коль по сию пору объективного, всестороннего, углублённого анализа происшедшей трагедии в этой стране нет, то до сих пор чётко так и не обозначен и мерзкий образ гнусного, коварного врага, приведшего коренной русский народ к роковой черте. Не обозначены даже контуры этого многовекового, истинного, исконного врага!.. А как можно без конкретизации образа врага, без знания его иезуитских коварных приёмов и методов закабаления русского и других народов этой страны сплотиться и подняться на борьбу с жестокими оккупантами? Тем более, как при этом возможно возглавить такую бескомпромиссную классовую борьбу? И о какой при этом революционной стратегии и тактике пролетарской борьбы с заклятым врагом – сионизмом вообще может идти речь?.. Ну, а о просвещённости на сегодня трудовых низов русских аборигенов по части сущности сионизма, естественно, и говорить не приходится! Особенно если учесть, что ещё в перестроечные восьмидесятые годы минувшего века бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС по идеологии Александр Яковлев, в угоду нам, авторитетно, публично, популярно разъяснил советским людям, что ни в коем разе не следует квалифицировать сионизм как форму расизма и расовой дискриминации». Что, мол, сионизм – это всего лишь национально-освободительное, этническое, религиозное движение, целью которого является объединение и возрождение еврейского народа на его исторической родине – в Израиле и создание еврейских сельскохозяйственных поселений. Так что, мол, это чистейшая брехня о каком-то несуществующем мировом заговоре сионистов-евреев и что будто бы сионисты-евреи спокон веков стремятся к мировому господству и порабощению всех коренных народов планеты Земля, учредив всемирное иудейское царствование. Что, дескать, на самом деле евреи вообще по своей природе миролюбивы, гуманны, толерантны, добросердечны и никакие они не расисты, а потому побаиваться и опасаться их ни в коем случае никому не следует… И такая благостная к нам трактовка, осмысление и восприятие сионизма, внедрённые в сознание коренного населения этой страны, до сей поры, повторяю, наших соплеменников, безусловно, абсолютно устраивало. Именно с учётом этих сложившихся обстоятельств мы неустанно отслеживали и отслеживаем обеспечение необходимой и достаточной численности «критической массы» евреев в этой стране…

Я понял, что разговор с раввином и на этот раз будет затяжным, длительным и серьезным. Потому, как всегда, решил дать раввину возможность по максимуму выговориться.

Потом же, как уже повелось, при первой возможности в печати довести до сведения нашего трудового народа задумки и намерения сионистов-расистов.

– Что значит «неустанно отслеживали обеспечение необходимой и достаточной численности «критической массы» евреев в этой стране»? – спросил я раввина.

– Поясню, – сказал раввин. – Дело в том, что в труднейшей попытке разобраться, что происходит вокруг, русские аборигены натыкаются на отягощающие обстоятельства: не в какой-то там деревне, а в столице большого государства – Москве – до 95 процентов людей не имеют никакого представления о сионизме, если не считать, что иногда слышат это слово. Естественно, в таком государстве критическая масса евреев должна быть минимальной, и нечего тут делать лишним сионистам и масонам, поскольку и так образовательный ценз у аборигенов равен нулевому. Поэтому и были десятки тысяч заявлений сионистов и прочей черни в год на выезд из СССР. Оставшихся же в этой стране вполне было достаточно для решения задачи мгновенной парализации советского общества в условленное время…

Что на практике и подтвердилось в августе 1991 года!.. С другой стороны, по мере приближения 2000 года сионисты были обеспокоены нехваткой «критической массы» евреев в некоторых государствах дл парализации общества после определенного сигнала… Сейчас же, когда вдруг возник такой резкий, неожиданный, пропагандистский, негативный, разоблачающий нас поворот русских аборигенов по отношению к сионизму, мы вынуждены незамедлительно оперативно откорректировать численность «критической массы» евреев этой страны в сторону увеличения её численности!

– Что понимается под термином «критическая масса» евреев? – поинтересовался я.

– «Критическая масса», – пояснил раввин, – это удельный вес евреев по отношению к группе неевреев в зависимости от их образовательного ценза. В рамках учения о критической массе евреев последняя зависит как от численности неевреев, так и от их образовательного ценза. Под этим подразумевается не настоящее образование, а ту или иную степень распространения юдофильских настроений. Другими словами, степень информированности общества об опасности сионизма в этом обществе. Если неевреи не догадываются об истинной силе и серьёзности сионизма, значит они считаются обработанными до уровня законченного раба и в этих странах мира не требуется большой критической массы, а образовательный ценз там приравнивается к нулевому. Примером является Советский Союз. Неинформированность людей, стоящих на высоких советско-партийных постах была потрясающей! Подавляющее большинство секретарей горкомов, обкомов, рескомов, ЦК и других властных лиц не понимали, что такое сионизм. Просто они отупело смотрели на результаты своей работы, которые по неизвестной никому причине оказывались противоположными ожидаемым. Им, конечно, было невдомёк, что сложная система сионистских приёмов и методов, наработанных евреями веками, приводит к перенаправленности ранее благих затей. Выполняя ту или иную функцию, даже честнейший советский человек не догадывался, что давно уже работает на врага… Такая сложная сионистская система, пронизывающая весь мир, нуждается в том, чтобы наши соплеменники беспрепятственно посещали любые страны. В связи с непостоянством среднего уровня образовательного ценза неевреев сионисты-евреи нуждаются в полной свободе маневрирования и при необходимости «переливания» из одной страны в другую. Так, к примеру, к концу ХХ века евреи остро нуждались в большом отливе из СССР и одновременно в приливе в некоторые соцстраны. Почти полный отлив евреев из Польши во времена Гомулки рассматривался сионистами как катастрофа. Они сделали потом всё, чтобы поправить дело. Главный же раввин Румынии Мойше Розен заявил, что румынский резерв евреев сейчас исчерпан и Румыния являет собой образец полного укомплектования евреями… И вообще – выезд евреев из страны – прямой признак и хороший показатель переукомплектованности ими этой страны для обеспечения стратегических целей мирового переворота. В этом смысле большой излишек евреев оставался в Советском Союзе вплоть до самого последнего дня, когда мы его развалили. Повторяю, общество, имеющее слабое представление или не усваивающее информацию о сионизме, имеет нулевой образовательный ценз. Здесь можно без особого труда кого требуется присионить, примасонить, приглупить. Поэтому в условиях СССР для его развала и потребовалась относительно малая критическая масса евреев. Но сейчас, когда нынешние коммунисты в массовом порядке неожиданно рванулись просвещать трудовые низы этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов, наши соплеменники вынуждены оперативно откорректировать необходимую нам численности «критической массы» евреев на постсоветском пространстве в сторону её увеличения.

– И как же нынешние коммунисты просвещают трудовые низы на постсоветском пространстве? – поинтересовался я.

– По-разному, – сказал раввин. – Но прежде всего, естественно, коммунисты растолковывают своим соотечественникам то, что знать простым аборигенам никак не следует. Внушают, к примеру, трудовым низам что разобраться в организационном лабиринте международного сионизма прямым путём – всё равно, что голыми руками удержать угря, – обязательно выскользнет. Что писать о евреях безотносительно к масонству и сионизму – всё равно, что описывать один кишечник без понятия о других органах человека. Что изучать масонство без упоминания о евреях и сионизме – то же, что отправиться ночью поперёк пропасти. Что понять, что такое сионизм без понятия о евреях и масонстве, не менее нелепо. Что тайна организационной структуры и его механизмы сионистами тщательно скрываются от непосвящённых. И что лишь пристальное внимание, сопоставление событий и фактов, многократная перекрёстная перепроверка, нетрадиционное исследование нашей истории, религии, нестандартная оценка науки, философии, искусства, исследование сущности медицины и т.д. помогают установить чёткую непосредственную связь в казалось бы совершенно разноплановых явлениях современности.

– А о сущности сионизма нынешние коммунисты что-либо рассказывают трудовым низам своего народа? – спросил я.

– А как же! – воскликнул раввин. – И вещают нынешние коммунисты на сей счет много, очень много такого о сущности сионизма, что, повторяю, никак не следовало бы знать трудовым низам русских аборигенов!.. К тому ж раскрывают сущность сионизма нынешние коммунисты, к сожалению, весьма квалифицированно, всесторонне и углубленно. Подтверждением этому многочисленные сообщения наших соплеменников со всех краев этой необъятной страны: и с юга, и с севера, и с запада, и с востока… Вот послушайте, что нынешние коммунисты в пропагандистском запале глаголят трудовым низам русских аборигенов, беспощадно разоблачая всевозможные происки сионистов-расистов и сионизм в целом.

Раввин распахнул свой «дипломат», извлёк оттуда кипу исписанных листов бумаги и стал цитировать то, что на низ написано:

– «Структура сионизма – в мире единственная и предусматривает почти биологическую выживаемость вследствие текущей системы дублирования, а также всегда тайного существования»… «Сионизм – это явление, трудно поддающееся пониманию. Это вор, кричащий «держите вора!»… «Сионизм многолик. Он наклеивает на себя любую теорию. Сионист может принадлежать к абсолютно любой политической партии, к любой вероисповедной конфессии, но обязан тайно работать всегда только на своих. Ни одна другая группировка не доходит до такого приспособленчества, на которое способны евреи. Сионизм никогда не сожалеет о банкротстве. Если надо, он готов отказаться от любого тезиса полностью или частично, или навсегда, впрочем всё равно сохраняя свою сущность, свой чудовищный облик и звериный оскал. Сионизм умело использует это множество обличий. Он как бы появляется то в одном, то в другом костюме – на разные случаи жизни в разных одеждах в зависимости от обстоятельств. Сионизм организован не в дивизии и полки, а в мобильные диверсионные отряды, одетые каждый в свою форму и рассредоточенные по всему фронту. Другими словами, сионизм с успехом пользуется так называемой мимикрией – способностью окрашиваться в цвета той партии, в которую евреи проникают»… «Сионизм – как ванька-встанька. Где-то, локально, может быть, его и удастся повергнуть, но всё равно он встанет со временем, как ни в чём не бывало»… «Сионизм – наиболее серьёзная разновидность тайного фашизма, ведущая к опасности, равной которой человечество ещё не испытывало»… «Сионизм – это безукоризненно организованная крепко сплочённая группировка евреев, действующая одновременно на различных уровнях. Это активная сионская сила, которая обладает большими возможностями для ведения войны без выстрелов и захвата любого общества без применения оружия. Именно без выстрелов! Таким образом, коренные народы имеют дело с завоевателями иного рода, что всегда заносит их в разряд уголовно-политических. Они тщательно маскируют свои цели и намерения, – для виду делая публичные заявления, но такие обнародования представляют собой дипломатический камуфляж сокрытия истины, либо дезинформации»… «Сионизм – первопричина нравственного удушья и духовной деградации в искусственно созданной дисгармонии между сознанием и материей в человеческом обществе»… «Сионизм – система, выходящая из общепринятого порядка культуры на планете. Она предусматривает статус евреев как бы без времени и пространства, используя так называемое ненормативное поведение, при котором все средства хороши для достижения целей; и ничто постороннее не регламентирует действий этой системы внутри или вовне её»…

Слушал я велеречивого раввина, смотрел на его вспотевшее от волнения лицо, на подрагивающую оттопыренную нижнюю губу, на свисающие у ушей седеющие пейсы и думал: «Какое всё же гнусное, коварное, эгоистическое и античеловеческое это племя сионистов-расистов!»

Между тем раввин продолжал цитировать сообщения с мест о том, что вещают нынешние коммунисты трудовым низам соотечественников о сущности сионизма;

– «Сионизм – это не только чёрная идеология и система преступных организаций. Это ещё и образ мыслей. Так, еврейское поведение и существование среди других народов без сионского видения мира является попросту бессмысленным, либо точнее, неосуществимым. При этом ассимиляция всегда была ненавистна сионизму, поэтому, где только возможно, сионисты воспитывают шовинизм ещё с ползункового возраста, и жизнь, например, еврея в Советском Союзе должна была быть сионизирована. В этом случае будет соблюдено условие, когда любой еврей, где бы он ни находился, всегда несёт в себе осознанную, глубинную цель, которая не зависит от произносимых им слов, образа поведения и партийной принадлежности. Его жизнь должна удовлетворять принципу двойной лояльности в любой точке Земли, где первичными являются ветхозаветные установки. Это оригинальное двойное гражданство, утверждённое израильским Кнессетом, предусматривает формальное исполнение евреями гражданства в стране проживания, которое для еврея является принципиально вторичным»… «Сионизм – это система поведения евреев в странах проживания, где их целью всегда должно быть обогащение всеми средствами за счёт окружающих, обеспечение власти над окружающими и паразитарное существование. Руководствуясь неплохо когда-то придуманной, взятой у Ветхого Завета идеей «богоизбранности» евреев, любой ценой сохраняя эту главную идею, сионисты рождали фантастические версии, оглушая мир ветхозаветными догмами о земном еврейском рае с цитаделью, конечно, в Израиле. Страна Израиль должна охватить все страны и земли планеты для того, чтобы «исправить мир» царствием божьим – вот расистское кредо для сиониста. Израиль объявлен духовным центром, координирующим и направляющим деятельность всех евреев во всех странах мира. Это аналог нервного центра, опутывающего своими нервами весь Земной шар… Теоретики сионизма любят указывать на разнообразие взятых ими на вооружение философских концепций, способных поражать большое количество идеологических целей. Философия сионизма – это россыпь иудаистских реформированных догм ветхозаветного религиозного комплекса, откуда ведёт своё начало источник ядовитой ненависти ко всем «богопрезираемым» неевреям. Там указывалось, что «…вы овладеете народами, которые больше и сильнее вас». Главный же лидер сионизма, его тайный вождь Гинцберг, вещал: «Для «сверхнарода» все окружающее служит лестницей и по ней он будет восходить всё выше и выше, не обращая внимания на размеры ущерба для остальных, низших»…, «Сионизм втирается в ряды любой формальной и в особенности неформальной группы, объединения, класса, партии, захватывает руководство, а если это не удаётся, то постоянно пытается дезорганизовать их. Внедряясь же в подобные сообщества, евреи аккуратно и настойчиво навязывают байки о том, что, мол, сионизм – незначительное, угасающее, недостойное внимания, явление».

Раввин умолк, тяжело вздохнул, вытер ладонью пот со лба и продолжил цитировать выдержки из того, что было написано на листах бумаги, которые он держал в руках:

– «Вред от присутствия евреев в любом прогрессивном начинании просто трудно описуем. Тора, Каббала, Талмуд, Шулхан-Арух, легенда об Адонираме с детства формируют еврея в любой стране проживания как фашиста, тонко замаскированного под добренького… Евреи имеют огромный и всё возрастающий опыт махинаций, именуемых в самом Израиле превращением черного в белое. Один из наблюдателей ООН на Ближнем Востоке воскликнул: «Никогда не мог себе представить, чтобы правду могли искажать так цинично и с такой ловкостью, как это могут делать евреи». Вместо устаревших пушек и ракет Израиль пользуется всегда современным искусством ведения войны – психологической техникой с помощью средств информации и пропаганды. Сионистская агентура знает, что дискредитация любой самой светлой и, конечно, противоречащей их мировоззрению идеи, можно легко добиться механически бесчисленным её шутовским повторением, шельмованием… У понятия «ложь», как известно, немало оттенков и градаций. Можно приврать, передёргивать, искажать истину, замалчивать правду, подтасовывать факты, замешивать в истину ложь (излюбленный прием). Есть еще стиль и язык. Можно лгать нагло и застенчиво, шёпотом и громко, правдоподобно-тонко и грубо, беспардонно-примитивно, либо умело или бездарно, либо умно, либо глупо. Где, когда и как нужно»… «Сионизм, находясь за своей тайной завесой, никогда не стесняется в выборе средств и предусматривает ведение войны с людьми мира всеми средствами. От анонимных писем до открытых выступлений и прямых убийств – единичных и массовых. В быту принцип прост. Сионист должен быть сионистом на каждом шагу своей жизни. При всяком крупном или мелком событии в жизни он должен вглядеться и попытаться понять, нельзя как-нибудь использовать событие для блага еврейского дела. Ни одна встреча, ни одна прогулка не должна пропадать даром. В одной из инструкций сказано: «Главное – поднимайте шум по любому поводу. И как можно громче»… Когда же дело касается проведения других акций, то сионизм вправе использовать все средства, включая шантаж, клевету, подкуп, яд, шпионаж, кинжал, либо тривиальное воровство. При необходимости сионисты скупают целые тиражи изданий, если они проскочили сквозь просионистски настроенную цензуру и вообще, если обнаруживается, что книги заставляют мыслить людей»… «Современные сионисты блестяще реализовали положения сионистских протоколов своего Первого базельского конгресса относительно захвата мировой прессы исключительно в свои руки. В протоколах говорилось: «Прежде всего – захватите прессу и пропаганду и тогда всё прочее придёт само собой!» И сейчас сионисты осуществляют контроль 80% всех международных агентств. С помощью же прессы можно делать чудеса: ставить непреодолимые преграды, замалчивать факты и рецензии, нейтрализовать неугодную для евреев ситуацию и так далее… Что же касается общей цели мировой пропаганды, то практически все газеты, радио, телевидение тайно или явно, сознательно или бессознательно в той или иной форме пропагандируют произраильскую, просионистскую точку зрения»… «Интеллектуальный террор сионистами осуществляется не только службами пропаганды. Сионисты опутывают, например, политических деятелей стран различными цепями зависимости и, непременно шпионскими, прибегая для этого к подсовыванию жен-евреек и т.д. и т.п. Но самая большая ставка делается на разведку. Аппарат Израиля как будто у всех на виду, но разобраться, где тут разведка, где обычный государственный орган, – почти невозможно. Израильская разведка – самая умелая шпионская организация в мире. Это – единственная в мире разведка, созданная задолго до рождения самого государства. Всемирная сионская организация – это фактически международный шпионский центр, который сейчас насчитывает около полумиллиона членов. Штаб-квартира находится в Иерусалиме. Но это только для приличия. Другая, истинная – в Нью-Йорке. А вся разведка строится в соответствии с наставлениями иудаиста Хаасса: каждый еврей, в какой бы стране он ни находился и к какой бы партии ни принадлежал, – может быть шпионом и обязан быть шпионом. Специфика и почерк работы израильской разведки находится в полном соответствии с теоретическими основами сионизма и, как проговорилась в 1969 году газета «Дейли экспресс», сеть израильской секретной службы опутала все страны мира»… «Сионизм – это тесно переплетённое, щедро финансируемое и эффективно направляемое движение. Международная сионистская корпорация охватила своими щупальцами весь мир»… «Сионизм в виде иудаизма существует столько, сколько существуют сами евреи. Ещё в 929 году до нашей эры царем Соломоном уже в общих чертах был разработан план захвата «всей вселенной» посредством масонства, после чего Всемирное Еврейское Государство должно расправить крылья, не зная границ и других пределов. По замыслу Соломона этот план многоуровневый. Самый высший уровень изображается змеем. Змей – символ мощи евреев. Этот змей выползает из Иерусалима и на своем пути к всемирному владычеству совершает по Земле великое 3000-летнее кольцо, подминая под себя и сглаживая на своём пути все нееврейские институты, государственные режимы, культуру, искусство, традиции, хозяйственную жизнь, идеологии и насаждая, естественно, свои. Все эти институты, изображаемые евреями в виде гор, нивелируются в ровную пустыню. Через 3000 лет змей возвращается в Иерусалим и находит там кончик хвоста, заглатывает его, чем и символизируется полное выполнение задачи… Ситуация же в мире на сегодня разрослась в такую, в которой евреям позволительно даже сбрасывать маску и не стесняясь показывать своё наглое лицо. Ведь коренные народы мира пребывают в сонном состоянии, никто не утруждается докапываться до сущности происходящего, а потому, не ведая того, работают на развитие, счастье и благополучие сионизма. Если вокруг продолжает процветать пассивность, то почему бы сионистам не наглеть?... Сохраняя мировой размах, животную мораль, мировой сионизм планомерно лихорадит политическую и экономическую жизнь во всемирном масштабе».

Раввин умолк, вбросил кипу исписанных бумаг в свой «дипломат», пристально посмотрел на меня и с вызовом спросил:

– Ну как? Убедительно просвещают нынешние коммунисты трудовые низы русских аборигенов по части сущности сионизма?

– Вполне! – сказал я.

– А теперь только представьте, мой хороший, добрый друг, – патетически произнёс раввин, – какую масштабную контрпропагандистскую операцию в пику нынешней акции коммунистов и в связи со складывающейся негативной для нас политической ситуацией в этой стране должны провести мы, всё наше сионистское движение!.. И это происходит в тот момент, когда, казалось бы, с Россией всё уже покончено: она нами порабощена целиком и полностью. Ведь мы действительно до последнего времени были на сто процентов убеждены в том, что нам настолько, наконец, удалось «утрамбовать» этот русский этнос, настолько его политически стерилизовать, что ему во веки веков никогда уже больше не удастся подняться с колен и выпрямиться. А оно, вишь, как получается!.. На наших глазах русский этнос не только во весь рост выпрямляется, но готов даже восстать против нашего оккупационного режима и вымести всех наших соплеменников из этой страны к чёртовой матери!

– Какую же это «масштабную контрпропагандистскую операцию в пику нынешней акции коммунистов» вы намерены провести? – поинтересовался я.

– О, эту операцию по нейтрализации пропагандистского наступления на нас нынешних коммунистов, – сказал раввин, – мы проведём на этот раз как многоуровневую, многоукладную и многоплановую! В ход по максимум в эту как никогда масштабную операцию будут нами форсированно запущены не только всевозможные изощрённые приёмы и методы покорения коренных народов, наработанные нашим сионистским племенем тысячелетиями, не только будут задействованы наш сегодняшний организационно-финансовый и, само собой наш людской ресурс, но и открытое, откровенное обращение сионистов к русским аборигенам, в особенности к их трудовым низам.

– И что это за «открытое, откровенное обращение сионистов к русским аборигенам»? – спросил я.

– Наше обращение к русским аборигенам, – сказал раввин, – очень даже до примитивности простое, ясное, хотя и иезуитского характера. А звучит оно так…

Раввин извлек из своего «дипломата» какие-то бумаги и приподнято стал читать:

– Любезные русачки! Пожалуйста, не сомневайтесь в том, что вам глаголят нынешние коммунисты о ваших исконных, многовековых врагах – коварных сионистах и зловещем международном сионизме в целом. Коммунисты говорят вам чистейшую правду!.. Но, будьте добры, войдите и в наше положение и поймите, что поступать иначе мы, сионисты, не могли и не можем поступать тысячелетиями, воплощая в жизнь завет наших легендарных предков. Дело в том, что ещё тысячи лет тому назад древнейшими сионистскими мудрецами, нашими праотцами было завещано нашему сионистскому племени создание на планете Земля «нового мирового порядка». «Новый мировой порядок» является синонимом мира под тотальным контролем сионистов, а если ещё точнее сказать, – сионизмом всемирного иудейского царствования. Сионистское племя поклялось тогда в едином порыве перед нашими духовными предводителями – прародителями, что их завет будет непременно выполнен, что учреждение «нового мирового порядка» на планете Земля обязательно состоится, а значит, на всём земном шаре воцарится желанное нашим сердцам всемирное иудейское господство. Все последующие века наше идейно и организационно сплочённое сионистское племя, при его мизерной численности, неукоснительно выполняло клятву, данную своим духовным праотцам. Оно только и занималось тем, как бы быстрее реализовать задумку наших древнейших сионских мудрецов, как бы половчее, поизобретательнее, поизощреннее обхитрить, обмануть, одурачить коренные народы мира и как бы понадёжней закабалить их под нашим владычеством. Клятву же, данную своим духовным праотцам, все эти века наши соплеменники под строжайшим надзором региональных раввинатов выполняли и выполняют безукоризненно, безотказно, верно и чётко. Достойно, с честью выполняет это клятву и наше поколение соплеменников! И никакие препятствия нас не остановят на нашем победоносном пути к всемирному иудейскому царствованию. Наши мудрецы сказали: «Уничтожьте аборигеновские государства, разрушьте народы и вы откроете себе дорогу в мир!» – этим мы и занимались особенно успешно на протяжении минувшего столетия. В том числе и в великом Советском Союзе… Сосредоточив же у себя неограниченный контроль над финансовыми и материальными ресурсами планеты, нам удалось в течение всего прошедшего века определять политику, планомерно двигая происходящее в нужном для нашего дела направлении. Владение властью позволило нам на совершенно законных условиях разрушать теперь уже напрямую весь уклад жизни аборигеновского населения. Исполняя высшее поручение наших мудрецов, наша агентура в государственных институтах и учреждениях всех уровней принимает соответствующие законы, проводит либерально-демократические реформы, которые просто-напросто уничтожают самую среду жизнеобитания аборигенов – коренных народов, методично и целенаправленно опуская их до положения вымирания. Если в начале минувшего века, действуя в соответствии с сионистской программой, мы стремились скомпрометировать, ослабить и разрушить аборигеновские государства и их правительства, то теперь, спустя столетия войдя во власть, мы имеет возможность совершенно легитимно и планомерно проводить мероприятия по разрушению аборигеновских народов. И результат не заставил себя ждать! На постсоветском пространстве, к примеру, уже ныне евреи управляют Россией, они захватили алюминий, нефть, газ, никель, калий, алмазы, средства массовой информации, банки… Имена Абрамовича, Мошковича, Могилевича, Голдовского, Гайдамака, братьев Чёрных, Леваева, Рыболова, Мирилашвили, Березовского, Гусинского, Рабиновича, Кобзона, Бернштейна, Ходорковского, Фельдмана, Хаита, Фридмана, Смоленского символизируют захват России евреями… Приватизацию, распродажу по дешёвке народного, государственного имущества, руководство экономикой и политикой в России осуществляли и осуществляют евреи и полукровки Чубайс, Греф, Клебанов, Браверманн, Вольский, Боровой, Кириенко, Немцов, Явлинский, Хакамада, Примаков, Гайдар, Лифшиц… В адвокатуре России властвуют Резники, Падвы, Якубовские, а на эстраде командуют Хазановы, Жванецкие, Шифрины, Галкины, Якубовичи… О заполнении же нашими соплеменниками нынешнего телевидения и говорить не приходится: на всех телеканалах сплошь одни Познеры, Сванидзе да Швыдкие. А что касается нашего успеха в порабощении этой страны, то он не мог нашим соплеменникам не сопутствовать. Достаточно сказать, что только за короткий срок при Ельцине и Путине главой правительства России побывали четыре наших соплеменника: Гайдар, Кириенко, Примаков, Фрадков. Сейчас же нам и вовсе потрафило: президентом России впервые за всю её двухтысячную историю, наконец, стал наш талантливый соплеменник – юрист Дмитрий Медведев, в высших кондициях по крови которого, жестко требуемых сионистами от претендента на этот важный пост, никто не может усомниться. В наши надёжные руки попала сейчас и внешняя разведка этой страны: её возглавил бывший председатель правительства России, наш опытный соплеменник – заслуженный чекист Фрадков… Так что, как видите, любезные русачки, возведение учреждения мирового иудейского царствования подходит, на радость нам, к своему победному завершению!.. Одной же из основных задач при окончательном формировании нового миропорядка будет проблема регулирования аборигеновского населения в пределах численности, необходимой для достойных, вольготных условий жизнедеятельности наших соплеменников, но не более того. Поэтому сейчас первоочередной для нас задачей является радикальное сокращение аборигеновского народа планеты до уровня, необходимого для обслуживания грядущего всемирного царствования нашего иудейского племени. И русские в этом отношении не являются исключением. В целом, по подсчетам наших мудрецов, общее количество великоросских славян при диктатуре нашего племени составит лишь 35—40 миллионов. Исходя из этой, спущенной нам сверху контрольной цифры, мы вынуждены поначалу незамедлительно, форсированно задействовать по отношению к трудовым низам русских аборигенов всю мощь нашего, наработанного веками пропагандистского арсенала, эффективно разлагающего их сознание и превращающего этот революционно настроенный трудовой люд в скопище обычных политически стерилизованных жуиров-кутил. В случае же, если запланированные нами темпы вымирания этой категории русских аборигенов нас будут не устраивать, тогда, извините, мы просто будем вас, любезные русачки, уничтожать. А если говорить точнее, то станем беспощадно травить вас, как крыс, мышей, тараканов и прочую подобную мерзость. Благо, приготовленных для этих целей спецпродуктов питания и медицинских препаратов пруд пруди. Иного на данном завершающем историческом этапе становления всемирного иудейского царствования не дано!.. Вот так-то, любезные русачки! Ваше время истекает! А у нас, как видите, всё идёт, как по маслу! Потому вы, любезные русачки, внимательно выслушав разоблачающие сионистов речи нынешних коммунистов, не заводитесь, не ерепеньтесь, не артачьтесь и не бунтуйте против нас, а смиренно склоните свои гордые головы перед нами, победителями-сионистами, и смиритесь с уготованным вам местом в создаваемом сионистами «новом миропорядке».

Закончив читать, раввин спрятал бумаги в свой «дипломат» и с вызовом произнёс:

– В сложившейся политической ситуации в этой стране мы должны в пику нынешним расхрабрившимся коммунистам реализовать свой мобилизационный контрпропагандистский проект целиком и полностью! А реализацию этого своего мобилизационного проекта мы обеспечим активным участием в нём всех до единого наших соплеменников: от самого богатющего в России еврейского олигарха-миллиардера Романа Абрамовича до вертихвостки Ксюши Собчак и безголосого шансона-нахалюги Миши Шуфутинского! Пусть хоть на какое-то время забудут свои шкурные интересы и в схватке с носителями коммунистической идеологии самоотверженно послужат идеологии своего родного сионистского племени!

– Вы полагаете, что сможете не только задействовать в свой « мобилизационный проект» ваших соплеменников, но и проконтролировать их? – заметил я.

– Можете не сомневаться! – последовал ответ. – Для этой цели в каждом регионе планеты функционирует наш раввинат, эффективность деятельности которого подтверждена веками. И в случае неповиновения раввинату, с каждого нашего соплеменника-отступника раввинат взыщет по полной программе. Да так, что мало не покажется! Причем, жестокая кара такого нашего соплеменника-отступника неотвратимо настигнет его независимо от того, в какой бы точке планеты он не находился в данный момент! Раввинат – организация серьёзная и суровая. Своих же отступников и уклонистов исполнения племенного долга, в назидание остальным нашим соплеменникам, мы осознанно не щадим и наказание исполняем с демонстративным, подчёркнутым пристрастием и особой жестокостью… Вот, скажем, наш соплеменник, скороспелый нынешний олигарх-миллиардер Роман Аркадьевич Абрамович, обогатившийся за счёт воровства им средств из ресурсов русского народа… Как выяснилось, семь лет назад у Абрамовича уже были «замок во Франции, собственность в Англии, а также яхта, самолёт и вертолёт. С тех пор его бизнес-империя разрослась, и он, согласно представленному документу, приобрёл активы «стоимостью в миллионы долларов в США, Франции, Сардинии, в зоне Карибского моря». Часть его собственности была потеряна из-за прошлогоднего развода – его бывшая жена Ирина получила, например, три из четырёх дорогостоящих домов в Британии. Также Абрамович владеет двумя лыжными домиками в штате Колорадо, виллой на Сент-Бартсе, замком во Франции, «зданием исторической ценности», арендованным у российского правительства, а также бывшим домом Леонида Брежнева в Москве. Возможно, в ближайшее время список имущества Абрамовича пополнится новыми занимательными пунктами. Например, недавно в СМИ появилась информация, что вскоре в Германии со стапелей сойдет его новый корабль, пока называемы Проект М-147. В длину он будет почти 200 метров, а его водоизмещение составит 12 тысяч тонн – это будет крупнейшая частная яхта в мире… Напомню, что Роман Абрамович занимает 15 место в списке богатейших людей планеты и пятое место – в списке богатейших людей Европы. Состояние же его оценивается в 23,5 миллиардов долларов… Так вот, ежели в данный исторический момент, когда на завершающем этапе нашей бескомпромиссной, многовековой борьбы за реализацию основополагающих задумок наших мудрейших праотцев мы идём на окончательную, смертельную схватку с нашим главным врагом – коммунистами, Роман Абрамович уклонится от своего племенного долга и сразу самоотверженно не включится целиком и полностью в реализацию нашего нынешнего мобилизационного контрпропагандистского, в пику коммунистам, проекта, то наш Абрамович незамедлительно лишится всего того, что ему удалось награбить у русского народа на постсоветском пространстве. Более того, если в это критическое для нашего племени время какой-то из наших соплеменников-отступников по-прежнему будет уклоняться от беспрекословного подчинения раввинату и беззаветного служения сионистскому племени, а будет лишь продолжать богатеть, продолжая разворовывать дармовое русское добро, то он, этот зарвавшийся отступник, несомненно, нами будет показательно вздёрнут на фонарном столбе задолго до того, как додумаются это же самое проделывать с нашими соплеменниками взбунтовавшиеся трудовые низы русских аборигенов…

Раввин довольно обстоятельно поведал о ближайших коварных планах-задумках сионистов-расистов на постсоветском пространстве, и мне оставалось лишь в печати рассказать о них нашему трудовому народу. А уж наш трудовой народ, как всегда, сделает на сей счёт правильный вывод.

* Ж-л «Новая книга России», г-та «Советский воин».

 

РАВВИН РАТУЕТ ЗА ДИСКРЕДИТАЦИЮ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ЛИДЕРОВ

 

Позвонивший мне в очередной раз раввин хоральной синагоги был на удивление в крайне возбужденном, восторженном состоянии, что называется «от радости дыхание сперло».

– Сионистское движение опять можно поздравить с замечательной политической победой! – патетически выпалил раввин, – Нашими соплеменниками блестяще проведена изначальная уникальная операция по всеобъемлющей нашей программе форсированной дискредитации руководителей коммунистических партий на постсоветском пространстве в глазах революционно настроенных трудовых низов русских аборигенов.

– И что же это за ваша «изначальная уникальная операция»? – спросил я.

– А вот это я вам поведаю при нашей с вами встрече, – сказал раввин.

Когда же мы с ним повстречались, то раввин, как всегда, начал издалека.

– Видите ли, мой хороший, добрый друг, – приподнято произнес раввин, прищурив глаза, – ведь для нас, для нашего сионистского племени на данном этапе исторического развития в этой стране опасны не революционно настроенные трудовые массы русского народа сами по себе, а присущая им сила порождать такие личности, которые способны, опираясь на знание души русского народа, привести эти трудовые массы в движение, возглавив их и став авторитетным предводителем. Образование же такой вот социально-политической взрывной стыковки из революционно настроенных русских трудовых масс и их харизматичного коммунистического вождя нами нигде не должно быть допущено! Смычка этих двух составляющих в нынешнем протестном движении на постсоветском пространстве для нашего сионистского племени будет смертельно опасной: беспощадная революционная волна в один момент сметет нас всех к чертовой матери! И нам нужно предпринять сейчас все возможное и невозможное для того, чтобы ни в одном районе на постсоветском пространстве не смогла бы возникнуть такая личность как Сталин. А такая личность может родиться, прежде всего, из среды руководителей нынешних компартий, орудующих на постсоветском пространстве. И мы во что бы то ни стало должны решительно пресечь развитие событий в этой стране в смертельном для нас направлении!

– Что же вы намереваетесь предпринять? – спросил я.

– Наши соплеменники, – сказал раввин, – с учетом складывающейся политической ситуации в этой стране должны сегодня форсированно действовать в двух направлениях. Во-первых, по максимуму нашпиговать нашими людьми ближайшее окружение каждого из лидеров компартий, в особенности, его идеологическую обслугу. По типу того, как подобную операцию сионисты с успехом реализовали на кануне Октября 1917 года, протолкнув в верхушку руководства РСДРП свои агентурные элитные кадры… Во-вторых, все усилия и изобретательность наших соплеменников должны быть направлены на нещадную дискредитацию коммунистических вожаков. На манер того, как мы, например, в августовские дни 1991 года учинили дискредитацию начальника внешней разведки КГБ СССР генерал-лейтенанта Леонида Шебаршина!

– Как же вы тогда дискредитировали славного советского разведчика Шебаршина? – поинтересовался я.

– Очень даже просто! – с вызовом произнес раввин. – Назначен по нашей подсказке возвратившимся из крымского Фороса Горбачевым только на сутки временно исполнять обязанности председателя КГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Шебаршин, достойно распорядился отведенным ему временем и свершил в роковой для Страны Советов час испытаний, к нашему удовольствию, архиважное дело. Будучи весьма польщенным таким вот высоким назначением после водворения ельцинистами в кутузку «Матросская тишина» прежнего председателя КГБ СССР Крючкова и проявив завидное рвение, профессиональную сноровку, а также оперативность, умница Шебаршин, в угоду нам, 23 августа 1991 года предпринял все необходимое, и деятельность партийных организаций КПСС в системе советской госбезопасности была запрещена. Тут же подготовили приказ по КГБ СССР и циркулярную телеграмму: конец партийной организации КПСС в системе госбезопасности… И вопрос департизации КГБ СССР был закрыт… А накануне вечером, 22 августа, Шебаршин своим личным вмешательством обеспечил безопасность наших сторонников, собравшихся на площади Дзержинского демонтировать памятник первому чекисту… Вот таким добрым молодцом оказался в роковой для Страны Советов час испытанный потомок сапожников из Марьиной рощи Москвы, славный советский разведчик генерал-лейтенант Шебаршин. И все это, в угоду нам, Шебаршин с успехом провернул за какие-то одни сутки! Как сейчас помню: 22 августа в 15 часов Горбачев подписал указ о назначении Шебаршина исполняющим обязанности председателя КГБ СССР. А 23 августа, опять же в 15 часов Горбачев отстранил Шебаршина от этих обязанностей. И 23 августа 1991 года пост председателя КГБ СССР уже занял другой, еще более смышленый и покладистый к нам, генерал Вадим Викторович Бакатин, который тут же передал нашим друзьям-американцам особо секретные чертежи расположения подслушивающих «жучков» во вновь построенном здании посольства США в Москве. В октябре же 1991 года Бакатин и вовсе ликвидировал КГБ СССР…

– Но если советский разведчик генерал Шебаршин с таким вот успехом лил воду на вашу мельницу, милейший, то почему в августовские дни 1991 года посадили его в кресло председателя КГБ СССР лишь на сутки? – спрашиваю раввина.

– На большее нельзя было, – отмахнулся он. – Как-никак, Шебаршин – наш враг, хоть, может, и бывший… В нашу задачу входило: выжать из него все возможное, размазать, измочалить, скомпрометировать навсегда в глазах сотоварищей-чекистов и выбросить на свалку…

– А каким образом вы вознамерились дискредитировать руководителей компартий, действующих сегодня на постсоветском пространстве? – поинтересовался я.

– Не только вознамерились, – парировал раввин. – Наша всеобъемлющая программа форсированной дискредитации нынешних коммунистических вожаков в этой стране уже в ходу! И дискредитация эта руководителей компартий должна проводиться по утвержденной нами четкой методе.

– Что же это за «метода»? – спросил я.

– Нашим соплеменникам, – пояснил раввин, – реализующим эту программу, рекомендовано действовать в отношении фигурантов-лидеров компартий по той же апробированной схеме, которую мы блестяще осуществили при компрометации начальника внешней разведки КГБ СССР генерала Шебаршина в августе 1991года. В начале следует лестью и хитростью входить в контакт с интересующим нас фигурантом – коммунистическим вожаком, – вовлекать его в различные проводимые нашими соплеменниками многочисленные общественно-политические мероприятия, неустанно восхищаться его толерантностью, терпимостью к чужим мнениям и верованиям, а также постоянно, неусыпно искать все новых и новых поводов поставить нашего фигуранта – лидера компартии – в документально-финансовую зависимость от нас. Само собой, естественно, все контакты и разнообразные встречи фигуранта – лидера компартии с нашими соплеменниками, его участие в мероприятиях наших должны любыми способами тщательно фиксироваться. В особенности, когда рядом с коммунистическим вождем находятся представители нашего сионистского племени, известные всем в среде русских аборигенов, как заядлые, непримиримые антисоветчики, генетические русофобы, антисталинисты и антикоммунисты. Все же в совокупности заблаговременно собранные задокументированные факты общения фигуранта – коммунистического вожака – с нашими соплеменниками должны быть обобщены, систематизированы и в нужный момент посредством средств массовой информации доведены до сведения широкой общественности. Причем все это должно быть так искусно подано в СМИ, настолько убедительно должно вызвать негатив и антипатию к коммунистическому лидеру, настолько «засветить» его и дискредитировать, чтобы общественность страны, в особенности трудовые низы русских аборигенов, вынесли бы ему однозначный вердикт: что, мол, ежели коммунистический функционер так фривольно, легкомысленно, вольно, разнузданно, нескромно и малопристойно якшается с разного рода врагами русского народа, то такой руководитель компартии – вовсе никакой не принципиальный революционер, никакой не пламенный коммунист и никакой не вождь пролетарских масс, а обыкновенный политиканствующий ловкий шарлатан, обманщик и плут, мечущийся между двумя противостоящими, непримиримо враждебными, противоборствующими лагерями и преследующий исключительно свои корыстные интересы, а попросту говоря, – интересы своего брюха. На нужды же трудовых низов русских аборигенов ему решительно наплевать!

– И все же, что это за ваша «изначальная уникальная операция», которой вы так восторженно похвалялись? – прервал я раввина.

– С удовольствием скажу, – продолжил раввин. – Видите ли, первым волонтером, который добровольно, охотно взялся реализовать сегодняшнюю нашу программу по форсированной дискредитации коммунистических лидеров, оказался бывший член КПСС горбачевского разлива, наш талантливый соплеменник – шахматист Гарри Каспаров-Вайншнейн. Объектом же своей нынешней разработки Гарри Кимович взял такую масштабную политическую фигуру, как самого Шенина.

– Шенина, – переспросил я, – Олега Семеновича?

– Да, именно Шенина Олега Семеновича, – подтвердил раввин. – Председателя нынешней, обновленной КПСС. И я, по правде говоря, тоже точно так же, как и вы, поначалу, узнав об этом, немало подивился дерзости шахматиста. Даже подумал: хватит ли, мол, у нашего шахматиста Гарри силенок потягаться с таким вот корифеем коммунистического движения? Ведь Шенин личность-то монументальная, уникальная, колоритнейшая!.. Кстати, днями я прочитал о Шенине интереснейшую книгу журналистки Надежды Гарифулиной «Тот, который не предал» и узнал, что Шенин и тюремные застенки прошел, и в Афганистане повоевал, и вторым человеком в горбачевском политбюро побывал, и звание генерал-полковника получил сразу в двух армиях: в советской и в северокорейской…

– И хватило ли силенок у этого вашего соплеменника Каспарова реализовать свою провокационную задумку в отношении Шенина? – не без сарказма поинтересовался я.

– Представьте себе, что да, – с вызовом произнес раввин. – И все потому, что нашим шустрым Гарри Кимовичем был придуман гениальный ход: заманить Шенина под крышу проводимой им так называемой Национальной Ассамблеи, перед входом в зал Ассамблеи вынудить Шенина подписать присягу-Хартию, фиксирующую, что в будущем он, Шенин, клянется «не считать для себя возможным использовать насилие или угрозу насилия», усадить Шенина в президиум Ассамблеи рядышком с собой – отпетым русофобом, антисоветчиком, антисталинистом и антикоммунистом, обязать Шенина верноподданнически выступить перед участниками Ассамблеи, по максимуму задействовать Шенина в руководящие оргструктуры Ассамблеи, а потом всю тщательно собранную информацию об «активном участии» Шенина в проведенной Каспаровым Ассамблее вбросить и растиражировать в средствах массовой информации этой страны… Правда, как только коммунисты из окружения Шенина прослышали о том, что их шефа Шенина антисоветчик, русофоб, антисталинист и антикоммунист Каспаров хочет вовлечь в свою сомнительную акцию, связанную с проводимой им так называемой Национальной Ассамблеей, то сразу же пошли всякие осуждающие, возмущенные кривотолки. А руководитель движения «За Советский Союз» Александр Козлобаев, так тот даже прямо заявил, что коммунисту негоже «войти в оранжевую, либерально-демократическую ассамблею, считая невозможной политическую реабилитацию Каспаровых, Немцовых, Красновых, активных разрушителей Советского Союза и партийных комитетов КПСС». Расхорохорившийся же Каспаров, узнав о такого рода заявлении коммуниста Козлобаева и войдя от этого в яростное исступление-раж, решил, в пику коммунистам-ортодоксам, взять на абордаж помимо Шенина еще и находящихся в сфере его партийного влияния руководителей Международного Союза Советских офицеров генерал-лейтенанта Алексея Фомина и вице-адмирала Владимира Березина, подключив их к активному участию в сессиях Национальной Ассамблеи. И неизвестно еще, как бы все обернулось с затеей Гарри Каспарова, если бы на подмогу к нему не поспешил главный редактор газеты «Дуэль» Юрий Мухин и учредитель этой газеты Валерий Смирнов. Они созвонились, и Каспаров предложил им встретиться в кафе и переговорить. На первой встрече Каспаров вел себя сдержанно и даже скованно, больше говорил Смирнов, но Каспаров, безусловно, их понял. Более того, сложный разговор Каспаров понял с полуслова, в чем они сразу убедились. Тут же определились, кто и чем из пришедших на встречу с Каспаровым функционально будет заниматься. Опытный ученый Валерий Марксович Смирнов, окончивший аспирантуру на экономическом факультете МГУ и успешно защитивший диссертацию по специальности «Управление народным хозяйством», взял на себя труд практически подсобить Каспарову в организации и проведении Национальной Ассамблеи. А известный публицист Юрий Игнатьевич Мухин, само собой, обязался доказать коммунистам-ортодоксам, что Гарри Каспаров вполне приличный, обстоятельный, принципиальный человек, и потому ему не только надо беззаветно верить, но и не задумываясь, идти на любое сотрудничество с ним во всех общественно-политических делах. И процесс пошел…

Я и на этот раз не стал прерывать раввина, решил дать ему возможность выговориться, а потом, при первой возможности, рассказать в печати нашему трудовому народу о планах и намерениях коварных сионистов-расистов.

Между тем, раввин набирал обороты.

– Но для того, – продолжил он, – чтобы все выглядело благопристойно, объективно и оппоненты Каспарова не восприняли бы публикации Мухина исключительно как сплошное заказное славословие шахматисту, Юрий Игнатьевич все же начал с некоторых недостатков Каспарова. Прежде всего, Мухин признался: «хорошему мнению о нем у меня просто неоткуда взяться». Прочитав цитаты из Каспарова, он согласился, что «чемпион слегка параноик и неадекватно воспринимает действительность», что «Каспаров узкий специалист, а узкие специалисты, как правило, являются амбициозными баранами во всех остальных вопросах. Кроме того, он либерал, а это сродни диагнозу – что с него возьмешь?» Таким образом, на встречу в кафе он, Мухин, «шел с внутренней опаской бесполезно потерять время, да еще в общении с человеком, который заведомо тебе неприятен из-за содействия в уничтожении твоей Родины». Далее Мухин оповестил читателей еще о двух недостатках Каспарова. Во-первых, оказывается, что ко всему Каспаров еще и «холерик», в обычном разговоре он говорит очень быстро, как бы спеша тебя убедить, но сам может не дослушать и удержать выводы с двух твоих первых слов. Тут его надо останавливать и требовать дослушать до сути того, что ты ему хочешь сказать»… А во-вторых, Каспаров вращается в интеллигентском кругу, информацию черпает ту, которая в этом кругу распространяется, то есть, он мыслит, исходя из того, о чем узнает. А интеллигентский круг крайне малокультурен и не способен пользоваться даже теми знаниями, которые повторяет, в связи с чем исходная информация для мышления в интеллигенткой среде крайне убога и нет проблем запудрить мозги интеллигенту какой-нибудь чушью об озоновых дырах или отравлении Литвиненко полонием. Тем более, если этот бред выходит из «авторитетных источников» типа британских спецслужб или «научных кругов» имени академика Фоменко». Изложив некоторые из недостатков Гарри Каспарова, Мухин перешел к описанию положительных качеств шахматного чемпиона, одними из которых является то, что он быстро мыслит и идет на компромисс. «Каспаров меня искренне удивил, – поделился своими впечатлениями Мухин, – он же холерик, он нервничал, переживал, после заседаний возмущался, еще и еще раз доказывая правоту своих предложений, от которых он отказался, но на заседаниях он наступал на горло собственной песне, чтобы достичь компромисса. Я знаю людей не глупее его, но эти люди уже отчаялись бы и запаниковали в уверенности, что ничего не получится, а Каспаров ломил и ломил, ведя дело проведения Ассамблеи к намеченной дате. Кроме того, он волей-неволей был общим руководителем и ему приходилось решать абсолютно все вопросы – от принципиальных до персональных и денежных. И он крутился безропотно, ни разу не пожаловавшись, что ему трудно или у него нет времени… Ничего не могу сказать: как работник молодец! Снимаю шляпу. Сталин как-то говорил Байбакову, что советский нарком должен иметь безграничный оптимизм и бычьи нервы. Думаю, что Каспаров был бы прекрасным сталинским наркомом. Но назвать Каспарова «прекрасным сталинским наркомом», Мухину, видимо, показалось мало. Он решил воздать должное Каспарову еще и как всенародному вождю, то есть, по сути, фактически приравняв Каспарова даже к самому великому Сталину. «Как вождь, – пояснил Мухин, – Каспаров тоже вызвал удивление. Он все время уходил в «толпу», стараясь никак себя не выпячивать, что, в общем-то, было неправильно, поскольку и так все знали, что все дело вертится им… Ведь никто не сделал для Ассамблеи столько, сколько он, и никто и не пытался даже сравнивать свой вклад с его… Говорят, чтобы съесть с человеком пуд соли, надо примерно 13 лет. Только за этот срок можно узнать скрытые в человеке достоинства и подлости. Может это и так, но скажу, что порой человек «прокалывается» одним словом, даже одним жестом… Я с Каспаровым работал в общей сложности часов 20, говорит он быстро, посему мог бы в разговорах как-то и проколоться, благодаря чему удалось бы понять его несамостоятельность или зависимость, или корыстный интерес, или еще что-то, что давало бы повод к недоверию. Ни слова, ни жеста!..» Затронута Мухиным «в разговоре в Каспаровым один на один» и «важная тема – о еврействе Каспарова. Среди участников Ассамблеи со стороны либералов порядочно евреев… А либералы Ассамблее были очень нужны. На что Каспаров довольно резко ответил что-то типа: «Забудь об этой проблеме!» Из чего он, Мухин, «сделал вывод, что примыкающие к Каспарову евреи – это граждане России, и подчиняться лобби Израиля они не спешат…» Обобщая же изложенные им сведения о Каспарове, Мухин заключил: «Есть у Каспарова недостатки? Есть, но они такого плана, которые с работой, с опытом проходят. Напомню, что я не съел с Каспаровым пуд соли, в его нравственной оценке могу ошибаться, но исходя из того, что увидел, скажу, что в лице лидера определенно повезло. Мне он показался крепким, честным и умным мужиком…» Конечно, после того, как Мухин к тому ж назвал Каспарова «прекрасным сталинским наркомом» да еще и, углядев в Каспарове все признаки всенародного вождя, приравнял, по сути, Каспарова к самому великому Сталину, всякие сомнения в отношении Каспарова отпали и все желающие двинулись в зал открывающейся Национальной Ассамблеи. Правда, у входа произошла некоторая заминка. Каждого из пожелавших участвовать в форуме обязывали подписать присягу-Хартию, в одном из пунктов которой было сказано: «мы не считаем для себя возможным использовать насилие или угрозу насилия». И люди забеспокоились: простите, мол, а что же будет тогда с грядущей, неотвратимой революцией? Но им перстом указали на последний пункт присяги, где говорилось, что все это делается в интересах «суверенитета и власти народа». И инцидент был исчерпан. Вот только никто так и не уточнил в интересах какого именно народа… Ну, а дальше на Национальной Ассамблее все пошло как по нотам, а точнее говоря, – по плану, заранее задуманному шахматным чемпионом. В президиуме Национальной Ассамблеи Каспаров усадил Шенина рядышком с собой по левую руку. Почти сразу же Шенину была предоставлена возможность произнести верноподданническую речь перед участниками Ассамблеи. По максимуму был задействован Шенин и в руководящие оргструктуры Национальной Ассамблеи: он избран и в Совет Ассамблеи, состоящий из 50 человек, и в Президиум Совета Ассамблеи, состоящий всего лишь из 9 человек. Вошел также Шенин и в Бюро Национальной Ассамблеи… По завершении же работы Национальной Ассамблеи оставалось лишь всю тщательно собранную информацию об «активном» участии Шенина в проведенной Каспаровым Ассамблее вбросить и растиражировать в средствах массовой информации этой страны. Что, естественно и было исполнено…

Сказав эти слова, раввин демонстративно распахнул свой «дипломат», извлек оттуда кипу различных газет, стал раскрывать каждую из них и, тыча пальцем в напечатанные там материалы о прошедшей Национальной Ассамблее и фотоиллюстрации к ним, с восторгом комментировал то, как искусно поданы в СМИ заблаговременно собранные задокументированные факты общения фигуранта, – коммунистического вожака Шенина, – и его сотоварищей по партии с идеологическими противниками – сионистскими соплеменниками. Из всех печатных изданий особенно отличилась газета «Дуэль», опубликовавшая материал о прошедшей Национальной Ассамблее сразу на трех огромных полосах… А это, мол, по мнению раввина, должно убедительно вызвать негатив и антипатию к коммунистическому лидеру, дискредитировать его в глазах общественности страны, в особенности в глазах трудовых низов русских аборигенов, и люди несомненно вынесут ему однозначный вердикт: лидер коммунистов, дескать, с «гнильцой». Всюду в газетах многочисленные фотоиллюстрации к опубликованным материалам о Национальной Ассамблее сверстаны тоже в одном и том же дискредитирующем коммунистов ключе… В снятом, к примеру, крупным планом во всех возможных ракурсах президиуме Национальной Ассамблеи рядышком с отпетым русофобом, антисоветчиком, антисталинистом и антикоммунистом Гарри Каспаровым восседает коммунист Олег Шенин. Снятому крупным планом, говорящему у микрофона Ассамблеи, советскому вице-адмиралу, коммунисту Владимиру Березину на газетной полосе противопоставлен сфотографированный тем же крупным планом и говорящий у того же микрофона Ассамблеи, махровый антисталинист-«яблочник» Сергей Ковалев. А снятому крупным планом, говорящему у того же микрофона Ассамблеи, советскому генерал-лейтенанту, коммунисту Алексею Фомину на газетной полосе противопоставлена фотография ухмыляющейся физиономии отъявленного антисоветчика Виктора Шендеровича, снятого опять же крупным планом…

Раввин на мгновение замолчал, лукаво подмигнул мне и сказал:

– А теперь, мой хороший, добрый друг, вашему вниманию предлагается верноподданническая речь, которую произнес Шенин на сессии Национальной Ассамблеи.

Раввин раскрыл еще одну газету и стал приподнято, с нарочито подчеркнутым пафосом читать: «Уважаемые участники Ассамблеи. 12 апреля у нас прошла конференция национально-патриотических сил, в работе которой приняло участие 20 общественных организаций. Надо сказать, что число этих организаций с каждым днем растет, и я думаю, что это является хорошим залогом, чтобы наша Ассамблея набирала сил, укреплялась для решения тех задач, которые она поставила и в Хартии и в Политической Декларации. Сам факт, что сегодня смогли собраться столь различные протестные силы, представляющие самые разные слои современного общества, считаю весьма важным, и я бы даже сказал, историческим событием! Это свидетельствует о глубоком понимании того, что происходит в России. Отсутствие понимания ответственности за судьбу страны, способности некоторых политиков, лидеров партий и движений подняться выше личных амбиций, ведь на кону стоит дальнейшее существование нашего народа и нашей страны, нашей Родины. Сама подготовка к Ассамблее показала, кто есть кто в России, для кого главное является судьба народа и Отечества, а для кого личное благополучие и конформизм. Эти последние сами отсеялись на этапе подготовки к Ассамблее. Кто-то остается работать в своих устаревших предрассудках и неспособен критическому анализу, не могут понимать эволюции, происшедшей с некоторыми политиками, которые на определенном этапе поддерживали так называемые реформы, но осознали всю их пагубность. Сегодня народ не только лишен возможности управлять своей страной, но и безбедно жить и получать достойное вознаграждение за свой честный труд. Россия подошла к последней черте, за которой начинается и, даже уже начался, распад и хаос, несмотря на многочисленные заявления режима о пресловутой стабилизации. Не может быть стабилизации в стране, где народ отстранен от власти. Народ фактически выброшен на свалку, он лишний для зажравшейся и зарвавшейся элиты, ставленников олигархических кланов, занявших высшие посты в государстве. Они приватизировали общенациональное достояние, поставив себе на службу в интересах личного обогащения ключевые национальные ресурсы, включая государственное имущество, бюджетные средства, доходы от природных ресурсов. Их алчность, не знающая и не имеющая границ, цинизм и наплевательство на своих сограждан, невиданное обогащение не только в России, но и даже в мире, разрыв между бедными и богатыми, объективно они ведут к мощному социальному взрыву. И никакая полицейская вертикаль, основанная на защите собственной кражи, не сможет это удержать. Перед Ассамблеей стоят поистине грандиозные задачи: спасение страны. Это возможно только при полном демонтаже криминального, компрадорского, олигархического режима. Враг опасен, кровав, изворотлив, прикрывается социальной риторикой национальный проектов. К сожалению, многие граждане нашей страны, одурманенные полностью контролируемыми властями средствами массовой информации, телевидением, не понимают, что на их шею уже давно наброшена удавка. Поэтому перед нами стоит не простая задача работы с населением. Если у каждой входящей в Ассамблею организации есть свои силы, есть свои сторонники, то собрав огромное число представителей с различными политическими взглядами, Ассамблея может с большей эффективностью и сообща добиваться возвращения народу его страны. Мы разные, у всех у нас разные политические взгляды, но всех нас объединяет любовь к своей Родине, к своему народу, ответственность за его судьбу и невозможность взаимодействия с воровским, бандитским режимом. Именно тревога за настоящее и будущее России подвигла нас на объединение усилий ради свободы и процветания нашей Родины, что четко изложено в Хартии Национальной Ассамблеи, которую вы сегодня подписали. Теперь дело за нами, насколько Ассамблея сможет вдохнуть в народ, большая часть которого находится спящим и под гипнозом, дух сопротивления и веры в свои силы, оказания поддержки выстраивания демократии и союза, исполнительным органам Ассамблеи предстоит решать очень не простые задачи. Думаю, что в качестве первоочередных мер надо добиться освобождения всех политических заключенных, роспуска всех незаконных органов власти, а она вся нелегитимна, формирования органов народного представительства и исполнительной власти, несущих уголовную ответственность перед народом и выполняющим его волю. Предлагаю поддержать проекты документов, которые будут предложены сегодня Ассамблее и проголосовать за них. Оргкомитет в ходе подготовки Ассамблеи провел огромную работу и сумел совместить в подготовленных документах мнения столь разных политических групп. Это наша страна, отступать больше некуда, у нас одна Родина и обязанность вернуть народу власть. Спасибо за внимание».

Завершив чтение, раввин с прищуром посмотрел на меня и сказал:

-Обратите внимание. Распластавшийся перед участниками Национальной Ассамблеи ее участник деликатный коммунист Олег Шенин в своей верноподданнической речи поскромничал и постеснялся говорить и о непрекращающейся, непримиримой классовой борьбе на постсоветском пространстве и об украденных еврейскими миллиардерами-олигархами миллиардах из ресурсов русского народа, и о том, что ныне численность русских людей ежегодно сокращается на полтора миллиона человек.. В том числе ни словом не сказано коммунистом Шениным и об идеологии, которую он исповедает, и об идеологии, которая ныне потеснила коммунистическую на постсоветском пространстве. Шениным не сказано, что на постсоветском пространстве коммунистическую идеологию потеснила наша расистская сионистская идеология. Да и вообще много чего важного другого в своей речи Шенин не сказал. Зато участник Национальной ассамблеи, наш соплеменник, русофоб на генетическом уровне и циник Виктор Шендерович в присущей ему ернической манере идеологически разоткровенничался. «В алфавитном списке подписантов Хартии Национальной ассамблеи, – сказал Шендерович, – моя фамилия стоит непосредственно перед фамилией сталиниста Олега Шенина. Думаю, это соседство радует нас в равной степени. Мне, конечно, было бы комфортнее увидеть возле своей фамилии ну, допустим Виктора Шейниса, известного «яблочника», уважаемого мною человека. Но ее там нет, как нет выше по списку Чубайса, а ниже – Явлинского. А есть Шенин…» Что же касается нашего соплеменника Гарри Каспарова, то все задуманное им в отношении Шенина выполнено в полном соответствии с нашими предписаниями!.. Хотя впрочем, впрочем… – запнулся раввин.

– Что «впрочем»? – спросил я.

– А то, что слишком уж очень облегченно одолел и победил Каспаров такого современного коммунистического Бормана, каковым является Шенин. Я глубоко убежден, что в лице Шенина мы имеем дело именно с настоящим коммунистическим супер-Борманом! И меня сейчас даже посетила беспокоящая, тревожная мысль…

– Какая же «беспокоящая, тревожная мысль»? – снова спросил я раввина.

– А мысль такая… – понизив голос, в задумчивости проговорил раввин. – Представьте себе, вдруг на поверку окажется, что председатель нынешней обновленной КПСС Олег Семенович Шенин со своими идеологическими сподвижниками, секретарями ЦК руководимой им партии, разгадав коварный замысел сионистов дискредитировать нынешних коммунистических лидеров, осознанно, преднамеренно пошел на сближение с шахматистом Каспаровым и его антисоветским, русофобским, антисталинистским, антикоммунистическим окружением-кагалом для того, чтобы впоследствии изнутри публично разоблачить, разнести в пух и прах всю эту просионистскую, придворную, антинародную, антирусскую камарилью, политических пачкунов, проводящих в жизнь путем всяческих интриг мероприятия, выгодные исключительно для международного сионизма, агентурой которого эта клика является.

Закончив тираду, раввин как-то сразу сник, побледнел, в волнении завращал выпученными глазами на выкате и изменившимся, подрагивающим, страдальческим голосом, подобострастно поглядывая на меня, как бы ища сочувствия и поддержки, сквозь зубы процедил:

– Надеюсь, вы так не полагаете, мой хороший, добрый друг?

В ответ я лишь развел руками.

Тогда, несколько приободрившись, раввин сказал:

  – Или, может, вы все же полагаете, что Шенин и его люди действительно работают на нашем поле на манер разведчика Рихарда Зорге?

* Ж-л «Новая книга России».

 

РАВВИН ВОЗВЕЩАЕТ О ПОРАБОЩЕНИИ РОССИИ ИЗРАИЛЕМ

 

Как только в середине декабря 2007 года по телевидению прошла срочная информация о том, что первый заместитель председателя Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев посетил синагогу в Марьиной роще Москвы и был демонстративно, публично обласкан самим главным раввином России, руководителем Федерации еврейских общин России Берлом Лазаром, ко мне позвонил мой знакомец – раввин хоральной синагоги и подчеркнуто ликующим голосом, приподнято и высокопарно возвестил:

– Все идет к лучшему в этом лучшем из миров!

– Откуда такой неуемный восторг? – поинтересовался я, хотя, судя по залихватской тональности голоса раввина, сразу же предположил, что это реакция раввина на свершенный сионистами какой-то весьма важный для них шаг в направлении дальнейшего закабаления коренных народов постсоветского пространства и приближения реализации всемирного иудейского царствования.

– А вы что, не видели только что показанную телевидением картинку из синагоги, что в Марьиной роще? – последовал вопрос раввина на мой вопрос.

– Видел, – сказал я.

– И вы не поняли, что это значит? – удивился раввин. – Не оценили происшедшее по достоинству?

– А что это значит? – невозмутимо спросил я.

– Значит это то, – патетически произнес раввин, – что свершившейся встречей в синагоге главного раввина России, руководителя Федерации еврейских общин России Берла Лазара с первым заместителем председателя Правительства Российской Федерации Дмитрием Медведевым президенту РФ Путину подается однозначная команда-знак: кого ему следует публично объявить своим преемником на следующий президентский срок! И гарантирую: своим преемником Путин назовет Медведева!

– Почему же Медведева, а ни кого другого? – спросил я. – Почему, к примеру, не того же первого заместителя председателя Правительства Российской Федерации Сергея Иванова или иного кого? И вообще причем тут главный раввин России, руководитель Федерации еврейский общин России Берл Лазар?

– Об этом я вам поведаю при нашей встрече, – сказал раввин. – А пока следите за средствами массовой информации. С минуты на минуту последует реакция Путина на то, что произошло в синагоге, что в Марьиной роще.

И действительно, тут же последовало заявление Президента РФ Путина о том, что своим преемником на предстоящих президентских выборах в России он будет поддерживать исключительно только кандидатуру Дмитрия Медведева. А когда чуть позже я встретился с раввином, он тут же разъяснил мне в деталях политическую ситуацию в высших сферах власти России. И начал раввин просвещать меня на сей счет вот с чего.

– Извините, мой хороший, добрый друг, – сказал раввин, – но меня несколько смутило то обстоятельство, что вы, как мне показалось, недооцениваете особу значимость главного раввина России, руководителя Федерации еврейских общин России Берл Лазара и его важнейшей роли в определении направленности вектора развития России не только на современном витке исторического процесса, но и на последующие века.

– В чём «особая значимость» главного раввина России, руководителя Федерации еврейских общин России Берл Лазара? – поинтересовался я.

– О, Берл Лазар – личность весьма и весьма неординарная! – воскликнул раввин. – И я постараюсь в этом вас убедить. Главный раввин России, руководитель Федерации еврейских общин России (ФЕОР) был избран на этот пост в июне 2000 года – спустя всего две недели после того, как получил российское гражданство, сохранив при этом гражданство США. Произошло же это почти сразу после того, как в Российской Федерации Президентом был избран Путин. Под началом Берл Лазара по всей территории России активно работают и развиваются 174 еврейские общины. С момента избрания Берла Лазара на должность главного раввина России его популярность выросла чрезвычайно. Правда, Путин ещё до своего вступления в должность Президента в 2000 году, обласкал Берла Лазара и ввёл его в свой круг, назначив молодого раввина членом Совета по религиям, и пригласил на свою инаугурацию. Карьеру же свою Берл Лазар сделал стремительную, метеорную! Родился он в Милане 19 мая 1964 года в хасидской раввинской семье. Оба родителя Берл Лазара принадлежали к любавичскому хасидизму. В 1971 году Берл Лазар пошёл учиться в еврейскую школу Милана. После окончания школы в 1978 году решил продолжать религиозное образование и уехал учиться в США, где Берл Лазар закончил раввинский колледж Нью-Джерси, а в 1989 году высшее учебное заведение религиозного толка у иудеев «Томхей Тмимин» в Нью-Йорке. Он получил диплом раввина и звание религиозного судьи (даяна) и женился на дочери американского раввина Хане Дерен, гражданке США. Впервые Берл Лазар посетил СССР по туристической визе в ноябре-декабре 1987 года. Он побывал в Москве, Ленинграде, Вильнюсе, Тбилиси, Ташкенте, Баку, Алма-Ате, где нелегально читал лекции по основам иудаизма в еврейских кружках. В конце 1988 года Берл Лазар снова посетил СССР, встретившись с некоторыми руководителями еврейских общин. Летом 1989 года Берл Лазар приехал в Москву в третий раз, давал уроки в синагоге в Марьиной роще. Когда же надо было выбирать место служения, Берл Лазар предпочел поехать в Россию. Отправился Берл Лазар в Россию на постоянное местожительство с благословения любавичского рабби. В сентябре 1990 года в возрасте 26 лет Берл Лазар стал раввином синагоги в Марьиной роще в Москве. В начале 1991 года Берл Лазар впервые встретился с Борисом Ельциным. Эта встреча принесла результаты – по словам Берла Лазара, данное ему Ельциным обещание помочь делу возрождения еврейских общин быстро обернулось утверждением ряда законов. Берл Лазар установил хорошие отношения с властями этой страны: 1 декабря 1991 года в Кремле праздновали Хануку, и Берл Лазар был одним из активных участников празднования. В 1992 году Берл Лазар познакомился с израильским алмазным магнатом Леви Леваевым, президентом компаний «Африка—Израиль» и «Гуткес». Леваев познакомил Берла Лазара с бизнесменами Борисом Березовским и Романом Абрамовичем. Эти деятели помогли Леваеву и Лазару наладить взаимодействие с Кремлем. Однако Берл Лазар никогда не афишировал своих отношений с ними. В 1993 году Берл Лазар был избран председателем объединения раввинов СНГ, куда вошли раввины России, большинство раввинов Украины и некоторые раввины из других стран. В том же году при участии Берла Лазара в Москве открылся ресторан быстрого обслуживания «Гамбургер», где клиентам предлагалась исключительно кошерная пища. В начале 1998 года многие российские еврейские общины объединились в Федерацию еврейских общин России (ФЕОР). Это организация была создана по инициативе Березовского и Абрамовича ещё и потому, что они сочли для себя выгодным приобщиться к деятельности еврейских организаций. Предпринимателям, представляющим еврейские организации России, оказалось легче заручиться поддержкой банкиров и бизнесменов на Западе. Главным спонсором ФЕОР стал Леви Леваев. В 1993 году старая синагога в Марьиной роще, подожженная (до сих пор неизвестно кем – разные ходят слухи), сгорела, прихватив с собой ряд соседних старых зданий. На пепелищах синагоги и присоединенной к ней с разрешения властей Москвы освободившейся территории, находившейся под другими сгоревшими зданиями, была построена новая синагога и многоэтажный культурный центр. 18 сентября 2000 года центр, строительство которого обошлось в десятки миллионов долларов, был открыт. Владимир Путин перерезал ленточку. Мэр Лужков надел кипу и произнёс торжественную речь. Российские телевизионные каналы передали картинки праздничного открытия. В 21 декабря 2000 года президент России Путин вместе с мэром Москвы Лужковым зажигал ханукальные свечи в общинном центре. Берл Лазар в 2004 году был награжден орденом Дружбы. Он лауреат награды «Золотой знак общественного признания» форума «Единение России» Общественной палаты России. Среди всех главных раввинов еврейских общин европейских стран Берл Лазар пользуется особым авторитетом. Федерация еврейских общин России, руководимая Берлом Лазаром, куда входят миллионеры, миллиардеры-олигархи, крупные банкиры и политики, реально влияет на все политические и экономические процессы, происходящие в России. ФЕОР – это государство в государстве, со своими печатными изданиями, учебными заведениями, радио, телевидением и своим огромным капиталом, на который он покупает депутатов пачками и в розницу, политиков и правительственных чиновников. Органами Минюста России, к примеру, зарегистрировано около шестисот еврейских организаций, а русских – по пальцам можно перечесть. Да и то, наши просионистские СМИ в открытую называют их националистическими или даже фашистскими, а для их закрытия они используют политических деятелей, на которых имеют влияние. Вообще же говоря, ни в одной стране мира главный раввин не имеет такую свободу действий, как в России. Берл Лазар регулярно видится с президентом РФ, Генеральным прокурором, частый гость в Думе и правительственных кабинетах. Посещает Берл Лазар также и апартаменты ФСБ. В своём интервью еженедельнику «Кворум» главный раввин не отрицает, что ФЕОР продвигает свои интересы в Думе, Совете Федерации. и даже подчеркивает: они, мол, «иногда приходят к нам». Такое впечатление, что он является вице-послом Израиля в России. А ведь основная-то обязанность Берла Лазара – религиозная деятельность, а не бизнес и политика. Во всех европейских странах главных раввинов не пускают выше определенной ступеньки – департамента по религии. Ни президенты, ни генеральные прокуроры, ни политики всех мастей не пожимают им рук. И это несмотря на то, что антисемитизм в европейских странах не меньше, а во Франции даже больше, чем в России. Однако благодаря нашим соплеменникам-сионистам, которые при активной поддержке наших верных пособников – тутошних влиятельных русачков фактически правили Россией после второго переизбрания тяжело больного Ельцина, в России евреи стали «особым народом». При численности 0,2 процента от населения России маленькая еврейская диаспора стала в огромной России судьбоносной силой. А главенствующая роль и влияние раввината в России прыгнули до небес. Чтобы никто не нарушил достигнутого баланса, израильский премьер Барак во время своего визита в Москву лично попросил Ельцина защищать евреев. Ельцин дал слово, сдержал его до конца своего президентства и по наследству завет «беречь евреев» передал Путину. А президент Путин, как известно, крепко держит данное им слово. И до сих пор эта смертельная удавка затянута на шее коренных народов России, и никто из высоких персон не попросит президента заступиться за них, униженных и вымирающих. А высшая власть этой страны действительно любит евреев, и это убедительно продемонстрировал Путин на одной из встреч с главным раввином России Берлом Лазаром в Кремле. Узнав, что евреи хотят построить новую синагогу, Путин в искреннем порыве воскликнул, что он готов перечислить свою месячную зарплату в фонд этого строительства. Однако, как оказалось, любовь эта не взаимная. Американский «Исследовательский центр Пью» провел летом 2007 года масштабное международное социологические исследование в 47 странах мира. Исследование проводили местные социологи. Был поставлен вопрос об отношении народа этого государства к народам различных стран. Оказалось, что русских больше всего не любят израильтяне, то есть евреи, а более четверти из них буквально ненавидят жителей России. Не любят русских также японцы и поляки.

– То, что нас не любят японцы и поляки, допустим, вполне объяснимо, – прервал я раввина. – Но чем объяснить нелюбовь и ненависть к русским израильтян, где основная масса евреев является выходцами из России, где власть просто носит их на руках и ни в чём им не отказывает, а на самом высоком уровне мгновенно исполняет любое их пожелание, зачастую в ущерб коренным жителям России?

– Объясню, – сказал раввин. – По наущению сионистов евреи никак не могут простить русским то, что и на сегодня, как и во все предшествующие века, Русь и Православие, эти два чудища, твёрдо стоят на их пути к всемирному иудейскому царствованию. Но вернёмся к главному раввину России, руководителю Федерации еврейских общин России Берлу Лазару, ибо именно ему предначертана историческая миссия: возглавить и осуществить окончательную повсеместную колонизацию России.

– Колонизацию России? – переспросил я.

– Да, именно колонизацию России целиком и полностью! – подтвердил раввин. – В этом отношении примечательное откровение Берла Лазара, опубликованное еженедельником «Кворум»: «Россия знала немало революций, но самая мирная, самая тихая и самая эффективная – это революция, которую совершили посланники Хабада». Главный раввин России Берл Лазар не отрицает, что он вместе со своей паствой тихой сапой фактически захватили власть в России. И далее Берл Лазар сказал: «За последние два года число вернувшихся евреев превысило число уехавших!» Это значит, что с «тихой революцией» Израиль начал тихую колонизацию России. Двойное гражданство, отмена визового режима, в котором абсолютно не заинтересованы русские, только способствует колонизации России Израилем.

– И в чём же состоит «историческая миссия» главного раввина России, руководителя Федерации еврейских общин России Берл Лазара на территории России в этой ситуации? – спросил я.

– О, миссия главного раввина России, руководителя Федерации еврейских общин России Берл Лазара на территории России на сегодня весьма важная и ответственная, – сказал раввин. – Ведь в настоящее время на глазах у всего мирового сообщества малюсенький Израиль превращается в метрополию, а по-русски говоря, – в «материнское государство», демонстративно, форсированно основывающее свою колонию на территории необъятной России. И прибывающие теперь евреи из Израиля в Россию автоматически приобретают совершенно качественно новый статус. Из обыкновенных, ординарных граждан, решивших сменить место своего поселения, они превращаются в полновесных, матёрых, нахрапистых колонизаторов России, по отношению к которой Израиль объявляет её полновластной метрополией. И, естественно, новоявленные колонизаторы – наши соплеменники, прибывающие из метрополии в колонию – Россию, вполне правомерно и законно могут не только претендовать на разные властные управленческие посты, которые бы позволили им эффективно эксплуатировать туземное коренное население страны поселения, но и требовать для себя должностей попрестижней, а сферы влияния подоходней. И вот тут-то главном раввину России, руководителю Федерации еврейских общин России придется немало поломать голову над тем, чтобы соблюсти справедливый паритет, равенство, равноценность и одинаковость положения прибывающих за лёгкой и дармовой добычей поселенцев – наших соплеменников и тех наших соплеменников, которые уже успели здесь, в России, достаточно прочно закрепиться и довольно прилично обогатиться. Для справедливого же комплексного решения этой весьма важной проблемы должно учитываться буквально всё-всё. И то, как наш соплеменник служил и служит сионистской идеологии, и то, какой конкретный достойный вклад он внёс в нашу бесценную копилку исторических побед родного сионистского племени над коренными народами мира, и то, как он способствовал разрушению Советского Союза, и то, какую долю из разворованных недругами России сотен миллиардов ресурсов русского народа ему удалось лично украсть, присвоить и вывезти за пределы России в Израиль и другие цивилизованные демократические страны, контролируемые нами. И такая дотошная, скрупулёзная, принципиальная работа должна быть проведена с индивидуальным подходом, применительно к каждому из наших соплеменников – новоиспеченных колонизаторов.

– Судя по всему, у главного раввина России, руководителя Федерации еврейских общин России Берла Лазара, видимо, важных забот – не в проворот, – не без сарказма заметил я.

– А как же, – с упоением подхватил раввин. – И не только этих!.. Остро назрел, к примеру, вопрос о необходимости доведения до желаемых для нас качественных кондиций института президентства этой страны, а точнее говоря, – его главы, самого президента.

– Ваши соплеменники не довольны тем, как сработали в интересах сионистского движения президенты Горбачев, Ельцин, Путин, подло разваливая великий Советский Союз? – удивился я.

– Нет, нет, что вы! – воскликнул раввин. – И Горбачёвым, и Ельциным, и Путиным мы весьма и весьма довольны! Все они, как один чудесным образом вполне справились с поставленными нами конкретными задачами по развалу Советского Союза, проявив при этом и недюжинную природную смекалку и изобретательную находчивость. И мы премного благодарны всем этим фигурантам, и не только на словах, за вложенный ими титанический труд в нашу копилку достижений в этой стране на завершающем витке становления всемирного иудейского царствования.

– Тогда в чем же проблема? – спросил я.

– А проблема в том, – тяжело вздохнув, сказал раввин, что по задумкам древнейших сионских мудрецов, наших мудрейших прародителей и праотцов, в основывающемся по их завету нашим племенем на планете Земля всемирном иудейском царстве не только на царском троне должен восседать иудей чистейших кровей, но для удобства надёжно править покорёнными туземными коренными народами мира и наши верховные наместники регионов всей планеты так же должны быть такой же безупречной кондиции по крови. В упомянутых же фигурантах-президентах этой страны, если и есть в наличии, то лишь какая-то малая толика иудейской ветви. Вот потому-то накануне президентских выборов в России встречей в синагоге главного раввина России, руководителя Федерации еврейских общин России Берла Лазара с первым заместителем председателя правительства Российской Федерации Дмитрием Медведевым президенту Путину и была подана однозначная команда – знак, кого ему следует публично объявить своим преемником на следующий президентский срок. Что Путин незамедлительно и сделал: своим преемником он назвал Медведева.

– Но почему же именно Медведева? – спросил я.

– А потому, мой хороший, добрый друг, – подмигнув мне, продолжил раввин, – что лучшего кандидата на пост верховного наместника этого региона, то бишь президента Российской Федерации, у нас сейчас под руками нет. А Медведев на данном этапе развития событий нас устраивает по всем статьям.

– Что же это за «статьи»? – поинтересовался я.

– Во-первых, – пояснил раввин, – по иудейским законам ребёнок, родившийся от мамы-еврейки, считается полноценным евреем. Таким образом и президент РФ Медведев станет первым из нас правителем России за всю ее двухтысячелетнюю историю. В паспорте, правда, Медведев обозначался во времена СССР как русский. Но правящие сионисты Израиля и международного сионизма и спрашивать Медведева не будут, что у него было в паспорте. У них своя шкала измерений. По принятым сионистами законам еврей по рождению автоматически зачисляется в граждане Израиля и в случае, не дай Бог, строптивости Медведева, он будет причислен к «изгоям» с катастрофическими для него последствиями. Будем надеяться, что этого не произойдет и Медведев станет, как и предыдущие правители этой страны, исправно осуществлять наш тайный курс по наторённой колее дальнейшего разрушения великой России и использования по максимуму людских и материальных ресурсов русского народа в целях и интересах международного сионизма. Во-вторых, Медведев ещё в школьные годы удивительным образом влюбил в себя обаятельную юную нашу соплеменницу Светлану Линник, которая, став впоследствии его женой, родила ему сына Илью. В третьих же, и это очень важно, у Медведева, в отличие от Путина, никогда не будет никаких проблем, когда перед ним возникнет необходимость назвать своего преемника на следующий президентский срок. Медведеву не потребуется, как это случилось с Путиным, мыкаться, интриговать, терзаться в догадках и ждать подсказки свыше, кого ему следует назвать своим преемником. Ибо и так всем всё будет ясно, включая и покорённое туземное, коренное население оккупированной России: следующим президентом этой страны – продолжателем дела Медведева-старшего – должен непременно стать его чистокровный отпрыск Илья, в высших кондициях по крови которого, жёстко требуемых сионистами от претендента на этот важный пост, никто теперь не усомнится.

– А справится ли Дмитрий Медведев с управлением такой великой страной, как Россия? – спросил я.

– Можете не сомневаться, – сказал раввин. – Управленческого опыта у Дмитрия Медведева – хоть отбавляй! Кстати, по природе своей Медведев величайший, неукротимый трудоголик и к тому же с весьма обостренным чувством конформизма и конъюнктуры. Умница Медведев с детства мгновенно схватывал на лету всё то, что от него требовали старшие, и с прилежанием тут же исполнял указания своих авторитетных наставников. Дело в том, что симпатичным мальчонкой Медведевым, из-за его происхождения, наши соплеменники заинтересовались еще в начале его обучения на юридическом факультете Ленинградского государственного университета, где в то время преподавательствовал повсюду афишировавший себя тогда за ярого демократа, Анатолий Собчак. Да так с тех пор по сей день наши люди с успехом и ведут планомерно Медведева к вершинам власти в этой стране. Медведев же с юных лет не чурался буквально никакой подвернувшейся работы. Одновременно с учёбой в аспирантуре и работая ассистентом кафедры гражданского права Ленинградского государственного университета, Медведев весной 1989 года, к примеру, активно участвовал в избирательной компании Анатолия Собчака по выборам на Съезд народных депутатов СССР. И очень даже не прогадал! С июня 1990 года Медведев уже входил в группу ближайших помощников председателя Ленинградского городского Совета Собчака, куда лишь месяц спустя вошёл и будущий президент РФ Путин. Тут же, в 1990 году, Медведев стал учредителем государственного малого предприятия «Уран».. Ну, а дальше все пошло-поехало. Только живя в Северной Пальмире, Медведев стал юридическим экспертом по внешним связям мэрии и учредителем ЗАО «Финцелл», работал в страховой компании «Русь», участвовал в разработке устава баскетбольного клуба «Спартак», работал директором российско-швейцарского СП «Илим Палп Энтерпрайз» и был назначен директором ТОО «Ин Юре», учредил ЗАО «Консультационная фирма Балфорт», сотрудничал с петербургским «Промстройбанком», был избран членом совета директоров ОАО «Братский лесопромышленный комплекс» и членом совета директоров ОАО «Целлюлозно-картонный комбинат».. С переездом же Медведева в Москву в 1999 году его карьерный рост лишь ускорился! За короткое время он стал и заместителем руководителя Аппарата правительства РФ и заместителем руководителя Администрации президента РФ, был назначен членом Совета безопасности РФ, и первым заместителем председателя правительства РФ, и, наконец, в декабре 2007 года Медведев, поддерживаемый Путиным, стал кандидатом на пост президента РФ на выборах 2008 года.

Завершив изложение информации о многогранной, успешной трудовой управленческой деятельности Медведева, раввин на мгновение задумался и тут же воскликнул:

– Да, вот ещё что, подтверждающее эффективность и результативность упомянутой выше встречи Берла Лазара и Дмитрия Медведева в синагоге, что в Марьиной роще!.. В середине декабря 2007 года решением правительства РФ в Российской армии введён так называемый военный раввинат. Ультраортодоксальная хасидская Федерация еврейских общин России тут же назначила первого «военного раввина» – гражданина Израиля Аарона Гуревича. Кстати, появлению первого раввина в Российской армии и предшествовала встреча первого зампреда правительства РФ Дмитрия Медведева с главным раввином России Берлом Лазаром. Говорят, что в Русской Православной церкви (РПЦ) на это отреагировали критически. На сайте Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами тут же появилось интервью главного военного священника РПЦ отца Михаила (Васильева). Он жаловался на то, что в Израиле православные военнослужащие лишены возможности регулярно общаться со священниками. Более того, к ним будто бы регулярно приходят раввины и склоняют сделать обрезание, перейдя в иудаизм. Мол, раз в Израиле в армию не пускают православных священников, то и нам незачем пускать в армию раввинов. Непонятно и то, зачем вообще в Российской армии нужен раввин, если там практически нет иудеев? В Московском военном округе провели сплошное анкетирование военнослужащих и лишь 2 человека назвали в качестве исповедуемой ими религии иудаизм. Что вполне похоже на правду: по переписи 2002 года в РФ лишь 0,15% жителей являются евреями. А из их числа, по данным социолога Шапиро, лишь 27% считают себя иудеями, 15% христианами, ещё 5% исповедуют другие религии, а остальные – нерелигиозные. Если же учесть, что и евреев в армии крайне мало и во время опросов иудеями себя называли в основном евреи-пенсионеры, а они в армии отсутствуют, то во всей Российской армии может оказаться максимум 100 иудеев. Впрочем, у хасидского раввина Гуревича свой счет: он уже заявил, что надеется найти в Российской армии 40 тысяч иудеев! «Некоторые из солдат и офицеров ещё не осознали своей принадлежности к еврейскому народу. Я попытаюсь помочь им почувствовать себя евреями» – заявил Гуревич. Естественно, такие заявления вызывают вопросы у православных: чем израильский гражданин будет заниматься в Российской армии и как именно он найдёт в ней столько иудеев, сколько ему хочется? И, наконец, не призовёт ли военный раввин Гуревич российских военнослужащих к массовому обрезанию?.. Говорят, недоволен был даже сам патриарх Алексий II. Он будто бы всегда с недоверием смотрел на подобного рода дела. По слухам, именно растущее недовольство Православной церкви по заигрыванию властей с малозначимыми для России религиозными конфессиями и заставило Дмитрия Медведева прийти на Рождественскую службу к Патриарху. Чтобы выразить ему свои самые добрые намерения.

– Что ж, – прервал я раввина, – ваши соплеменники преуспели в подборе и угодного вам главного раввина России в лице иноземного хасида Берла Лазара, и устраивающего вас кандидата на должность следующего президента России доморощенного Дмитрия Медведева.

– Не только! – воскликнул раввин. – Есть у нас ощутимые достижения и по части совершенствования идеологической направленности агитационно-пропагандистской кампании при проведении так называемых демократических выборов в этой стране.

– Что же это за «достижения»? – поинтересовался я.

– Скажу, – продолжил раввин. – Видите ли, на прежних всероссийских выборах в этой стране со стороны представителей левых сил в наш адрес систематически делались негативные, резкие, публичные заявления, что, мол, сионисты преднамеренно, осознанно, вероломно развалили великий Советский Союз, что еврейские олигархи украли сотни миллиардов из ресурсов русского народа и вывезли их за пределы России в Израиль и другие страны, что коммунистическую идеологию на постсоветском пространстве потеснила сионистская идеология и так далее и тому подобное. А вот при нынешних выборах и Госдума, и президента РФ недопустимых подобных публичных выпадов в адрес наших соплеменников уже не наблюдается. Нашим людям удалось как-то нейтрализовать, погасить критиканский пыл наших идеологических противников. Удалось, к примеру, внушить, вдолбить в головы русских аборигенов из трудовых низов, что в развале Советского Союза повинны не наше сионистское племя и его расистская идеология, а исключительно они сами, русские аборигены, и так называемый империализм в лице, в первую очередь, руководства США и зажравшегося Запада.

– Для решения поставленных задач вы применили новые оригинальные методы воздействия на человеческую психику? – поинтересовался я.

– Ничего особенного, – сказал раввин. – Для начала мы, как обычно, обеспечили активное содействие нам со стороны бывших властных русачков – политически стерилизованных нами жуиров-кутил, оставленных нами в резерве на чёрный день. Результаты не заставили себя ждать! Посмотрите, как, к примеру, искусно и изобретательно оградил наше сионистское движение от критики и обвинений за развал Советского Союза наш пособник-резервист, политически стерилизованный нами жуир-кутила, бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС. Выступая перед представителями трудовых низов русских аборигенов, он не стал выискивать конкретных врагов русского трудового народа, приведших его к роковой черте. Решительно отверг этот наш ретивый пособник-резервист и всяческие обвинения присутствующих в адрес сионистов, якобы повинных в развале этой страны. Чётко, ласково, в доступном виде, не прибегая к подробностям, в общих словах, он ловко сформулировал первопричины развала Советского Союза: «Во-первых, – авторитетно заявил этот бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС, – более 70 лет в этой стране действовал внешний фактор. Союз всегда хотели уничтожить. Во-вторых, у нас хватало людей внутри страны, которые активно работали на развал. В-третьих, у руководства партией и государства оказался враг трудового народа, предатель и недоумок Горбачёв, который всё время врал и изворачивался. В-четвертых, люди в погонах не выполнили присягу»..

Закончив цитировать именитого пособника сионистов из резервистов, раввин самодовольно улыбнулся и сказал:

– Согласитесь, умница этот бывший кадровый цековский управленец высшего партийного ранга! И как всё же остроумно, достойно он оградил наших людей от нападок на них трудовых низов русских аборигенов!.. А вот с какой похвальной тирадой в наш адрес обратился к трудовым низам русских аборигенов другой наш пособник-резервист, политически стерилизованный нами жуир-кутила, бывший заместитель Генерального прокурора СССР.

Раввин достал из «дипломата» брошюру, раскрыл её и прочитал в приподнятом тоне: «Поражаешься, как „русские патриоты“ готовы обвинять в бедах, свалившихся на нашу страну, сионизм и бог весть кого. И вовсе становится необъяснимым их стенания по поводу „еврейского ига“. За то, что произошло с Россией, русские должны винить в первую очередь самих себя, свою неорганизованность и беспечность. Кто нам мешает быть лучше, перенять это лучшее у тех же евреев? Кто нам мешает любить друг друга и помогать друг другу, как делают это евреи? Кто нам, наконец, мешает формировать и поддерживать свои кадры, с упорством идти к достижению целей, как делают это евреи…»

Закрыв брошюру бывшего заместителя Генерального прокурора СССР, раввин с вызовом посмотрел на меня, смачно с удовольствием причмокнул и воскликнул: «Не плохо, а?»

Затем раввин извлек из «дипломата» газету и, развернув её, сказал:

– А теперь послушайте, как элегантно осадил, отбрил и отутюжил рвущуюся к верховной власти в этой стране шантрапу из русских трудовых низов, а заодно как уважительно возвеличил и поднял на пьедестал наших еврейских миллиардеров-олигархов другой бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС, тоже политически стерилизованными нами жуир-кутила и верный наш пособник-резервист.

И раввин вдохновенно стал цитировать этого другого бывшего члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС: «Сейчас среди трудового люда нашего общества только и разговоров: на постсоветском пространстве вот-вот грянет революция. А это значит скачкообразная смена формаций, переход от прежнего, старого общественно-политического строя к новому, при котором, в нашем случае, собственность на средства производства немедленно изымаются у ее нынешних владельцев еврейских миллиардеров-олигархов и национализируются. Но прежние владельцы собственности бывают этим очень даже недовольны и организуют ожесточённое сопротивление. Дело, как вы помните, при посредстве иностранной интервенции в нашей стране в прошлом веке даже обернулось гражданской войной. А надо ли обществу, чтобы погибли самые лучшие его представители? И как можно избежать конфронтации между трудовым народом и еврейскими миллиардерами-олигархами?.. Да, существует множество людей труда, которые считают, что национализация – это единственное средство и другого нет. Между тем, если собственник на средства производства еврейский миллиардер-олигарх служит не только своей алчности, а ещё и кое-что отстёгивает обществу, то обязательно ли отнимать у него средства производства? Ведь какие еврейские миллиардеры-олигархи ни есть, но они всё же ныне как-то содержат не только толпы бюрократов, но и армию, пенсионеров и какие-то остатки социального обеспечения. И если отобрать у еврейских миллиардеров-олигархов сразу всю собственность, то кто будет ею управлять? Ведь управленец – это, как минимум, десятилетие опыта, а у кого он сейчас в стране есть, кроме еврейских миллиардеров-олигархов? Конечно, у людей труда „желающих порулить“, могут быть искренние намерения сделать „как лучше“, но мы же понимаем, что именно у них будет получаться, пока не пройдут годы и они не научатся. Не сложно прикинуть, что получается, когда вместо опытных управленцев, хозяйством начинают рулить невежды из трудовых низов, о которых ещё Ленин говорил, что они могут умереть за революцию, но не способны созидать новый строй. И потому трудовому народу неизбежно потребуется, чтобы еврейские миллиардеры-олигархи остались. Чтобы не допустить нового развала народного хозяйства. Есть и еще один аспект в этом деле. Еврейские миллиардеры-олигархи утащили из нашей страны за границу очень много капитала и если отнять у еврейских миллиардеров-олигархов собственность здесь, то они уедут к своим деньгам за рубеж и наша страна потеряет опытнейших, эффективных управленцев. А зачем нам, русским, лишаться кур, несущих золотые яйца? И если русские люди труда действительно истинные патриоты своей страны и искренне пекутся о её будущем, то они должны заботиться лишь о том, чтобы экономикой России продолжали беспрепятственно управлять еврейские миллиардеры-олигархи даже и после возможной грядущей революции».

Закончив цитировать и этого бывшего члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС, раввин игриво ухмыльнулся и восторженно сказал:

– Как все же тонко, по-иезуитски приложил трудовые низы русских аборигенов этот политически стерилизованный нами жуир-кутила, бывший цековский управленец, наш верный пособник-резервист! Не правда ли?..

– Да, резервисты – ваши пособники из бывших властных советско-партийных структур – у вас отменные! – не без сарказма сказал я.

– В самое же короткое время, – продолжил раввин, – мы создадим мощную информационную агитационно-пропагандистскую службу, которая, продолжая ещё более активную антисталинскую кампанию, должна будет работать столь безошибочно и слаженно, чтобы ни в одном районе на постсоветском пространстве не смогла бы возникнуть такая личность, как Сталин. Ведь для нас, для нашего сионистского племени, опасны не трудовые массы русского народа сами по себе, а присущая им сила порождать такие личности, способные, опираясь на знание души русского народа, привести эти трудовые массы в движение.

Я в упор разглядывал собеседника и думал: «Боязнь грядущей неотвратимой расплаты за всё содеянное в глазах раввина очевиднейшая. Причина этому одна – страх перед будущим! Страх, что в России, несмотря на разграбление её богатств, промывание мозгов, оболванивания населения, всё же появится человек масштаба Сталина, который снова сумеет организовать трудовые массы русского народа на созидание и восстановление Великой Державы!»

– А ещё хотелось бы отметить, – приободрившись, сказал раввин, – что успех нашего сионистского движения в развале первой в мире Страны Советов и во всём последующем разрушении этой огромнейшей державы, как я сейчас осмысливаю, определился не только тем, что почти сразу же после Октября 1917 года, оценив сложившуюся в мире политическую ситуацию, наши люди приступили к массовому взращиванию из советских людей, особенно из коммунистов, политически стерилизованных жуиров-кутил, ставших впоследствии нашими верными пособниками в развале Советского Союза, но и тем, а это самое главное, что попутно со взращиванием из советских людей политически стерилизованных жуиров-кутил, мы вбрасывали в их незрелые головы «ростки» разлагающего сознание мировоззренческую философию нарциссоманов. Или попросту говоря – нарциссоманию.

– Что же это за «нарциссомания»? – поинтересовался я.

– О, название этой специфической философии с успехом вдолблённой нами в доверчивые головы взращенных сионистами политически стерилизованных жуиров-кутил из советских людей, восходит от древнегреческой мифологии! – приподнято произнёс раввин. – Согласно этой мифологии сын речного бога Тефиса и нимфы Лириопы, юноша-красавец Нарцисс, который увидел своё отражение в воде, влюбился в себя, от этой любви зачах и был превращен в цветок того же названия. В общепринятом же народном обиходе Нарциссом обзывается человек, гордый своей красотой, влюблённый в себя. А в нашем случае, каждого из взращённых нами в этой стране политически стерилизованных сионистами жуиров-кутил нам удалось оснастить, я бы сказал даже, заразить философией – нарциссоманией, опирающейся на низменные человеческие инстинкты, представляющей собой этакую мировоззренческую помесь-гибрид осовремененного, порвавшего со своими родословными корнями, тщеславного, самодовольного, невежественного, возомнившего, что он центр мироздания, толстокожего спесивого мольеровского «мещанина во дворянстве», гоголевского авантюриста, проходимца, словоблуда Хлестакова и типичнейшего нашего верного пособника в развале Советского Союза из властных советско-партийных структур с психологией современного махрового, местечкового циника – обывателя, живущего исключительно для наживы своей и готового в личных интересах, в интересах только набивания своего брюха предать кого угодно, вплоть до своей Родины, которую он ранее клялся жизнью своей защищать. И вот такая синтетическая мировоззренческая помесь-гибрид под названием нарциссомания, внедрённая в массовое сознание взращённых нами политически стерилизованных жуиров-кутил из советских людей, основательно их убедила, что отныне жить каждому из них нужно только на свою потребу и во всех случаях действовать исключительно в своих эгоистических интересах. Что на смену коммунистической идеологии в этой стране окончательно пришла сионистская идеология. И что все аборигены этой страны, осознанно идущие в услужение сионистской идеологии, должны фанатично верить, что в благодарность за это они получат с нашего барского стола пусть крохи, но всегда получат. Взращенные нами из советских людей политически стерилизованные жуиры-кутилы постигшие основы философии-нарциссомании, чётко усвоили и то, что они никогда и нигде не должны проявлять никакого активного участия в происходящих в стране общественно-политических процессах и ни в коем разе ни в чём никогда не должны «засвечиваться» и выявлять публично свою истинную жизненную позицию. Внимательно пассивно созерцая эти процессы со стороны и всесторонне их анализируя, нарциссоманы всегда должны лишь при этом тщательно отслеживать свой примитивный мещанско-обывательский интерес. Исповедуя эту методично внедрённую сионистами в массовое сознание аборигенов философию-нарциссоманию, политически стерилизованные нами жуиры-кутилы из советских людей, главными чертами которых стали себялюбие, высокомерие, вседозволенность, цинизм, гордыня, фанаберия и чёткое следование конъюнктуре, отлично усвоили, что свою жизненную позицию и взгляды им надо решительно ограждать от посягательства любой критики со стороны. Для чего повсеместно ими взят на вооружение универсальный приём: всегда и везде резко оборвав критикана-оппонента, безапелляционно, нагло, агрессивно и нахраписто во что бы то ни стало нравственного обосновывать свой безнравственный образ жизни, а то даже и отдельный свой аморальный поступок.

– И как же это выглядит на практике? – спросил я.

– Элементарно просто, – с вызовом сказал раввин. – И за примерами далеко ходить не надо. Пример первый. Достаточно спросить на вскидку любого из взращённых нами в этой стране политически стерилизованных жуиров-кутил, усвоивших азы философии-нарциссомании, почему, мол, он после августа 1991 года так и не включился в борьбу против расистов-сионистов, повинных в развале Советского Союза и приведших его трудовой народ к роковой черте? Тут же последует вальяжный, высокомерный, вычурный, изворотливый, уклончивый ответ: «Да знаете ли, духа не хватает». Или «Что вы, у меня времени на это нет!». Или: «А в какой газете меня напечатают?». Или: «Кто мне телестудию даст?» И, наконец, совсем уже грубо: «Наш трудовой народ – это не народ, а мерзкое быдло! И метать бисер перед свиньями я не собираюсь! Вот когда поменяется этот народишко, тогда и поговорим..» Пример второй. Ежели опять на вскидку в упор заявить любому из взращённых нами в системе госбезопасности политически стерилизованных жуиров-кутил, блестяще усвоивших основы философии-нарциссомании, да ещё и достигшего генеральского звания, о том, что все кагэбисты, как один, в роковой для Страны Советов час испытаний, изменив военной и партийной присяге, преступно не выполнили долг перед Родиной. Что они – так называемый передовой вооруженный отряд КПСС – клялись жизнью своей защищать первую в мире Страну Советов, а свершили величайшее в истории человечества предательство: осознанно, добровольно, без единого выстрела сдали Советский Союз его многовековому исконному врагу – просионистским силам. Да ещё, к стыду и позору своему, на глазах у бедствующего трудового народа, используя профессиональные навыки и связи, почти поголовно бросились в бизнес и приватизацию недвижимости, вплоть до явочных служебных помещений. Так вот, выслушав такое обвинительное заявление, холеный генерал непременно в сердцах воскликнет: «А вот этого я как раз не приемлю! Достаточно уже наслышался! И категорически отметаю всякие упрёки в свой адрес!.. Это Горбачёв со своим политбюровским выводком предали партию и со всеми потрохами сдали КПСС просионистским силам. А горбачевский выдвиженец, председатель КГБ СССР, генерал армии Крючков вслед за своим сувереном бросил к ногам сионистов на съедение КГБ!.. Повторяю! Я лично никогда никого не предавал и не сдавал!..» Пример третий. Когда сразу же после захвата ельцинистами Кремля в 1991 году как-то при встрече с одним из бывших членов Политбюро, секретарем ЦК КПСС присутствующие обвинили цековцев в том, что они предательски, без единого выстрела сдали Страну Советов оголтелым просионистским силам, то он, политически стерилизованный нами жуир-кутила, исповедающий философию-нарциссоманию, тут же взорвался. «Ну, хорошо! – выходя из себя, бросил бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС. – Допустим мы сдали Страну Советов просионистским силам. Допустим! Но где же тогда был наш славный советский народ? Где были 18 миллионов членов КПСС? Где, наконец, был передовой вооруженный отряд КПСС – вышколенный КГБ? Ведь все они регулярно клялись ЦК партии в непоколебимой верности. А на поверку не удосужились оградить от этих самых просионистских сил даже нас – свою руководящую, организующую и направляющую элиту».

Раввин умолк, призадумался и дополнил свой углубленный экскурс в философию-нарциссоманию.

– Правда, справедливости ради надо заметить, – сказал раввин, – что политически стерилизованные нами жуиры-кутилы, исповедующие философию-нарциссоманию, иногда делают исключение и с собеседником не ведут себя нагло и агрессивно, когда просматривается их корыстный интерес. Именно так и произошло, когда в перестроечные восьмидесятые годы в республики Кавказа как-то наведалась известный авторитетный учёный этнопсихолог и этносоциолог Старовойтова и популярно растолковала тамошним политически стерилизованным нами жуирам-кутилам, основательно усвоившим философию-нарциссоманию, что за время Советской власти на Кавказе уже достаточно много сооружено и здравниц и предприятий, и всего такого прочего, а потому кавказцам пора уже обрести самостоятельность и освободиться от опеки «старшего брата». Что, мол, при таком обилии богатства, обретя свободу, все вы станете князьями. Присутствующие при встрече потенциальные князья смиренно выслушали знаменитую ученую гостью. И лишь со стороны представителей Армении и Абхазии последовали вопросы: как, дескать, будет с охраной границ наших освободившихся территорий, не станут ли гибнуть наши люди, их защитники и не погубим ли мы при этом элитный слой своих народов? Ответ авторитетной гостьи всех успокоил: беспокоиться, мол, не стоит, для этого Россия всегда пришлёт своих солдатушек – пушечное мясо, как в старое доброе царское время. Ну, а после августа 1991 года так оно и случилось!..

– Что ж, – сказал я, подытоживая изложенное раввином о нарциссомании, – ваши соплеменники преуспели также и в сфере мировоззренческого оснащения взращённых вами из советских людей политически стерилизованных жуиров-кутил.

Но раввин на этот раз как-то без особого энтузиазма восприняло мои слова. Перестал хорохориться, задумался, тяжело вздохнул и сникшим голосом проговорил:

– Преуспели-то, преуспели. Но во многих городах России, как грибы после дождя, растут открыто антисионистские союзы, клубы, организации с собственными печатными органами, проходят уличные демонстрации с лозунгами «Еврейские олигархи душат русский люд». Эти опасные явления почему-то не попадают в сферу внимания Берла Лазара или он интерпретирует их по-своему. Достаточно сопоставить высказывания раввина Берла Лазара с материалами, опубликованными в России, чтобы убедиться, что ребе, мягко говоря, живет не на земле, а парит в небесах. Вот некоторые выдержки из российской печати последнего времени. В церковном журнале «Русь Православная» мы читаем: «И пока столичные политики вязнут в интригах и склоках, а еврейские олигархи душат Россию в петле голода и нищеты, русский человек постепенно накапливает силы, чтобы свалить с себя иго ненавистного режима русоненавистников и христопредателей (читай жидов)». В Екатеринбурге церковная газета идёт дальше московской: «Сколько мы будем терпеть еврейское насилие, пора наконец с этим покончить раз и навсегда!» – открыто призывает местный автор. Возможно, что раввина Берла Лазара эти явления не волнуют в связи с тем, что в последнее время он начал ассоциировать себя с русским народом. Об этом свидетельствует его феноменальное заявление, сделанное в Туле при посещении редакции газеты «Молодой Коммунар». Берл Лазар, вероятно в минуту откровения и расслабления, признаётся: «Я чувствую себя русским». Изучая российскую прессу, мы узнаём, что Берл Лазар любит Путина. Берл Лазар, несмотря на то, что в Москве он живет лишь чуть более 10 лет, считает себя знатоком не только еврейской, но и чисто русской тематики. Берл Лазар не только путешествует и высказывается, но и активно интересуется всеми сторонами российской жизни. Он посещает Генеральную прокуратуру России. Патронирует иностранных бизнесменов и даёт им советы. Вручает в Нижнем Новгороде местным сотрудникам МВД награды «За хорошую работу», одновременно открывая дом еврейской культуры. В той же Туле, выступая по телекомпании «Бизнес град», он обещает всячески способствовать привлечению инвестиций в экономику области. Разумеется, Берл Лазар в первую очередь трудится на благо евреев. По-своему. В Новосибирске к удивлению жителей, в том числе малочисленных верующих евреев, Берл Лазар закладывает камень второй в городе синагоги, тогда, как и первая бывает почти пустой. Но ведь евреям нужны две синагоги – чтобы в одну ходить, а в другую – ни ногой! В Красноярске на зависть местным жителям Берл Лазар открывает летний еврейский лагерь для 100 подростков из Омска, Иркутска, Бийска, Улан-Удэ. Откуда взялись в Бийске евреи, ведь даже во время войны, когда я жил там, было лишь считанное количество еврейских семей, которые потом уехали в Польшу. В Омске и Хабаровске Берл Лазар открыл еврейские школы. Евреев и там кот наплакал, а бездомных русских детей только в этих городах десятки тысяч! Открытие еврейских школ, центров, лагерей, клубов – большой, очень большой бизнес. Главному раввину России Берлу Лазару, без опыта жизни в этой стране, тяжело уследить в распущенно-воровской-бандитско-уголовной деляческой России, чтобы не разворовали щедрые пожертвования мирового еврейства. Для этого Берлу Лазару постоянно нужны большие средства и он упорно ищет спонсоров. И находит. Приехав на несколько дней в США, он горячо убеждает еврейских бизнесменов и руководителей общин, что в «Москве живет третья по величине после Нью-Йорка и Лос-Анжелоса еврейская община», и что «община чувствует себя уверенно и защищено, сегодня российские евреи не сидят на чемоданах, они не собираются отсюда уезжать ни сегодня, ни завтра, ни послезавтра». Успокаивая, Берл Лазар гарантирует пожертвователям, что «еврейская община в России пользуется широкой поддержкой со стороны Владимира Путина, правительства, губернаторов, мэров». Берл Лазар не рассказывает о том, что в это же время в Москве на лестнице синагоги хулиганы, выкрикивая антисемитские лозунги, избивают «защищённого» раввина Давида Юшеваева. Берл Лазар «успокаивает» не только в России и в США. В Израиле, на съезде раввинов СНГ и Балтии, он заявляет: «В России наблюдается расцвет еврейской жизни. На государственном уровне в России вообще отсутствует какой-либо антисемитизм».. Не живший в Израиле, не воевавший вместе с нами, не прошедший наш абсорбционный путь, не похоронивший на Святой Земле родных и близких, хасид Берл Лазар, представляя ограниченную, почти сектантскую, часть еврейства, высказываясь по религиозным вопросам, ставит хасидизм во главе всего еврейства и безапелляционно утверждает, что «хасидизм поднял еврейство на новый высший уровень».. Известно, что экономическое, политическое, общественное положение в России крайне тяжелое. Растет социальное неравенство. Не видно конца чеченской войне. Особенно тревожно, что с невероятной скоростью учреждается культ личности. В Петербурге тоннами выпускаются бронзовые бюсты Путина. В Москве миллионными тиражами издаются биографии «вождя». Повсюду висят его портреты. В новостях то и дело сообщают, что сказал по тому или иному поводу Путин, с кем встретился. Да, в России всегда хватало лизоблюдов. С Берлом Лазаром их стало лишь одним больше. Ни к чему хорошему культ личности не приведёт. Как ни к чему хорошему, кроме зависти и ненависти к евреям, не приведёт и открытие сугубо еврейских школ, центров, лагерей на фоне 4 миллионов бездомных русских детей. Нежные встречи Берла Лазара с губернаторами и мэрами, его славословие Путина не закроют русскому народу глаза и уши. Не пополнят его желудки. Не оденут его. Только обострят еврейскую проблему в России.

Я осознанно не прерывал раввина, давая ему возможность выговориться. И распаляясь, раввин продолжал:

– На мой взгляд, особенно опасно для евреев в России то, что всё больше и больше русских людей считают, что евреи управляют Россией, что они захватили алюминий, нефть, газ, никель, калий, алмазы, средства массовой информации, банки. Имена Абрамовича, Мошковича, Могилевича, Голдовского, Гайдамака, братьев Черных, Леваева, Рыболова, Мирилашвили, Березовского, Гусинского, Рабиновича, Кобзона, Бернштейна, Ходорковского, Фельдмана, Хаита, Фридмана, Смоленского для значительной части русского народа символизирует захват России евреями. По мнению русских людей, приватизацию, распродажу по дешёвке народного, государственного имущества, руководство экономикой и политикой осуществляли и осуществляют евреи и полукровки – Чубайс, Греф, Клебанов, Браверманн, Вольский, Боровой, Кириенко, Немцов, Явлинский, Хакамада, Примаков, Гайдар, Лифшиц. Русских людей раздражает, что в адвокатуре властвуют Резники, Падвы, Якубовские, а на эстраде командуют Хазановы, Жванецкие, Шифрины, Галкины, Якубовичи. «Что же нам, русским людям, осталось делать? – спрашивают себя многие в России. – Смотреть и радоваться за евреев, которые снова живут лучше нас, русских? К тому же эти правители-олигархи ухитряются получать двойное гражданство, что позволяет им уходить от закона». Эти разговоры я сам слышал в России от своих старых знакомых. Для полноты понимания подлинных настроений в России не надо слушать раввина Берла Лазара. Достаточно войти в интернет и «погулять» там. Интернет переполнен статьями против засилия еврейских бизнесменов, политиков, олигархов. В течение одного-двух часов поиска, я обнаружил 142 сайта и 838 документов на эту тему. Процитирую некоторые документы: «Как быть несчастной России под игом еврейских олигархов?», «Еврейские олигархи напились русскими деньгами, словно клещи человеческой кровью». «Сионисты-олигархи хотят поработить Россию, скупив её на корню». «Олигархи евреи сами провоцируют рождение Макашовых, фашистские движения и приближают новых холокост». «Не далёк час, когда гнев трудящихся за преступления еврейских олигархов обрушится на рядовых евреев». «Эти евреи из Израиля, Германии, бывшие советские ворюги, приезжают в Россию, чтобы грабить нас, уходя от возмездия и развращая русский народ, обманывая простых, доверчивых людей, применяя еврейские хитрости». А вот выдержка из «Обращения журналистов, интеллектуалов, молодежных и спортивных организаций Краснодарского края к президенту России Путину, приведённая в новом разделе интернета под названием «юдемафия»: «Россию нельзя восстановить и спасти, пока еврейская банда продолжает хозяйничать в России, грабить её. Надо арестовать еврейское ворьё по всей России, выгнать из нашей страны раввина каббалиста Берла Лазара». Как видим, не хотят ребе в России! Путин с Лазаром явно об этом не беседовали. А жаль.

– И к чему это вы говорите? – прервал я раввина.

– Я говорю это для того, – сказал раввин, – чтобы высказать своё несогласие с позицией раввина Берла Лазара. На мой взгляд, Берл Лазар не может не знать о существующих настроениях и тенденциях в российском обществе. Взаимная любовь не получается. Чувства, сердца и мысли русского народа заняты другими заботами и проблемами. Ситуация в России развивается не в пользу евреев. Напрасно Берл Лазар старается изобразить восстановление еврейской жизни. Зачем держаться за страну, которая никогда не была и не будет родиной для евреев? Чтобы за все беды России вновь отвечали евреи? Чтобы провалившиеся политики могли прикрыться в случае чего евреями?.. Понимает ли раввин Берл Лазар, какую ответственность перед еврейским народом он берёт на себя? Не надо мешать вместе религию, судьбу евреев, политику, бизнес, сионизм, хасидское мессианство, русский патриотизм. Не надо так страстно любить Путина. Он еще, наверное, покажет себя. И совсем не таким, каким его расписывает «дрессированный» главный раввин России Берл Лазар. Пусть русский народ решает свою судьбу самостоятельно и сам отвечает за свои действия и ошибки. Без вмешательства евреев-олигархов и евреев-политиков, рождённых в СССР, без участия бизнесменов, приехавших в Россию снова, чтобы поучать и обогащаться. И без раввинов, недавно высадившихся в Россию из Бруклина. Предоставьте России самостоятельно жить. Так будет разумнее и полезнее для евреев России, для Израиля и в первую очередь для самой России. Издалека любовь и дружба между нашими народами будут честнее и искреннее. И не смогут нас, как всегда, обвинять во всех неудачах России. Да мы и сами уйдём от соблазна и саморазвращения лёгкими заработками в восстанавливающейся с великим трудом России. Россия не новое Колорадо и не Дикий Запад! Не надо наживаться за счёт несчастья других! Не следует вновь и вновь повторять ошибки прошлого. Какой же мы всё-таки странный и особенный народ. Казалось бы, тысячи лет должны научить нас уму-разуму. Увы! Очевидно, наша генетическая память имеет серьёзный дефект. Исправимый ли? Возможно. Время покажет. И, наверное, совсем ближайшее.

Раввин на мгновение умолк и тут же продолжил.

– Что же касается нынешней русской оппозиции, – сказал раввин, – то русская оппозиция тем ничтожна, что она нами запугана, она трусит открыто сказать, что главный враг России, с которым нельзя договориться, – это люди Торы – сионисты. Не зная точно, кто главный враг, не называя точно своего главного врага, нынешняя русская оппозиция воюет сама с собой. Эта война называется группенсексом при зеваках. Кто-нибудь из лидеров нынешней русской оппозиции хотя бы один раз публично приложил хотя бы одного сионистика? По этой причине нынешняя оппозиция в русском наборе вовсе не оппозиция, а придорожное тявканье, которое неизменно сливается с воем заклятых и единственно настоящих врагов России. Боитесь произнести слово «еврей»? Боитесь произвести слово «сионист»? Боитесь? Верю. Затюкают. Так употребляйте вместо слов «еврей» и «сионист»: «олигарх», «новые русские», наконец – «космополиты». Для трудового русского народа – это синонимы. Только борьба с сионистами поднимет людей, только призыв к бескомпромиссной борьбе с этим реальным для каждой русской семьи врагом и его расистской идеологией объединит даже самых амбициозных лидеров русской оппозиции. Амбиции поглотит борьба за Родину. Ведь почему на Россию смотрят с надеждой все коренные народы планеты? Потому что единственная страна в мире, которая самодостаточная, – это Россия, а значит, только она в силах вести на равных и с превосходством войну, которую наши соплеменники ведут против коренных народов мира уже 3000 лет. И, как мне видится, борьба с сионистами должна быть, извините, адекватной, то есть тотальной: за каждую пядь, на каждом пятачке, пика против пики, стрела против стрелы, слово против слова.

Согласившись с последним высказыванием раввина, я лишь подумал, что борьба с сионистами должна быть тотальной, всеобщей, без ожидания парада скорой победы. Надо помнить: есть у революции начало, нет у революции конца. И действовать обязательно – на опережение.

На том мы с раввином и расстались.

* Ж-л «Новая книга России», г-та «Советский воин».

 

РАВВИН МЕЧТАЕТ ПРЕВРАТИТЬ ВСЕХ РУССКИХ АБОРИГЕНОВ В ЖУИРОВ

По обыкновению, нежданно-негаданно позвонил мне раввин хоральной синагоги и снова попросил аудиенции.

– Вы извините, мой хороший друг, – сказал он, – но в прошлый раз вы как-то уж резко прервали наш разговор и спешно покинули меня, не дав даже договорить… А хотелось бы ещё поделиться с вами и о замыслах моих соплеменников более кардинального характера применительно к России и к её этносу. Ведь нас с вами, уверен, единит главное: и вы, и я – искренны в своих суждениях. Потому убедительно прошу вас и в дальнейшем оставаться толерантным по отношению ко мне.

«Что ж, – подумал я, – пусть раввин поведает мне и о кардинальных замыслах своих коварных соплеменников, а я, в свою очередь, при первой возможности, расскажу о них в печати трудовому народу», – и, не откладывая, тут же назначил ему встречу.

Встретившись со мной, он сразу же, с первой же минуты, завел разговор о «кардинальных замыслах» сионистов применительно к этой стране.

– Я долго, мучительно и углубленно осмысливал нынешнюю политическую ситуацию, – сказал раввин, – и пришел к однозначному выводу: мои соплеменники на сто процентов правы. Окончательная победа сионистов над ненавистной для всех нас Русью и православием, этими чудищами, извечно стоящими на пути наших людей к всемирному иудейскому царствованию, будет бесспорно и гарантированно обеспечена, если политически стерилизованные нами русские аборигены, достигнув необходимой нам кондиции, целиком и полностью превратятся в обыкновенных жуиров. И пусть они, русские аборигены, – политические кастраты, – все как один станут напропалую жуировать во благо нам, предоставляя полнейший простор для целеустремленных действий сионистов в этой стране.

-Жуировать? – подивился я. – Это как?

– Поясню, – продолжил раввин, – но сначала определимся с терминами. Видите ли, французское слово «жуир», равно как и русское слово «кутила», выражают сущность весело и беззаботно живущего человека, ищущего в жизни только удовольствий и наслаждений. Ну, а производные этих слов «жуировать» и «кутить» на практике означает: хорошо весело развлекаться, пьянствовать в разгульной компании, бражничать, пиршествовать, пировать и просто проводить время в кутежах… И не обязательно при этом жуир – кутила должен тратить много денег. Пить горькую можно даже в одиночку и с пустым карманом… А ещё разгулявшимся жуирам-кутилам нравится нахлебничать у доверчивых одиноких женщин, а то и идти к ним на последние в качестве примаков. Тогда уже для этих предприимчивых проходимцев-весельчаков наступает в жизни вообще полнейшее раздолье – лафа: хоть каждый день пей, гуляй и непременно постоянно провозглашай застольные, многословные, витиеватые заздравные тосты и как бы свой утончённый, всеобъемлющий интеллект и эрудицию… Обладают эти самые политически стерилизованные нами жуиры-кутилы характерной особенностью. У них повышенная склонность к мимикрии…

– К мимикрии, – уточнил я, – это в каком смысле?

– В самом обыкновенном, – ответил раввин. – Мимикрия – это, как известно, полезное для жизни свойство некоторых животных принимать защитную, подражательную окраску, схожую по цвету и форме либо с другими водящимися в этой местности животными, либо с неодушевлёнными предметами окружающей природы: листьями, камнями и тому подобное. Так вот и жуиры-кутилы, подобно упомянутым мимикрирующим животным, всегда и везде с величайшей легкостью меняют «окраску» и «форму» в зависимости от той окружающей среды, куда они попадают. Взят на вооружение современными жуирами-кутилами и всемирно изощрённый конформизм. В ходу у жуиров-кутил: приспособленчество, пассивное принятие существующего порядка, господствующих мнений, отсутствие собственных позиций, беспринципное и некритичное следование любому образцу, обладающему наибольшей силой давления. А действия всех этих политически стерилизованных нами амбициозных, предельно эгоистичных жуиров-кутил окольцовываются сплошным циничным, махровым лицемерием. Свою неискренность и злонамеренность они всегда и везде прикрывают притворным чистосердечием и добродетелью.

– Что ж, – промолвил я, – зарисовка, сделанная вами, красочная.

– Тут следует заметить, – продолжил раввин, – что наши соплеменники, поселившись в очередной иноземной державе, всегда и везде сразу же приступали к превращению по максимуму коренного населения приютившей нас стране в сплошных политически стерилизованных жуиров-кутил. А это создавало благоприятнейшие условия нашим соплеменникам для завладения этой страной, позволяло нам в кратчайшие сроки оттеснить представителей коренного народа страны поселения от политической жизни и вскоре вовсю манипулировать местными властями и беспрепятственно доить туземную экономику. Делание представителей коренного народа страны нашего поселения политически стерилизованными жуирами-кутилами оказалось прекрасным инструментом в технологии ускоренного закабаления нашими соплеменниками приютившей их державы. Но с Россией, с её специфическим, духовно-нравственным, патриотическим этносом в этом отношении нашим соплеменникам пришлось изрядно повозиться, прежде чем мы наладили в этой стране приемлемую для наших целей массовую популяцию жуиров-кутил из коренных русачков. Вообще говоря, в каждой стране нашего поселения, заполненной взращенными нами политически стерилизованными жуирами-кутилами из коренного народа, мы всегда и везде чувствуем себя, как рыба в воде.

– С какими же трудностями столкнулись ваши соплеменники в нашей стране, ставя здесь на поток массовое взращивание политически стерилизованных жуиров-кутил из коренного народа? – поинтересовался я?

– Трудности известные… - философски протянул раввин.

– И всё же? – повторил я вопрос.

– Да что говорить, – в сердцах воскликнул он, – одна только чёртовая «черта оседлости» для наших соплеменников на территории Российской империи, учреждённая жестоким царизмом, сколько доставила нам неудобств, унижений и страданий. И только февральская буржуазная революция в России в 1917 году, наконец, уровняла наших соплеменников в гражданских правах с коренным населением этой страны. Да спасибо еще и коммунистам-большевикам за то, что почти сразу же после Октября 1917 года нам удалось протолкнуть через верхушку власти беспрецедентное в мировой юридической практике постановление, что за малейшее проявление юдофобии теперь можно было вполне законно ставить гражданина к стенке и пускать в расход на страх остальным… А с прибытием в Россию Троцкого со своим кагалом наши позиции в руководящих структурах этой страны значительно укрепились. А если говорить точнее, то почти все высшие посты в большевистской власти были захвачены нами. И если бы тогда, в 1917 году, у нас под руками были в наличии не местечковые безграмотные, да к тому же безгранично алчные кадры, то уже тогда мы бы могли перехватить у большевиков-коммунистов абсолютную власть в России. Короче, у нас тогда не хватило критической массы… Между тем наш тогдашний, полный контроль над силовыми ведомствами этой страны позволил немедленно приступить к реализации первейшей задачи. А конкретнее, к замене национальных русских кадров на наших ставленников-соплеменников. Срочно нам надо было решать как сионистскому племени жить дальше. И тогда в Москву беспрепятственно съехались наиболее влиятельные сионисты со всего мира и постановили: коль власть в России в обозримом будущем будет принадлежать коммунистам, то надо без промедления идти в их ряды и включаться в многотрудную, тяжелую работу подрыва этой власти изнутри, цинично используя коммунистическую идеологию, государственные и партийные структуры в своих целях. Благо, что к этому времени в партию большевиков немало удалось внедрить наших людей. И настало время применить на Руси беспроигрышную спецполиттехнологию.

– Что же это за «спецполиттехнология»? – спросил я.

– Впервые её, – размеренно продолжал раввин, – с блестящим успехом опробовали наши соплеменники ещё две с половиной тысячи лет назад на персидском царе Кире. Без помощи царя Кира наши люди никогда бы не смогли захватить власть в этой империи. На нем, на царе Кире, наше племя впервые показало, как можно обманом, лицемерием, подкупом и предательством пролезть в иноземное правительство, а затем подчинить все себе. Захватив же власть в иноземном государстве, наши соплеменники бесцеремонно управляли марионетками-правителями, разжигали вражду между народами и создавали конфликты для достижения нашей «сверхнациональной» цели – мирового господства… Вот тут-то, собственно, тогда, в 1918 году, и начала реализовываться в России наша всеобщая программа по взращиванию и всемирному культивированию из русских аборигенов, особенно из коммунистов, политически стерилизованных жуиров-кутил, будущих потенциальных предателей своей Отчизны, разного рода конформистов, оппортунистов, ренегатов, коллаборационистов, а попросту говоря, мерзких клятвопреступников. Но зато в лице этих фигурантов мы приобрели верных, надежных наших пособников в развале Советского Союза. С годами же эта наша программа ускоренного превращения русских аборигенов в жуиров-кутил все больше набирала обороты. Делянки селекционного взращивания политически стерилизованных жуиров-кутил из русских аборигенов возделывались нами на всей территории Страны Советов. Возник даже среди сообразительных вновь испеченных жуиров-кутил из русачков состязательный, негласный процесс: кто, мол, из них побольнее ущипнет Советский Союз, поизощреннее предаст его и нанесет ему ощутимый экономический ущерб. И этот увлекательный, заразительный состязательный процесс охватил не только отдельных самовлюбленных, амбициозных жуиров-кутил, но и стал популярен среди разнообразных, всесоюзных ведомств, министерств и целых отраслей народного хозяйства. А руководители этих государственных подразделений в угоду нашим соплеменникам даже гордились и хвастались тем, кто сколько взрастил под своим началом преуспевающих в предательстве Страны Советов «маяков». Поначалу, правда, говорилось об этом исподтишка, шепотом, а позже, к концу XX века, говорили и вовсе открыто, громогласно и с демонстративным вызовом. Особенно же динамично сработала наша программа по взращиванию политически стерилизованных жуиров-кутил из русских аборигенов в послевоенный период после Сталина. Да так бурно и результативно рос численный и качественный состав волонтеров, желающих нам с усердием послужить, что к концу так называемой перестройки, затеянной Горбачевым, среди новоявленных знаменитых, сановных жуиров-кутил всесоюзного масштаба уже значились и члены ЦК КПСС, его секретари, члены Политбюро, и руководители тогдашнего Совмина СССР, Президиума Верховного Совета СССР, и генералы центрального аппарата КГБ СССР… Да и много других фигурантов такого же властного уровня, не говоря уже о многочисленной околокремлевской челяди, проституирующих журналистах, писателях, деятелях науки, культуры и иной подобной пресмыкающейся мелкоте, обслуживающей верхушку политической власти в стране при любом режиме и во все времена.

– Неужели так уж все из перечисленных вами категорий граждан к концу века в Советском Союзе стали завзятыми жуирами-кутилами? – вставил я. – Да еще к тому ж вашими активными пособниками в развале Страны Советов?

– Ну, допустим, не совсем все, – парировал раввин, – но им несть числа. К следующей нашей встрече вам будут представлены дополнительные исчерпывающие конкретные сведения о влиятельных властных партийно-советских русачках, превратившихся в прожженных, заядлых жуиров-кутил и активно подсобивших сионистскому движению в развале Советского Союза… И замечу, всех этих упомянутых мною жуиров-кутил объединяет не только то, что в «застойные» годы социализма, используя его преимущества, они успели получить два-три высших образований, запастись всякими там учеными степенями-званиями, успешно продвинуться по партийно-государственной вертикали и максимально, в жестких рамках условий тогдашнего режима, сумели незаметно, но изрядно по тем временам обогатиться, приблизившись к номенклатурному партийному «корыту». Их объединяет и не только то, что по мере освоения цековской «кормушки», у привилегированных советских людей и их семей проявился вкус к разного рода частной собственности, к финансам, к недвижимости и так быстро развился этот вкус, что многие из них готовы уже были поменять власть на собственность, а когда встал вопрос: власть или собственность? – без колебаний сделали ставку на собственность. Упомянутых мною сановных жуиров-кутил объединяет и не только то, что фактически они вдобавок за собственность хладнокровно продали сионистам свой истинный советский профессионализм, за что сейчас при нашей власти в этой стране, проявив известную гибкость, они стали охотно, не без корысти функционировать в штате новых властных структур: в президентской администрации, в правительстве, в Госдуме, в Совете Федерации, в силовых министерствах, не говоря уже о разного рода коммерческих фирмах, банках, охранных агентствах, и всевозможных фондах, включая Сороса, и несть конца…

– Если всех этих, – прервал я раввина, – упомянутых вами жуиров-кутил объединяет не только перечисленное, то, что же тогда их по-настоящему единит?

– А единит всех этих жуиров-кутил из русских аборигенов главное, – сказал раввин. – Во-первых, все они как один, в свое время клялись жизнью своей защищать первую Страну Советов, а в час испытаний, изменив военной и партийной присяге, преступно не выполнили долг перед Родиной и совершили величайшее в истории человечества предательство: осознанно, добровольно, без единого выстрела сделали великую империю ее многовековому, исконному врагу – просионистским силам. Да еще, к стыду и позору своему, на глазах у бедствующего трудового народа, почти поголовно бросились в бизнес и приватизацию недвижимости, вплоть до явочных служебных помещений. Во-вторых, все они как один искусно и изобретательно всегда и везде ограждают наше сионистское движение от критики и обвинений за развал Советского Союза, не выискивают конкретных врагов русского трудового народа, приведших его ныне к роковой черте. И всегда постоянно внушают, вдалбливают в головы русских аборигенов из трудовых низов, что в развале Советского Союза повинны не наше сионистское племя и его расистская идеология, а исключительно они сами, русские аборигены, и так называемый империализм в лице, в первую очередь, руководства США и зажравшегося Запада. В-третьих же, всех этих упомянутых мною жуиров-кутил единит то, и это самое главное, что все они чуть не на генетическом уровне с детства усвоили, что с нами, с сионистским движением, лучше не связываться, проявляя юдофобию и антисемитизм, ибо дорого всем обойдется. И потому обостренно, подкожно чувствуя где «горячо», они нутром постигли, как вести себя, чтобы не только не войти в конфликт с сионистами, но даже напротив – расположить их к себе. Знают они также, где и когда надо поддакивать сионистам, а где и когда пошутковать, рассказав в угоду нашим соплеменникам скабрезный анекдотец о своих простоватых, якобы совсем недалеких деревенских родственничках.

– И как же формировались в советские времена эти самые политически стерилизованные сановные, прикормленные властью жуиры-кутилы из русских аборигенов, подсобившие вам развалить Советский Союз? – спросил я.

– В советские годы, – сказал раввин, – не было такой сферы жизни, которая бы при воздействии сионистов не плодила бы из русачков все новых и новых жуиров-кутил, активно подсобивших нам в развале Советского Союза. Но особенно славно сработали на этой ниве взращивания политически стерилизованных жуиров-кутил советская госбезопасность и коммунистическая партийная журналистика. И случилось такое не только потому, что в эти сферы человеческой деятельности слишком влекло способных, талантливых молодых людей. А все больше потому, что в руководители этих сфер деятельности проникали разные, но всегда дальновидные, мудрые наши сподвижники-единомышленники, которые из простых русских парнишек, выходцев из рабоче-крестьянской среды лепили наших будущих верных именитых пособников. Так, именно с легкой руки председателя КГБ СССР антисталиниста Андропова в среде кэгэбистов был выпестован из бывшего обыкновенного разметчика Сталинградского завода «Баррикады» Крючкова новоявленный генерал армии председатель КГБ СССР, который в августе 1991 года бросил этот самый Комитет госбезопасности к ногам сионистов на съедение. А сменивший Крючкова на посту председатель КГБ СССР потомок сапожников из Марьиной рощи Москвы, славный советский разведчик генерал-лейтенант Шебаршин проявил не менее завидное рвение, профессиональную сноровку и оперативность. Назначенный возвратившимся из Фороса Горбачевым только на сутки временно исполнять обязанности председателя КГБ СССР умница Шебаршин достойно распорядился отведенным временим и свершил в роковой для Страны Советов час испытаний, к нашему удовольствию, архиважное. Деятельность партийных организаций КПСС в системе советской госбезопасности 23 августа 1991 года Шебаршиным была запрещена. В тот же день, а именно 23 августа 1991 года, на посту председателя КГБ СССР Шебаршина сменил еще более смышленый и покладистый выходец из трудовых низов Кузбасса генерал Бакатин, который для начала тут же передал нашим друзьям – американцам особо секретные чертежи расположения подслушивающих жучков во вновь построенном здании посольства США в Москве. А в октябре того же 1991 года Бакатин и вовсе ликвидировал КГБ СССР. Но далеко не все выходцы из трудовой, рабоче-крестьянской среды, политически стерилизованные жуиры-кутилы взращенные в КГБ СССР, на завершающем витке своей успешной служебной карьеры становились его председателями. Выходец из семьи украинского землемера генерал армии Бобков, например, накопив изрядный чекистский опыт и бесценную информацию в должности первого заместителя председателя КГБ СССР, так и не дождался желанного часа своего возвышения по службе, обиделся и подался смиренно служить новому своему хозяину – скороспелому еврейскому олигарху Гусинскому. Да не только сам подался, а еще и увел с собой туда, к тому же Гусинскому, ватагу таких же обиженных кэгэбистов… А вот выходец из ленинградской рабочей семьи, ординарный, ничем неприметный и всего лишь подполковник-кэгэбист Путин оказался менее обидчивый, более терпеливый и дождался-таки своего звездного часа, стал главой госбезопасности этой страны. Правда, не при прежнем советском, тоталитарном режиме, а уже при сменившем это строй нашем, просионистском. А потом за прилежание к нам Путин вскоре достиг еще и верхотуры власти в этой стране, став ельцинским преемником и верным продолжателем разрушения России… Вот так-то, мой хороший друг. Это я говорю к тому, как плодились в системе советской госбезопасности, этого так называемого передового вооруженного отряда КПСС, именитые, сановные, политически стерилизованные нами жуиры-кутилы.

– А как происходил процесс формирования политически стерилизованных жуиров-кутил в партийной журналистике? – спросил я.

– Прежде всего, скажу, – пояснил раввин, – что в Советском Союзе не было ни одного крупного города, в университете которого бы на журналистском факультете конспиративно наши соплеменники не готовили бы антисоветских, русофобских, просионистских кадров. Но, конечно, главной скрипкой в этом искусно слаженном оркестре по подрыву коммунистической идеологии изнутри был факультет журналистики Московского государственного университета. Учрежденный в МГУ в 1952 году журфак сразу стал главным «инкубатором» Советского Союза для искусственного выведения «птенцов» – либеральных журналистов. Особенно на этом важнейшем инкубаторско-идеологическом и воспитательно-педагогическом поприще своей результативной работой по формированию будущих верных наших пособников в развале Страны Советов отличился бессменный, многолетний декан журфака МГУ Засурский – фигура во всех отношениях примечательнейшая и колоритнейшая. А ведь сколько всего такого пренеприятнейшего пришлось пережить и претерпеть Засурскому при жестком, тоталитарном советском режиме. Для прикрытия своей истинной идеологической устремленности и практической деятельности в советские годы Засурскому пришлось и вступить в 1952 году в члены КПСС, и долгое время в угоду соцрежиму писать всякие там демонстративно-показные критические опусы о продажной буржуазной журналистике, о её зависимости от денежного мешка. И только, наконец, после августовских событий 1991 года и развала Советского Союза декан журфака Засурский с полнейшем облегчением мог уже в открытую во всю готовить специалистов именно такой журналистики: раскованных, циничных антисоветчиков и русофобов. Сейчас же в этой стране при нашей просионистской власти практически нет газет, журналов, радиостанций и телеканалов, где бы не работал воспитанник Засурского. Они освещают события на всех континентах. А каждый второй из тех, кто нынче занимает главные посты в газетах, на телеканалах и в рекламных агентствах, слушал лекции Засурского по зарубежной литературе, международной журналистике и современным СМИ. «Инкубаторские» питомцы Засурского отлично вписались и в структуры нынешней власти. Отменно служат и в президентской администрации, и в правительстве, и в Госдуме, и в Совете Федерации, и в силовых ведомствах… Нарасхват они идут также в различных коммерческих фирмах, банках, охранных агентствах и всевозможных фондах… И совершенно не случайно в день годовщины журфака МГУ его выпускник, а ныне издатель журнала «Медведь» и одновременно соавтор известного бизнесмена-русофоба Коха по книге «Ящик водки», Игорь Свинаренко в адрес Засурского ёмко, с пиететом сказал: «Всегда восхищался и восхищаюсь деканом журфака Ясеном Засурским. Тогда в середине 70-х он разговаривал с нами, студентами, так, что мы забывали о том, что за окнами – Советская власть». Достиг же такого высочайшего авторитета в глазах своих воспитанников – «инкубаторских птенцов» и громкой славы в сфере единомышленников Засурский благодаря тому, что еще в начале своей деятельности на посту декана журфака он прошел в Страсбурге основательную спецстажировку и постиг то, какими надо готовить советских журналистов. Там, в Страсбурге, Засурский не только углубленно освоил курс западной журналистики, не только тщательно изучил то, что было в Европе и в Америке, но и всесторонне обсуждал с западными коллегами советские учебные планы подготовки журналистов. Да так прилежно и кардинально его откорректировал, что новый советский учебный план подготовки журналистов уже был достаточно сближен с западными образцами. Причем, это было сделано еще в 60-е годы. Тогда же был запущен Засурским на полную мощь и всесоюзный «инкубатор» – журфак МГУ – для серийного искусственного выведения «птенцов» – современных либеральных журналистов, главными чертами которых стали высокомерие, цинизм, фанаберия и четкое следование коньюктуре. Короче, выпускники журфака МГУ не подвели декана Засурского и были достойны своего кумира – главного наставника и воспитателя. Они получили блестящую теоретическую подготовку. Готовы были они и к практической деятельности. Ибо каждый из выпускников журфака четко представлял, что ему надо взять от Советской власти, знал, какую сторону принять при грядущей смене государственного строя в этой стране, знал и то, как подвести себя постсоветском пространстве после контрреволюционного переворота, как, наконец, ловко, плавно вписаться в новый режим власти и разбогатеть… И пошел между выпускниками журфака МГУ напряженный состязательный процесс: мол, кто сколько сможет… И результаты не заставили себя ждать. Один только выпускник журфака Изюмов за какие-то несколько августовских дней 1991 года сотворил сразу целых пять прецедентов.

– Что же это за «прецеденты»? – поинтересовался я.

– Скажу, – продолжил раввин. – Дело в том, что в те исторические августовские дни 1991 года в задачу наших соплеменников входило не только в конечном итоге водворить расхрабрившихся гэкачепистов в кутузку, но и попутно, как говорится, одним махом окончательно идеологически обескровить агонизирующую КПСС. Для этого надо было выпотрошить из КПСС остающиеся еще под ее влиянием и руководством печатные издания, в логотипе которых сохранился коммунистический лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь». Наши люди решили провернуть эту подрывную операцию в отведенные жесткие сроки опять же изнутри самой КПСС. Как мы обычно и поступали традиционно везде последние две тысячи лет.

– И как вам это удалось? – спрашиваю.

– Первым, кто в августовские дни 1991 охотно взялся активно подсобить нам в реализации департизации советской печати, – сказал раввин, – был сам главный редактор общественно-политического еженедельника Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза «Гласность» Изюмов.

– Изюмов? – не веря своим ушам, переспросил я, услышав знакомую фамилию. – Юрий Петрович?

– Да, Изюмов Юрий Петрович, – остудил меня раввин. – Именно он создал прецедент самочинного выкидывания из логотипа вверенного ему партией в июне 1990 года общественно-политического еженедельника «Гласность» коммунистического лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь.» без ведома учредителя этого издания – Центрального Комитета КПСС. И, замечу, что вычеркивал Изюмов из логотипа 37-го номера еженедельника «Гласность» коммунистический лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь.» – именно в то самое время, когда в августовские дни 1991 года в следственный изолятор «Матросская тишина» ельцинисты свозили арестованных ими народных депутатов Верховного Совета СССР Шенина, Бакланова, Болдина, Варенникова, Стародубцева и других известных гэкачепистов – видных политических деятелей из руководства Советского Союза. Тут же, в 37-м номере «Гласности» за 1991 год, Изюмов свершил и свой второй прецедент. Он демонстративно отмежевался и от ЦК КПСС, убрав на последней странице 37-го номера еженедельника в его выходных данных крупным шрифтом набранные строки: «Учредитель – Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза. Издательство ЦК КПСС «Правда». Так вот беспардонно, цинично, публично главный редактор «Гласности» Изюмов не только решительно отмежевался от учредителя и издателя еженедельника – ЦК КПСС, но и дал недвусмысленно понять читателям, кто отныне полновесный хозяин еженедельника с деидеологизированным логотипом. Сохранение же за собой идеологически откорректированного прежнего логотипа печатного издания было третьим прецедентом Изюмова… И тут надо сказать, что по состоянию на август 1991 года в Советском Союзе еще никто не решался посягать на общепартийную, общенародную собственность. Это потом уже, с позволения Ельцина и взяв себе на вооружение с успехом ранее отработанные Изюмовым прецеденты, ушлые и ловкие на руку ребята стали грабастать народное добро, прихватывая себе заодно и популярные в массах логотипы – торговые марки оприходованного, выпотрошив из них идеологическую начинку. Так впоследствии по такому образу и подобию родились и антикоммунистический, русофобский, маркозахаровский театр «Ленком», нынешняя антисоветская, местечковая газета «Комсомольская правда» и многие, многие другие мародерски прихватизированные «ничейные» средства массовой информации, учреждения культуры и науки, фабрики и заводы, колхозы и завхозы…

– В голове не укладывается, как подобное могло случиться? – не унимался я. – Изюмов прошел многолетнюю коммунистическую закалку в различных партийных органах. После окончания факультета журналистики МГУ в 1955 году работал Изюмов и в редакции петрозаводской газеты «Ленинская правда» в Карельской АССР, и в «Московском комсомольце», и в «Пионерской правде», и в журнале «Молодой коммунист», в «Вечерней Москве», и в еженедельнике «Литературная газета"… Был даже Изюмов ближайшим, доверенным помощником члена Политбюро ЦК КПСС Гришина, избирался депутатом Моссовета 4-го созыва… И вдруг такой реприманд неожиданный – такая гнусная идеологическая метаморфоза Изюмова…

– А чего вы удивляетесь? – ухмыльнулся раввин. – В критические, бурные дни развала Советского Союза на политическом небосклоне в этой стране всплыло немало прагматичных, напористых, изворотливых людей, мгновенно сообразивших на кого им теперь надо делать ставку. И осознавших, что ныне нужно в открытую исповедовать не коммунистическую идеологию, а сионистскую. Исключением в этой ситуации, естественно, не стали и выпускники журфака МГУ…

– Нет, нет. – решительно заявил я. – Не могу поверить, чтобы кадровый номенклатурец ЦК КПСС Изюмов так осознанно, вероломно предал коммунистические идеалы в роковой для Страны Советов час испытаний… И потом, нельзя же все вот так валить на одного Изюмова. Ведь среди авторов возглавляемого им еженедельника «Гласность» были и люди с высшим политическим образованием – дипломированные выпускники Академии общественных наук при ЦК КПСС. Почему же они тогда, в августовские дни 1991 года, не попридержали Изюмова в его верноподданнических рвениях к новому, просионистскому режиму, идущему на смену Советской власти?

– А это лишь доказывает то, – сказал раввин – что и в Академии общественных наук при ЦК КПСС, в этой кузнеце руководящих партийных кадров, в угоду нам была заблаговременно поставлена на поток подготовка тех же самых политически стерилизованных жуиров-кутил, идеологов высшей квалификации, готовых к адекватному, спокойному восприятию грядущих кардинальных перемен в Советском Союзе, реализуемых в этой стране нашим сионистским движением.

– Но возможно, – вставил я, – Изюмовым овладел испуг с приходом новой власти, а потому он и выпустил в свет такой вот верноподданнический вашему движению 37-й номер еженедельника «Гласность»?

Раввин снова ухмыльнулся и говорит:

– Пять прецедентов от испуга одним махом не сотворишь. Их можно создать при полнейшей осмысленности и личной готовности идти ва-банк на все в проявлении искренней симпатии антикоммунистическому строю.

– И какие же остальные прецеденты, свершенные Изюмовым? – спросил я раввина.

– Четвертый прецедент Изюмова состоял в том, – пояснил он, – что, едва успев смародерствовать у ЦК КПСС «Гласность», он тут же стал чернить и охаивать прежнего собственника еженедельника. Что было не в традициях обычных, ординарных практикующих мародеров… Наконец, пятый прецедент, сотворенный Изюмовым, – это разрушение стереотипа почтительности к своим бывшим покровителям и благодетелям по службе. Ведь в правящей партии страны было общепринято, при упоминании в разговоре того или иного благодетеля, продвинувшего тебя по властной вертикали, обязательно предварять произношение имени и отчества такой вот важной, почитаемой персоны словами: «добрейший», «милейший», «чистейшей души», «чистейший"… и так далее, и тому подобное. А тут вдруг: черная неблагодарность. Вчерашних своих благодетелей и покровителей по ЦК КПСС Изюмов позволил на всех страницах своего еженедельника «Гласность» оскорбительно обзывать «путчистами», «хунтой"… Но, конечно же, всех питомцев декана журфака МГУ Засурского превзошел своим карьерным успехом и результативной журналистской деятельностью выпускник журфака 1965 года талантливейшей конформист-проныра, наш верный подручный Виталий Игнатенко.

– Чем же Игнатенко прославился? – спросил я.

– Своей головокружительно карьерой при всех режимах власти. – сказал раввин. – В советские времена Игнатенко был и первым заместителем главного редактора газеты «Комсомольская правда», и главным редактором журнала «Новое время», и заместителем генерального директора ТАСС при Совете Министров СССР, и заместителем заведующего отделом международной информации ЦК КПСС, и руководителем пресс-службы, помощником президента СССР… Тут надо заметить, что именно в советский период своей искрометной, блистательной карьеры Игнатенко свершил и свой сногсшибательный творческий аллюр…

– Что же это за «аллюр»? – спросил я.

– Будучи уже заместителем генерального директора ТАССа, – пояснил раввин, – Игнатенко накропал к юбилею Брежнева верноподданнический, лизоблюдский сценарий документального фильма «Повесть о коммунисте». Для гарантии же реализации этого кинопроекта Игнатенко взял себе в соавторы своего непосредственного начальника – генерального директора ТАССа Замятина. И, как всегда, Игнатенко не прогадал и тут. Фильм вышел точно в срок к юбилею Брежнева на широкий экран, был восторженно принят в высших партийных кругах, а два соавтора фильма «Повесть о коммунисте» были достойно вознаграждены. Во-первых, оба они, и Игнатенко, и Замятин, стали лауреатами самой престижной, главной в Советском Союзе Ленинской премии. А, во-вторых, оба соавтора тут же перекочевали из ТАССа прямехонько на партийную верхотуру в ЦК КПСС, где специально для них был учрежден новый отдел международной информации. Один из соавторов фильма-призера, Замятин, стал заведующим этого отдела, а Игнатенко – его заместителем… В роковой же час испытаний для Советского Союза, в августовские дни 1991 года, умница Игнатенко повел себя уверенно, достойно и солидно: мгновенно сориентировался, какую ему следует в открытую занимать сторону в данной ситуации, и сразу же переметнулся на нашу. А для официального, публичного подтверждения своей активной антисоветской позиции вчерашний пламенный коммунист-ленинец Игнатенко вместе с Бакатиным, Вольским, Шахназаровым и Примаковым организовал и блестяще провел пресс-конференцию, на которой решительно выступил против ГКЧП. Ну, а дальше уже все было делом техники… Взяв себе на вооружение с успехом отработанные Изюмовым на еженедельнике «Гласность» прецеденты, Игнатенко положил глаз на родимый «бесхозный» ТАСС, беспрепятственно оприходовал его и выпотрошил из логотипа ТАССа идеологическую начинку. Убрав же упоминание в логотипе ТАССа ненавистного ему Советского Союза, Игнатенко дал новое название оседланной им организации: «Информационное телеграфное агентство России» и стал полновесным его хозяином – генеральным директором. А дабы никто на информационном пространстве не сомневался бы в авторитетности новоявленного агентства, Игнатенко присовокупил к его названию известную всему миру аббревиатуру «ТАСС». И новая вывеска на прежнем здании ТАССа засверкала новой аббревиатурой «ИТАР-ТАСС». Завершив же многоходовую манипуляцию с ТАССом, Игнатенко снова устремился к добыче новых чинов, званий и наград уже при нашей просионистской власти. И опять же не без успеха. Карьерный рост Игнатенко лишь ускорился. За короткое время Игнатенко, сохраняя за собой пост генерального директора ИТАР-ТАСС стал и заместителем Председатель Правительства Российской Федерации, и председателем Совета директоров Общественного Российского Телевидения (ОРТ), и президентом Всемирной ассоциации русской прессы, и действительным членом Международной академии информатизации и так далее, и тому подобное. Вот такой молодец-удалец наш Игнатенко, воспитанник декана журфака МГУ Засурского… Но и остальные выпускники журфака МГУ, каждый по своему, внесли и вносят посильный вклад в исторические победы нашего сионистского движения в этой стране. И еще особая заслуга декана Засурского в том, что выпускники журфака МГУ из русских аборигенов никогда и нигде не воюют с сионистами. Они достаточно понатасканы своими факультетскими наставниками по час-того, что к чему, и всегда толерантно относятся к представителям нашего племени. Больше того. Приятно сознавать, что выпускники журфака МГУ – русачки не только никогда не лягнут нашего брата-сиониста ни в печати, ни по радио, ни на телевидение, но еще и, при случае, подчеркнуто продемонстрируют ему, что они отменные, заядлые русофобы… В целом же реализация задумки наших мудрейших праотцов взрастить в России в массовом порядке политически стерилизованных жуиров-кутил, которые её же, Россию, и погубят, – полностью себя оправдала. Они, эти жуиры-кутилы, стали надежной опорой и активными пособниками нам, когда мы приступили к завершающему этапу развала Советского Союза… Да и сейчас все они исправно, преданно служат нам…

– А вы уверены, – прервал я раввина, – что все эти ваши политически стерилизованные вами жуиры-кутилы так уж искренне служат вашему строю? И не допускаете ли мысль, что при социально-политическом взрыве на постсоветском пространстве эта категория граждан мгновенно отпрянет от вас и снова присягнет на верность трудовому народу?

– А нам решительно наплевать на то, что в головах этих политически стерилизованных жуиров-кутил. – сказал раввин. – И насколько они искренне сейчас служат нашему сионистскому движению. Нас интересуют лишь конкретные их действия и сам факт служения именно нам. А если с их стороны мы заметим какое-то двурушничество, какую-то сомнительную игру с нами, то им несдобровать. Разыщем таких фигурантов-предателей в любой точке планеты и головы поотрываем. На манер того, как поступили наши соплеменники с нацистскими преступниками после второй мировой войны… А вот по части возможного социально-политического взрыва в этой стране, то тут в своих планах-прогнозах мы дали маху. Мы рассчитывали, что глядя на своих преуспевших жуиров-кутил из высших слоев общества этой страны, русские трудовые низы само собой, естественно, подражая им, тоже поголовно превратятся в стопроцентных жуиров-кутил. И в будущем не составят нам угрозы, сойдя навсегда с политической арены. Ан, нет. Перемучившись в нищете и перестрадав пятнадцать лет при нашем просионистском режиме, они, напротив, четко осознали, что сионисты с ними коварно учинили и недвусмысленно теперь грозят всем нашим соплеменникам вспарыванием живота.

– И что вы в этой ситуации собираетесь предпринять? – спросил я.

– По примеру путинских липовых «национальных проектов» мы запустим в этой стране и свой. – сказал раввин. – Но уже не липовый, а настоящий «национальный проект», реальный.

– Что же это будет за ваш «национальный проект»? – поинтересовался я.

– Этот проект будет с использованием по максимуму нефтедолларов этой страны и с предсказуемым для трудовых низов русских аборигенов неотвратимым летальным результатом. – отчеканил раввин.

– То есть? – вставил я.

– Нас явно не устраивают на данном этапе, – продолжил раввин, – темпы вымирания русских аборигенов из трудовых низов. Ведь за год ныне русское население сокращается всего на миллион человек. Что, естественно, крайне мало. И допустимо ли нам продолжать теперь то, что при нашем попустительстве происходит в этой стране? Потому, если в ближайшее время в этом отношении ничего не изменится, трудовые низы русских аборигенов, нарушивших наши стратегические планы по сокращению численности населения России и осознанно уклонившихся от предписанного нами им превращения в обычных политически стерилизованных жуиров-кутил, мы будем вынуждены просто уничтожать. А если говорить точнее, то станем беспощадно травить их как крыс, мышей, тараканов и прочую подобную мерзость. Благо приготовленных для этих целей спецпродуктов питания и медицинских препаратов пруд пруди. Иного на данном историческом этапе становления всемирного иудейского царствования не дано.

– То, что вы вытворяете на постсоветском пространстве, – сказал я, – это тягчайшее преступление против человечества, геноцид коренного русского народа.

– Но не сворачивать же нам на завершающем этапе бескомпромиссную, многовековую борьбу за реализацию основополагающих стратегических задумок наших мудрейших древних праотцов из-за какой-то святой Руси и какого-то замшелого православия? – в сердцах воскликнул раввин.

«Ишь, как завелся, как разошелся. – мелькнула у меня мысль. – Надо немедленно довести услышанное до сведения нашего трудового народа.»

И я тут же ушел.

* Ж-л «Новая книга России», г-та «Советский воин».

 

РАВВИН ВОСХИЩАЕТСЯ ДЕРЗОСТЬЮ РУССКИХ АБОРИГЕНОВ

или как главный редактор еженедельника «Гласность» Юрий Изюмов превзошел главного редактора газеты «Правда» Льва Мехлиса, а главный редактор вестника «Советский воин» генерал-лейтенант Алексей Фомин превзошел даже самого генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина.

 

А случилось это так. Я подготовил для печати материал о многовековом, непрерывном стремлении еврейских сионистов-расистов учредить на планете Земля всемирное иудейское царствование, задуманное еврейскими сионистскими мудрецами еще тысячи лет тому назад, а также о конкретных коварных, иезуитских происках на постсоветском пространстве сионистов, разрушивших Советский Союз изнутри.

Начал же я этот свой материал с констатации того, что происходит в нашей стране сегодня. Что, мол, какой уж год минул с тех пор, как в августе 1991 года в нашей стране совершен контрреволюционный переворот, но что ни одна из действующих компартий на постсоветском пространстве, ни один из их руководителей до сих пор не осмелились дать публичный, исчерпывающий, актуальнейший, углубленный, исторический, критический анализ обвала Великой социалистической Державы. Что до сих пор не дан ими и всеобъемлющий анализ зловещего механизма подрыва социалистической системы антинародными силами изнутри при координации и финансировании их целенаправленных действий глобальным империализмом, цепко и безраздельно управляемым нынче вездесущим и ненасытным сионизмом. Больше того, политиканствующие вожди нынешних компартий в своих демагогических популистских выступлениях остерегаются произнести даже слово «сионизм». А коль по сию пору объективного, всестороннего, углубленного анализа происшедшей трагедии в нашей стране нет, то до сих пор четко так и не обозначен и мерзкий образ гнусного, коварного врага, приведшего нас к роковой черте. Не обозначены даже контуры этого многовекового, истинного исконного врага! А как можно без конкретизации образа врага, без знания его иезуитских, коварных приемов и методов закабаления русского и других коренных народов нашей страны сплотиться и подняться на борьбу с жестокими оккупантами? Тем более, как при этом возможно возглавить такую бескомпромиссную классовую борьбу? И о какой при этом революционной стратегии и тактике пролетарской борьбы с заклятым врагом-сионизмом вообще может идти речь?..

Сказано было в том моем материале и о том, что представляет собой расистское, человеконенавистническое племя ветхозаветных сионистов. Что властвуют они, эти сионисты, в странах поселения исключительно в своих корыстных интересах потому, что придерживаются всегда и везде беспрекословной, заветной и святой заповеди: их племя в приютившей стране должно представлять собой государство в государстве, что позволяет установить жесткое централизованное раввинское управление сионистами на данной территории из одного единого центра. Что признаками этого самого «государства в государстве» является отчужденность сионистов по отношению к коренным народам, неслиянность с ними, вера в то, что существует в мире лишь одна достойная личность – сионист, а другие, мол, хоть есть, но все равно надо считать, что как бы их и не существовало… В подтверждение же сути идеи этого самого «государства в государстве» я процитировал выдержку из постулатов сионистов: «Выйди из народов и составь свою особь и знай, что с сих пор ты один у Бога, остальных истреби, или в рабов обрати, или эксплуатируй. Верь в победу над всем миром, верь, что все покорятся тебе. Строго всем гнушайся и ни с кем в быту своем не сообщайся. И даже когда лишишься земли своей, политической личности своей, даже когда рассеян будешь по лицу всей земли, между всеми народами – все равно, – верь всему тому, что тебе обещано, раз навсегда верь тому, что все сбудется, а пока живи, гнушайся, единись и эксплуатируй. И ожидай, ожидай, ожидай…»

В том своем материале информацию о зловредной деятельности сионистов я дополнил изложением вопиющих, бесчисленных фактов проявления наглого русофобства со стороны сионистов и о том, как в советское время сионисты, искусно изображающие из себя правоверных коммунистов, всемерно, теснейшим образом кучковались между собой, как беспрепятственно растили свои национальные кадры, готовясь к решительной схватке с целью закабаления русского народа…

Говорилось в том моем материале и о результатах 40-вековой реализации расистских установок своим соплеменникам во всем мире и, в особенности, в нашей стране! О том, что двигает и двигало сионистами столько веков – одна лишь безжалостность к коренным народам и только жажда напиться их потом и кровью. Что действительно, вся деятельность сионистов в странах поселения заключалась лишь в постановке коренного населения, сколь возможно, в безвыходную от себя зависимость, пользуясь местными законами. Что тут сионисты всегда находили возможность пользоваться правами и законами! Что они всегда умели водить дружбу с теми, от кого зависел коренной народ, соединялись с его гонителями, брали у них на откуп, к примеру, тот же русский народ и сами сионисты обращались в его гонителей. Что, как известно, капитал есть накопленный труд. Но сионисты любят лишь торговать чужим трудом и заниматься ростовщичеством. Что воцаряются они над человечеством все сильнее и тверже, стремясь навязать миру свой облик и свою торгашескую суть. Что сионистам там и хорошо, где коренной народ еще невежествен, или несвободен, или мало развит экономически, – тут, стало быть, им и лафа! Вместо того чтобы, напротив, влиянием своим поднять уровень образования, усилить знание, породить экономическую способность в коренном населении – вместо этого сионисты, где бы они ни поселялись, там еще пуще унижали, развращали и спаивали спиртным коренной народ, еще больше падал уровень образования, еще отвратительнее распространялась безвыходная бедность, а с нею и отчаяние. А что причина тому, конечно же, это самое сионистское «государства в государстве», дух которого дышит именно этой расистской безжалостностью ко всему, что не есть сионист, и неуважением ко всякому народу и племени, и ко всякому человеческому существу, кто не есть сионист. Что, конечно, человек всегда и во все времена боготворил материальный достаток и склонен был видеть и понимать свою свободу лишь в обеспечении себя накопленными изо всех сил и запасенными всеми средствами деньгами! Но что никогда эти стремления не возводились так откровенно и так поучительно в высший принцип, как в нашем веке. Что просионистски настроенные «новые русские» насаждают свой нравственный принцип: «Всяк за себя и всякое общение между людьми единственно для себя». И что наступает торжество торгашеских установок, перед которыми никнут чувства национальные и даже чувство патриотической народной гордости. Что наступает слепая плотоядная жажда личного накопления денег всеми средствами. Что вот все, что ныне в нашей стране так называемой элитой и сионизированными СМИ признано за высшую цель, за разумное, за свободу – вместо теснейшего нравственного и братского единения людей труда. Но что сионистам до истощения русской силы дела нет, взяли свое и ушли. Что истощение силы русской сионистам только в радость!.. Что не забывают сионисты при этом постоянно и неизменно во весь голос на весь мир твердить, что они вечные скитальцы, что они были столько веков угнетены, бедны и гонимы; бедны и гонимы даже и теперь… Что носятся сионисты со своим, так называемым холокостом, который надо воспринимать никак не иначе, как наиболее удачный сионистский гешефт. А что Святую Русь, ее прошлое и настоящее, неблагодарные, вероломные сионисты пытаются всячески остервенело оболгать. Да еще к тому же нагло, клеветнически норовят прилепить фашистский ярлык к могучей Руси, фактически в одиночку победившей немецкий фашизм и спасшей от полнейшего истребления их, сионистов, – авторов всех конфликтов и войн во всем мире и во все времена.

Заканчивая же этот свой материал, я с сожалением отметил, что до сей поры не настали все времена и сроки, несмотря на протекшие сорок веков существования сионистского племени на земле и окончательное слово человечества об этом агрессивном, расистском племени впереди. И что это «впереди» неотвратимо грядет! Что мы накануне его!

А подготовив для печати такой вот очередной свой материал об извечной зловредной деятельности сионистов-расистов и переписав его начисто, я отправился на встречу с председателем обновленной КПСС Олегом Шениным. Олег Семенович внимательно ознакомился с представленным мною материалом, глубоко задумался, пристально посмотрел на меня и твердо сказал:

– Обязательно будем печатать!

На первой странице рукописи, в ее верхнем левом углу Шенин решительно начертал резолюцию: «т. Изюмову Ю.П. Дать в еженедельнике». Затем Шенин под резолюцией расписался, поставил дату и пообещал незамедлительно передать материал Изюмову. Я, естественно, с нетерпением стал ждать публикации… Но вот проходит месяц, второй, третий, а мой материал Изюмов все не печатает. Тогда я позвонил Изюмову и напрямик его спросил:

– Ну, может быть, хоть ко дню рождения Иосифа Виссарионовича Сталина вы опубликуете мой материал об извечной, зловредной деятельности сионистов-расистов?

Ответ Изюмова был категоричен:

– Ни ко дню рождения И.В. Сталина, ни к какому-либо иному дню ваш материал в нашем еженедельнике печататься не будет. И вообще любой другой такого рода материал на страницах нашего еженедельника никогда не появится. Во всяком случае, пока я буду в нем главным редактором…

Услышав такое циничное, наглое заявление Изюмова, я потребовал вернуть мне рукопись и отправился в редакцию газеты русских писателей «День литературы». В ближайшем номере газеты «День литературы» и был опубликован в полном объеме этот мой материал, разоблачающий ненасытных, кровожадных сионистов-расистов.

Когда я поведал об этой прискорбной истории, связанной с публикацией моего очередного разоблачающего сионистов материала, своему знакомцу-раввину хоральной синагоги, то он, восторгаясь поступком Изюмова, даже воскликнул:

– Ай, какой молодец этот Изюмов! Какой молодец!

  И смачно причмокнув, раввин добавил:

– Я не знаю, кто по национальности мама у этого Изюмова, но подобный его поступок, помешавший публичному разоблачению евреев-сионистов, украсил бы биографию любого из наших соплеменников. Скажу больше: по дерзости исполнения этого своего поступка Изюмов превзошел всемогущего в грозные тридцатые сталинские годы главного редактора газеты «Правда» еврея-одессита Льва Захаровича Мехлиса.

– Не понял… – проговорил я.

– А что тут понимать! – бросил раввин, – Наш нахрапистый соплеменник-одессит Левка Мехлис в свое время сделал блестящую карьеру. В 1907-1910 годах Мехлис еще входил в еврейскую социал-демократическую рабочую партию «Поалей-Цион», затем он – член РСДРП (меньшевик). После Октября же 1917 года Мехлис быстренько сориентировался на какую партию ему следует сделать ставку, чтобы пробраться к вершинам власти в этой стране. И в марте 1918 года Мехлис вступает уже в коммунистическую партию РКП(б), с ходу активно включаясь в советскую и партийную работу. И он в своих расчетах никак не прогадал! Чины и звания ему вскорости посыпались, как из рога изобилия и на политработе в Красной Армии, и в Наркомате рабоче-крестьянской инспекции РСФСР, и в аппарате ЦК ВКП(б)… И должностное положение в первой в мире Стране Советов Мехлис стал ускоренно занимать самое, что ни на есть высокое, почетное и ответственное. За сравнительно короткий срок Мехлис стал и заведующим Отделом печати ЦК ВКП(б), редактором газеты «Правда», и начальником Главного управления политической пропаганды Красной Армии, заместителем наркома обороны СССР, и наркомом Госконтроля СССР, и заместителем Председателя Совнаркома СССР, и начальником Главного политического управления РККА, заместителем наркома обороны СССР, и министром Госконтроля СССР... Стал Мехлис также и генерал-полковником, и депутатом Верховного Совета СССР… А удалось достичь такого вот блестящего успеха Мехлису потому, что наш ушлый, смекалистый и хитрый одессит, скоро испеченный в 1918 году коммунист Левка Мехлис с завидным усердием при Советской власти стал энергично пробираться на верхотуру руководящей большевистской пирамиды. И с 1922 года Мехлис уже состоял на службе в аппарате ЦК ВКП(б). А в 1924-30 годах Мехлис даже становится помощником Генерального секретаря компартии Сталина. Своей демонстративной, рабской преданностью и угодничеством Сталину Мехлис превосходным образом втерся в его полное доверие и долгие годы пользовался его покровительством. Повсюду всегда афишируя себя тогда за верного сторонника Сталина, Мехлис постоянно требовал усиления репрессий против «врагов народа», лично готовил доносы. Так, в частности, Мехлис развернул невиданную кампанию репрессий и дискредитации высшего армейского командного и политического состава. В результате его действий были практически уничтожены высшее и среднее звено РККА, причем он не только «содействовал» органом государственной безопасности, но и сам проявлял инициативу, требуя новых и новых арестов «заговорщиков», а в отношении низшего звена принимал решение своей властью. На всех должностях армии Мехлис постоянно вмешивался в решение командиров, требуя «руководствоваться решениями партии» независимо от стратегических и тактических задач войск. Постоянно писал доносы в ЦК на командующих армиями и фронтами, требуя их привлечения к ответственности…

– И к чему вы все это говорите? – прервал я велеречивого раввина.

– А говорю все это я к тому, – сказал раввин, – что вот при всем при том, что наш одесский еврей Мехлис достиг высочайшего властного должностного положения и влияния в этой стране, он никогда не позволял себе перейти запретный рубеж и держал себя везде в определенных рамках, в определенной узде. Ведь даже став главным редактором газеты «Правда», зав. Отделом печати ЦК ВКП(б), начальником Главпура, министром Госконтроля СССР, Мехлис никогда и в мыслях не мог допустить, когда либо себе позволить дерзнуть и не выполнить какое-нибудь указание своего главного начальника и покровителя – Генерального секретаря компартии Сталина… А тут пожалуйста: какой-то ординарный главный редактор всего лишь партийной многотиражки «Гласность» по фамилии Изюмов дерзновенно, демонстративно не подчиняется своему партийному боссу – председателю обновленной КПСС Шенину и отказался публиковать материал, разоблачающий наших соплеменников-сионистов. Так разве это не похвально? Разве это у сионистов всего мира не вызовет восторг и преклонение? Уверен, что международным сионизмом за такой благородный поступок Изюмова ему обязательно по достоинству воздастся!

Когда я тому же раввину хоральной синагоги поведал о другом случае воспрепятствования публикации моего материала, разоблачающего сионистов-расистов, то он от одобрительного восторга даже взвизгнул, хлопнув себя по коленям.

– Ну-ну! – злорадно сияя и поблескивая глазами на выкате, говорил раввин. – И как это все произошло?

– Произошло же в тот раз следующее, – сказал я. – Подготовив для печати свой очередной, обширный, документированный, острокритический материал, разоблачающий сионистов-расистов, с заголовком «Раввин возвещает о порабощении России Израилем», я передал его для публикации главному редактору вестника «Советский воин» генерал-лейтенанту Алексею Фомину. Фомину мой материал понравился, и он пообещал напечатать его в ближайшем номере своего вестника. Кстати, в «Советском воине» до этого, без каких либо сокращений и правок регулярно публиковались мои материалы такого рода под рубрикой «Теория и практика сионо-фашизма». И тут вдруг такой реприманд неожиданный – такая поразительная идеологическая метаморфоза генерал-лейтенанта Фомина... Этот мой материал в своем вестнике Фомин напечатал сразу же, но как! Рубрику над моим материалом «Теория и практика сионо-фашизма» Фомин вообще снял. Из всего же моего строго документированного и аргументированного, острокритического материала, разоблачающего сионистов-расистов, Фомин опубликовал лишь часть его, где подробно рассказывалось о сделанной в России стремительной, метеорной, беспрепятственной карьере прибывшего из Америки дипломированного, потомственного хасида Берла Лазара, который вскоре стал не только главным раввином России, но и руководителем Федерации еврейских общин России, а также говорилось и о такой же стремительной, метеорной, беспрепятственной карьере доморощенного жителя Северной Пальмиры Дмитрия Медведева, ставшего с благословения хасида Берла Лазара очередным президентом России… Остальную же, основную часть моего материала, всестороннее разоблачающего коварный механизм идеологической диверсии и порабощения России расистским Израилем, генерал-лейтенант Фомин пустил, как говорится, побоку и наотрез отказался печатать в редактируемом им вестнике «Советский воин»… Равно как не стал печатать Фомин в своем вестнике из этого моего материала и то, как этому вероломному, контрреволюционному процессу разрушения первой в мире Страны Советов и ее хищной колонизации сионистами-расистами осознанно поспособствовали и продолжают способствовать сами представители русских аборигенов – политически стерилизованные сионистами жуиры-кутилы, охотно усвоившие основы амбициозной, пораженческой, эгоистической философии, нарциссомании и устремившихся в услужение сионистской идеологии. Что в том числе среди таких вот активных пособников сионистов в развале Советского Союза, – людей себялюбивых и преследующих исключительно свои личные интересы, – оказались и бывшие высшие советско-партийные сановника: члены ЦК КПСС, его секретари, члены Политбюро… Да и много, много других властных, высокопоставленных фигурантов-ренегатов всех мастей, осознанно ставших пособниками сионистов в развале Советского Союза, не говоря уже о многочисленной околокремлевской челяди, разного рода конформистской, политиканствующей шушере, всяких там проституирующих журналистах, писателях, деятелях науки, культуры и иной подобной пресмыкающейся мелкоте, обслуживающей верхушку политической власти в стране при любом режиме, во все времена и не за просто так… Узнав как самоуправно, бесцеремонно главный редактор вестника «Советский воин» Фомин распорядился моим материалом, я, естественно, тут же потребовал от Фомина вернуть мне рукопись моего материала «Раввин возвещает о порабощении России Израилем» и вручил ее секретарю Союза писателей России Сергею Котькало. Материал «Раввин возвещает о порабощении России Израилем» тут же был опубликован на сайте Интернета «Русское воскресение». А еще чуть позже этот же мой материал в полном объеме был напечатан в журнале «Новая книга России».

– О! – расплываясь в улыбке, воскликнул раввин. – Да этот бравый генерал-лейтенант Фомин своим дерзновенным, беспардонным рвением превзошел даже самого генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина!

– Сталина? – переспросил я. – Это ж как понимать?

– А так и понимать, мой хороший, добрый друг! – сказал раввин. – В подтверждение мною сказанного приведу исторический факт. В конце декабря 1943 года, в дни работы над текстом гимна Советского Союза Михалкова разыскали на фронте и привезли к командующему генерал-лейтенанту Курочкину. Курочкин сказал Михалкову: «Срочно звоните Ворошилову». Дозвонившись до Ворошилова, Михалков услышал в трубке: «Товарищ Сталин просил у вас узнать, можно ли заменить знак препинания во второй строке второго куплета». Михалков не возражал… Как видите, всевластный, великий Сталин не решался править авторский текст и стремился получить согласие автора текста на изменение в нем даже одного знака препинания, а беспардонный генерал-лейтенант Фомин, в угоду нам, самоуправно, бесцеремонно раскурочил текст вашего принципиального, острокритического материала и без согласования с автором опубликовал лишь ту часть его, которая Фомина на данный момент, по его мнению, устраивала. Так разве своей наглой дерзостью ординарный генерал-лейтенант Фомин не превзошел самого генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина?

Возразить что-либо раввину мне было нечего.

– Но с другой стороны, мой хороший, добрый друг, – в задумчивости продолжал раввин, – я вас призываю, умоляю, наконец, сменить гнев на милость и проявить к генерал-лейтенанту милосердие и снисхождение…

– В каком смысле? – спросил я.

– А вот в таком, – последовал ответ. – Но прежде всего войдите в нынешнее специфическое положение генерал-лейтенанта Фомина, в котором боевой генерал оказался как кур во щи.

– В чем же состоит это самое «нынешнее специфическое положение генерал-лейтенанта Фомина»? – поинтересовался я.

– Поясню. – сказал раввин. – Как известно, с недавних пор, в связи с нарастанием протестных выступлений трудовых низов в этой стране, сионисты развернули жесточайшую наступательную кампанию по беспощадной дискредитации лидеров коммунистических партий, орудующих сейчас на постсоветском пространстве и из среды которых с большой вероятностью может родиться вожак надвигающегося социально-политического взрыва типа Сталина. Естественно, в этой ситуации нашим вниманием не мог быть обойден и активист коммунистического движения генерал-лейтенант Алексей Фомин. Тем более, что генерал-лейтенант Фомин является не только одним из секретарей ЦК обновленной КПСС, но и председателем ЦИК Международного Союза Советских офицеров. Дискредитировать же генерал-лейтенанта Фомина, наряду с другими подобными коммунистическими фигурантами, охотно и увлеченно взялся талантливый соплеменник, блестящий шахматист Гарри Каспаров-Вайнштейн – известный во всем мире как отъявленный русофоб, антисоветчик, антисталинист, антикоммунист и, само собой, сионист. И Гарри Кимович, надо особо отметить, удивительным образом в сжатые сроки прекрасно справился с поставленной перед ним задачей по дискредитации намеченных нами к публичной экзекуции коммунистических фигурантов… Того же генерал-лейтенанта Фомина своим обаянием, обходительностью и, конечно, хитростью Каспаров в кратчайшее время настолько пленил, расположил к себе и даже влюбил в себя, что Фомин на удивление всех окружающих, как загипнотизированный, как завороженный стал смотреть в рот велеречивому шахматисту-демагогу и, беспрекословно подчиняясь бравому оратору Каспарову, согласился исполнять любые каспаровские повеления.

– И какие же «каспаровские повеления» исполнил генерал-лейтенант Фомин? – поинтересовался я.

– В том-то и дело, мой хороший, добрый друг, – сказал раввин, – что доверчивый и наивный генерал-лейтенант Фомин повязал себя с нашим ушлым Каспаровым многими обязательствами!.. Во-первых, к тому времени, когда выходил в свет тот самый номер вестника «Советский воин», в котором Фомин напечатал безжалостно раскуроченный им ваш материал «Раввин возвещает о порабощении России Израилем» и демонстративно, в угоду нам, снял при этом над вашим материалом рубрику «Теория и практика сионо-фашизма», Фомин уже успел не только осознанно принять активное участие в так называемой Национальной Ассамблее, затеянной нашим шустрым соплеменником, но успел также к тому времени подписать и составленную Каспаровым присягу-Хартию, фиксирующую то, что он, генерал-лейтенант Фомин, клянется в будущем «не считать для себя возможным использовать насилие или угрозу насилия». И как при этом Фомин мог бы печатать в своем вестнике «Советский воин» ту часть вашего материала, в котором содержится призыв к тотальной борьбе с сионистами? И с какими бы потом бесстыжими глазами Фомину-«клятвопреступнику» пришлось смотреть в лучезарные глаза пламенного демократа-пацифиста, основателя Национальной Ассамблеи Каспарова, если бы указанную рубрику над вашим материалом Фомин сохранил бы? Больше того, приняв осознанно, беспрекословно составленную Каспаровым присягу-Хартию и став полноправным депутатом руководимой им Национальной Ассамблеи, Фомин поспешил кардинально изменить и свои воззрения на первопричины обвала Великой Социалистической Державы. Если ранее Фомин разделял публичные заявления, что, мол, сионисты-расисты развалили великий Советский Союз; что еврейские олигархи украли сотни миллиардов из ресурсов русского народа и вывезли их за пределы России в Израиль и другие страны; что коммунистическую идеологию на постсоветском пространстве потеснила сионистская, расистская идеология и так далее и тому подобное, – то теперь тот же генерал Фомин разглагольствует, что сионистская, расистская идеология тут вовсе и не причем. Что в развале Советского Союза повинны лишь происки зловредной мелкобуржуазной идеологии и ее апологетов. А скороспелки еврейские олигархи, награбившие миллиарды русского добра, совсем уж никакие они не сионисты-расисты и всего лишь обыкновенные, ординарные мелкие буржуа. Во-вторых, Фомин согласился принять и принял от Каспарова изрядную сумму денежных средств, выделенных шахматистом на финансовую подпитку для содержания вверенного генерал-лейтенанту Фомину Международного Союза Советских офицеров. В-третьих, Фомин охотно согласился взять на себя труд популяризировать и распространять среди советских офицеров изданную мыслителем Каспаровым книгу под названием «Мы создадим в России реальную оппозицию», в которой Каспаров излагает свои сомнительные, просионистские философские воззрения о создании им какой-то «реальной оппозиции»… И так далее и тому подобное.

Закончив свою пространную тираду, раввин пристально посмотрел на меня и добавил:

– С учетом всего мною изложенного, мой хороший, мой добрый друг, еще раз убедительно прошу вас войти специфическое положение генерал-лейтенанта Фомина, проявив к нему по максимуму толерантность, милосердие, снисходительность и простить Фомину все совершенные им идеологические и прочие прегрешения.

– Так-то оно так, милейший… – сказал я. – Допустим, я и последую вашей рекомендации.… Но согласятся ли поступить точно также по отношению к своему предводителю генерал-лейтенанту Фомину и остальные советские офицеры?

* Ж-л «Новая книга России».

 

РАВВИН ТРЕБУЕТ ПРЕСЕЧЬ НА КОРНЮ ВСЯЧЕСКУЮ ДИСКРЕДИТАЦИЮ ХОЛОКОСТА

 

Прибывший на очередную встречу со мной раввин хоральной синагоги был какой-то до неузнаваемости подавленный, мрачный и хмурый, с потемневшим лицом.

Я, естественно, обратил внимание на это и сочувственно, деликатно спросил его:

– Что-то случилось непоправимое?

– Случилось… – нехотя буркнул он, потупив очи долу.

– И что же? – не унимался я.

Раввин поднял на меня глаза и совершенно несвойственно ему, с остервенением вскрикнул:

– Зла не хватает... Нашему сионистскому движению нанесен колоссальный удар с той стороны, откуда мы никак не ожидали.

– Кто же нанес вашему сионистскому движению этот колоссальный удар, – спросил его, – да еще с той стороны, откуда вы никак не ожидали?

– В страшном сне не присниться, – воскликнул он. – Главный раввин еврейской общины Австрии Мойше Арье Фридман, говоря о холокосте, официально, публично перед всей мировой общественностью однозначно заявил, что потери еврейского народа во Второй мировой войне очень сильно преувеличены. Что, мол, число «шесть миллионов жертв» было и остается выдумкой сионистов. Что независимые ученые и публицисты, которые требуют объективного изучения и дебатов о холокосте и о превращении его сионистами в политическое орудие, объявляются преступниками и часто приговариваются к многолетнему тюремному заключению. Что в этой связи следует особо указать на тот факт, что истинными подстрекателями, финансистами, а часто и исполнителями жестокостей Второй мировой войны были сионисты. Что сионисты осознано, преднамеренно фальсифицируют исторические факты, превращая их в политическое орудие. Что, наконец, это превращение холокоста в орудие – и сегодня, мол, это видно яснее, чем когда-либо – делает международное право улицей с односторонним движением, и под его прикрытием людям причиняют множество страданий. Потому он, Фридман, принципиально против сионизма как политического движения, под каким бы названиями сионизм ни прятался. И никогда не согласится с присутствием в Израиле сионистов, так как исторически эта страна не принадлежит евреям.

«О, это любопытно, – мелькнула у меня мысль и я решил: порасспрошу-ка поподробней о возникшей в их сионистском кагале неожиданной катавасии вокруг так называемого холокоста и что сионисты в связи с этим переполохом намерены предпринять вообще и, в частности, и у нас на постсоветском пространстве. А потом, как уже повелось, при первой же возможности посредством печати все это доведу до сведения нашего народа».

И я спросил собеседника:

– Насколько убедительно звучат в устах главного раввина Австрии Фридмана высказанные им сомнения в отношении холокоста? Приводит ли Фридман достоверные факты?

– Да, достоверные факты-то Фридман приводит, – с грустью ответил раввин. – И эти факты безусловно хорошо известны тем из наших соплеменников, кому положено их знать. Но зачем налево и направо в открытую болтать об этом и сеять в задубелых головах коренных аборигенов стран нашего поселения всяческие сомнения относительно нашего холокоста…

– И какие достоверные факты на сей счет приводит Фридман? – поинтересовался я.

– Видите ли, – сказал раввин, – будучи потомком очень уважаемой семьи европейских раввинов и нынешним главным раввином еврейской общины Австрии, Мойше Арье Фридман всю свою жизнь занимался сионизмом и, как он выражается, так называемым холокостом и его последствиями в чисто историческом, политическом и религиозном плане. Кроме того, Фридману очень хорошо известны последствия стратегического злоупотребления этими историческими событиями, когда нашими людьми фальсифицировались исторические факты, превращая их в политическое орудие. Поэтому его мнения и суждения весьма авторитетны и с ним никак нельзя не считаться.

– И все же, – прервал я собеседника, – как он доказывает, что число «шесть миллионов жертв» было и остается сионистской выдумкой?

– Прежде всего, – сказал раввин, – Фридман указывает на то, что еще в XIX веке основатель сионизма Теодор Герцль уже в первых записях своих «Дневников» удивительным образом называет цифру шесть миллионов евреев, которым в Европе якобы угрожает опасность… Что единственный шанс создания так называемого еврейского государства появится лишь в том случае, если эти шесть миллионов европейских евреев постигнет катастрофа. Что основатели сионизма, который, мол, является воистину преступной сектой, предприняли в качестве одной из своих первых акций поездку в Германию с целью разжигания юдофобии. Что одновременно сионисты приняли все возможные меры во всем мире, чтобы спровоцировать, унизить и бойкотировать немецкий народ. Что они вели успешную антигерманскую лоббистскую деятельность при всех правительствах мира, в частности, в большевистской России, а также в Англии и Америке. Затем Фридман приводит и другие хорошо известные нам факты. Так, в частности, он говорит о том, что накануне и во время Первой мировой войны сионисты называли цифру шесть миллионов евреев, которые якобы могут быть уничтожены, чтобы оправдать эту войну и изобразить немецкий народ как врага, как абсолютное зло. Что после прихода к власти национал-социалистов в 1933 году, сионистские организации Палестины в совместном письменном послании поздравили Гитлера, указали на сходные черты идеологии и выразили надежду на сотрудничество. Что вскоре после этого национал-социалистические чиновники по приглашению сионистского Еврейского агентства приехали в Палестину, где их ждал очень дружественный прием. Что во время состоявшейся в 1934 году беседы между Адольфом Эйхманом и будущим израильским президентом Хаимом Вейцманом, чему предшествовали настоятельные просьбы Вейцмана изгнать евреев из Германии, Эйхман спросил: «Можете ли вы, господин Вейцман, вообще принять так много евреев?» Ответ Вейцмана был таков: «Мы охотно примем здесь силы, способные сражаться за нас в Палестине, а остальных надо ликвидировать, как бесполезный мусор». Что после аншлюса Австрии в 1938 году Гитлер дал однозначное указание, чтобы сионистско-израильские культовые общины беспрепятственно продолжали свою деятельность, – и они сотрудничали с Адольфом Эйхманом даже в большей мере, чем от них требовалось. Что по окончании Второй мировой войны сионистские объединения во всем мире пережили невиданный подъем, вызванный мнимым убийством шести миллионов евреев, и вымогали не только у Германии, но и у всего мирового сообщества, включая католическую церковь, на этом основании политическую поддержку и огромные финансовые средства для создания и стабилизации террористического государства Израиль. И, наконец, Фридман утверждает, что притом последнее слово о действительном числе жертв национал-социалистических преследований евреев еще не сказано. Что, к примеру, первоначально названная цифра четыре миллиона жертв Освенцима была в 1990 году официально уменьшена до 900000-1100000. И что это еще не последняя цифра.

– И какие выводы из всего сказанного делает главный раввин Австрии? – спросил я.

– Выводы Фридман делает вполне определенные, – сказал раввин. – Во-первых, немецкий народ никоим образом не преследовал в первую очередь стратегию уничтожения евреев. Что же касается национал-социалистов, то они первоначально хотели изгнать евреев из Германии согласно традиции, которая началась в Европе с конца Средних веков. Что действительно заинтересованы в геноциде евреев были скорее сионисты, которые стремились в результате получить политическую и финансовую поддержку, необходимую для создания еврейского государства Израиль. Во-вторых, число «шесть миллионов жертв» было и остается сионистской выдумкой. В-третьих, когда сегодня говорят об «оси зла», это надо связывать с гешефтом вокруг холокоста и поддержкой преступных целей сионистов. В-четвертых, только благодаря превращению холокоста в орудие для достижения политических целей, даже для политического вымогательства была допущена англичанами и стала возможной незаконная иммиграция большого числа европейских евреев в Палестину с целью изгнания живших там палестинцев. В-пятых, религия холокоста, превращение холокоста в орудие, происходящее сегодня, однозначно представляет собой миф и не основывается на исторических фактах. В этой ситуации права человека и демократия стала дорогой с односторонним движением, направление которого определяет религия холокоста.

– Как же среагировала мировая общественность на заявление главного раввина Австрии Фридмана? – поинтересовался я.

– Плохо среагировала мировая общественность, – невесело сказал раввин. – Более того, мировая общественность на заявление главного раввина Австрии Фридмана среагировала мерзопакостно... Перво-наперво, сразу же после упомянутого публичного заявления Фридмана, разоблачающего преступный гешефт сионистов вокруг холокоста, в его поддержку по средствам массовой информации всей планеты прокатилась волна возмущенных выступлений людей разных национальностей против сионистского движения. Шквал подобных резких, яростных выступлений представителей мировой общественности, изобличающих расовые происки наших соплеменников-сионистов, не только не затихает, но, напротив, только нарастает. В этих выступлениях говорится, что сионизм является крайним проявлений расового превосходства. Что бессовестная пропагандистская шумиха, сопровождаемая продвижением мифа о холокосте, игнорирует жертвы других, в первую очередь славянских народов. Что осознанно замалчиваются чудовищные факты тотального геноцида славян, а также участие в этом геноциде пособников гитлеровского режима – сионистских организаций. Что стремление скрыть геноцид славян и отвести гнев народов от преступников-сионистов определили тональность пропагандисткой кампании просионистской мировой закулисы, ибо одной из главных ее целей по-прежнему является уничтожение славянских государств и оккупация их территорий западными странами. Что сионистские вожди западного мира видели в приходе Гитлера к власти и осуществлении его кровожадных планов удобный случай объединить евреев в борьбе за создание сионистского государства на землях, принадлежащих арабскому народу. Что еще в конце XIX века в недрах сионистских политических сект вынашивался кровожадный план, согласно которому значительная часть еврейского народа становилась заложником в руках талмудистских заговорщиков против человечества. Что простым евреям предназначалось роль материала, жертвенного мяса в борьбе сионистских вождей за власть над миром. Что на одном из сионистских собраний было прямо сказано: «Если планы наши не исполнятся путем финансового влияния, то мы должны подтолкнуть наш народ к величайшим страданиями, чтобы сплотить его.» Что во Второй мировой войне только русский народ и братские ему народы Советского Союза потеряли 47 миллионов человеческих жизней, из них 37 миллионов жертв составляли собственно русские, включая малороссов и белорусов. Что это была невиданная в истории человечества «огненная жертва», или, как принято говорить в таких случаях, холокост славянских народов. Что, конечно, пострадали и другие народы, участвовавшие в этой войне, но масштабы их жертв несопоставимы с масштабами истребления славянских народов. Что если и вообще правомерно говорить об этническом холокосте, то только применительно к славянским народам, принявшим на себя главные удары истребительной войны. Что именно для того, чтобы скрыть свои преступные планы от человечества сионисты создают пропагандистские мифы, призванные исказить исторические факты. Что среди таких мифов основным является миф о «холокосте евреев во Вторую мировую войну». Что среди мифов XX века, созданных мировой просионистской закулисой, миф о холокосте внедряется в массовое сознание с особой настойчивостью. Что его цель – представить дело таким образом, будто именно еврейский народ пострадал больше других и поэтому остальные народы обязаны испытывать чувство вины, каяться и возмещать те материальные убытки, которые понесли в войне евреи. Что миф о холокосте оскорбляет человечество, ибо представляет еврейский народ главной жертвой нацизма, хотя на самом деле евреи пострадали не больше, а даже меньше многих других народов, вовлеченных в истребительную войну, которую развязал наиболее последовательный выразитель имперских идей западной иудейско-масонской цивилизации, маньяк и человеконенавистник Адольф Гитлер. Что сионистами делается попытка представить дело так, что главной жертвой войны были не славяне, а евреи. А между тем, мол, по подсчетам историков в годы войны даже по самым завышенным оценкам погибло не более 1,5 миллиона евреев. Что, дескать, пропагандисты холокоста – сионистские круги осознанно увеличили эту цифру в 4 раза, кощунственно заявив о шести миллионах погибших евреев. Что, конечно, 1,5 миллионов погибших евреев вызывает у нас глубокое соболезнование. Но надо помнить, что именно русский, а не какой-нибудь другой народ испил самую большую чашу страдания в 1941-1945 годах и спас все человечество от «нового мирового порядка», который и сегодня пытаются насаждать нынешние последователи Гитлера – сионисты. Что миф о холокосте способствовал созданию – как бы в качестве компенсации за так называемые особые страдания еврейского народа – государства Израиль, возникшего вопреки воле жителей Палестины и ставшего постоянным очагом напряженности и войны на Ближнем Востоке, принесшего страдания и гибель миллионам арабов. Что, спекулируя на холокосте, Израиль получил от Германии значительные суммы в виде репараций, хотя эти деньги по праву должны были быть выплачены народам, гораздо больше пострадавшим во время той войны. Что предполагаемые гитлеровские газовые камеры и предполагаемый геноцид евреев представляет собой одну и ту же историческую ложь, которая позволила развернуть гигантскую политическую и финансовую аферу, чьи основные бенефициары – это государство Израиль и международный сионизм, а их основной жертвой является народ – народ, а не его лидеры – Палестины. Что мировая просионистская закулиса не только создала миф о холокосте, но и назначила уголовное наказание всем, кто отказывается верить этой бессовестной лжи. Что, наконец, за неверие в холокост в большинстве западных стран бросают в тюрьмы, увольняют с работы, преследуют, дискриминируют по профессиональному признаку. Что все собрания, конференции, научные симпозиумы, связанные со свободным обсуждением темы холокоста, запрещены. Что многие попытки независимых историков и исследователей свободно обсудить вопросы о реальных жертвах евреев во Второй мировой войне грубо пресекаются. Что западная «демократия» на поверку оказалась чистейшим мифом. Что ныне стоит усомниться в том, что именно шесть миллионов евреев были по предварительному плану убиты немцами в газовых камерах промышленным образом – и вас могут посадить в Австрии, Германии, Франции, Швейцарии и других «цивилизованных» странах.

Я осознанно не прерывал монолог раввина, а когда он завершил, спросил:

– Те граждане, которые активно солидаризируются с позицией главного раввина еврейской общины Австрии Фридмана по вопросу холокоста, приводят и другие конкретные факты по сему поводу?

– К сожалению, – печально признался раввин, – дополнительных, конкретных фактов приводится довольно-таки много.

– Что же это за факты? – попросил его уточнить.

– Пожалуйста, – сказал раввин, – могу изложить. Хотя то, что я вам сообщу всего лишь отдельные фрагменты достоверной информации из обилия сведений, которые ныне доводятся до внимания мировой общественности единомышленниками главного раввина Австрии Фридмана. Там, к примеру, в подтверждение того, что сионистские вожди решили сделать Гитлера своим орудием в деле создания еврейского государства в Палестине, немецкий журналист Хене пишет: «Сионисты восприняли утверждение нацистов в Германии не как уникальную историческую возможность осуществления сионистских намерений… Коль скоро сионисты и национал-социалисты возвели расу и нацию в масштаб всех вещей, то между ними неизбежно должен был возникнуть общий мост…» Еврейский же общественный деятель Лилиенталь в своей вышедшей в США книге «Оборотная сторона медали» отмечает, что «в первые месяцы гитлеровского режима, сионисты были единственными представителями евреев, которые имели дело с немецкими властями. И они использовали свое положение, чтобы дискредитировать антисионистов и евреев, которые выступали за ассимиляцию. В результате было достигнуто соглашение между Еврейским агентством и нацистскими властями, которые обещали помочь эмиграции. Эта помощь осуществлялась даже со стороны гестапо и СС…» В 1963 году в США был опубликован «Каталог бумаг и микрофильмов документов архива Министерства иностранных дел Германии, из которого следует, что придя к власти, руководство Третьего рейха вступило в прямой сговор с сионистами… По инициативе одного из руководителей Еврейского агентства Арлазароффа в 1933 году в Берлине утверждается план переселения из Германии в Палестину. Создается «Палестинское бюро» сионистских трестов по колонизации Палестины «Керен гаесод» и «Керен гасмет де Израель», в котором, в частности, работал один из будущих создателей государства Израиль Леви Эшкол. Сионистским эмиссарам могли свободно разъезжать по Германии и отбирать в еврейских общинах молодых мужчин и женщин для отправки в Палестину. В Берлине и ряде других крупных городов Германии организуются «лагеря перевоспитания», в которых молодые евреи проходили сионистскую «учебу» и готовились для использования в сионистских поселениях Палестины. Особое внимание сионистские эмиссары придавали поиску и вывозу в Палестину богатых евреев. Под эгидой Геринга, совместно с сионистским руководством, в Германии разрабатывается программа решения еврейского вопроса, получившая название «план Шахта». Этот план был разработан на переговорах президента германского банка Шахта с видным руководителем сионизма, директором английского банка Норманном. «План Шахта» предполагал разделение евреев на работающих и неработающих, классификацию еврейских элементов по их способности освоиться в местах эмиграции. Шестьсот тысяч германских евреев подразделялись на три категории: первая категория – 150 тысяч экономически дееспособных, которые эмигрируют в Палестину по определенному плану, расписанному по годам и месяцам; вторая – экономически пассивных, непосредственно зависящих, от евреев первой категории (жены и дети), которые должны эмигрировать по мере того, как их кормильцы смогут обеспечить им содержание в местах нового поселения; третья – стариков и неспособных к эмиграции, которые остаются в Германии. Так вот, эта третья категория, – по негласному договору сионистов и фашистов, – подлежала уничтожению. Сотрудничество нацистов и сионистов было отмечено специальной медалью, отчеканенной по указанию Геббельса после пребывания руководителя еврейского отдела СС в Палестине. На одной стороне медали изображалась свастика, а на другой – шестиконечная звезда. Гитлер запретил все еврейские организации и органы печати, но оставил «Сионистский союз Германии», преобразованный в «Имперский союз евреев Германии». Из всех еврейских газет продолжила свое существование только сионистская «Юдише рундшау»… Выезжавшие под руководством сионистов из Германии в Палестину евреи вносили деньги на специальный счет в двух германских банках. На эти суммы в Палестину, а затем и в другие страны Ближнего и Среднего Востока экспортировались немецкие товары. Часть вырученных денег передавалась прибывшим в Палестину иммигрантам из Германии, а около 50 процентов присваивали нацисты. Только за пять лет, с 1933 по 1938 год, сионисты перекачали в Палестину свыше 40 миллионов долларов… Между Германией и Палестиной курсировал пассажирский лайнер «Тель-Авив». Название было написано древнееврейскими буквами. На мачте лайнера развевался флаг со свастикой, а капитаном был старый член нацисткой партии Лейдиг. Как свидетельствует упомянутой мной немецкий журналист Хене, «во время еврейского погрома, носившего кодовое название «Кристальная ночь», в рейх Адольфа Гитлера прибыли два представителя Моссада – Пино Гинцбург и Моше Авербах… Они предложили ускорить сионистскую программу переселения евреев, пожелавших выехать в Палестину… Немецкие транспорты Моссада, перемещавшие евреев, – и это было неофициальное условие германской разведки – не должны были указывать на Палестину как на месту доставки…» В марте 1939 года Гинцбург подготовил свой первый контингент. «Он насчитывал 280 переселенцев, – свидетельствует Хене, – и страной назначения во исполнение приказа ставки рейха была определена Мексика. Эти 280 человек соединились в Вене с группой, организованной Моше Авербахом, сели в югославском порту Сушак на корабль «Колорадо», неподалеку от Корфу пересели на «Отранто»… и были доставлены в Палестину… Чем жестче реагировали английские власти, тем больше была готова помочь сионистам штаб-квартира Гейдриха. К середине лета она дала разрешение Гинцбургу направлять суда в Эмден и Гамбург для того, чтобы производить выселение из Германии прямым путем…» Сионисты всячески препятствовали эмиграции евреев в другие страны, ориентируя их только на Палестину. Перед Второй мировой войной правительства США и Англии планировали предоставление убежищ 500 тысячам европейским евреев. Однако их предложения натолкнулись на противодействие сионистских вождей, стремившихся использовать войну для своих планов. Президент США Рузвельт с сожалением отмечал, что «этот план эмиграции евреев в США нельзя претворить в жизнь. Этого не допустят влиятельные лидеры еврейских общин в США… Сионисты понимают, что именно теперь удобнее всего стричь купоны для Палестины…» То же отмечал и видный английский деятель того времени Шенфельд: «У нас были согласны предоставить убежище и помощь евреям, которым угрожал фашизм, но это натолкнулось на противодействие сионистов, которые признавали лишь одну форму помощи – отправку всех евреев в Палестину…» В мае 1944 года сионистские деятели без колебаний согласились поставить немецкому командованию Восточного фронта 10 тысяч грузовых машин в обмен на обещание освободить лиц еврейского происхождения, находящихся в немецких лагерях, с целью отправки в Палестину. Однако великие победы русского оружия заставили сионистов отказаться от преступной сделки… Для сионистских вождей еврейский народ был только материалом в исполнении их чудовищных планов. Совершенно сознательно они предлагали провести чистки еврейского народа, отрезать «больные и засохшие ветви». Особенно цинично замысел сионистских вождей выразил будущий первый президент Израиля, глава международной сионистской организации Хаим Вейцман. На запрос Британской комиссии о возможности переправить шесть миллионов западноевропейских евреев в Палестину он ответил: «Нет. Старые уйдут… Они пыль, экономическая и моральная пыль Старого Света… Останется лишь ветвь». Такую же позицию занимал и другой крупнейший вождь иудаизма – Бен-Гурион, молча лениво наблюдавший запланированную чистку еврейского народа, осуществляемую гитлеровскими изуверами… Исторические документы доносят до нас неопровержимые свидетельства преступного сотрудничества сионистских вождей и деятелей Третьего рейха. В годы Второй мировой на территории Палестины действовало несколько сионистских военных и военно-террористических организаций. Представители главной из них – «Хаганы» – установили контакт с Эйхманом и другими членами СС еще в 1937 году. Другая организация – «Иргун цвали леуми» («Национальная военная организация»), руководителями которой в годы Второй мировой войны были Абрам Штерн, Менахем Бегин и Ицхак Изертинский, известный сегодня как Ицхак Шамир, – стала проявлять интерес к военным связям с нацистами в середине 1940 года. Сторонники ориентации на «фашистскую ось» во главе со Штерном – в дальнейшем главой пресловутой отколовшейся от «Иргуна» «банды Штерна» – направили осенью 1940 года предложение итальянским фашистам о сотрудничестве, рекомендуя скорейшее вступление фашистской армии в Палестину… Есть документы, подтверждающие прямое сотрудничество сионистских организаций с гестапо. Хочу обратить внимание, прежде всего, на два из них. Первый представляет собой отчет о контактах чинов гестапо с командированным в Берлин из Палестины уполномоченным диверсионно-разведывательной организации сионистов «Хагана» Полкесом. Кстати говоря, в руководстве этой организации в то время находился Леви Эшкол, который до этого в течение трех лет работал в «Палестинском офисе» в Берлине, а впоследствии стал премьер-министром Израиля и в этом качестве пребывал во время израильской агрессии в 1967 года. По оценке гестапо, реальность сотрудничества с сионистами обеспечивалась идеологической платформой последних. В гестаповском отчете особо выделяются два момента, идейно роднящие сионистов с нацистами: во-первых, крайний национал-шовинизм, во-вторых, откровенный антикоммунизм. Этих двух моментов было достаточно для заключения грязной и циничной сделки о сотрудничестве. Второй документ – подробный машинописный текст отчета о поездке Эйхмана и Хагена в Палестину для углубления связей нацистов с сионистами и, в частности, с представителем «Хаганы» Полкесом. Отчет о поездке Эйхмана и Хагена в Палестину содержит многие подробности, связанные с углублением «рабочих контактов» с сионистами во время приезда Эйхмана и его коллеги Хагена в октябре 1937 года под видом журналистов в Палестину. 2 октября Эйхман и Хаген прибыли на борту теплохода «Романия» в Хайфу. 10 и 11 октября Эйхман провел переговоры с Полкесом в Каире, место встречи – кафе «Гроппи». В гестаповском отчете воспроизведены, в частности, заявления Полкеса: «Еврейские националистические круги крайне довольны радикальной политикой Германии». Следует обратить внимание на одну характерную деталь в гестаповском отчете. Дело в том, что Эйхман и Хаген в нем зафиксировали, что в соответствии с договоренностью Полкес передал им обещанную ранее разведывательную информацию. Представитель сионистской организации, добиваясь поддержки нацистами планов создания сионистского государства, среди прочего обязывался также поставлять им любую информацию о действиях еврейских организаций в различных странах, направленных против нацистов… Сионистские вожди жалели жизни евреев. В результате политики сионистской организации погибли сотни тысяч евреев. Из примерно 1,5 миллионов евреев, погибших во Второй мировой войне, более половины являются жертвами преступного сговора сионистских вождей с нацистами. Уничтожение еврейского народа, во главе которого наряду с Гитлером стояли Вейцман, Бен-Гурион и другие сионистские вожди, свидетельствовало о том, что и нацистов и сионистов объединяла общая идеология Сионистских протоколов, делавшая любой народ объектом человеконенавистнических манипуляций и чудовищных расовых чисток. И Гитлер и Бен-Гурион были братьями по духу, превращая свои народы в материал для осуществления бредовых избраннических идей… Повинные в погибили сотен тысяч евреев сионистские вожди тем не менее добились своего. Численность еврейского населения Палестины увеличилась с 238 тысяч в 1933 году до 404 тысяч в 1936-м и до 600 тысяч в 1947 году… Сионисты-создатели мифа о холокосте в сотни раз осознано преуменьшают жертвы русского народа во Второй мировой войне. Так, в «Энциклопедии холокоста» сообщается, что в германских лагерях якобы было убито три миллиона евреев, а также «десятки тысяч цыган и советских военнопленных». Хотя на самом деле число только советских военнопленных, погибших в немецких лагерях до 1944 года, составляет более трех миллионов человек. А ведь большинство их составляли русские. Так миф о холокосте оскорбляет память миллионов русских, павших жертвой «нового мирового порядка». Более того, ни на одной странице «Энциклопедии холокоста» нет упоминания о десятках миллионов жертв геноцида русского народа, совершенного под руководством еврейских вождей в первые два десятилетия после 1917 года… Вот почему среди тех, кто на Западе опровергает ложь о холокосте, немало евреев, понимающих, что она является причиной новых международных конфликтов, пример чему – события на Ближнем Востоке…

– И как события развивались дальше? – спросил я раввина.

– А дальше, – сказал он, – после войны мировая просионистская закулиса с подачи наших соплеменников решилась на чудовищный обман. Она заявила, что во Второй мировой войне погибло шесть миллионов евреев. Причем большая их часть, по утверждению фальсификаторов, была сожжена в газовых камерах, умерщвлена горячим паром, электричеством, выхлопными газами двигателей внутреннего сгорания, негашеной известью и откачкой воздуха из камер. Кощунственная и совершенно нелепая ложь бросала вызов здравому смыслу и очевидным фактам. В 1933-1945 годах, в зоне германской оккупации находилось не более трех миллионов евреев. Однако это не помешало иудейским фальсификаторам заявлять, что только в Освенциме погибло четыре миллиона евреев… Ставить же под сомнение «холокост», публично разоблачать это беспрецедентное мошенничество, срывать маску с политиков, журналистов, историков-академиков, служителей церкви, кланов и сообществ, которые в течение более шестидесяти лет проповедовали ложь, – крайне опасно. Даже крупные западные ученые-историки, оспаривающие холокост, не смеют свободно говорить о событиях далекого прошлого. «Не верящие в холокост» предаются анафеме и уголовному преследованию. За свою ревизионистскую деятельность отрицатели холокоста отбывают длительные сроки тюремного заключения. Сидит в тюрьме известный британский историк Дэвид Ирвинг. В бельгийскую тюрьму посажены Зигфрид и Герберт Вебеке. В немецких застенках заперты ученые Гермар Рудольф, Эрнст-Гюнтер Когель, Хорст Малер, Эрнст Зундель и многие другие…

– А откуда возникла преувеличенная цифра «жертв холокоста» – шесть миллионов погибших евреев? – поинтересовался я.

– Мифическая цифра «шесть миллионов» погибших евреев, – пояснил раввин, – является плодом иудейско-талмудического мифотворчества и была придумана сионистскими вождями, как совершенно справедливо утверждает главный раввин Австрии Фридман, еще в XIX веке. Не случайно в то время основатель сионизма Теодор Герцель в первых записях своих «Дневников» называет цифру шесть миллионов евреев, которым якобы угрожает опасность. И что единственный шанс создания так называемого еврейского государства появится лишь в том случае, если эти шесть миллионов европейских евреев постигнет катастрофа… Сразу же после Первой мировой войны 31 октября 1919 года в газете «Американские евреи» говорится об уничтожении «шести миллионов еврейских мужчин, женщин и детей». Где и как тот «холокост» осуществлялся, из бессмысленной писанины в газете понять нельзя, но число шесть миллионов названо семь раз. А вот где находится ответ, почему нужна эта цифра: она взята из древности, это священное число, заимствованное сумасшедшими политиками из Талмуда… Корни числа «шесть миллионов» обнаруживаются в военной пропаганде 1942-1943 годов. Однако эта цифра упоминается в еврейской пропаганде задолго до начала Второй мировой войны. Хаим Вейцман, который позже стал первым президентом Израиля, сказал 25 ноября 1936 года: «Не будет преувеличением сказать, что шесть миллионов евреев приговорены к заключению в этой части мира, где они нежелательны…» По-видимому, число «шесть миллионов» носило для иудеев-талмудистов особый религиозно-ритуальный характер. Недаром один из иудейских вождей – Наум Гольдман, впоследствии президент Всемирного еврейского конгресса, в мае 1942 года на приеме в отеле «Балтимора» в Нью-Йорке заявил, что из восьми миллионов евреев, находящихся в сфере немецкого господства, в живых осталось два миллиона. Не основанная ни на чем фантастическая цифра Гольдмана стала ориентиром для создания мифа о «шести миллионах»… Создание такого вот мифа о холокосте с «шесть миллионами жертв евреев» и активному внедрению его в массовое сознание с особой настойчивостью очень даже эффективно поспособствовали советские евреи Илья Эренбург и Василий Гроссман, опубликовать в соавторстве в 1946 году фундаментальную «Черную книгу», которая стала результатом совместных усилий Советского еврейского антифашистского комитета и членов Американского еврейского комитета.

– Выходит «священная» цифра шесть миллионов «жертв холокоста» – чистейшей воды мистификация? – изумился я.

– Да, если хотите, история с холокостом – чистейшей воды мистификация, – с нарочитой гордостью отвечал раввин. – Но эта изобретательно придуманная сионистами беспрецедентная мистификация с «холокостом» превосходнейшим образом сработала в интересах нашего сионистского племени и решения стоящих перед нашими людьми стратегических задач на пути к всемирному иудейскому царствованию. Преувеличение сионистами еврейских страданий во Второй мировой войне было важным и существенным при создании сионистского государства Израиль. Миф о «шести миллионах погибших европейских евреях» наилучшим образом послужил психологическим оправданием крупномасштабной этнической чистке, репрессиям и пыткам палестинского народа. Если бы не эта мистификация, мир никогда бы не позволил сионистам предпринять свою колониальную авантюру в Палестине в 1948 году. И если бы не эта мистификация, нашему племени бы не удалось представить дело таким образом, будто именно евреи пострадали больше других и поэтому остальные народы обязаны испытывать чувство вины, каяться и возмещать те материальные убытки, которые понесли в войне евреи.

– Следует добавить, – вставил я, – что не будь этой мистификации, не существовало бы и расистского государства Израиль, представляющего собой основную причину конфронтации на Ближним Востоке и готового в любой день спровоцировать ядерную войну. Если бы не эта мистификация, то сионисты не украли бы у палестинцев их родину, а мир был бы лучшим и более защищенным. Нелепая же история «холокоста» имела, и все еще имеет страшные политические последствия. Пока что палестинцы – это наиболее очевидные жертвы аферы «холокоста», но они ни в коем случае не единственные. В действительности же, эта мистификация чрезвычайно опасна для всех народов мира, включая еврейский, который рано или поздно должен будет заплатить высокую цену за глупость своих сионистских вожаков. А грядущая беспощадная расплата за содеянное для преступного расистского сионистского племени неотвратима. И уверен, что расплата эта будет по высшему разряду. Мы больше не позволим сионистам помыкать нами. Мы не позволим им диктовать нам, кого считать своими друзьями, а кого врагами, мы не позволим им диктовать наше видение прошлого. И ни в коем случае не позволим им диктовать нам наше будущее.

– Прошу вас, мой хороший, добрый друг, – с блеском в глазах на выкате воскликнул раввин, – умоляю: будьте толерантны и снисходительны к специфическому, особенному положению нашего племени…

– Что же это за «специфическое, особенное положение» вашего племени? – поинтересовался я.

– Скажу, – волнительно продолжил раввин. – Но, перво-наперво, замечу, что еще тысячи лет тому назад древнейшими сионскими мудрецами, нашими праотцами было завещано нашему сионистскому племени создание на планете Земля «нового мирового порядка». «Новый мировой порядок» является синонимом мира под тотальным контролем сионистов, а если еще точнее сказать, – сионистом всемирного иудейского царствования. Сионистское племя поклялось тогда в едином порыве перед нашими духовными предводителями-прародителями, что их завет будет непременно племенем выполнен, что учреждение «нового мирового порядка» на планете Земля обязательно состоится, а, значит, на всем земном шаре воцарится желаемое нашим сердцам всемирное иудейское господство. Все последующие века наше идейно и организационно сплоченное сионистское племя, при его мизерной численности, неукоснительно и неусыпно выполняло клятву, данную своим духовным праотцам. Оно только и занималось тем, как бы быстрее реализовать на практике стратегическую задумку наших древнейших сионских мудрецов, как бы половчее, поизобретательнее, поизощреннее обхитрить, обмануть, одурачить коренные народы мира и как бы понадежней закабалить их под нашим владычеством. Клятву же, данную своим духовным праотцам все эти века наши соплеменники под строжайшим надзором региональных раввинатов выполняли и выполняют безукоризненно, безотказно, верно и честно. Не то, что произошло на постсоветском пространстве с приходом в Кремль нашего просионистского режима. А произошло то, что не успела еще Советская власть свернуть свои красные знамена, как тутошние коммунисты-конформисты в массовом порядке тут же от нее отреклись, демонстративно изменив и партийной, и военной присяге… Конечно, мизерная численность рядов наших соплеменников сказывалась и сегодня сказывается на темпах завоевания и освоения сионистами мирового пространства. Ведь будучи численно слабыми, сионисты могут управлять миром только по доверенности. Этой доверенностью, к примеру, ныне является единственная оставшаяся сверхдержава, Соединенные Штаты Америки, чудовище Франкенштейна с еврейской головой и нееврейским туловищем, которое нападает на одну страну за другой под мнимыми предлогами. Государственный департамент США, в частности, находится под неусыпным контролем международного сионизма… Нашим же соплеменникам на всех этапах бескомпромиссной борьбы за мировое господство хотелось побыстрее свершить завещанное нашими праотцами. Потому нашими умными головами во все последующие века придумывались все новые и новые тактические, эффективные приемы и методы ускоренного закабаления иноземных держав и их коренных народов. Так нашими соплеменниками, противопоставляющими себя остальному человечеству, был освоен метод захвата и покорения чужих нам стран с применением тактического маневра подрыва государственной власти изнутри. Еще две с половиной тысячи лет назад просвещенный правитель и основатель империи, охватившей всю Западную Азию, персидский царь Кир был первым в длинном ряду марионеток-жертв, оказавшихся в руках нашего племени. Без помощи царя Кира наши люди никогда бы не смогли захватить власть в этой империи. На нем, на царе Кире, наше племя впервые показало, как можно обманом, лицемерием, подкупом и предательством пролезть в иноземное правительство, а затем подчинить все себе. Захватив же власть в иноземном государстве, наши соплеменники бесцеремонно управляли марионетками-правителями, разжигали вражду между народами и создавали конфликты, для достижения нашей «сверхнациональной» цели – мирового господства. При злых, разрушительных намерениях такая система внутри других народов действует как заряд динамита в скале, взрываемой с далекого расстояния. И к XX веку этот наш контроль над иноземными правительствами приобрел такую силу, что все они в значительной степени уже стояли под одной высшей властью сионистского племени. Такая участь постигла и Францию, и Англию и многие другие западные страны. В жестокой узде на этих принципах управляются нами и Соединенными Штатами Америки… Так из века в век наш тактический маневр подрыва изнутри везде и всегда с успехом реализовывался, реализуется и, хотелось бы надеяться, будет реализоваться нашими людьми во всем мире. И только в этой стране с ее специфическим, духовно-нравственным, патриотическим, особенным великоросским этносом реализовать этот наш тактический маневр до сих пор нашим соплеменникам так и не удалось. Терпим крах…

– Как же «не удалось»? – подивился я. – А то, что вы учинили с Советским Союзом, разве не реализация вашего коварного маневра по подрыву и захвату государства изнутри?

– Я уже вам как-то говорил… – сказал раввин. – То, что нашим племенем учинено с Советским Союзом, так это, как я теперь твердо убежден, всего лишь наша в буквальном смысле верхушечная победа. Именно: верхушечная... Да, приступая к развалу Советского Союза, наши соплеменники применили тщательно отработанный ими веками тактический маневр подрыва государственной власти иноземной державы изнутри. И отлично понимали с самого начала, что сама централистская природа Советского государства, вертикальная иерархия правящей в этой стране КПСС позволяли при захвате всего нескольких руководящих высот контролировать весь его колоссальный социалистический монолит. Что и было нами проделано. Захват изнутри осуществлялся подобранными нами, абсолютно лояльными к нам тутошними деятелями, и контроль над этой страной сводился лишь к поэтапному эффективному ее разрушению с использованием существующих структур власти и передачи под наше владычество… Но, как продемонстрировала недавно взбунтовавшаяся карельская Кондопога, нынешнее владычество наших соплеменников в этой стране абсолютно половинчатое, неустойчивое, обманчивое, кажущееся, иллюзорное и призрачное. А все потому, что, захватывая государственную власть в Советском Союзе, наши соплеменники сделали ставку исключительно на покладистую к нам правящую советско-партийную верхушку. И совершенно недооценили и упустили из виду, как теперь стало совершенно очевидно, реальный взрывной протестный потенциал трудовых низов русского этноса, их силу и влияние.

– И к какому выводу вы приходите? – спросил я.

– Основной вывод, – сказал раввин, – на сей счет в 1991 году сделал руководящий член Канадского филиала иудео-масонской организации Бнай-Брит Ян Кагедан, вполне резонно заявив, что создание «нового мирового порядка» будет иметь успех, только если человечество усвоит «уроки холокоста». Со своей стороны замечу, что это принципиальное заявление Кагедана особенно актуально ныне для постсоветского пространства. Конечно, это похвально, что президент Украины Виктор Ющенко намерен инициировать вопрос об уголовной ответственности за отрицание холокоста и поднять этот вопрос на первом заседании вновь избранной Верховной Рады VI созыва. Но на остальной-то территории постсоветского пространства до сих пор даже ничего и подобного не происходит... А ведь цель нашего движения в этой стране и на сегодня, повторяю, остается одна: уничтожение России и Православия, ибо эти чудища по-прежнему стоят на пути сионистского племени в новый миропорядок. И эта благородная цель во исполнение исторических задумок наших древнейших сионских мудрецов будет достигнута нашим движением любой ценой, любыми средствами... Для этого мы не только, как минимум, незамедлительно повсеместно введем на постсоветском пространстве жесточайшее уголовное преследование за отрицание холокоста, но и добьемся еще реанимации, восстановления того, чего сионисты достигли в этой стране сразу же после Октября 1917 года. Тогда сионистам удалось протолкнуть через верхушку большевистской власти посредством наших соплеменников, успевших предусмотрительно заблаговременно внедрится в советско-партийное руководство, беспрецедентное в мировой юридической практике постановление, что за малейшее проявление юдофобии теперь можно было вполне законно ставить гражданина к стенке и пускать в расход на страх и в назидание остальным…

– И как вы собираетесь реализовывать такую вот свою программу-минимум? – поинтересовался я.

– Очень даже просто, – последовал ответ. – Прежде всего, с опорой на задиристых публичных активистов-общественников, свободно вхожих в разные высокие властные инстанции и постоянно мелькающих на экранах телевизоров. Подключим для начала, к примеру, хотя бы тех же энергичных, предприимчивых академиков Виталия Гинзбурга и Жореса Алферова… Пусть потрудятся на этом благородном поприще.

– Но Гинзбург с Алферовым, – вставил я, – на сегодня еще даже не завершили свою острейшую баталию со Всемирным Русским Народным Собором по поводу необходимости введения в школах курса «Основы православной культуры».

– А ничего, ничего... – распаляясь, продолжил раввин, – пусть нагружают себя... Пусть включаются в нашу бескомпромиссную борьбу на полную катушку и окунаются с головой в актуальнейшие проблемы, которые наши соплеменники сейчас решают... Пусть, наконец, и Гинзбург, и Алферов сполна отрабатывают Нобелевские премии, которые мы им пожаловали... И, само собой, пусть эти академики активно способствуют тому, чтобы доброжелательная общественная атмосфера вокруг сионистов на постсоветском пространстве, а также почтительное к пришельцам самосознание его коренных народов, – и прежде всего русских, достигли бы нужных нам кондиций.

– Кондиций, – переспросил его, – это как?

– А так, – громко заявил раввин, – что, будучи, скажем, сам евреем, гражданин общества с достигнутыми в нем нужными нам кондициями может позволить себе сказать очевидное: «Америка держит мир под своим контролем, а евреи управляют Америкой». Но ни один нееврей из среды коренных народов не должен осмеливаться говорить то же самое, поскольку всем должно быть известно, какими последствиями это чревато и что влечет за собой подобная «ересь». Никто из аборигенов, тем более из числа русских, не должен осмеливаться упоминать легко поддающийся проверке факт, что все, за исключением одного-двух, «русские» олигархи, укравшие сотни миллиардов из ресурсов русского народа, – евреи. Никто из аборигенов не должен осмеливаться утверждать столь же очевидный факт, что евреи являются движущей силой той нравственной «раковой опухоли», которая разъедает западное общество, что они стоят за защитой «прав геев», включая права гомосексуальных пар на вступление в брак, дающие право усыновление детей, за развращающей порнографией и за другими извращениями. И аборигены должны четко знать и помнить: разоблачать такие факты – это «антисемитизм». А, мол, Гитлер также был антисемитом, и, как известно каждому, он совершил самое ужасающее преступление в истории «холокост». Следовательно, любой из аборигенов, критикующий евреев, должен со всей серьезностью осознавать, что он готовить почву для нового «холокоста», – раввин ухмыльнулся, подмигнул мне и добавил: – при всей своей примитивности, эта просионистская пропаганда – демагогия все еще весьма успешна для наших соплеменников при оболванивании аборигенов.

Затем вдруг раввин нахохлился, вскинул голову кверху и страстно продекларировал:

– Задумка наших древнейших, мудрейших праотцев сионистским племенем будет воплощена в жизнь целиком и полностью: на Земле воцарится всемирное иудейское царствование. Коренные народы всего мира должны зарубить себе это на носу.

Я посмотрел внимательно на беснующегося раввина, на его седеющие пейсы и подумал: «Материал для публикации готов: осталось лишь его написать и издать для нашего трудового народа», – и поспешил домой, к письменному столу.

* Ж-л «Новая книга России».

 

РАВВИНУ НЕ ДАЁТ ПОКОЯ ВЗБУНТОВАВШАЯСЯ КОНДОПОГА

 

Совершенно неожиданно позвонил ко мне раввин хоральной синагоги и попросил срочной аудиенции. Голос звонившего раввина показался мне непривычно крайне взволнованным, и я подумал: «Что это?.. Раввин хочет предъявить мне претензии по поводу моих ранее опубликованных разоблачительных материалов о расистских деяниях его соплеменников-сионистов и их вероломных планах на ближайшее будущее перестроить миропорядок под диктатуру своего племени?»

Известное же правило гласит: «Если опасность или какая-либо иная грозящая тебе неприятность неизбежна, иди им на встречу»

И встреча с раввином тут же мною была назначена.

Будучи уже хорошо знакомым с характером воинственно-нахрапистых речей вальяжного раввина, я был годов к любому повороту нашей беседы.

Я прекрасно запомнил нашу последнюю встречу с этим раввином. Тогда раввин был демонстративно улыбчивый, с блеском в глазах навыкате, лоснящийся от сытости, снисходительно посматривающий на окружающих и оттопырив нижнюю губу не совсем классических форм, он мечтательно разглагольствовал о том, как в обозримом будущем, уже в текущем веке, его соплеменники сократят численность коренных жителей планеты Земля до уровня необходимого достойно обслуживания будущего всемирного царствования сионистского племени, но не более того… Что, к примеру, общее количество великоросских славян при сионистской диктатуре составит всего 35 – 40 миллионов. Прочие же славянские народы должны вообще исчезнуть…. А с каким сладострастием и упоением раввин тогда сказал мне, что первоочередной задачей сего дня для его соплеменников является уничтожение России и Православия, ибо эти чудища, как он выразился, по-прежнему стоят на пути сионистского племени в новый миропорядок!

И говорил всё это раввин при тогдашней моей встрече с ним громко, задиристо, гордо вскинув голову и глядя куда-то в даль.

Но то, что произошло при новой встрече с раввином, я никак не мог предполагать.

Передо мной предстал изменившейся до неузнаваемости человек. Он был сосредоточенно задумчив с извечной грустью в глазах на выкате и затаённым животным страхом.

Ссутулившись, медленным шагом раввин приблизился ко мне и протянул для приветствия руку, поникшим голосом проговорил:

– Простите меня, мой хороший друг, но то, что произошло во взбунтовавшемся карельском городе Кондопоге, меня повергло ниц, смяло и основательно просветило. Для меня стало ясно, что не за горами то время, когда Кондопога войдет в каждый дом этой страны. Если каждый ненационалистический, терпеливый и терпимый народ, доселе прибывавший в безответном большинстве, заявил о своём праве на достоинство и честь в маленькой Кондопоге, то, что будет, когда он столь же решительно сделает это в крупных, исконно русских городах России? И лишь недалёкие писаки пытаются представить кондопогский конфликт как межэтнический. Но мы смотрим глубже! Ведь на месте тех, на кого подняли руку русские аборигены осенью 2006 года, могут оказаться и наши люди. Только тогда начнут крутиться не жалкие торговые точки кавказцев, а офисы крупнейших еврейских компаний и банков, владельцы которых реально управляют сейчас экономикой на постсоветском пространстве.

«Так вот, оказывается, какие события так потрясли и преобразили в недавнем прошлом помпезного, напыщенного раввина, – подумал я. – Интересно, какую сомнительную миссию на этот раз придумал для меня этот прагматичный господин, попросив внеочередной срочной встречи со мной?»

– А что вы хотите? – сказал я. – Менталитет в Кондопоге – социалистический. И жители её хотят жить по законам социализма. Люди хотят честно работать, зарабатывать, жить без вражды, но и без воров, криминальных авторитетов, без миллионеров-миллиардеров. И кондопогский бунт – это социальный взрыв, выступление народа против чуждого им образа жизни! Люди продемонстрировали готовность к активному протесту… Кондопога показала, что она не хочет верить в эти «общечеловеческие» ценности и жить по звериным законам капитализма. Происшедшее в Кондопоге можно рассматривать как начало серьёзного сопротивления.

– И что меня при сём крайне возмущает и даже, если хотите, бесит, – продолжил раввин, – так это то, что многие мои соплеменники, увлёкшись дармовым обогащением в этой стране, не хотят осмыслить и понять, что в любой момент здесь может произойти мощнейший социально-политический взрыв и нашу братию – пришельцев – русские беспощадно выметут отсюда железной метлой. Как, впрочем, уже бывало в этой стране и при царях-батюшках, и при царицах-матушках.

– От осознания эксплуатируемым большинством русского народа своего нынешнего рабского социально-экономического и политического положения и не менее рабского нравственно-духовного состояния зависит коренное изменение жизни всей многонациональной России, – сказал я. – Так было всегда в отечественной истории: с пробуждение русского сознания пробуждались все народы и нации нашей великой страны. Конечно, новую революцию сейчас здесь никто не может назначить, запланировать заранее. Заказать революцию нельзя – революция вырастает и совершается только народом. Всеобщая же вера в революцию есть уже начало революции. И протестный социально-политический взрыв трудового народа в нашей стране может произойти в любую минуту. Давно всё созрело, любая капля может стать последней.

– И эта «капля» для нас, для всего нашего сионистского движения может оказаться роковой, – с вызовом в сердцах бросил раввин. – Проблема бессмысленного и беспощадного бунта сейчас стоит перед нами… Это опасность для нас всех… Все мы будем висеть на фонарных столбах…

Затем мой собеседник тяжело вздохнул, громко высморкался и говорит:

– Все эти дни после известных уже всему миру драматических событий в карельской Кондопоге я много передумал, пережил, тщательно всё проанализировал и пришёл к окончательному выводу: применительно к России, к русскому этносу моими соплеменниками, всем нашим многовековым сионистским движением допущен колоссальный, исторический не только тактический, но, уверен, и стратегический просчёт.

В глазах на выкате у раввина по-прежнему не было, как раньше, ни блеска, ни демонстративной взбодрённости, а были сосредоточенная задумчивость с извечной грустью и затаённый животный страх.

«Изрядно напугал город-герой Кондопога велеречивого святошу, но ещё больше он боится новых всероссийских Кондопог и грядущего всеобщего социально-политического взрыва на постсоветском пространстве!» – подумал я и спросил раввина:

– И какой же это «колоссальный, исторический просчёт» допустило ваше многовековое сионистское движение «применительно к России, к русскому этносу»?

– Скажу… – промолвил раввин, нервно подрагивая оттопыренной нижней губой. – Но вначале несколько слов из истории…

«Что ж, дослушаю до конца велеречивого раввина и на этот раз, – решил я. – Да ещё и расспрошу его обо всём подробней. А о своей встрече с раввином и о планах-намерениях сионистов поведаю трудовому народу при первой же возможности!»

– Видите ли, мой хороший друг, – продолжил раввин, – метод захвата и покорения чужих нам стран с применение тактического манёвра подрыва государственной власти изнутри был давно освоен нашими соплеменниками, противопоставляющими себя остальному человечеству. Ещё две с половиной тысячи лет назад просвещённый правитель и основатель империи, охватившей всю Западную Азию, персидский царь Кир был первым в длинном ряду марионеток-жертв, оказавшихся в руках нашего племени. Без помощи царя Кира наши люди никогда бы не смогли захватить власть в этой империи. На нём, на царе Кире, наше племя впервые показало, как можно обманом, лицемерием, подкупом и предательством пролезть в иноземное правительство, а затем подчинить все себе. Захватив же власть в иноземном государстве, наши соплеменники бесцеремонно управляли марионетками-правителями, разжигали вражду между народами и создавали конфликты, для достижения нашей «сверхнациональной» цели – мирового господства. При злых, разрушительных намерениях такая система внутри других народов действует как заряд динамита в скале, взрываемой с далёкого расстояния. И к двадцатому веку этот контроль над иноземными правительствами приобрёл такую силу, что все они в значительной степени уже стояли под одной высшей властью сионистского племени. А действия этих правительств-марионеток, в конечном итоге, всегда служили нашему племени. Такая участь постигла и Францию, и Англию и многие другие западные страны. В жестокой узде на этих принципах управляются нами и Соединённые Штаты Америки… Так из века в век наш тактический манёвр подрыва и захвата государственной власти иноземной державы изнутри везде и всегда с успехом реализовывался, реализуется и, хотелось бы надеется, будет реализоваться нашими людьми во всём мире. И только в этой стране с её специфическим, особенным великоросским этносом реализовать наш тактический манёвр до сих пор нашим соплеменникам так и не удалось. Терпим крах…

– Как же «не удалось»? – прервал я раввина. – А то, что вы учинили с Советским Союзом, разве не реализация вашего коварного тактического манёвра по подрыву и захвату изнутри иноземного государства?

– То, что нашим племенем учинено с Советским Союзом, так это, как я теперь твёрдо убеждён, всего лишь наша в буквальном смысле верхушечная победа. – проговорил раввин. – Именно: верхушечная!.. Да, приступая к развалу Советского Союза, наши соплеменники применили тщательно отработанный ими веками тактический манёвр подрыва государственной власти иноземной державы изнутри. И отлично понимали с самого начала, что сама централистская природа Советского государства, вертикальная иерархия правящий в этой стране КПСС позволяли при захвате всего нескольких руководящих высот контролировать весь его колоссальный социалистический монолит. Что и было нами проделано. Захват изнутри осуществлялся подобранными нами абсолютно лояльными к нам тутошними деятелями и контроль над этой страной сводился лишь к поэтапному эффективному её разрушению с использованием существующих структур власти и передачи под наше владычество… Но, – продемонстрировала недавно карельская Кондопога, – нынешнее владычество наших соплеменников в этой стране абсолютно половинчатое, неустойчивое, обманчивое, кажущееся, иллюзорное и призрачное. А всё потому, что, захватывая государственную власть в Советском Союзе, наши соплеменники сделали ставку исключительно на покладистую к нам правящую советско-партийной верхушку. И совершенно недооценили и упустили из виду, как теперь стало совершенно очевидно, реальный взрывной протестный потенциал трудовых низов русского этноса, их силу и влияние.

– Вы недовольны тем, как сработала тогдашняя советско-партийная верхушка в пользу вашего движения при развале сионистами Страны Советов? – спросил я.

– Ни в коем разе, – возразил раввин. – Все наши пособники из русских аборигенов синхронно и динамично действовали в роковой для Советского Союза час испытаний. Весомый вклад в развал родного Отечества внесли и члены ЦК КПСС, его секретари, члены Политбюро, и руководители тогдашнего Совмина СССР, Президиума Верховного Совета СССР, и, конечно же, генералы центрального аппарата КГБ СССР… Да и много других фигурантов такого же властного уровня, не говоря уже о многочисленных околокремлёвской челяди, проституирующих журналистах, писателях, деятелях науки, культуры и иной подобной пресмыкающейся мелкоте, обслуживающей верхушку политической власти в стране при любом режиме и во все времена.

– И в чём же все они состоялись в советские времена? – поинтересовался я.

– Русачки, изрядно подсобившие нам в развале Советского Союза, – пояснил раввин, – это те, которые в «застойные» годы социализма, используя его преимущества, не только успели получить два-три высших образования, запастись всякими там учёными степенями-званиями, успешно продвинутся по партийно-государственной вертикали власти, но и максимально, в жестоких рамках условий тогдашнего режима, сумели незаметно изрядно, по тем временам, обогатится, приблизившись к номенклатурному, партийному «корыту». По мере же освобождения цековской «кормушки», у привилегированных советских людей и их семей проявился вкус к разного рода частной собственности, к финансам, к недвижимости и так быстро развился, что многие из них готовы уже были поменять власть на собственность. Когда встал вопрос: власть или собственность, – без колебаний сделали ставку на собственность! А, нажившись, бывшие привилегированные советские люди пришли к выводу, что большая частная собственность – это та же власть. И как ныне убедительно продемонстрировали им наши еврейские скороспелки-миллиардеры, собственность бывает и посильнее власти. Потому при нынешней нашей власти в этой стране они только наращивают темпы приобретения разных форм и видов собственности, используя все свои неформальные ресурсы. Благо, что с приходом наших соплеменников к власти в этой стране мы не только не стали преследовать их за коммунистическое прошлое, позволили им плавно вписаться в базарную экономику и продолжать далее обогащаться в недостижимых ранее размерах, но наши соплеменники охотно стали использовать в своих интересах и их истинный советский профессионализм. За что сейчас, при нашей власти в этой стране, проявив известную гибкость, они стали охотно, не без корысти функционировать в штате новых властных структур: в президентской администрации, в Белом доме, в Госдуме, в Совете Федерации, в силовых министерствах, – не говоря уже о разного рода коммерческих фирмах, банках, охранных агентствах и всевозможных фондах, включая Сороса и несть конца…

– Иными словами, – говорю собеседнику, – ваши соплеменники и вы лично довольны тем, как тогдашняя покладистая к вам правящая советско-партийная верхушка со своим окружением эффективно и слаженно подсобила вашему движению в развале Советского Союза и как преданно продолжает вам служить сейчас?

– Безусловно, – соглашается раввин, – целиком и полностью довольны... За что им, нашим пособникам из русских аборигенов, наша безмерная благодарность! А вот в отношении наших соплеменников – тут разговор совсем иного рода. В самом деле, как можно было нашим соплеменникам, готовясь к заключительному этапу закабаления этой страны, заполнить, подчинить себе в услужение лишь одну часть русского этноса – правящую верхушку страны с её челядью и совершенно недооценить, сбросить со счетов другую часть русского этноса – трудовые низы? Как можно было нашим соплеменникам упустить из вида принципиальное различие этих двух составляющих частей русского этноса и вытекающих отсюда неотвратимых последствий.

– И в чём же это «принципиальное различие двух составляющих частей русского этноса»? – спрашиваю я.

– Могу сказать, – продолжает раввин. – Подсобившие нам в развале Советского Союза русские аборигены – это люди, живущие только для нужды своей, они только брюхо набивают, ставят выше всего свои личные интересы и всю свою жизнь исповедуют лишь одну-единственную махровую, эгоистическую мещанско-обывательскую мораль: «Умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт». Все они, наши пособники из русских аборигенов, клялись жизнью своей защищать Страну Советов, а совершили предательство: осознанно, добровольно, без единого выстрела сдали Советский Союз его многовековому исконному врагу – просионистским силам. Да ещё, к стыду и позору своему, все они как один не только цинично изменили военной и партийной присяге, но на глазах у бедствующего трудового народа, почти поголовно, используя свои профессиональные навыки и связи, бросились в бизнес и приватизацию общенародной недвижимости… А, случись, сейчас в этой стране вздыбятся трудовые массы, то, можно не сомневаться, наши нынешние пособники из русских аборигенов тут как, сразу же заявятся снова в Кремль с претензиями поуправлять и порулить бунтовщиками-победителями, а заодно при этом вдоволь пображничать и обогатиться.

– В отношении этой части русского этноса, – сказал я, – тут всё ясно. А в чём отличие второй его части?

– О том, кто представляет вторую часть русского этноса, – пояснил раввин, – убедительно наглядно недавно продемонстрировала взбунтовавшаяся карельская Кондопога. Это люди, живущие не для брюха, а для души, для правды. Практически в каждом поступке и действии представителей этих двух частей русского этноса объективно проявляется их истинная сущность. У людей, собравшихся в те знаменательные дни вместе, на главной площади Кондопоги было и чувство собственной силы, и молчаливый вызов. Силу своего вызова, несомненно, чувствовали сами люди, собравшиеся там, в Кондопоге. Эта сила вызова всегда заражала русского человека, звала стукнуть шапкой о землю, взяться очертя голову за неподъёмный труд, что называется не зная брода броситься в любую «воду», бескомпромиссно борясь за социальную справедливость и, наконец, ринуться безоглядно в схватку, в самую гущу врагов всех мастей… Именно из этой части русского этноса родились Иван Сусанин и молодогвардейцы, Александр Матросов и Зоя Космодемьянская, Николай Гастелло и многие-многие истинные патриоты… Зачем они рисковали? Почему не выждали более удобного времени, безопасных условий? Потому что знали свой народ, своих соратников. И именно только трудовые низы – эта часть русского этноса может сейчас реально воспрепятствовать нашему движению в уничтожении России и Православия, этих чуди, стоящих на пути сионистского племени в новый миропорядок! А без уничтожении нами России и православия всемирного царствования сионистского племени нам не видать.

– И что же вы собираетесь предпринять сейчас, с учётом складывающийся ситуации на постсоветском пространстве? – продолжаю спрашивать раввина.

– Бороться и побеждать! – с вызовом вскрикивает он. – Мы должны, прежде всего, форсированно вытравить из душ русских аборигенов, представляющих трудовые низы этой страны, негативное, предвзятое отношение к нам, к нашей сионистской идеологии, к нашим преуспевающим миллиардерам-олигархам и ко всему, что связано с еврейством. Само собой в этих трудовых низах русских аборигенах в кратчайшие сроки должно быть покончено и с коллективизмом, их объединяющим, и с пресловутой классовой пролетарской солидарностью, и со многими другими атрибутами тоталитарного советского наследия… Надо раз и навсегда внушить, вдолбить в головы русских аборигенов из трудовых низов, что в развале Советского союза повинны не наше сионистское племя и его расистская идеология, а исключительно они сами, русские аборигены, и так называемый мировой империализм в лице, в первую очередь, руководства США и зажравшегося запада.

– Для решения поставленных задач вы применили новые, оригинальные методы воздействия на человеческую психику? – поинтересовался я.

– Ничего особенного, – сказал раввин. – Для начала мы, как обычно, прибегли к активному нам содействию со стороны бывших властных русачков, оставленных ранее нами в резерве на «чёрный день». И результаты не заставили себя ждать! Посмотрите как, к примеру, искусно и изобретательно оградил наше сионистское движение от критики и обвинений за развал Советского Союза наш пособник-резервист, бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС. Выступая перед представителями трудовых низов русских аборигенов, он не стал выискивать конкретных врагов русского трудового народа, приведших его ныне к роковой черте. Решительно отверг этот наш ретивый пособник-резервист и всяческие обвинения присутствующих в адрес сионистов, якобы повинных в развале этой страны. Чётко, лаконично, в доступном виде, не прибегая к подробностям, в общих словах, он ловко сформулировал первопричины развала Советского Союза: «Во-первых, – авторитетно заявил этот бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС, – более 70-ти лет в этой стране действовал внешний фактор. Союз всегда хотели уничтожить. Во-вторых, у нас хватало людей внутри страны, которые активно работали на развал. В-третьих, у руководства партией и государства оказался враг трудового народа, предатель и недоумок Горбачёв, который всё время врал и изворачивался. В-четвёртых, люди в погонах не выполнили присягу…»

Закончив цитировать пособника-резервиста, раввин самодовольно улыбнулся и сказал:

– Согласитесь, умница этот бывший кадровый цековский управленец! И как всё же остроумно, достойно он оградил наших людей от нападок на них трудовых низов русских аборигенов.. А вот с какой похвальной тирадой в наш адрес обратился днями к трудовым низам русских аборигенов другой наш пособник-резервист, бывший заместитель Генерального прокурора СССР…

Раввин достал из «дипломата» брошюру, раскрыл её и прочитал в приподнятом тоне: «Поражаешься, как «русские патриоты» готовы обвинять в бедах, свалившихся на нашу страну, сионизм и бог весть кого. И вовсе становится необъяснимым их стенания по поводу «еврейского ига». За то, что произошло с Россией, русские должны винит в первую очередь самих себя, свою неорганизованность и беспечность. Кто нам мешает быть лучше, перенять это лучшее у тех же евреев? Кто нам мешает любить друг друга и помогать друг другу, как делают это евреи? Кто нам, наконец, мешает формировать и поддерживать свои кадры, с упорством идти к достижению целей, как делают это евреи?..»

Закрыв брошюру бывшего заместителя Генерального прокурора СССР, раввин с вызовом посмотрел на меня, смачно с удовольствием причмокнул и воскликнул: «Не плохо, а?»

Затем раввин извлёк из «дипломата» газету и, развернув её, сказал:

– А теперь послушайте, как элегантно осадил, отбрил и отутюжил рвущуюся к верховной власти шантрапу из русских трудовых низов, а заодно как уважительно возвеличил и поднял на пьедестал почёта наших еврейских миллиардеров-олигархов другой бывший член Политбюро, секретарь ЦК КПСС.

И раввин вдохновенно стал цитировать этого другого члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС: «Сейчас среди трудового люда нашего общества только и разговоров: на постсоветском пространстве вот-вот грянет революция. А это значит скачкообразная смена формаций, переход от прежнего, старого общественно-политического строя к новому, при котором, в нашем случае, собственность на средства производства немедленно изымается у её нынешних владельцев еврейских миллиардеров-олигархов и национализируется. Но прежние владельцы собственности бывают этим очень недовольны и организуют ожесточённое сопротивление. Дело, как вы помните, при посредстве иностранной интеграции в нашей стране в прошлом веке даже обернулось гражданской войной. А надо ли обществу, чтобы погибли самые лучшие его представители? И как можно избежать конфронтации между трудовыми народами и еврейскими миллиардерами-олигархами?.. Да, существует множество людей труда, которые считают, что национализация – это единственное средство и другого нет. Между тем, если собственник на средства производства еврейский миллиардер-олигарх служит не только своей алчности, а ещё кое-что отстёгивает обществу, то обязательно ли отнимать у него средства производства? Ведь какие еврейские миллиардеры-олигархи ни есть, но они всё же ныне как-то содержат не только толпы бюрократов, но и армию, пенсионеров и какие-то остатки социального обеспечения. И если отобрать у еврейских миллиардеров-олигархов сразу всю собственность, то кто будет ею управлять? Ведь управленец – это, как минимум, десятилетие опыта, а у кого он сейчас в стране есть, кроме еврейских миллиардеров-олигархов? Конечно, у людей труда «желающих порулить», могут быть искренние намерения сделать «как лучше», но мы же понимаем, что именно у них будет получаться, пока не пройдут годы и они не научатся. Не сложно прикинуть, что получается, когда вместо опытных управленцев, хозяйством начинают рулить невежды из трудовых низов, о которых ещё Ленин говорил, что они могут умереть за революцию, но не способны созидать новый строй. И потому трудовому народу неизбежно потребуется, чтобы еврейские миллиардеры-олигархи остались. Чтобы не допустить нового развала народного хозяйства… Есть и ещё один аспект в этом деле. Еврейские миллиардеры-олигархи утащили за границу очень много капитала и если отнять у еврейских миллиардеров-олигархов собственность здесь, то они уедут к своим деньгам за рубеж и страна потеряет опытнейших, эффективных управленцев. А зачем нам, русским, лишаться кур, несущих золотые яйца? И если русские люди труда действительно истинные патриоты своей страны и искренне пекутся о её будущем, то они должны заботиться лишь о том, чтобы экономикой России продолжали беспрепятственно управлять еврейские миллиардеры-олигархи даже и после возможной грядущей революции».

Закончив цитировать и этого бывшего члена Политбюро, секретаря ЦК КПСС, раввин игриво ухмыльнулся и восторженно сказал:

– Как всё же тонко, по-иезуитски приложил трудовые низы русских аборигенов этот бывший цековский управленец, наш пособник-резервист! Не правда ли?..

– Да, резервисты – ваши пособники из бывших властно советско-партийных структур – у вас отменные! – не без горечи сказал я.

– В самое короткое время, – продолжал раввин, – мы создадим мощную информационную службу, которая, продолжая активную антисталинскую компанию, должна будет работать столь безошибочно и слаженно, чтобы ни в одно районе на постсоветском пространстве не смогла возникнуть такая личность, как Сталин. Ведь для нас, для нашего сионистского племени, опасны не трудовые массы русского народа сами по себе, а присущая им сила порождать такие личности, способные, опираясь на знание души русского народа, привести эти трудовые массы в движение.

Я в упор разглядывал собеседника и думал:

«Боязнь грядущей неотвратимой расплаты за всё содеянное в глазах раввина очевиднейшая. Причина этому одна – страх перед будущим! Страх, что в России, несмотря на разграбление её богатств, промывание мозгов, оболванивания населения, всё же появится человек масштаба Сталина, который снова сумеет организовать трудовые массы русского народа на созидание и восстановление Великой Державы!»

– А ещё, – приободрившись, сказал раввин, – нам бы хотелось в ближайшее время вбросить и внедрить в массовое сознание трудовых низов русских аборигенов этакий синтетический, собирательный, художественный образ современника, на которого они, эти трудовые низы русских аборигенов, должны ориентироваться в своей жизни и во всём ему подрожать. И если все аборигены из русских трудовых низов будут на него похожи, то нашему сионистскому движению больше и желать было бы нечего.

– И что это за «синтетический, собирательный, художественный образ»? – поинтересовался я.

– Этот образ, – говорит раввин, – должен представлять как бы помесь-гибрид осовремененного, порвавшего со своими родословными корнями, тщеславного, самодовольного, невежественного, толстокожего, спесивого мольеровского «мещанина во дворянстве». Типичнейшего нашего верного пособника в развале Советского Союза из властных советско-партийных структур, живущего исключительно для наживы своей и готового в личных интересах, в интересах только набивания своего брюха предать кого угодно, что угодно, вплоть до своей Родины, которую он ранее клялся жизнь своей защищать. Этот синтетический, собирательный, художественный образ, внедрённый в массовое сознание трудовых низов русских аборигенов, должен их основательно, убедить, что отныне жить каждому из них нужно только на свою потребу и во всех случая действовать исключительно в своих эгоистических интересах. Что на смену коммунистической идеологии в этой стране окончательно пришла сионистская идеология. И все русские аборигены из трудовых низов, осознанно идущие в услужение сионистской идеологии, пусть фанатически верят, что в благодарность за это они с нашего барского стола пусть крохи, но всегда получат.

– И нашёлся уже писатель-подрядчик, согласившийся сотворить такой вот литературный образ-гибрид? – спрашиваю.

– Конечно же, лучшего б варианта не было бы, если бы за эту миссию взялись вы, – лукаво щурясь, подмигнул мне.

Я улыбнулся и широко развёл руками.

С лицо раввина мгновенно окаменело.

– Жаль… – понуро сказал он. – Но, я думаю, что и в таком случае у нас в этом не будет проблем. Поиздержавшихся, политически неприкаянных, блуждающих писателей в этой стране – пруд пруди. А мы со своей стороны, как говориться, за ценой не постоим!

– Мне кажется, – заметил ему, – вы придаёте деньгам слишком большое значение. Между тем, корысть – чувство настолько предосудительное и есть нечто до такой степени низменное, что порядочному человеку не должно выказывать к ней особой склонности.

– Извините, мой хороший друг, – покривился собеседник, – но нас совершенно не колышат ни аморальность, ни безнравственность любого человека, если он чётко выполняет нашу волю и действует с полной отдачей в интересах сионистского движения, приближает нас к заветной цели. Цель нашего движения в этой стране сейчас, повторяю, одна: уничтожения России и Православия, ибо эти чудища по-прежнему стоят на пути сионистского племени в новый миропорядок. И эта цель будет достигнута нашим движением любой ценой, любыми средствами!

– Ничего у вас не получится, – возразил я, – слишком замахнулись: и с коммунистической идеологией хотите покончить, и с Православной, и Россию намерены стереть с земли... – Вы что, не знаете историю Руси? Не знаете, чем заканчивается в нашей стране оккупация для оккупантов?

От моих словах раввин еще более потускнел, помрачнел, поник извечной грустью в глазах навыкате и затаённым животным страхом.

Так раввин оставался лишь на какое-то мгновение, затем собрался:

– Ну что ж, если, конечно, так случится, – упавшим голосом протянул раввин, – если нам не удастся заполнить сердца и души русских аборигенов, то мы покинем Россию, такое уже в нашей практике уже бывало… – и тут же, снова приободрившись, добавил: – Мы всегда готовы уйти от гнева и ненависти коренного народа страны нашего пребывания, уйти туда, где нас примут в расчёте оживить экономику нашими капиталами. Периодическая смена стран пребывания в поисках более благоприятных условий существования является частью нашей стратегии. В этом заключается символ «вечного жида» – Агасфера – неиссякаемого оптимиста и вечного странника. Но уйти из России мы должны не бедными и больными, а здоровыми и богатыми. Деньги – это наши ноги. Мы смещаем свой центр тяжести туда, куда предварительно переведены наши деньги, наш капитал. Окрепнув материально в странах рассеяния, собрав с них свою дань, время от времени мы собираемся на земле наших предков для того, чтобы укрепить наш дух, наши силы, нашу веру в единство. Мы собираемся для того, чтобы снова разойтись. И так во все века!..

Я не стал дольше слушать раввина, развернулся и ушёл.

– Куда же вы, куда? – надрывисто кричал он мне в спину. – Мы же не договорили, мы же старые добрые люди...

Но я не реагировал. Я шёл и думал лишь о том, как, что и в какой последовательности я расскажу людям труда о моей встрече с представителем расистского сионистского племени, стремящегося закабалить не только русский народ, но и все коренные народы Земли.

* Ж-л «Новая книга России», г-та «Советский воин».

 

ЗАПОЗДАЛАЯ ЯВКА С ПОВИННОЙ

 

Казалось бы, что по прошествии стольких лет, отделяющих нас от роковых августовских событий в Москве в 1991 году, все уже основное по сему поводу сказано, учтено, персонифицировано, написано и опубликовано. Ан нет!

Встречаю днями знакомца – преуспевающего ныне банкира, а в недавнем прошлом генерала из центрального аппарата КГБ СССР, весьма близкого к высшему руководству сего в прошлом всемогущего ведомства Великой Державы, на безбедное содержание которого трудовой народ не жалел никаких средств.

Внешне отставной генерал-аппаратчик выглядел вполне благополучным: холеное лицо, дорогой костюм, ухоженные руки. А в глазах были тревога, боль и озабоченность.

– Последнее время, глядя на то, что творится вокруг, места себе не нахожу... – проникновенно произнес генерал, как бы поясняя свое душевное состояние. – И больше всего одолевают меня угрызения совести, сознание преступно не выполненного долга перед Родиной. Ведь мы – так называемый передовой вооруженный отряд КПСС – клялись жизнью защищать первую в мире Страну Советов. А сдали ее многовековому, исконному врагу без единого выстрела. Да еще, к стыду и позору своему, на глазах у бедствующего трудового народа. Используя профессиональные навыки и связи, бросились в бизнес и приватизацию недвижимости, вплоть до явочных служебных помещений... и вот я принял решение прояснить людям о том, как это все случилось...

– А что, есть неизвестные факты? – поинтересовался я.

– Для простого люда – да! – последовал ответ. – И для начала надо прояснить, как и когда свершилось величайшее в истории человечества предательство – осознанно добровольная, без единого выстрела сдача Советского Союза его исконному врагу – просионистским силам.

– И когда же произошел этот постыдный акт? – спросил я.

– В ночь с 20 на 21 августа 1991 года в кабинете председателя КГБ СССР Крючкова.

– И это в тот момент, когда члены ГКЧП пылко призвали граждан Советского Союза осознать свой долг перед Родиной! – возмущенно воскликнул я.

– В ту ночь на совещании в КГБ принималось окончательное решение о штурме Дома Советов, где засели псевдодемократы – ельцинисты, – продолжил генерал. – А происходило это так. Председатель КГБ Крючков в 00 часов пригласил нас, генералов, с заместителем председателя КГБ Агеевым к себе. Там были заместитель председателя Совета Обороны СССР Бакланов, член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Шенин, заместитель председателя КГБ Грушко и начальник управления охраны КГБ генерал Плеханов. Очень скоро подъехали генералы Ачалов, Варенников, Громов. Нашу позицию не штурмовать "Белый дом" поддержали все. Все вместе стали убеждать Бакланова и Шенина отказаться от операции штурма. Крючков решительно заявил, что тоже против этой операции. Варенников и Ачалов успокаивали Бакланова и Шенина, говорили, что еще не все потеряно. Что завтра нужно вести переговоры мирным путем. Все с облегчением вздохнули: штурма "Белого дома" не будет. Но Бакланов и Шенин, как мне показалось, остались в расстроенном, подавленном состоянии. Крючков сказал Агееву о необходимости задержания Попова и Лужкова. Но мне показалось, что он говорит это исключительно для Бакланова и Шенина... Кстати, об этом историческом совещании в КГБ СССР в ночь с 20 на 21 августа 1991 года, окончательно предательски решившем судьбу страны, никогда и нигде ни единым словом не было упомянуто в средствах массовой информации. Потому как при этом полностью разрушается вброшенная в массы идеологическая концепция о том, что будто бы в Советском Союзе победила демократическая революция и социализм развалился сам по себе. А на самом деле это был контрреволюционный переворот. И кремлевская власть нашим врагам была передана без единого выстрела

– Это в принципе по-иному высвечивает ход событий, – произнес я.

– Любопытна и ситуация, сложившаяся в те исторические августовские дни 1991 года в верхнем эшелоне ЦК КПСС, – сказал генерал. – Как известно, 19 августа 1991 года в 10 часов 50 минут Секретариат ЦК КПСС направил из Москвы шифрограмму. В ней говорилось:

"ЦК компартий, рескомам, крайкомам, обкомам КПСС В связи с введением чрезвычайного положения примите меры по участию коммунистов в содействии Государственному комитету по чрезвычайному положению в СССР... О Пленуме ЦК и других мероприятиях сообщим дополнительно". А 22 августа, когда ельцинисты, ликуя, отмечали свою "победу", в стенах того же Секретариата ЦК КПСС была срочно сотворена верноподданническая новому режиму официальная бумага, подписанная многими членами Политбюро и секретарями ЦК КПСС, гулявшими тогда на воле. В этой бумаге, сказано: "Текст шифрограммы Секретариата ЦК КПСС от 19 августа 1991 года был составлен на основе дезинформации, сообщенной участникам Секретариата ЦК о состоянии здоровья Генерального секретаря и обстоятельств введения чрезвычайного положения. Текст не отражал всех соображений, высказанных участниками Секретариата при обсуждении данного вопроса, и был передан для срочной отправки на места. С учетом изложенного считать текст шифрограммы от 19 августа 1991 года недействительным".

– Оперативно сработано горбачевскими выдвиженцами! – заметил я– И кто подписал сию бумаженцию?

– Дзасохов, Лучинский, Семенова, Фалин, Калашников, Мельников, Гиренко, Манаенков, Строев, Купцов и другие. В курсе этой холуйской "портянки" был и второй человек в КПСС, премудрый Ивашко.

– Этот факт тоже до сих пор никому не ведом! – сказал я.

– Не по-офицерски повел себя в те же исторические августовские дни 1991 года и наш председатель КГБ Крючков, находясь в следственном изоляторе "Матросская тишина", – продолжил генерал. – Уже 25 августа 1991 года Крючков успел написать покаянное письмо Горбачеву из "Матросской тишины" – Генерал достал из папки бумагу и зачитал: – "Уважаемый Михаил Сергеевич Огромное чувство стыда – тяжелого, давящего, неотступного – терзает постоянно. Позвольте объяснить Вам буквально несколько моментов. Когда Вы были вне связи, я думал, как тяжело Вам, Раисе Максимовне, семье, и сам от этого приходил в ужас, в отчаяние. Какая все-таки жестокая штука эта политика! Будь она неладна. Хотя, конечно, виновата не она. 18 августа мы последний раз говорили с Вами по телефону. Вы не могли не почувствовать по моему голосу и содержанию разговора, что происходит что-то неладное. Я до сих пор уверен в этом. Короткие сообщения о Вашем пребывании в Крыму, переживаниях за страну, Вашей выдержке (а чего это стоило Вам) высвечивали Ваш образ. Я будто ощущаю Ваш взгляд. Тяжело вспоминать об этом. За эти боль и страдания в чисто человеческом плане прошу прощения. Я не могу рассчитывать на ответ или какой-то знак, но для меня само обращение к Вам уже стоит чего-то. Михаил Сергеевич! Когда все это задумывалось, то забота была одна – как-то помочь стране. Что касается Вас, то никто не мыслил разрыва с Вами, надеялись найти основу сотрудничества и работы с Б.Н. Ельциным. Кстати, в отношении Б.Н. Ельцина и членов российского руководства никаких акций не проводилось. Это было исключено. В случае необходимости полагали провести временное задержание минимального числа лиц – до 20 человек. Но к этому не прибегли, считали, что не было нужды. Было заявлено, что в случае начала противостояния с населением операции немедленно приостанавливаются. Никакого кровопролития. Трагический случай произошел во время проезда дежурной военной машины БМП по Садовому кольцу. Это подтвердит следствие. К Вам поехали с твердым намерением доложить и прекращать операцию. По отдельным признакам уже в Крыму мы поняли, что Вы не простите нас и что нас могут задержать. Решили доверить свою судьбу Президенту. Войска из Москвы стали выводить еще с утра в день поездки к Вам. Войска в Москве просто были не нужны. Избежать эксцессов, особенно возможных жертв, – было главной заботой и условием. С этой целью поддерживали контакты. У меня, например, были контакты с Г. Поповым, Ю. Лужковым, И. Силаевым, Г. Бурбулисом и, что важно, многократно с Б.Н. Ельциным. Понимаю реальности, в частности, мое положение заключенного, и на встречу питаю весьма слабую надежду. Но прошу Вас подумать о встрече и разговоре со мной Вашего личного представителя. С глубоким уважением и надеждами В. Крючков".

– Не менее интересно и письмо заключенного под стражу председателя КГБ Крючкова своему преемнику Бакатину, – сказал генерал и зачитал другую бумагу: – "Уважаемый Вадим Викторович! Обращаюсь к Вам как к Председателю Комитета госбезопасности СССР и через Вас, если сочтете возможным довести до сведения, к коллективу КГБ со словами глубокого раскаяния и безмерного переживания по поводу трагических августовских событий в нашей стране и той роли, которую я сыграл в этом. Какими бы намерениями ни руководствовались организаторы государственного переворота" они совершили преступление. Разум и сердце с трудом воспринимают эту явь, и ощущение пребывания в каком-то кошмарном сне ни на минуту не покидает. Осознаю, что своими преступными действиями нанес огромный ущерб своей Отчизне, которой в течение полувековой трудовой жизни отдавал себя полностью. Комитет госбезопасности ввергнут по моей вине в сложнейшую и тяжелую ситуацию. Мне сказали, что в КГБ СССР была Коллегия, которая осудила попытку государственного переворота и мои действия как Председателя КГБ. Какой бы острой ни была оценка моей деятельности, я полностью принимаю ее. Очевидно, что необходимые по глубине и масштабам перемены в работе органов безопасности по существу и по форме еще впереди. Уважаемый Вадим Викторович! После всего происшедшего, да и в моем положении заключенного, считаю в моральном отношении не вправе обращаться к коллективу органов безопасности, доверие которого не оправдал, с просьбой о каком-либо снисхождении. Но убедительно прошу не оценивать всю мою жизнь только по августу 1991 года. С уважением В.Крючков. 24 августа 1991 года".

– Уму непостижимо! И это он пишет патологическому предателю – антисоветчику, главному разрушителю госбезопасности страны?!

– А вот фрагменты из записей министра обороны СССР Язова в "Матросской тишине", – продолжил генерал, извлек из папки еще одну бумагу и зачитал ее: "23 августа 1991 года – пятница. Всему конец, имею в виду собственную жизнь. Утром снял мундир Маршала Советского Союза. Поделом! Так и надо. Чего добивался? Прослужив 60 лет, я не отличил от политической проститутки себя – солдата, прошедшего войну... 24 августа 1991 года. Слушаю в одиночной камере радио о событиях 19, 20, 21 августа в Москве. Понял, как я был далек от народа. Сформированное мнение о развале государства, о нищете-я полагал, что это разделяет народ. Нет, народ не принял нашего Обращения. Народ политизирован, почувствовал свободу, а мы полагали совершенно обратное. Я стал игрушкой в руках политиканов!.."

– Выходит, псевдодемократам, – вставил я, – с этими безвольными генералами фантастически повезло. Они оказались худшими из худших для единственной в мире Страны Советов! Будучи на их месте, псевдодемократы лучше бы для себя не сделали! Воистину испоганила выродившаяся капээсэсовская верхушка сталинскую систему подготовки и расстановки кадров!

– Это уж точно! – согласился мой собеседник.

– И что вы собираетесь предпринять? – спросил я.

– Прежде всего довести до сведения трудового народа имеющиеся в моем распоряжении документальные факты, высвечивающие истинный ход событий в роковое для нашей страны время, – сказал генерал. – И, конечно, пусть даже и запоздало, явиться с повинной головой к своему народу. Хотя, как вы сами понимаете, прощения предателям – клятвопреступникам, за измену Родине – нет! Но я буду с трудовым народом, поднимающимся на борьбу за воссоздание Великой Державы!

Выслушал я запоздалое откровение генерала и подумал: а ведь нашей стране грозит новая опасность! Та немалая прослойка беспринципных номенклатурщиков, которая вольготно прохиндействовала при Советской власти, а затем плавно приспособилась к новому режиму, сегодня в очередной раз готова сменить свою идеологическую оболочку, влиться в народно-патриотическую оппозицию и примазаться уже к новой грядущей власти. И надо сделать все, что от нас зависит, чтобы этого не случилось!

Судя же по всему, в лагере перевертышей и приспособленцев, а по-простому, по-рабоче-крестьянски говоря, – коллаборационистов пошли конвульсии агонии и потому впопыхах они спешат рядиться в тогу патриотов. А это верный знак того, что наш трудовой народ устремлен к последней схватке с оккупационным режимом накануне своей неотвратимой Победы!

* Ж-лы «Новая книга России», «Молодая гвардия», г-ты «Гласность», «Советский воин».

 

РАВВИН ГРОЗИТ РАЗОБЛАЧЕНИЯМИ ЧЕКИСТАМ, И НЕ ТОЛЬКО…

 

Рано утром мне позвонил мой знакомец – раввин хоральной синагоги и взбешенным, крайне взволнованным, дрожащим голосом выпалил:

– Извините, мой хороший, добрый друг, но у меня и у всех моих соплеменников зла не хватает на этих самых вальяжных, надменных, помпезных, чванливых чекистов-ортодоксов и всего их, так называемого бывшего передового вооруженного отряда КПСС!

– Чем же они, наши славные чекисты, вас так разгневали и досадили? – спокойно спросил я, сразу поняв, что со стороны чекистов дан какой-то серьезный повод сионистам взволноваться и прийти в бешенство. – Ведь кагэбэшники вроде бы довольно охотно и плавно вписались в привнесенный вами на постсоветском пространстве просионистский, антинародный режим.

– В том-то и дело! – воскликнул раввин. – Действительно, все эти последние двадцать лет истории этой страны ваши славные чекисты, – в прошлом бесстрашные стражи госбезопасности своей Родины, – с приходом нашей просионистской власти в Кремль в августе 1991 год, как запуганные мышата мгновенно повсюду забились в щели и норки, до сего времени. И вдруг неожиданно, как по команде, эти самые «запуганные мышата» на всем постсоветском пространстве дружно зашевелились.

– В чем же проявляется это нынешнее «шевеление» советских чекистов? – поинтересовался я, – И почему именно сейчас так неугодное вам «шевеление» славных чекистов возникло? Неужели так уж вдруг оно произошло?

– Не вдруг! – парировал раввин. – Этому «шевелению» чекистов предшествовали опять же не предвиденные нами события на постсоветском пространстве. Вначале неожиданно на сайтах Интернета появился новый коммунистический Манифест «О сионистской опасности народам Советского Союза и всего мира!..» почти тут же нынешние коммунисты в массовом порядке рванулись просвещать трудовые низы этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов. На манер того, как в XIX веке на Руси в преддверии революционной ситуации просвещали свой трудовой люд всякие там славянофилы-народники, писатели-разночинцы, да и тот же самый Федор Михайлович Достоевский со своей знаменитой публикацией «Еврейский вопрос»… А сейчас, спохватившись, и чекисты поплелись в трудовой народ просвещать его по части главного, многовекового, исконного врага – сионистов…

– И что вы намерены предпринять? – спросил я.

– Это я вам скажу при нашей с вами встрече, – заключил раввин.

А когда мы с раввином повстречались, то он, как уже повелось, начал издалека и поведал в хронологическом порядке о всех главных событиях последнего двадцатилетия, к которым причастны советские чекисты.

– Хочу заметить, – сказал раввин, – что нашими соплеменниками и всем сионистским движением не всегда деятельность чекистов воспринималась негативно. Наши люди, к примеру, с благосклонностью, доброжелательностью и благодарностью восприняли действия кагэбэшников, когда они в августе 1991 года преступно не выполнили свой долг перед Родиной. Ведь они, чекисты, – так называемый передовой вооруженный отряд КПСС, – клялись жизнью своей защищать первую в мире Страну Советов. А сдали ее нам – своему многовековому, исконному врагу без единого выстрела. Да еще, к стыду и позору своему, на глазах у бедствующего трудового народа, почти поголовно, используя профессиональные навыки и связи, бросились в бизнес и приватизацию недвижимости, вплоть до явочных служебных помещений… Вот так цинично и беспардонно в роковой для Советского Союза час советские чекисты обошлись с присягой – клятвой, которую каждый из них, в свое время, торжественно принял, вступая в ряды сотрудников государственной безопасности перед лицом своих товарищей и памятью чекистов, павших в борьбе с врагами во имя торжества коммунизма. А между прочим, в присяге-клятве той было, в частности, четко сказано: «Торжественно клянусь через всю жизнь с честью нести высокое звание чекиста, быть бдительным, дисциплинированным и храбрым воином, самоотверженно защищать интересы Коммунистической партии и Советского Союза, вести неустанную борьбу с происками империалистических разведок, хранить и развивать боевые традиции ВЧК-КГБ». Говорились в присяге-клятве той и такие слова: «Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей Советской Родине и советскому правительству. Я всегда готов по приказу советского правительства выступит на защиту моей Родины – СССР, и как воин Вооруженных сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей жизни для достижения полной победы над врагом. Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».

Закончив цитировать присягу советских чекистов, раввин с прищуром посмотрел на меня и сказал:

– Вот такая-то прискорбная история, мой хороший, добрый друг, случилась с массовым поруганием и предательством боевой присяги-клятвы советскими чекистами… Особое же усердие в угоду нашему сионистскому движению проявил в августовские дни 1991 года начальник внешней разведки КГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Шебаршин. Он вообще блестяще справился с отведенной ему ролью в августовские дни 1991 года. Назначенный возвратившимся из крымского Фороса Горбачевым только на сутки временно исполнять обязанности председателя КГБ СССР, Шебаршин проявил завидное рвение, профессиональную сноровку и оперативность. Как сейчас помню: 22 августа 1991 года в пятнадцать часов Горбачев подписал указ о назначении Шебаршина исполняющим обязанности председателя КГБ СССР. А 23 августа опять же в пятнадцать часов Горбачев отстранил Шебаршина от этих обязанностей. Свершить же Шебаршину в течение суток предстояло архиважное: деятельность партийных организаций КПСС в системе советской госбезопасности должны быть запрещена. И разумно, расчетливо Шебаршин распорядился отведенным ему временем! В сложнейшей политической ситуации, в дни бушующей политической бури в стране и ограниченный жесткими временными сроками умница Шебаршин не стал действовать с кондачка. Поостерегся он ломать через колено коммунистические воззрения норовистых генералов центрального аппарата КГБ СССР. Вероятность же того, что генералы, коммунистические ортодоксы, прослышав о предстоящей департизации госбезопасности, вздыбятся, была огромная! И как истинный разведчик Шебаршин, все взвесив и рассчитав до мелочей, решил прежде всего психологически деморализовать неуправляемых генералов-ортодоксов. Но, как это проделать, Шебаршин еще не знал. А тут, надо ж случиться такому совпадению, на площадь Дзержинского молодой депутат-демократ Станкевич привел возбужденную, буйную толпу ельцинистов, призывающих немедленно скинуть памятник первому чекисту. Естественно, разведчик-аналитик Шебаршин сразу оценил важный смысл происходящего на площади и пришел к выводу, что это как раз то, что ему сейчас и нужно. Ставка Шебаршина на сбрасываемого с пьедестала чекистского символа – железного Феликса – была абсолютно правильной! С низвержением наглядного символа могущества советской госбезопасности деморализовались и противники ее департизации. Ибо происшедшее с памятником Дзержинскому не могло не произвести на генералов – коммунистических ортодоксов угнетающего впечатления. А уверовав в неотвратимость развития предстоящих таких вот событий, Шебаршин все оставшиеся часы первого дня своего пребывания на посту председателя КГБ СССР до самой ночи посвятил исключительно обеспечению надежной безопасности митингующих ельцинистов на площади Дзержинского и проводимого ими важного мероприятия по демонтажу памятника железному Феликсу. Прежде всего, Шебаршин приказал начальнику комендантской службы: ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не применять оружия!.. Но любознательному Шебаршину очень хотелось и лично понаблюдать, как будет протекать процедура публичной казни первого чекиста в современном исполнении. Окна же кабинета председателя КГБ СССР в новом здании выходили во двор, снаружи в кабинет глухо доносился лишь гул буйствующей толпы, и Шебашину не было видно, что происходит вокруг здания. Поэтому Шебаршину пришлось пройти по подземному переходу в старое здание на пятый этаж, в свободный кабинет первого заместителя председателя КГБ СССР Агеева, окна которого выходили на площадь Дзержинского. Кстати, всех начальников аппарата КГБ СССР, загодя, к тому времени, Шебаршин распустил по домам… Площадь Дзержинского была слабо освещена. И по просьбе организаторов митинга Шебаршин тут же распорядился включить прожекторы на здании комитета: мол, не трогайте нас, видите, какие мы сознательные… Стоя же поздно вечером у окна кабинета на пятом этаже старого здания КГБ, выходящего на площадь Дзержинского, и с упоением наблюдая, как взревели краны, зашумела толпа, вспыхнули сотни блицев и как крепко схваченный канатами за шею железный Феликс повис над площадью, а под чугунной шинелью обозначилась смертная судорога чугунных ног, Шебаршин, говорят, даже с чувством промолвил: «Не за то дело отдали свою первую, земную жизнь, Феликс Эдмундович… Посмертно ответили за прегрешения потомков...» А на другой день пребывания Шебаршина в роли главы КГБ СССР, 23 августа в десять тридцать, на совещании руководящего состава комитета произошло то, что, как и предполагалось, должно было произойти. После случившейся накануне экзекуции на площади Дзержинского весь управленческий генералитет центрального аппарата КГБ СССР выглядел сникшим. Шебаршин лишь для порядка, открывая совещание, задал присутствующим контрольный вопрос: мол, все ли видели сегодня с утра площадь Дзержинского? Оказалось, что все видели и вопросов ни у кого нет, а есть ясность полная. Потому сразу же пришли к согласию, что необходимо запретить деятельность партийных организаций КПСС в системе госбезопасности. Ни одного голоса не было против, ни одного воздержавшегося, даже секретарь «большого парткома» Назаров тоже был «за». Тут же подготовили приказ по КГБ СССР и циркулярную телеграмму: конец партийной организации КПСС в системе госбезопасности… И вопрос департизации КГБ СССР был закрыт!.. Вот таким добрым молодцем оказался в роковой для Страны Советов час испытаний потомок сапожников из Марьиной Рощи, славный советский разведчик генерал-лейтенант Шебаршин!

– Но если советский разведчик генерал Шебаршин с таким вот усердием лил воду на вашу мельницу, милейший, то почему в августовские дни 1991 года посадили его в кресло председателя КГБ СССР лишь на сутки? – спросил я.

– Но больше нельзя было! – отмахнулся раввин. – Как-никак Шебаршин наш враг, хоть, может, и бывший… В нашу задачу входило: выжать из него все возможное, размазать, измочалить, скомпрометировать навсегда в глазах сотоварищей-чекистов и выбросить на свалку... 23-го августа 1991 года пост председателя КГБ СССР занял уже другой, еще более смышленый и покладистый генерал Вадим Викторович Бакатин, который для начала тут же передал нашим друзьям-американцам особо секретные чертежи расположения подслушивающих жучков во вновь построенном здании посольства США. В октябре же 1991 года Бакатин и вовсе ликвидировал КГБ СССР… Но не только упомянутые генералы-чекисты преуспели в активном пособничестве сионистскому движению. В клятвопреступничестве отличились и другие высокие чины из центрального аппарата КГБ СССР. Их коллега генерал армии Филипп Бобков, например, накопив изрядный чекистский опыт и бесценную информацию в должности первого заместителя председателю КГБ СССР, смиренно предложил свои услуги новоявленному еврейскому олигарху-миллиардеру Гусинскому и пошел к нему в услужение… Другие же генералы, полковники, подполковники, майоры, капитаны и прочая чекистская мелюзга, рассредоточившись на всем постсоветском пространстве, не без корысти стали активно функционировать во всех расплодившихся псевдодемократических общественных организациях, а также числиться в штате просионистских властных структур: ив президентской администрации, и в правительственном белом доме, и в Госдуме, и в Совете Федерации… Не говоря уже о разного рода коммерческих фирмах, банках, охранных агентствах и всевозможных фондах, включая фонд Сороса и тому подобных… Нашел себе достойную нишу для приложения своего профессионального чекистского труда и связей при новом просионистском режиме власти в этой стране и предприимчивый генерал-лейтенант Леонид Шебаршин. Незамедлительно после прихода в Кремль просионистских сил Шебаршин совместно с коллегами по КГБ СССР учредил ЗАО «Российская национальная служба экономической безопасности». И сегодня нынешние преуспевающие всякие там скороспелки-бизнесмены могут спать спокойно. При первой же необходимости и их желании экономическую безопасность уважаемых новоявленных предпринимателей-толстосумов всегда надежно и профессионально обеспечит славный советский разведчик генерал-лейтенант Леонид Шебаршин и его единомышленники-коллеги по КГБ СССР… Так, смиренно и прилежно прислуживая нашему просионистскому режиму, чекисты безмятежно прожили последнее двадцатилетие. Вкус к частной собственности у них быстро развился, росла и тяга к обогащению. Благо, что с приходом к власти в этой стране просионистских сил оккупационный режим не только не стал преследовать чекистов за их коммунистическое прошлое, позволил им плавно вписаться в базарную экономику и продолжать дальше обогащаться в недостижимых ранее размерах, но сионисты охотно стали использовать в своих интересах и их истинный советский профессионализм. То есть фактически чекисты не только Советскую власть сдали за собственность, но и хладнокровно продали за собственность советский профессионализм. А достигнув определенного уровня обогащения, чекисты возмечтали вынудить сионистских оккупантов вернуть им и их власть в Кремле.

«И к чему же в конечном итоге ведет этот велеречивый господин?» – мелькнула у меня мысль и я решил напрямик спросить его об этом.

– А зачем вы мне все это подробно говорите? – прервал я раввина.

– Затем, мой хороший, добрый друг, чтобы подробностями доказательно окончательно убедить вас в том, что без пособничества нам со стороны влиятельных, властных русачков в этой стране мы бы сами по себе не смогли бы справиться с задачами по развалу Советского Союза, которые стояли перед нами в конце XX века! И вы должны внести уточнения в свои воззрения на события и факты, связанные с развалом СССР. Приписывать нам чужих заслуг в этом направлении не надо. В этом совершенно нет никакой необходимости! У нас на сей счет достаточно своих племенных наработок... С другой стороны, вы же сами видите и слышите, что сейчас творится в этой стране, как нагнетается негатив в наш адрес. Каждый день, каждый час и слева, и справа звучит только одно: «Революция! Революция! Грядет беспощадная революция обездоленных сионистами трудовых масс!» И мы хотим, чтобы все окончилось справедливым, документированным разбирательством, без какой-либо предвзятости! Чтобы высокий суд не только нашим людям, но и всем нашим пособникам-подельникам воздал «по серьгам»... Ведь вы же тоже всегда выступаете за справедливость!

– Вы так печетесь о всех своих соплеменниках? – спросил я.

– Нет, – парировал раввин, – не о всех... Большинство наших разумных людей реалисты-прагматики. Они не только умеют учитывать подлинные условия борьбы, не только считаются с возможностями и трудностями, но и, отлично зная историю этой страны, уже успели все сделать, что всегда необходимо сделать нашим людям в преддверии предстоящего социально-политического взрыва в стране нашего поселения. Вот и сейчас, коль нам не удалось заполонить сердца и души русских, наши люди готовы покинуть Россию. Такое в нашей мировой практике уже не раз бывало. В том числе и в России! Мы, кстати, всегда готовы уйти от гнева и ненависти коренного народа страны нашего пребывания, уйти туда, где нас примут, в расчете оживить экономику нашими капиталами. И уходим мы из страны пребывания не бедными и больными, а здоровыми и богатыми. Деньги же – это наши ноги! Мы смещаем свой центр тяжести туда, куда предварительно переведены наши деньги, наш капитал. Что именно так и проделали уже предусмотрительные наши реалисты-прагматики: миллиардеры и миллиардерши, миллионеры и миллионерши. Все присвоенные ими здесь богатства они уже превратили в евродоллары и перекачали их за пределы этой непредсказуемой страны. И мы за них спокойны! Тем более, что почти все они обзавелись собственными летательными аппаратами и, в случае социально-политического вспучивания в этой стране, добраться им до нового места своего поселения за считанные часы будет без проблем… А вот наши так называемые романтики рубля и доллара нас очень беспокоят! Никакой не чувствуют они себе угрозы в нынешней России! Живут беспечно, как в дивном, счастливом сне, ничего опасного для себя не замечают, наслаждаются прихваченной роскошью, поглощены сибаритством и гурманством, думают, что так вести себя в этой стране им позволят до бесконечности и продолжают лишь еще больше состязаться между собой в беспредельном накопительстве, уверовав в постулат: мол, все, что русские имеют сегодня, – это все наше в их временном пользовании и взять у них то, что нам завещано богом, – это наша задача! Так вот за этих беспечных наших так называемых романтиков, увлекшихся в этой стране беспредельным обогащением, мы обеспокоены! И обеспокоены потому, что в роковой для них час во время социально-политического всплеска трудовых низов в этой стране многие из них могут должным образом не сориентироваться и не успеть убраться восвояси из этой страны. Так что им, этим нашим несчастным романтикам, за всех и вся отдуваться и нести ответственность перед революционным трибуналом за содеянное с Советским Союзом? Причем, не только за себя и за всех своих соплеменников, но и за пособников-русачков? Разве это справедливо? Возмездие же ведь тоже должно быть справедливым! И я крайне возмущен тем, что может произойти в грядущем!..

– Короче, вы хотите, – прервал я велеречивого раввина, – чтобы революционный трибунал трудового народа, который будет судить разрушителей Советского Союза, учел бы и пособнические деяния названным вами четырех фигурантов?

– Не только этих четырех, – в сердцах воскликнул раввин. – Мы пойдем до конца в разоблачении наших пособников-подельников! Мы незамедлительно дополнительно предоставим вам исчерпывающие сведения о всех влиятельных фигурантах-русачках, основательно подсобивших нам своими действиями в разрушении Советского Союза. Мы даже засветим вам персонально тех наших пособников из руководства Московского горкома и Центрального комитета КПСС, которые запретили коммунистам в августовские дни 1991 года митинговать и устраивать манифестации против нас… Ну, а что касается всякой там должностной партийно-советской мелкоты рангом пониже, оказавшей нам разнообразные конкретные услуги по подрыву устоев Советской власти в этой стране, то пусть ее, эту самую мелюзгу-шушеру, выявляет уже ваш революционный трибунал!

И бросив фразу: «До встречи!», – раввин удалился.

Я же, возвращаясь домой, на Пятницкой улице совершенно случайно столкнулся со знакомцем – преуспевающим ныне банкиров, а в недалеком прошлом генералом из центрального аппарата КГБ СССР, весьма близкого к высшему руководству сего в прошлом всемогущего ведомства Великой Державы, на безбедное содержание которого трудовой народ не жалел никаких средств. Внешне отставной генерал-чекист выглядел вполне благополучно: холеное лицо, дорогой костюм, ухоженные руки. А в глазах были тревога, боль и озабоченность.

– Последнее время, глядя на то, что творится вокруг, места себе не нахожу… – проникновенно произнес генерал-аппаратчик, как бы поясняя свое душевное состояние, – И больше всего одолевают меня угрызения совести, сознание преступно не выполненного долга перед Родиной. Ведь мы, – так называемый передовой вооруженный отряд КПСС, – клялись жизнью своей защищать первую в мире Страну Советов. А сдали ее своему многовековому, исконному врагу – сионистам – без единого выстрела.

– И что вы собираетесь предпринять? – спросил я.

– Прежде всего, – сказал генерал, – довести до сведения трудового народа имеющиеся в моем распоряжении документальные факты, высвечивающие истинный ход событий в роковое для нашей страны время. И, конечно, пусть даже запоздало, явиться с повинной головой к своему трудовому народу. Хотя, как вы сами понимаете, прощения нет! Но я буду с трудовым народом, поднимающимся на борьбу за воссоздание Великого Советского Союза!

Выслушал я запоздалое откровение генерала-чекиста и подумал: а ведь нашей стране грозит новая опасность! Та немалая прослойка беспринципных номенклатурщиков, которая вольготно прохиндействовала при Советской власти, а затем плавно приспособилась к новому, просионистскому режиму, сегодня в очередной раз готова сменить свою идеологическую оболочку, влиться в народно-патриотическую оппозицию и примазаться уже к новой грядущей власти. И надо сделать все, что от нас зависит, чтобы этого не случилось.

Судя же по всему, в лагере перевертышей и приспособленцев, – а по-простому, по-рабоче-крестьянски говоря, – коллаборационистов пошли конвульсии и потому впопыхах они спешат рядиться в тогу патриотов. Это верный знак того, что наш трудовой народ устремлен к последней схватке с оккупационным, просионистским режимом накануне своей неотвратимой Победы!

* Ж-л «Новая книга России».

 

СМЕРТЕЛЬНЫЙ СТРАХ И УЖАС ОХВАТЫВАЕТ СИОНИСТОВ

В ПРЕДДВЕРИИ НЕОТВРАТИМОГО ВОЗМЕЗДИЯ

 

При очередной встрече с моим знакомцем-раввином хоральной синагоги я сразу обратил внимание на его подавленное нервическое душевное состояние: потупленный, мрачный взор, отсутствие привычного блеска в глазах навыкате, еще более подрагивающая толстая нижняя губа, неряшливо растрепанные седеющие пейсы, свисающие у его растопыренных огромных ушей…

– Что-то случилось непредвиденное? – сочувственно, деликатно спросил я раввина.

– Отвечу вам, мой хороший, добрый друг, одним словом: беда! – печально промолвил раввин. – А как гласит русская пословица: «Пришла беда – отворяй ворота!».. Вот эта самая многокаскадная беда ныне и накатилась на меня, на моих соплеменников, на все наше мировое сионистское движение. И каскад бед, свалившихся на наши благородные головы, неустанно усиливается.

– И что же это за «многокаскадная беда»? – поинтересовался я.

– Скажу… – продолжил раввин, – Но прежде всего замечу, что началом всех этих самых неожиданных и прискорбных для нас событий стало такое неожиданное для нас появление на сайтах Интернета нового коммунистического Манифеста: «О сионистской опасности народам Советского Союза и всего мира!» Нынешние же коммунисты на постсоветском пространстве незамедлительно активно среагировали на опубликованный новый коммунистический манифест и в массовом порядке рванулись просвещать трудовые низы этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов. На манер того, как в XIX веке на Руси в преддверии революционной ситуации просвещали свой трудовой люд всякие там славянофилы-народники, писатели-разночинцы, да и тот же самый Федор Михайлович Достоевский своей знаменитой публикацией «Еврейский вопрос»… Вскоре же за нынешними коммунистами, спохватившись, и чекисты поплелись в трудовые низы просвещать трудовой люд по части его главного, многовекового, исконного врага – сионистов.

– А почему вы, милейший, так нарочито подчеркиваете сказанные вами слова: «спохватившись», «поплелись»? – спросил я.

– Да потому, – ответил раввин, – что все последние двадцать лет истории этой страны, начиная с августа 1991 года, ваши славные чекисты, – в прошлом бесстрашные стражи госбезопасности своей Родины, – с приходом нашей просионистской власти в Кремль в августе 1991 года, как запуганные мышата мгновенно повсюду забились в щели и норки, не подавая никаких признаком своего существования до сего времени. И вдруг неожиданно, как по команде, эти самые «запуганные мышата» на всем постсоветском пространстве дружно зашевелились и рядят себя сейчас в тогу истинных патриотов этой страны, непримиримых борцов с коварным сионизмом.

– И что же дальше произошло? – поинтересовался я.

– Дальше возникла и вовсе совершенно неожиданная для нас экстремальная ситуация. – сказал раввин, – В средствах массовой информации, в том числе на сайтах Интернета, прошла информация о том, что некий Союз советских офицеров учредил Комитет по подготовке и проведению впервые в истории человечества суда над сионистами-расистами и их пособниками в развале Советского Союза.

– Что значит сочетание ваших слов «некий Союз советских офицеров»? – спросил я.

– А то, – сказал раввин, – что мы, наши соплеменники, никак не можем выйти на точные координаты этого самого тщательно законспирированного Союза советских офицеров, который так вызывающе дерзко объявил на весь мир об учреждении им Комитета по подготовке и проведению впервые в истории человечества суда над сионистами-расистами и их пособниками в развале Советского Союза. Нет в нашем распоряжении и никаких сведений о дислокации этого самого Союза советских офицеров, о том, на какой территории постсоветского пространства расположены его учреждения или заведения. А не владея такой вот точной информацией об этом антисионистском Союзе советских офицеров, мы ничего не можем предпринять против него. Без нужной нам информации об этом зловредном, антисионистском Союзе советских офицеров у нас напрочь связаны руки! Мы никак не можем ни выйти на него, ни локализовать его, ни вообще ликвидировать. По остальным антисионистском, расплодившимся на постсоветском пространстве после развала СССР, у нас полная информация и все они у нас под неусыпным контролем. А к этому, повторяю, тщательно законспирированному, антисионистскому Союзу советских офицеров никак подобраться не можем. Наши соплеменники даже недавно провернули специальную операцию по его выявлению с использованием ветеранов Великой Отечественной войны. И, к стыду и позору своему, вчистую облапошились! Да так, что лишь усугубилась для нас ситуация с этим самым законспирированным, антисионистским Союзом советских офицеров.

– Что же это за специальную операцию с использованием с использованием ветеранов Великой Отечественной войны «провернули» ваши соплеменники? – поинтересовался я. – И что означают ваши слова о том, что при этом ваши соплеменники «вчистую облапошились»?

– Видите ли, мой хороший, добрый друг… – пояснил раввин, – В сложившейся ситуации, связанной с неожиданно для нас объявившемся тщательно законспирированным, антисионистским Союзом советских офицеров, наши соплеменники решили «выудить» необходимую нам информацию об этом зловредном антисионистском Союзе советских офицеров на вброшенную в общество приманку – живца. И по задумке наших соплеменников сыграть роль этой самой «приманки-живца»должны были отобранные нами ветераны Великой Отечественной войны. Эти же самые ветераны должны были распространять повсюду информацию о том, что они составляют списки сионистов и их пособников в развале Советского Союза для предстоящего всенародного суда над этими фигурантами-злодеями. Нашими соплеменниками, естественно, ожидалось, что на подобную бурную самодеятельную инициативу ветеранов Великой Отечественной войны, составляющих указанные списки, незамедлительно «клюнет» и среагирует этот самый зловредный, антисионистский Союз советских офицеров, «засветится» также и представители его Комитета по подготовке и проведению суда над сионистами-расистами и их пособниками в развале Советского Союза, а мы получим надежную, точную информацию об этой зловредной, антисионистской организации… Приступив же к реализации своей спецоперации, наши соплеменники перво-наперво отобрали из среды ветеранов Великой отечественной войны с десяток более менее подходящих для этой цели русачков-простачков. Тут же наши соплеменники тщательно психологически отобрали отобранных бесхитростных и наивных ветеранов, прежде всего, в частности, популярно просветив их, несмышленышей, в том, что на земле живут евреи разные. Что есть евреи хорошие, а есть плохие евреи-сионисты. Что именно они, плохие евреи-сионисты, и вероломно развалили Советский Союз, и всенародное добро Великой Державы разграбили, и трудовой народ подвели к роковой черте… Так искусно, тщательно психологически обработав бесхитростных, наивных ветеранов и убедив их в необходимости срочно готовить для суда списки нехороших евреев-сионистов, вероломно разваливших и разграбивших Советский Союз, наши соплеменники стали ждать результатов своей спецоперации по выявлению этого самого тщательно законспирированного, антисионистского Союза Советских офицеров, который так вызывающе дерзко объявил на весь мир об учреждении им Комитета по подготовке и проведению суда над сионистами и их пособниками в развале Советского Союза. Но вскоре наш соплеменники получили не ожидаемый ими «результат», а неожиданный и досадный для них реприманд! Оказалось при этом, что и отобранные нашими соплеменниками из среды ветеранов Великой отечественной войны русачки не такие уж и простачки-несмышленыши. Что составляя списки сионистов для предстоящего суда над ними, ветераны-русачки каждому из фигурантов обстоятельно растолковывали, что уйти от возмездия трудового народа никому из сионистов не удастся. Что с любой точки планеты Земля они будут доставлены на суд советскими чекистами и сотрудниками ГРУ. А еще ветераны-русачки с издевкой сказали фигурантам списка сионистов, что в их безысходном положении остается лишь пощедрее раскошелиться…Получив такую тревожную, возмутительную информацию, наши соплеменники незамедлительно повстречались с отобранными ими ветеранами-русачками и в упор обвинили их в том, что они, бессовестные, хотят нажиться на попавших в беду людях, провернув беспардонный, циничный гешефт с манипуляциями наших благородных соплеменников. Но ветераны-русачки, выслушав критическую тираду в свой адрес, нисколько не смутились и спокойненько разъяснили нашим соплеменникам, что, мол, «наживаться на попавших в беду людях» они не собираются. Денежные же средства, поступающие от фигурантов списка сионистов, будут израсходованы исключительно на подготовку и проведение суда над сионистами и их пособниками в развале Советского Союза. Что же касается искусства «проворачивания» выгодных для себя гешефтов, подчеркнули ветераны-русачки, то во все времена во всем мире по этой части славятся исключительно первостатейные мастера этого ремесла – сионисты. И в доказательство сказанного ветераны-русачки привели пример того, как блестяще провернули гешефт сионисты с гитлеровцами при создании государства Израиль на палестинской земле в минувшем веке… При сих словах ветеранов-русачков наши соплеменники в один голос взвыли: что, мол, это вопиющая ложь! Что, дескать, сионисты никогда не сотрудничали с гитлеровцами!.. Но ветераны-русачки стали приводить такие убедительные многочисленные факты по сему поводу, что наши соплеменники вынуждены были заткнуться.

«О, это любопытно!» – мелькнула у меня мысль и я решил: порасспрошу-ка поподробнее раввина о возникшей в их сионистском кагале неожиданной катавасии, связанной с заявлением ветеранов Великой Отечественной войны о блестяще провернутом гешефте сионистов с гитлеровцами при создании государства Израиль на палестинской земле в минувшем веке. А потом, как уже повелось, при первой же возможности посредством печати все это доведу до сведения нашего трудового народа.

– И я спросил раввина:

– Приводят ли ветераны Великой Отечественной войны действительно достоверные факты?

– Да, достоверные факты-то, ветераны-русачки приводят, – с грустью ответил раввин. – И эти факты безусловно хорошо известны тем из наших соплеменников, кому положено их знать. Но зачем же налево и направо в открытую болтать об этом и сеять в задубелых головах коренных аборигенов стран нашего поселения всяческие сомнения относительно нашей идеологической чистоплотности…

– И какие достоверные факты на сей счет приводят ветераны? – поинтересовался я.

 – Прежде всего, – сказал раввин, – ветераны-русачки указывают на то, что еще в XIX век основатель сионизма Теодор Герцль уже в первых записях своих «Дневников» удивительным образом называет цифру шесть миллионов евреев, которым в Европе якобы угрожает опасность и единственный шанс создания так называемого еврейского государства появится лишь в том случае если эти шесть миллионов европейских евреев постигнет катастрофа. Что основатели сионизма, который, мол, является воистину преступной сектой предприняли в качестве одной из своих первых акций поездку в Германию с целью разжигания юдофобии. Что одновременно сионисты приняли все возможные меры во всем мире, чтобы спровоцировать, унизить и бойкотировать немецкий народ. Что они вели успешную антигерманскую лоббистскую деятельность при всех правительствах мира, в частности, в большевистской России, а также в Англии и Америке. Затем ветераны приводят и другие хорошо известные нам факты. Так, в частности, ветераны говорят о том, что накануне и Вов время Первой мировой войны сионисты называли цифру шести миллионов евреев, которые якобы могут быть уничтожены немцами, чтобы оправдать эту войну и изобразить немецкий народ как врага, как абсолютное зло. Что после прихода к власти национал-социалистов в 1933 году, сионистские организации Палестины в совместном письменном послании поздравили Гитлера, указали на сходные черты идеологии и выразили надежду на сотрудничество. Что вскоре после этого национал-социалистические чиновники по приглашению сионистского Еврейского агентства приехали в Палестину, где их ждал очень дружественный прием. Что во время состоявшейся в 1934 году беседы между Адольфом Эйхманом и будущим израильским президентом Хаимом Вейцманом, чему предшествовали настоятельные просьбы Вейцмана изгнать евреев из Германии, Эйхман спросил: «Можете ли вы, господин Вейцман, вообще принять так много евреев?» Ответ Вейцмана был таков: «Мы охотно примем здесь силы, способные сражаться за нас в Палестине, а остальных надо ликвидировать как бесполезный мусор». Что после аншлюса Австрии в 1938 году Гитлер дал однозначное указание, чтобы сионистско-израильские культовые общины беспрепятственно продолжали свою деятельность и они сотрудничали с Адольфом Эйхманом даже в большей мере, чем от них требовалось. Что по окончании Второй мировой войны сионистские объединения во всем митре пережили невиданный подъем, вызванный мнимым убийством шести миллионов евреев, и вымогали не только у Германии, но и у всего мирового сообщества, включая католическую церковь, на этом основании политическую поддержку и огромные финансовые средства для создания и стабилизации террористического государства Израиль. И наконец, ветераны утверждают, что притом последнее слово о действительном числе жертв национал-социалистических преследований евреев еще не сказано. Что, к примеру, первоначально названная цифра четыре миллиона жертв Освенцима была в 1990 году официально уменьшена до 900000 – 1100000. Что это еще не последняя цифра.

Слушал я раввина, дотошно излагающего факты сотрудничества сионистов с гитлеровцами и думал: «Как важно, чтобы исторические факты зловещего сотрудничества сионистов с гитлеровцами знали и помнили не только наши ветераны Великой Отечественной войны, но и весь наш трудовой народ!»

И я решил не прерывая раввина дать ему возможность выговориться.

Между тем раввин продолжал:

– Поражает осведомленность ветеранов-русачков и достоверность приводимых ими фактов сотрудничества наших соплеменников-сионистов с гитлеровцами. Хотя то, что я вам, мой хороший, добрый друг, дополнительно сообщу всего лишь отдельные фрагменты достоверной информации из обилия сведений, которые ветераны-русачки довели до сведения наших соплеменников.

Раввин раскрыл свой «дипломат», извлек оттуда какие-то бумаги и зачитал то, что там было написано.

– Так, к примеру, – сказал раввин, – в подтверждение того, что сионистские вожди решили сделать Гитлера своим орудием в деле создания еврейского государства в Палестине, немецкий журналист Хене пишет: «Сионисты восприняли утверждение нацистов в Германии не как национальную катастрофу, а как уникальную историческую возможность осуществления сионистских намерений… Коль скоро сионисты и национал-социалисты возвели расу и нацию в масштаб всех вещей, то между ними неизбежно должен был возникнуть общий мост…» Еврейский же общественный деятель Лилиенталь в своей вышедшей в США книге «Оборотная сторона медали» отмечает, что «в первые месяцы гитлеровского режима сионисты были единственными представителями евреев, которые имели дело с немецкими властями. И они использовали свое положение, чтобы дискредитировать антисионистов и евреев, которые выступали за ассимиляцию. В результате было достигнуто соглашение между Еврейским агентством и нацистскими властями, которые обещали помочь эмиграции. Эта помощь осуществлялась даже со стороны гестапо и СС»… В 1963 году в США был опубликован «Каталог бумаг и микрофильмов документов архива Министерства иностранных дел Германии», из которого следует, что придя к власти, руководство Третьего рейха вступило в прямой сговор с сионистами… По инициативе одного из руководителей Еврейского агентства Арлазароффа в 1933 году в Берлине утверждается план переселения евреев из Германии в Палестину. Создается «Палестинское бюро» сионистских трестов по колонизации Палестины «Керен гаесод» и «Керен гасмет де Израель», в котором, в частности, работал один из будущих создателей государства Израиль Леви Эшкол. Сионистским эмиссарам была предоставлена возможность разъезжать по Германии, отбирая в еврейских общинах молодых мужчин и женщин для отправки в Палестину. В Берлине и ряде других крупных городов Германии организуются «лагеря перевоспитания», в которых молодые евреи проходили сионистскую «учебу» и готовились для использования в сионистских поселениях Палестины. Особое внимание сионистские эмиссары придавали поиску и вывозу в Палестину богатых евреев. Под эгидой Геринга, совместно с сионистским руководством, в Германии разрабатывается программа решения еврейского вопроса, получившая название «план Шахта». Этот план был разработан на переговорах президента германского банка Шахта с видным руководителем сионизма, директором английского банка Норманом. «План Шахта» предполагал разделение евреев на работающих и неработающих, классификацию еврейских элементов по их способности освоиться в местах эмиграции. Шестьсот тысяч германских евреев подразделялись на три категории: первая категория – 150 тысяч экономически дееспособных, которые эмигрируют в Палестину по определенно установленному плану, расписанному по годам и месяцам; вторая – экономически пассивных, непосредственно зависящих от евреев первой категории (жены, дети), которые должны эмигрировать по мере того, как их кормильцы смогут обеспечить им содержание в местах нового поселения; третья – стариков и неспособных к эмиграции, которые останутся в Германии. Так вот эта третья категория по негласному договору сионистов и фашистов подлежала уничтожению… Сотрудничество нацистов и сионистов было увековечено специальной медалью, отчеканенной по указанию Геббельса после пребывания руководителя еврейского отдела СС в Палестине. На одной стороне медали изображалась свастика, а на другой – шестиконечная звезда. Гитлер запретил все еврейские организации и органы печати, но оставил «Сионистский союз Германии», преобразованный в «Имперский союз евреев Германии». Из всех еврейских газет продолжала выходить только сионистская «Юдише рундшау»… Выезжавшие под руководством сионистов из Германии в Палестину евреи вносили деньги на специальный счет в двух германских банках. На эти суммы в Палестину, а затем и в другие страны Ближнего и Среднего Востока экспортировались немецкие товары. Часть вырученных денег передавалась пребывшим в Палестину иммигрантам из Германии, а около 50 процентов присваивали нацисты. Только за пять лет, с 1933 по 1938 год, сионисты перекачали в Палестину свыше 40 миллионов долларов… Между Германией и Палестиной курсировал пассажирский лайнер «Тель-Авив». Название было написано древнееврейскими буквами. На мачте лайнера развевался флаг со свастикой, а капитаном был старый член нацистской партии Лейдиг. Как свидетельствует упомянутый мной немецкий журналист Хене, «во время еврейского погрома, носившего кодовое название «Кристальная ночь», в рейх Адольфа Гитлера прибыли два представителя Моссада – Пино Гинцбург и Моше Авербах… Они предложили ускорить сионистскую программу переселения евреев, пожелавших выехать в Палестину… Немецкие транспорты Моссада, перемещавшие евреев, – и это было неофициальное условие германской разведки – не должены были указывать на Палестину как на место доставки.» В марте 1939 года Гинцбург подготовил свой первый контингент. «Он насчитывал 280 переселенцев, – свидетельствует Хене, – и страной назначения во исполнение приказа ставки рейха была определена Мексика. Эти 280 человек соединились в Вене с группой, организованной Моше Авербахом, сели в югославском порту Сушак на корабль «Колорадо», неподалеку от Корфу пересели на «Отранто»…и были доставлены в Палестину… Чем жетче реагировали английские власти, тем больше была готова помочь сионистам штаб-квартира Гейдриха. К середине лета она дала разрешение Гинцбургу направлять суда в Эмден и Гамбург для того, чтобы производить выселение из Германии прямым путем…» Сионисты всячески препятствовали эмиграции евреев в другие страны, оринтируя их только на Палестину. Перед Второй мировой войной правительства США и Англии планировали предоставление убежищ 500 тысячам европейских евреев. Однако их предложения натолкнулись на противодействие сионистских вождей, стремившихся использовать войну для своих планов. Президент США Рузвельт с сожалением отмечал, что «этот план эмиграции евреев в США нельзя претворить в жизнь. Этого не допустят влиятельные лидеры еврейских общин в США… Сионисты понимают, что именно теперь удобнее всего стричь купоны для Палестины...» То же отмечал и видный английский деятель того времени Шенфельд: «У нас были согласны предоставить убежище и помощь евреям,ым угрожал фашизм, но это натолкнулось на противодействие сионистов, которые признавали лишь одну форму помощи – отправку всех евреев в Палестину…» В мае 1944 года сионистские деятели без колебаний согласились поставить немецкому командованию Восточного фронта 10 тысяч грузовых машин в обмен на обещание освободить лиц еврейского происхождения, находящихся в немецких лагерях, с целью отправки в Палестину. Однако великие победы русского оружия заставили сионистов отказаться от преступной сделки… Для сионистских вождей еврейский народ был только материалом в исполнении их чудовищных планов. Совершенно сознательно они предлагали провести чистку еврейского народа, отрезать «больные и засохшие ветви». Особенно цинично замысел сионистских вождей выразил будущий первый президент Хаим Вейцман. На запрос Британской комиссии о возможности переправить шесть миллионов западноевропейских евреев в Палестину он ответил: «Нет. Старые уйдут… Они пыль, экономическая и моральная пыль Старого Света… Останется лишь ветвь.» Такую же позицию занимал и другой крупнейший вождь иудаизма – Бен-Гурион, молчаливо наблюдавший запланированную чистку еврейского народа, осуществляемую гитлеровскими изуверами… Исторические документы доносят до нас неопровержимые свидетельства преступного сотрудничества сионистских вождей и деятелей Третьего рейха. В годы Второй мировой войны на территории Палестины действовало несколько сионистских военных и военно-террористических организаций. Представители главной из них – «Хаганы» – установили контакт с Эйхманом и другими членами СС еще в 1937 году. Другая организация – «Иргун цваи леуми» («Национальная военная организация»), руководителями которой в годы Второй мировой войны были Абрам Штерн, Менахем Бегин и Ицхак Изертинский, известный сегодня как Ицхак Шамир, – стала проявлять интерес к военным связям с нацистами в середине 1940 года. Сторонники ориентации на «фашистскую ось» во главе со Штерном – в дальнейшем главой пресловутой отколовшейся от «Иргуна» «банды Штерна» – направили осенью 1940 года предложение итальянским фашистам о сотрудничестве, рекомендуя скорейшее вступление фашистской армии в Палестину… Есть документы, подтверждающие прямое сотрудничество сионистских организаций с гестапо. Хочу обратить внимание, прежде всего, на два из них. Первый представляет собой отчет о контактах чинов гестапо с командированным в Берлин из Палестины уполномоченным диверсионно-разведывательной организации сионистов «Хагана» Полкесом. Кстати говоря, в руководстве этой организации в то время находился Леви Эшкол, который до этого в течение трех лет работал в «Палестинском офисе» в Берлине, а впоследствии стал премьер-министром Израиля и в этом качестве пребывал во время израильской агрессии в 1967 году. По оценке гестапо, реальность сотрудничества с сионистами обеспечивалась идеологической платформой последних. В гестаповском отчете особо выделяются два момента, идейно роднящие сионистов с нацистами: во-первых, крайний национал-шовинизм, во-вторых, откровенный антикоммунизм. Этих двух моментов было достаточно для заключения грязной и циничной сделки о сотрудничестве. Второй документ – подробный машинописный текст отчета о поездке Эйхмана и Хагена в Палестину для углубления связей нацистов с сионистами и, в частности, с представителем «Хаганы» Полкесом. Отчет о поездке Эйхмана и Хагена в Палестину содержит многие подробности, связанные с углублением «рабочих контактов» с сионистами во время приезда Эйхмана и его коллеги Хагена в октябре 1937 года под видом журналистов в Палестину. 2 октября Эйхман и Хаген прибыли на борту теплохода «Романия» в Хайфу. 10 и 11 октября Эйхман провел переговоры с Полкесом в Каире, место встречи – кафе «Гроппи». В гестаповском отчете воспроизведены, в частности, заявления Полкеса: «Еврейские националистические круги крайне довольны радикальной политикой Германии». Следует обратить внимание на одну характерную деталь в гестаповском отчете. Дело в том, что Эйхман и Хаген в нем зафиксировали, что в соответствии с договоренностью Полкес передал им обещанную ранее разведывательную информацию. Представитель сионистской организации, добиваясь поддержки нацистами планов создания сионистского государства, среди прочего обязывался также поставлять им любую информацию о действиях еврейских организаций в различных странах, направленных против нацистов… Сионистские вожди не жалели жизней евреев. В результате политики сионистской организации погибли сотни тысяч евреев. Из примерно 1,5 миллионов евреев, погибших во Второй мировой войне, более половины являются жертвами преступного сговора сионистских вождей с фашистами. Уничтожение еврейского народа, во главе которого наряду с Гитлером стояли Вейцман, Бен-Гурион и другие сионистские вожди, свидетельствовало о том, что и нацистов и сионистов объединяла общая идеология сионских протоколов, делавшая любой народ объектом человеконенавистнических манипуляций и чудовищных расовых чисток. И Гитлер и Бен-Гурион были братьями по духу, превращая свои народы в материал для осуществления бредовых избраннических идей… Повинные в погибели сотен тысяч евреев сионистские вожди тем не менее добились своего. Численность еврейского населения Палестины увеличилась с 238 тысяч человек в 1933 году до 404 тысяч в 1936-м и до 600 тысяч в 1947 году… Сионисты – создатели мифа о холокосте в сотни раз осознанно преуменьшают жертвы русского народа во Второй мировой войне. Так, в «Энциклопедии холокоста» сообщается, что в германских лагерях якобы было убито три миллиона евреев, а также «десятки тысяч цыган и советских военнопленных». Хотя на самом деле число советских военнопленных, погибших в немецких лагерях до 1944 года, составляет более трех миллионов человек. А ведь большинство их составляли русские! Так миф о холокосте оскорбляет память миллионов русских, павших жертвой «нового мирового порядка». Более того, ни на одной странице «Энциклопедии холокоста» нет упоминания о десятках миллионов жертв геноцида русского народа, совершенного под руководством еврейских вождей в первые два десятилетия после 1917 года… Вот почему среди тех, кто на Западе опровергает ложь о холокосте, немало евреев, понимающих, что она является причиной новых международных конфликтов, пример чему – события на Ближнем Востоке…

Завершив свой затянувшийся монолог, раввин спрятал бумаги в свой «дипломат», вытер ладонью вспотевший лоб и печальным голосом промолвил:

 – Вот такие-то, к нашему сожалению, обширные познания в сфере сотрудничества сионистов с гитлеровцами продемонстрировали ветераны-русачки нашим соплеменникам… А вот «выудить» посредством этих же самых ветеранов-русачков какой-либо информации об антисионистском Союзе советских офицеров, учредившего Комитет по подготовке и проведению суда над сионистами и их пособниками в развале Советского Союза, – нашим соплеменникам так и не удалось. Короче говоря, задуманная нашими соплеменниками спецоперация по выявлению координат тщательно законспирированного, антисионистского Союза советских офицеров, с использованием ветеранов-русачков в качестве «приманки-живца» – полностью провалилась!.. Зато, подключив ветеранов-русачков к составлению списков сионистов, наши соплеменники невольно спровоцировали их проявить инициативу и составлять также и списки пособников сионистам в развале Советского Союза.

 – И кого же ветераны включают в состав пособников сионистам в развале Советского Союза? – поинтересовался я.

 – Многих! – сказал раввин. – Среди известных, сановных персон всесоюзного масштаба в списках пособников сионистам в развале Советского Союза, к примеру, значатся и члены ЦК КПСС, его секретари, члены Политбюро, и руководители Совмина СССР, и генералы центрального аппарата КГБ СССР… Да много других фигурантов такого же властного уровня, не говоря уже о многочисленной околокремлевской челяди, проституирующих журналистах, писателях, деятелей науки, культуры и иной подобной пресмыкающейся мелкоте, обслуживающей верхушку политической власти в стране при любом режиме и во все времена.

 – И что же ваши соплеменники намерены предпринять в нынешней ситуации? – спросил я.

– Я уже говорил вам, мой хороший, добрый друг, – сказал раввин, – что мы, наши соплеменники, никак не можем выйти на точные координаты этого самого тщательно законспирированного Союза советских офицеров, который так вызывающе дерзко объявил на весь мир об учреждении им Комитета по подготовке и проведению суда над сионистами и их пособниками в развале Советского Союза. Повторяю, нет в нашем распоряжении и никаких сведений о дислокации этого самого Союза советских офицеров, о том на какой территории постсоветского пространства расположены его учреждения или заведения. А не владея такой точной информацией об этом антисионистском по духу, зловредном Союзе советских офицеров у нас напрочь связаны руки! Мы никак не можем ни выйти на него, ни локализовать его, ни вообще ликвидировать. А время неумолчно поджимает нас и требует решительных действий!.. И вот идя на встречу с Вами, мой хороший, добрый друг, я с надеждой подумал, что может вы располагаете точными сведениями об этом антисионистском Союзе Советских офицеров и нас просветите на сей счет…

В ответ раввину я лишь развел руками.

Раввин при этом как-то сразу и вовсе сник, его толстая оттопыренная нижняя губа еще более задрожала. Он медленно встал, кивнул мне на прощанье головой и удалился.

* Ж-л «Новая книга России».

 

СИОНИСТЫ БЕСПАРДОННО СДАЮТ СВОИХ ПОСОБНИКОВ

В РАЗВАЛЕ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

 

Когда я при моей очередной встрече с моим знакомым – раввином хоральной синагоги чисто машинально спросил его: " Как дела?", то раввин также машинально с остервенением ответил: " Дела как сажа бела!" и добавил:

– Извините, мой хороший, добрый друг, но в общении наших соплеменников с этими самыми вашими сановными русачками – нашими верными пособниками в развале великого Советского Союза дело доходит до вопиющего, беспрецедентного курьеза в нашей сионистской деятельности!

– В чем же проявился этот "вопиющий, беспрецедентный курьез в вашей сионистской деятельности"? – спросил я раввина.

– Видите ли, мой хороший, мой добрый друг... – сказал раввин, – Этому вопиющему, беспрецедентному курьезу в нашей сионистской деятельности предшествовало то, что средства массовой информации раструбили на весь мир о том, что некий Союз советских офицеров учредил Комитет по подготовке и проведению суда над сионистами и их пособниками в развале Страны Советов. А чуть позже в тех же средствах массовой информации последовало также заявление сионистов о том, что без осознанного пособничества им, сионистам, со стороны представителей коренной, государствообразующей нации этой страны – русских – они бы сами по себе, можно сказать, в одиночку не смогли бы так успешно приблизиться к своей заветной цели и справиться с поставленной перед ними задачей их мудрейшими праотцами... И как только эта информация прошла по мировым средствам массовой информации, так почти сразу же к нашему сионистскому руководству заявилась многочисленная группа возмущенных сановных русачков – наших пособников в развале Советского Союза с претензиями и упреками в адрес наших соплеменников... "Как так, – разъяренно в один голос заявили они нашему руководству, – вы, сионисты, позволили себе подобным образом беспардонно и бесцеремонно "засветить нас" перед нашим трудовым народом и всей мировой общественностью? Как вам не стыдно и не совестно так поступать со своими вернейшими пособниками в развале не только Советского Союза, но и всей мировой социалистической системы?"

– И как же среагировало на подобное "разъяренное" заявление возмущенных сановных русачков ваше сионистское руководство? – поинтересовался я.

– Спокойно среагировали наши сионистские руководители на беспардонный выпад разъяренных сановных русачков – наших верных пособников в развале Советского Союза. – пояснил раввин. – Наши сионистские руководители – люди мудрые и не их правилах в экстремальной ситуации рубить с плеча или действовать с кондачка. Поэтому в данной сложившейся нервозной ситуации наши мудрейшие сионистские руководители решили провести с сановными русачками даже, в некотором смысле, просветительскую беседу.

– И что это была за "просветительская беседа" с нашими сановными русачками? – спросил я.

– Прежде всего, в этой просветительской беседе, – сказал раввин, – наши сионистские руководители разъяснили и растолковали сановным русачкам, что они, русачки, были не случайно вовлечены в заведомо запланированный процесс форсированного развала Советского Союза. Вовлечены же русачки в программу действий сионистов в конце XX века были потому, что численность наших соплеменников в Стране Советов к восьмидесятым годам не составляла и полпроцента от общего количества граждан, проживающих в СССР. И, естественно, с таким мизерным составом наших людей в этой стране мы никогда самостоятельно не разрушили бы гигантскую социалистическую пирамиду. Хотя мы отлично понимали с самого начала, что сама централистская природа советского государства, вертикальная иерархия правящей в этой стране КПСС позволяли нам при захвате всего нескольких руководящих высот контролировать весь его колоссальный монолит. И если этот захват осуществлялся подобранными нами абсолютно лояльными к нам деятелями, то контроль над этой страной сводился бы лишь к поэтапному эффективному ее разрушению с использованием существующих структур власти и передачи под наше полное владычество...

– Под "абсолютно лояльными" к вам деятелями вы имеете ввиду Горбачева, Яковлева, Шеварнадзе? – прервал я раввина.

– Не только! – сказал раввин. – Для реализации наших обширных планов требовались исполнители и рангом пониже. В целом же пособила нам и обеспечила полный успех в этой стране на данном историческом этапе сознательная, я бы сказал даже, изобретательная активно-пассивная реакция верховодов СССР на наши вожделенные устремления окончательно целиком и полностью закабалить Русь.

"Нагловатое заявление священнослужителя!"– подумал я и спросил раввина:

– Что же это за сознательная да еще и к тому ж "изобретательная" активно-пассивная реакция верховодов СССР" на ваши устремления?

– О, это уникальное явление, охватившее верхние властные слои Страны Советов на исходе ХХ века! – оживленно подхватил раввин. – И сводилась эта самая активно-пассивная реакция разных уровней верховодов СССР к тому, что они не только подчеркнуто сами же не сопротивлялись нашему племенному напору, но и сдерживали порыв других, стремившихся нам противодействовать. А между тем, каждый из верховодов на своем посту внес лично свою весомейшую, неоценимейшую лепту в нашу историческую победу в этой стране! И потому всем им безмерная благодарность!

И много ли выявилось таких вот волонтеров, взявшихся охотно подсоблять вам в развале Советского Союза? – поинтересовался я.

– Скажу откровенно: им несть числа! – сказал раввин.

– А если говорить поконкретнее? – вставил я, а сам подумал: "Неужели раввин выдаст политических деятелей кремлевской элиты советской поры, оказавших услугу просионистским силам в развале Страны Советов и о предательстве которых советские граждане лишь строили и строят до сих пор догадки?"

– Что ж, – промолвил раввин, – сейчас уже можно говорить и открыто о конкретных фактах пособничества влиятельных русачков нашему движению. И характерно, что почти все они выходцы из трудовой, рабоче-крестьянской среды. Принципиальнейший Егор Кузьмич Лигачев, к примеру, родился в семье крестьянина и познавать окружающий мир начал с деревни Дубинкино Новосибирской области. Добрейший, чистейшей души Иван Кузьмич Полозков – потомственный крестьянин из сельской глубинки Курской области. Милейший Владимир Александрович Крючков начал трудовой путь разметчиком на Сталинградском заводе "Баррикады". Рассудительнейший Анатолий Иванович Лукьянов родился в рабочей семье и изначально был рабочим смоленского завода "Арсенал". Эрудит в высшей степени и высшего порядка Леонид Владимирович Шебаршин – потомок сапожников из Марьиной рощи Москвы. Трудовые корни и у кузбассовца порядошнейшего, интеллигентнейшего Вадима Викторовича Бакатина... И так далее и тому подобное...

"Ишь, ты, какая осведомленность раввината! – подумал я. – И как скрупулезно изучается им подноготная своих пособников!"

– Какую же лично свою "весомейшую, неоценимейшую лепту" в вашу "историческую победу в этой стране" внес каждый из названных вами известнейших политических деятелей? – спросил я.

– Извольте! – сказал раввин. – Готов вас просветить! И начну хотя бы с того же Лигачева. Но прежде всего для ясности скажу несколько слов о Ельцине. Дело в том, что Борисом Николаевичем Ельциным мы интересовались еще в пору его трудовой деятельности в строительстве после окончания им в Свердловске политехнического института. Человек неординарен, гигантского телосложения, дерзновенен, груб и вероломен. К тому же в Ельцине нам были симпатичны и некоторые детали его происхождения. И наши люди пришли к единодушному заключению, что человек с бульдожьей хваткой может и должен нам служить, не оставаться на Урале и быть в Москве, в центре грядущих исторических событий, у нас под руками. Ответная благосклонная реакция Ельцина на наши предложения не заставила себя ждать и план перемещения будущего президента России из Свердловска в Москву посредством использования организационных структур КПСС вступил в стадию практической реализации. Но для этого надо было сделать многое. Но для этого надо было сделать многое. Ельцину предстояло и срочно стать членом КПСС, и проникнуть в обком партии, и взять там планку не ниже первого секретаря, а потом уже и готовиться к прыжку с Урала на Старую площадь Москвы. И для осуществления этой обширной многоходовой программы действий кто только нами не был задействован! Кто только из центрального аппарата КПСС не был подключен к проталкиванию нашего протеже на вершину партийной вертикали! Вплоть до таких влиятельнейших политбюровцев как Кириленко, Андропов, секретарь КПСС Рябов и многие, многие другие лица такого же высокого партийного ранга... НО особенно успешно, результативно сработал и справился с поставленной нами задачей многоопытный функционер партии секретарь ЦК КПСС Лигачев. И тут надо сказать, что в середине восьмидесятых годов с легкой руки генсека Горбачева и его ближайшего сподвижника по оргвопросам секретаря ЦК КПСС Лигачева в Советском Союзе была учинена кадровая чехарда. Повсюду, к нашему удовольствию, всех прежних первых секретарей обкомов, крайкомов, рескомов КПСС заменили на вторых секретарей... А потом уже и их выбросили из кресел первых секретарей, усаживая туда тех, кто под руку попадется... Но сбрасывать нашего протеже – первого секретаря свердловского обкома КПСС Ельцина на политическую обочину великодушный Лигачев не стал. В середине апреля 1985 года он привез Ельцина в Москву на должность заведующего отделом строительства ЦК КПСС. За такую успешно проведенную операцию Лигачев тут же был поощрен повышением в партийной иерархии: он стал полновесным членом Политбюро ЦК КПСС даже без кандидатского стажа. Прибывший же для освоения столицы Ельцин тоже сходу по партийным чинам стал набирать обороты и даже догонять Лигачева. В июле 1985 года Ельцин уже секретарь ЦК КПСС. А прошло еще с полгода, и Ельцин стал кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС...

"Интересно, как бы отнесся к такому разоблачительному монологу раввинчика сам грозный Егор Кузьмич Лигачев?" – мелькнула у меня мысль.

Между тем мой собеседник продолжал:

– Когда же 29 мая 1990 года подоспели выборы председателя Верховного Совета РСФСР, неоценимую услугу нам оказал покладистый Полозков – вожак фракции коммунистов в российском парламенте. Имея все шансы быть избранным председателем Верховного Совета РСФСР от доминирующей фракции коммунистов, Полозков уважил нашу просьбу и, неожиданно для своей фракции и всей страны, снял в последний момент свою кандидатуру с голосования в пользу Ельцина. Так в мае 1990 года Ельцин, наконец, получил для своих действий по развалу СССР абсолютный стратегический и тактический простор. Но и благородный поступок Ивана Кузьмича Полозкова не остался незамеченным. Полозков тут же был поощрен: получил повышение в партийной иерархии. На очередном съезде ЦК КПСС Полозков, так же как и до этого Лигачев, без кандидатского стажа сразу стал полноправным членом Политбюро ЦК КПСС.

Слушал я раввина и думал: "Как все же тщательно сионисты анализируют происходящие в стране поселения события, как стремятся приблизиться к властным лицам приютившей их страны, втереться к ним в доверие и вовлечь в сферу своих интересов! Как, наконец, дотошно накапливают, систематизируют и монтируют компрометирующие этих лиц факты! И все это проделывается лишь для того, чтобы при необходимости, в нужный для себя момент прицельно выстрелить в попавших на сионистский крючок фигурантов-пособников поражающим залпом компромата!"

– А вклад председателя КГБ СССР Крючкова – руководителя так называемого передового вооруженного отряда КПСС – в нашу историческую победу в этой стране еще более весомый и до сих пор недооценен! – продолжал раввин. – Во-первых, Крючков подсобил нам тем, что в бурные августовские дни 1991 года не арестовал Ельцина. А, во-вторых, в ночь с 20 на 21 августа 1991 года в кабинете председателя КГБ СССР Крючкова было принято судьбоносное для Страны Советов решение.

– Какое же это " судьбоносное решение" было принято в кабинете Крючкова? – спросил я.

– В ту ночь, – сказал раввин, – на совещании в ЦК КПСС принималось окончательное решение о штурме Дома Советов, где засели ельцинисты. И происходило это так. Председатель КГБ СССР Крючков в 00 часов пригласил к себе в кабинет заместителей председателя КГБ СССР Агеева и Прилукова. Там были заместитель председателя Совета Обороны СССР Бакланов, член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Шенин, заместитель председателя КГБ СССР Грушко, начальник управления охраны КПСС Плеханов. Очень скоро подъехали генералы Ачалов, Варенников, Громов. Позицию кагэбистов не штурмовать "Белый дом" поддержали все. Все вместе стали убеждать Бакланова и Шенина отказаться от операции штурма. Крючков решительно заявил, что тоже против операции. Варенников и Ачалов успокаивали Бакланова и Шенина, говорили, что еще не все потеряно. Что завтра нужно вести переговоры мирным путем. Все с облегчением вздохнули: штурма "Белого дома" не будет. Лишь Бакланов и Шенин, потрясенные предательством, выглядели подавленными происшедшим. Крючков сказал Агееву о необходимости задержания Попова и Лужкова. Но всем показалось, что он говорит это исключительно для Бакланова и Шенина...

"Да, – подумал я, – память на детали событий в стране поселения у священнослужителя отменная!"

 – Говоря же об августовских днях 1991 года в Москве, – проговорил раввин, – нельзя не отметить важнейшую роль, которую сыграл для нас председатель Верховного Совета Лукьянов. Все мы в напряжении ожидали, что он незамедлительно соберет народных депутатов в Москве для принятия кардинальных решений по защите Советской власти в стране. Тем более, что в его распоряжении были все рычаги государственного управления, в том числе и транспортные средства, позволяющие доставить народных избранников в Москву в пределах полусуток. Но мудрый Лукьянов не стал форсировать события и 19 августа 1991 года подписал постановление о созыве внеочередной сессии Верховного Совета СССР аж 26 августа 1991 года. Ну, а до 26 августа мы сполна управились! Лучшего нам подарка не сделал бы и Горбачев! Зато Лукьянов оперативно без задержки сработал, когда 22 августа 1991 года от него потребовалось поставить подпись под постановлением Президиума Верховного Совета СССР "о даче согласия на привлечение к уголовной ответственности и арест народных депутатов СССР Бакланова, Стародубцева, Балдина, Варенникова и Шенина..."

"Ловко приложил священнослужитель маститого юриста Лукьянова – однокашника Горбачева! " – отметил про себя я.

– А что касается начальника внешней разведки КГБ СССР Шебаршина, – сказал раввин, – то он вообще блестяще справился с отведенной ему ролью в августовские дни 1991 года. Назначенный возвратившимся из Фороса Горбачевым только на сутки временно исполняющим обязанности председателя КГБ СССР, Шебаршин проявил завидное рвение, профессиональную сноровку и оперативность. Вечер 22 августа 1991 года, к примеру, Шебаршин до самой ночи посвятил исключительно безопасности митингующих ельцинистов на площади Дзержинского и проводимого ими важного мероприятия по демонтажу памятника железному Феликсу. А на другой день пребывания Шебаршина в роли главы КГБ СССР, 23 августа 1991 года, в десять тридцать на совещании руководящего состава комитета произошло то, что, как и предполагалось, и должно было произойти. После случившейся накануне экзекуции на площади Дзержинского весь управленческий генералитет центрального аппарата КГБ СССР выглядел сникшим. И Шебаршин лишь для порядка, открывая совещание, задал присутствующим контрольный вопрос: мол, все ли видели сегодня с утра площадь Дзержинского? И оказалось, что видели, вопросов ни у кого нет, ясность полная. Потому сразу же пришли к согласию, что необходимо запретить деятельность партийных организаций КПСС в системе госбезопасности. Ни одного голоса не было против, ни одного воздержавшегося, даже секретарь "большого парткома" Назаров тоже был "за". Тут же подготовили приказ по КГБ СССР и циркулярную телеграмму: конец партийной организации КПСС в системе госбезопасности... И вопрос департизации КГБ СССР был закрыт!.. А 23 августа 1991 года пост председателя КГБ СССР занял еще более покладистый и смышленый генерал Вадим Бакатин, который для начала тут же передал нашим друзьям-американцам особо секретные чертежи расположения прослушивающих жучков во вновь построенном здании посольства США в Москве. В октябре же 1991 года Бакатин и вовсе ликвидировал КГБ СССР...

– Но вернемся к "просветительской беседе", которую провели ваши сионистские руководители с нашими сановными русачками – вашими верными пособниками в развале Советского Союза. – прервал я раввина. – Как среагировали сановные русачки на эту "просветительскую беседу"?

– А никак! – ответил раввин. – Покидая сионистских руководителей, они лишь с укором сказали, что сионисты им своей откровенной "засветкой" уготовили смертельный финал. За свое предательство Родины они будут трудовым народом или четвертованы или вздернуты на фонарном столбе. И прокляты навсегда!

Сказав сии слова, раввин распрощался со мной и пошел к выходу. У самой двери в кармане раввина зазвенел мобильный телефон. Раввин достал из кармана пиджака мобильник, приложил его себе к уху, послушал и, обращаясь ко мне, сказал:

– Ну вот, пожалуйста! Один из наших вернейших пособников в равале Советского Союза уже предусмотрительно освободил себя от ожидания неотвратимой расплаты за предательство своей Родины и своего народа. Не стал ждать того момента, когда трудовой народ за такие преступные деяния его с позором четвертует или вздернет на фонарном столбе... Только что по средствам массовой информации прошло срочное сообщение: "В своей квартире на Тверской-Ямской бывший начальник внешней разведки КГБ СССР, исполнявший в течение одних суток в августе 1991 года функции председателя КГБ СССР, генерал-лейтенант Леонид Шебаршин застрелил себя из наградного пистолета."

* Ж-л «Новая книга России».

 

РАВВИН СМЕРТЕЛЬНО НАПУГАН ГРЯДУЩЕЙ РЕСТАВРАЦИЕЙ СОЦИАЛИЗМА НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

 

Рано утром, как уже повелось в последнее время, мне позвонил мой знакомец – раввин хоральной синагоги и в волнении подрагивающим голосом сказал:

– Поступила очень и очень тревожная информация, касающаяся меня, моих соплеменников и всего нашего мирового сионистского движения в целом! Надо бы встретиться…

Слушая раввина, я подумал: «Видимо, достойное очередное «прижигание» учинили наши славные патриоты сионистам-расистам, коль так нервно, разъяренно взвыл велеречивый раввин!»

Когда же я встретился с раввином, то он предстал предо мной в подавленном нервическом душевном состоянии: потупленный мрачный взор, отсутствие привычного блеска в глазах навыкате, еще более подрагивающая толстая нижняя губа, неряшливо растрепанные седеющие пейсы, свисающие у его растопыренных ушей…

Печальным приглушенным голосом раввин сразу же сказал:

– Вчера к вечеру я лишний раз убедился в справедливости мудрой русской пословицы, которая гласит: «Пришла беда – отворяй ворота!» Как раз именно эта самая многокаскадная беда ныне и накатилась на меня, на моих соплеменников, на все наше мировое сионистское движение. И каскад бед, свалившихся на наши благородные сионистские головы, судя по всему, неустанно усиливается. Вчера же вдобавок ко всему я узнал и потрясшую меня до глубины души ужасную новость: оказывается, все последние десятилетия на постсоветском пространстве безнаказанно с успехом функционирует тщательно законспирированный антисионистский Центр по реставрации социализма на постсоветском пространстве. И вы обратите внимание, мой хороший добрый друг, на то, с какой планомерностью, координацией, усердием, напористостью и поспешностью в последнее время стали осуществляться все эти антисионистские, зловещие публикации, действия и другие такого же рода мероприятия, целеустремленно направленные против нашего древнейшего сионистского движения. Началом всех этих неожиданных и прискорбных для нас антисионистских событий стало такое же неожиданное для наших соплеменников появление на сайтах Интернета нового коммунистического Манифеста «О сионистской опасности народа Советского союза и всего мира!» Нынешние же коммунисты на постсоветском пространстве незамедлительно активно среагировали на опубликованный новый коммунистический Манифест и в массовом порядке рванулись просвещать трудовые низы этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов. На манер того как в XIX веке на Руси в преддверии революционной ситуации просвещали свой трудовой люд всякие там славянофилы-народники, писатели-разночинцы, да и тот же самый Федор Михайлович Достоевский свой знаменитой публикацией «Еврейский вопрос»… Вскоре же за нынешними коммунистами, спохватившись, и чекисты поплелись в трудовые низы просвещать трудовой люд по части его главного многовекового, исконного врага – сионистов… Дальше возникла и вовсе совершенно неожиданная для нас, сионистов, экстремальная ситуация. В средствах массовой информации, в том числе н сайтах Интернета, прошла информация о том, что некий тщательно законспирированный союз советских офицеров учредил Комитет по подготовке и проведения впервые в истории человечества суда над сионистами-расистами и их пособниками в развале Советского Союза. А как выяснилось сейчас, на постсоветском пространстве безнаказанно и эффективно функционирует еще и тщательно законспирированный  антисионистский Центр по реставрации социализма на постсоветском пространстве. И по моему глубочайшему убеждению, а также по единодушному мнению моих соплеменников этот самый антисионистский Центр может сыграть самую что ни на есть зловещую, решающую роль в отношении подрыва нашего сионистского движения… Да так, что очередной раз основательно споткнувшись на этой самой непредсказуемой Святой Руси и ее многовекового православия, мы снова с позором кувырком полетим вспять, не достигнув своих заветных целей по окончательному порабощению этой страны.

– И какую же это зловещую, решающую  роль в отношении подрыва сионистского движения «может сыграть Центр по реставрации социализма на постсоветском пространстве?» – поинтересовался я.

– Скажу, – последовал ответ раввина, – Видите ли, мой хороший, добрый друг, судя по просочившейся к нам достоверной информации, этот самый антисионистский Центр, руководствуясь тем, что практика критерий истины, прежде всего намерен провести на постсоветском пространстве повсеместную, всеобщую, комплексную идеологическую фильтрацию или, говоря иными словами, так называемую полную инвентаризацию всего населения по части того, кто и как из граждан Великого Советского Союза повел себя в роковой час испытаний для первой в мире Страны Советов. Когда на территории социалистической Державы коммунистическую идеологию потеснила сионистская идеология, а древний московский Кремль вероломно захватили антинародные, оккупационные, просионистские силы. Короче говоря, антисионистский Центр по реставрации социализма на постсоветском пространстве намерен четко выявить: кто из граждан бывшего Советского Союза после августа 1991 года остался верен коммунистической идеологии и готов вести непримиримую, бескомпромиссною борьбу за воссоздание Великой Социалистической Державы, а кто из граждан бывшего Советского Союза в роковой час испытаний для Страны Советов в августе 1991 года осознанно, без какого-либо принуждения пошел в услужение нашей сионистской идеологии, став отъявленным конформистом, оппортунистом, ренегатом, коллаборационистом, а попросту говоря, вернейшим пособником сионистам в развале Советского Союза. И вот с теми гражданами на постсоветском пространстве, которые остались верными коммунистической идеологии, этот самый антисионистский Центр и намерен воссоздать Великую Социалистическую Державу… В заключении с прискорбием замечу, что ныне над нами, сионистами, нависла еще одна беда-неприятность. И состоит она в том, что мы, наши соплеменники, никак не можем выйти на точные координаты этого самого тщательно законспирированного Союза советских офицеров, который так вызывающе дерзко объявил на весь мир об учреждении им Комитета по подготовке и проведению суда над сионистами и их пособниками в развале Советского Союза. Нет в нашем распоряжении и никаких сведений о дислокации этого самого Союза советских офицеров, о том на какой территории постсоветского пространства расположены его учреждения или заведения. Не владея такой точной информацией об этом антисионистском по духу Союзе советских офицеров, мы ничего не можем предпринять против него. Без нужной нам информации об этом зловредном, антисионистском Союзе советских офицеров у нас напрочь связаны руки! Мы никак не модем выйти на него, не можем ни локализовать его, ни вообще ликвидировать. По остальным Союзам советских офицеров, расплодившихся на постсоветском пространстве после развала СССР, у нас полная информация и все они у нас под неусыпным контролем. А к этому, повторяю, тщательно законспирированному, антисионистскому Союзу советских офицеров никак подобраться не можем. Точно также, по состоянию на сегодня, мы, наши соплеменники, не можем выйти на достоверные координаты этого самого антисионистского Центра по реставрации социализма на постсоветском пространстве и, естественно, из-за этого, само собой, мы, наши соплеменники, точно также никак не можем ни локализовать его, ни вообще ликвидировать.

Завершив свой затянувшийся монолог, раввин тяжело вздохнул, вытер ладонью вспотевший лоб и тут же печальным, подрагивающим голосом запричитал:

– Ах, как жаль! Как жаль, что так отвратительно, я бы даже сказал, так трагически складывается ситуация в отношении нас, соплеменников, и всего нашего мирового сионистского движения в этой непредсказуемой, мерзопакостной стране! А ведь поначалу, когда мы приступили к реализации очередной попытки поработить эту страну, которая к тому времени была уже в ранге-статусе Великого Советского Союза, то ничто не предвещало нам никаких неприятностей в будущем. Тем более, что на этот раз для разрушения Социалистической Державы, учитывая ее централистскую специфику, мы применили беспроигрышную спецполиттехнологию с использованием беспроигрышных методов и приемов, тщательно апробированных нами в предшествующие тысячелетия при порабощении сионистами многих других стран и народов мира. И наши соплеменники были абсолютно уверены, что искусно сочетая все эти разрушительные методы и приемы для развала Советского Союза, мы непременно в этот раз достигнем полной победы и великая, свободолюбивая, непокорная эта страна будет, наконец, нами порабощена целиком и полностью! А оно, видите, что получается!.. Какой реприманд неожиданный сваливается на наши благородные сионистские головы!..

– Что же это за беспроигрышная, разрушительная, «спецполиттехнология», примененная сионистами для развала Советского Союза? – спросил я.

– Впервые спецполиттехнологию, – сказал раввин, – с блестящим успехом опробовали сионисты еще две с половиной тысячи лет тому назад на персидском царе Кире. Без помощи царя Кира сионисты никогда бы не смогли захватить власть в этой империи. На нем, на царе Кире, сионисты впервые показали, как можно обманом, лицемерием, подкупом и предательством пролезть в иноземное правительство, а затем подчинить все себе. Захватив же власть в иноземном государстве, сионисты бесцеремонно управляли марионетками-правителями, разжигали вражду между народами и создавали конфликты для достижения своей «сверхнациональной» цели – мирового иудейского господства…  Приступая к очередной попытке поработить эту страну, которая была к тому времени уже в ранге-статусе Советского Союза, сионисты отлично понимали, что сама централистская природа Советского государства, вертикальная иерархия правящей коммунистической партии позволяет при захвате всего нескольких руководящих высот контролировать весь его колоссальный монолит. И если этот захват осуществляется подобранными абсолютно лояльными к сионистам деятелями, то контроль над страной сводился бы лишь к поэтапному ее переподчинению с использованием существующих структур власти и передачи под полное владычество сионистов.

– Извините, уважаемый, – сказал я. – Но что-то не верится, чтобы сионисты при их мизерной численности в нашей стране, смогли бы и великий Советский Союз развалить, и наш трудовой народ привести к роковой черте.

– Вы правы, – согласился со мной раввин, – Да, действительно, с мизерным составом своих соплеменников в этой стране сионисты никогда не смогли бы самостоятельно разрушить гигантскую социалистическую пирамиду. И без осознанного массового пособничества сионистам со стороны представителей коренной, государствообразующей нации – русских, – сионисты сами по себе, можно сказать, в одиночку не смогли бы успешно приблизиться к заветной своей цели в этой стране и справиться с поставленной перед ними задачей сионистскими мудрейшими праотцами.

– А откуда у нас, в Советском Союзе, могли появиться пособники сионистам? Да еще действующие осознанно, в их интересах и в массовом порядке? – напирал я.

– Скажу, – спокойно произнес раввин. – Но, прежде всего, замечу, что еще граф Лев Николаевич Толстой в своих сочинениях пришел к выводу, что человечество испокон веков состояло и состоит из особей двух разновидностей. Первая из них: люди, живущие только для нужды своей, только для брюха. Вторая – люди, живущие не для брюха, а для души, для правды. И практически в каждом поступке и действии этих разновидностей объективно проявляется их истинная сущность… Точно также человечество испокон веков состояло и состоит их особей двух разновидностей по отношению к сионистскому племени, его расистской идеологии и человеконенавистнической практической деятельности сионистского движения в целом. Первая разновидность из них: люди, использующие любую информацию о сионистах-расистах только для нужды своей, только для корысти, только для брюха. Вторая разновидность – люди, использующие любую информацию о сионистах-расистах не для нужды своей, не для корысти, не для брюха, а исключительно для бескомпромиссной борьбы с этим мировым, многовековым злом. И, конечно же, во все времена и во всех странах своего поселения сионисты проявляли особую заботу по взращиванию своих будущих пособников из среды коренных народов приютивших их держав. Россия в этом смысле не была исключением. И когда в России в октябре 1917 года реальную власть захватили большевики-коммунисты, сионистам надо было срочно решать как действовать дальше. И тогда в Москву беспрепятственно съехались наиболее влиятельные сионисты со всего мира и постановили: коль власть в России в обозримом будущем будет принадлежать коммунистам, то надо без промедления идти в их ряды и включаться в многотрудную, тяжелую работу подрыва этой власти изнутри, цинично используя коммунистическую идеологию, государственные и партийные структуры в своих целях. Благо, что к тому времени и в партию большевиков удалось внедрить немало сионистов. А с прибытием в Россию Троцкого со своим кагалом позиции сионистов в руководящих структурах страны значительно укрепились. А если говорить точнее, то почти все высшие посты в большевистской власти были захвачены сионистами. И если бы тогда, в 1917 году, у сионистов под руками были в наличии не местечковые, безграмотные, да еще к тому ж безгранично алчные кадры, то уже тогда сионисты бы могли перехватить у большевиков-коммунистов абсолютную власть в России. Короче, у сионистов тогда не хватило критической массы!.. Зато с 1918 года начала реализовываться в России сионистская всеобщая программа по возвращению и всемерному культивированию из русских аборигенов, особенно из коммунистов, политически стерилизованных жуиров-кутил, будущих потенциальных предателей своей Отчизны, разного рода конформистов, оппортунистов, ренегатов, коллаборационистов, а по-простому говоря, мерзких клятвопреступников. Но зато в лице этих фигурантов сионисты приобрели верных, надежных своих пособников в готовящемся развале Советского Союза. С годами же эта сионистская программа ускоренного превращения русских аборигенов  жуиров-кутил все больше набирала обороты. Делянки селекционного взращивания политически стерилизованных жуиров-кутил из русских аборигенов возделывались сионистами на все территории Страны Советов. Возник даже среди сообразительных вновь испеченных жуиров-кутил из русачков состязательный негласный процесс: кто, мол, из них побольше ущипнёт Советский Союз, поизощреннее предаст его и нанесет ему ощутимый экономический ущерб. И этот увлекательный, заразительный, состязательной процесс, в угоду сионистам-космополитам, охватил не только отдельных самовлюбленных, амбициозных жуиров-кутил, но и стал популярен среди разнообразных всесоюзных ведомств, министерств и целых отраслей народного хозяйства. А руководители этих государственных подразделений в угоду сионистам-космополитам даже стали гордиться и хвастаться тем, кто сколько возрастил под своим началом преуспевающих в предательстве Страны Советов. По началу, правда, говорилось об этом исподтишка, шёпотом, а потом, попозже говорили и вовсе открыто, громогласно и с демонстративным вызовом…

Раввин умолк, задумался и продолжил:

– Тут еще хотелось бы отметить, – сказал он, – что успех сионистского движения в подготовке развала первой в мире Страны Советов, как сейчас осмысливаю, определился не только тем, что почти сразу же после октября 1917 года, оценив сложившуюся в мире политическую ситуацию, сионисты приступили к массовому взращиванию из советских людей, особенно из коммунистов, политически стерилизованных жуиров-кутил, которые должны стать впоследствии верными пособниками сионистов в развале Советского Союза, но и тем, а это самое главное, что попутно со взращиванием из советских людей политически стерилизованных жуиров-кутил, сионисты в их незрелые головы внедрили «ростки» разлагающую сознание мировоззренческую философию нарциссоманов. Или попросту говоря – нарциссоманию.

– Что же это за «нарциссомания»? – поинтересовался я.

– О, название этой специфической философии с успехом вдолбленной сионистами в доверчивые головы взращенных сионистами политически стерилизованных жуиров-кутил из советских людей восходит от древнегреческой мифологии! – приподнято произнес раввин, – Согласно этой мифологии сын речного бога Тефиса и нимфы Лириопы, юноша-красавиц Нарцисс, который увидел свое отражение в воде, влюбился в себя, от этой любви зачах и был превращен в цветок того же названия… В общепринятом же народом обиходе Нарциссом обзывается человек гордый своей красотой, влюбленный в себя... А в данном случае, каждого из взращенных сионистами в нашей стране политически стерилизованных ими жуиров-кутил сионистам удалось оснастить, я бы сказал даже, заразить философией-нарциссоманией, опирающейся на низменные человеческие инстинкты, представляющей собой этакую мировоззренческую помесь-гибрид осовремененного, порвавшего со своими родословными корнями, тщеславного, самодовольного, невежественного, возомнившего, что он центр мироздания, толстокожего, спесивого мольеровского «мещанина во дворянстве» гоголевского авантюриста, проходимца, словоблуда Хлестакова и типичнейшего верного пособника сионистов в развале Советского Союза из властных советско-партийных структур с психологией современного махрового, местечкового циника-обывателя, живущего исключительно для наживы своей и готового в личных интересах, в интересах только набивания своего брюха предать кого угодно, вплоть до своей Родины, которую он ранее клялся жизнью своей защищать. И вот такая синтетическая мировоззренческая помесь-гибрид под названием нарциссомания, внедренная в массовое сознание взращенных сионистами политически стерилизованных жуиров-кутил из советских людей, основательно их убедила, что отныне жить каждому из них нужно только на свою потребу и во всех случаях действовать исключительно в своих эгоистических интересах. Что на смену коммунистической идеологии в нашей стране окончательно приходит сионистская идеология. И что все люди нашей страны, сознательно идущие в услужение сионистской идеологии, должны фанатично верить, что в благодарность за это они получат с барского сионистского стола пусть крохи, но всегда получат. Взращенные сионистами из советских людей политически стерилизованные жуиры-кутилы постигшие основы философии-нарциссомании, четко усвоили и то, что они никогда и нигде не должны проявлять никакого участия в происходящих в стране общественно-политических процессах и ни в коем разе ни в чем никогда не должны «засветиться» и выявлять публично свою истинную жизненную позицию. Внимательно пассивно созерцая эти процессы со стороны и всесторонне их анализируя, нарциссоманы должны лишь при этом тщательно отслеживать свой примитивный мещанско-обывательский интерес. Исповедуя эту методично внедренную сионистами в массовое сознание советских людей философию-нарциссоманию, политически стерилизованные сионистами жуиры-кутилы из советских людей, главными чертами которых стали себялюбие, высокомерие, вседозволенность, цинизм, гордыня, фанаберия и четкое следование конъектуре, отлично усвоили, что свою жизненную позицию и взгляды им надо решительно ограждать от посягательства любой критики со стороны. Для чего повсеместно нарциссоманами взят на вооружение универсальный прием: всегда и везде резко оборвав оппонента, безапелляционно, нагло, агрессивно и нахраписто следует, во что бы то ни стало нравственно обосновывать свой безнравственный образ жизни, а то даже и отдельный свой аморальный поступок…

– И много ли выявилось таких вот волонтеров-нарциссоманов, взявшихся охотно подсоблять вам, сионистам, в развале Советского Союза?

– Скажу откровенно: им несть числа! – сказал раввин.

– А если говорить поконкретнее? – вставил я.

– Что ж, – молвил раввин, – сейчас уже можно открыто говорить о конкретных фактах пособничества влиятельных русачков нашему сионистскому движению в развале Советского Союза. И не только… В роковой час испытаний для Страны Советов в числе активных пособников сионистам-разрушителям Великого Советского Союза среди новоявленных знаменитых, сановных жуиров-кутил всесоюзного масштаба оказались и члены ЦК компартии, его секретари, члены Политбюро, и руководители Совмина СССР, Президиума Верховного Совета СССР, и генералы Центрального аппарата КГБ СССР… Да и много других фигурантов такого же властного уровня, не говоря уже о многочисленной околокремлевской челяди, проституирующих журналистах, писателях, деятелях науки, культуры и иной подобной пресмыкающейся мелкоте, обслуживающей верхушку политической власти в стране при любом режиме и во все времена…

– И какие же пособники сионистов в развале Советского Союза из числа перечисленных вами являются наиболее ценными для вас, соплеменников, и всего мирового сионистского движения? – спросил я.

– Безотносительно к социальному положению, высоким чинам и званиям упомянутых мною фигурантов – наших пособников в развале Советского Союза, – сказал раввин, – для нас-соплеменников и всего нашего мирового сионистского движения наиболее ценными являются наши идеологические пособники в развале Советского Союза –русачки. Именно они, наши идеологические пособники-русачки, будучи высокообразованными и обладающие обширной, всесторонней информацией о сущности сионизма, о его античеловеческой, расистской идеологии, и о планах сионистов воплотить в жизнь создание на планете Земля всемирного иудейского царствования, в решающий роковой час испытаний для Страны Советов эти самые высокообразованные и всесторонне информированные русачки в массовом порядке не рванулись просвещать трудовые низ этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов. На манер того, как в XIX веке на Руси в преддверии революционной ситуации просвещали свой трудовой люд всякие там славянофилы-народники, писатели-разночинцы, да и тот же самый Федор Михайлович Достоевский своей знаменитой публикацией «Еврейский вопрос»… Зато эти самые высокообразованные и всесторонне информированные русачки в роковой час испытаний для Станы Советов в массовом порядке рванулись к нам – сионистам в услужение. Отбросив напрочь все свои прежние прокоммунистические, просоветские присяги и клятвы, наши идеологические пособники в развале Советского Союза добровольно, осознанно присягнули на верность оккупационному, антинародному, просионистскому режиму, пришедшему на смену Советской власти в этой стране. И мы им, нашим идеологическим пособникам в развале Советского Союза, за это премного благодарны! Больше того, нашими соплеменниками высказывается мнение, что за такую неоценимую услугу нашему мировому сионистскому движению нашим идеологическим пособникам в развале Советского Союза – русачкам следует присваивать почетное звание: «Праведник Израиля» и награждать не менее почетным орденом «Звезда Давида». В антисионистском же, тщательно законспирированном Центре по реставрации социализма на постсоветском пространстве, напротив, считают, что в сложившейся ситуации трудовому народу лишь остается в пору каждому из пособников сионистов в развале Советского Союза, каждому из этих мерзких предателей-отщепенцев, публично вручить позорный знак: «Верноподданный пес – холуй мирового сионизма!»

– И что же ваши соплеменники намерены предпринять в сложившейся нынешней ситуации? – спросил я

– Я уже говорил вам, мой хороший, добрый друг, – сказал раввин, – что мы, наши соплеменники, никак не можем выйти на точные координаты этого самого тщательно законспирированного Союза советских офицеров, который так вызывающе дерзко на весь мир объявил об учреждении им Комитета по подготовке и проведению суда над сионистами и их пособниками в развале Советского Союза. Повторяю, нет в нашем распоряжении и никаких сведений о дислокации этого самого Союза советских офицеров, о том на какой территории постсоветского пространства расположены его учреждения или заведения. А не владея такой вот точной информацией об этом антисионистском по духу, зловредном Союзе советских офицеров у нас напрочь связаны руки! Мы никак не можем ни выйти на него, ни локализовать его, ни вообще ликвидировать. Точно так же, по состоянию на сегодня, мы, наши соплеменники, не можем выйти на достоверные координаты этого самого тщательно законспирированного, антисионистского Центра по реставрации социализма на постсоветском пространстве, и, естественно, из-за этого, само собой, мы, наши соплеменники, точно также никак не можем выйти на этот антисионистский Центр, не можем ни локализовать его, ни вообще ликвидировать. А время неумолимо поджимает нас и требует решительных действий. И вот идя на встречу с вами, мой хороший, добрый друг, я с надеждой подумал, что может вы располагаете точными сведениями об этом антисионистском Союзе советских офицеров, а также об этом антисионистском Центре по реставрации социализма на постсоветском пространстве и нас просветить на сей счет.

В ответ раввину я лишь развел руками.

Раввин при этом как-то сразу и вовсе сник, его толстая оттопыренная нижняя губа еще более задрожала. Он медленно встал, кивнул мне на прощанье головой и удалился.

* Ж-л «Новая книга России».

 

ВОЗМУЩЕНИЕ РАВВИНА НАКАНУНЕ ВОЗМЕЗДИЯ

 

На последней книжной ярмарке в Москве ко мне подошел раввин хоральной синагоги и сказал:

– Я прочитал вашу тысячестраничную книгу «В схватке», регулярно читаю также ваши зубодробительные, разоблачительные опусы в периодической печати и с возмущением, категорически, решительно отвергаю настырно, последовательно внедряемое вами в сознание масс утверждение, что будто бы только наши люди и великий Советский Союз развалили, и трудовой народ этой страны привели к роковой черте. Все это абсурд, бессмыслица и нелепость! Со всей ответственностью заявляю: ваше утверждение противоречит истинной, документированной правде жизни! Без осознанного пособничества нам со стороны представителей коренной, государствообразующей нации этой страны – русских – мы бы сами по себе, можно сказать, в одиночку не смогли бы так успешно приблизиться к заветной нашей цели в этой стране и справиться с поставленной перед нами задачей нашими мудрейшими праотцами.

«О, это что-то новенькое в трактовке исторических событий в нашей стране конца ХХ века!» – подумал я, разглядывая у священнослужителя свисающие от ушей пейсы и его широкополую черную шляпу, и тут же спросил раввина:

– У вас есть на сей счет весомые доказательства?

– Да сколько угодно! – воскликнул раввин. – Но, прежде всего, замечу, что численность наших людей в Стране Советов к восьмидесятым годам не составляла и полпроцента от общего количества граждан, проживающих в СССР. И, естественно, с таким мизерным составом наших людей в этой стране, повторяю, мы бы никогда самостоятельно не разрушили бы гигантскую социалистическую пирамиду. Хотя мы и отлично понимали с самого начала, что сама централистская природа Советского государства, вертикальная иерархия правящей в этой стране КПСС позволяла при захвате всего нескольких руководящих высот контролировать весь его колоссальный монолит. И если этот захват осуществлялся подобранными нами абсолютно лояльными к нам деятелями, то контроль над этой страной сводился бы лишь к поэтапному эффективному её разрешению с использованием существующих структур власти и передачи под наше полное владычество…

– Под «абсолютно лояльными» к вам деятелями вы имеете в виду Горбачева, Яковлева, Шеварнадзе? – прервал я раввина.

– Не только! – сказал раввин. – Для реализации наших обширных планов требовались исполнители и рангом пониже. В целом же, подсобила нам и обеспечила полный успех в этой стране на данном историческом этапе сознательная, я бы сказал даже, изобретательная активно-пассивная реакция верховодов СССР на наши вожделенные устремления окончательно целиком и полностью закабалить Русь.

«Нагловатое заявление священнослужителя!» – подумал я и спросил раввина:

– Что же это за сознательная, да еще к тому ж, изобретательная «активно-пассивная реакция верховодов СССР» на ваши устремления?

– О, это уникальное явление, охватившее верхние властные слои Страны Советов на исходе ХХ века! – оживленно подхватил раввин. – И сводилась эта самая активно-пассивная реакция разных уровней верховодов СССР к тому, что они не только подчеркнуто сами не сопротивлялись нашему племенному напору, но и сдерживали порыв других, стремившихся нам противодействовать. А между тем, каждый из верховодов на своем посту внёс лично свою весомейшую, неоценимейшую лепту в нашу историческую победу в этой стране! И потому всем им безмерная благодарность.

– И много ли выявилось таких вот волонтеров, взявшихся охотно подсоблять вам в развале Советского Союза? – поинтересовался я.

– Скажу откровенно: им несть числа! – сказал раввин.

– А если говорить поконкретнее? – вставил я, а сам подумал: «Неужели раввин выдаст политических деятелей кремлевской элиты советской поры, оказавших услугу просионистским силам в развале Страны Советов и о предательстве которых советские граждане лишь строили и строят до сих пор догадки?»

– Что ж, – промолвил раввин, – сейчас уже можно открыто говорить о конкретных фактах пособничества влиятельных русачков нашему движению. И характерно, что почти все они выходцы из трудовой, рабоче-крестьянской среды. Принципиальнейший Егор Кузьмич Лигачев, к примеру, родился в семье крестьянина и познавать окружающий мир начал с деревни Дубинкино Новосибирской области. Добрейший, чистейшей души Иван Кузьмич Полозков – потомственный крестьянин из сельской глубинки Курской области. Милейший Владимир Александрович Крючков начал трудовой путь разметчиком на сталинградском заводе «Баррикады». Рассудительнейший Анатолий Иванович Лукьянов родился в рабочей семье и изначально был рабочим смоленского завода «Арсенал». Эрудит в высшей степени и высшего порядка Леонид Владимирович Шебаршин – потомок сапожников из Марьиной рощи Москвы. Трудовые корни также у кузбассовца порядочнейшего, интеллигентнейшего Вадима Викторовича Бакатина… И так далее, и тому подобное…

«Ишь ты, какая осведомлённость раввината! – подумал я. – И как скрупулезно изучается им подноготная своих пособников!»

– Какую же «лично свою весомейшую, неоценимейшую лепту» в вашу «историческую победу в этой стране» внес каждый из названных вами известнейших политических деятелей? – спросил я.

– Извольте! – сказал раввин. Готов вас просветить! И начну, хотя бы, с того же Лигачева. Но, прежде всего, для ясности скажу несколько слов о Ельцине. Дело в том, что Борисом Николаевичем Ельциным мы заинтересовались еще в пору его трудовой деятельности в строительстве после окончания им в Свердловске политехнического института. Человек – неординарный, гигантского телосложения, дерзновенен, груб и вероломен. К тому ж в Ельцине нам были симпатичны и некоторые детали его происхождения. И наши люди пришли к единодушному заключению, что человек с бульдожьей хваткой может и должен нам служить, не оставаться на Урале и быть в Москве, в центре грядущих исторических событий, у нас под руками. Ответная благосклонная реакция Ельцина на наши предложения не заставила себя ждать и план перемещения будущего первого президента России из Свердловска в Москву посредством использования организационных структур КПСС вступил в стадию практической реализации. Но для этого сделать надо было многое. Ельцину предстояло и срочно стать членом КПСС, и проникнуть в обком партии, и взять там планку не ниже первого секретаря, а потом уже и готовиться к прыжку с Урала на Старую площадь Москвы. И для осуществления этой обширной многоходовой программы действий кто только нами не был задействован! Кто только из центрального аппарата ЦК КПСС не был подключён к проталкиванию нашего протеже на вершину партийной вертикали! Вплоть до таких влиятельнейших политбюровцев, как Кириленко, Андропов, секретарь ЦК КПСС Рябов, и многие, многие другие лица такого же высокого партийного ранга… Но особенно успешно, результативно сработал и справился с поставленной нами задачей многоопытный функционер партии, секретарь ЦК КПСС Лигачёв. И тут надо сказать, что в середине восьмидесятых годов с легкой руки генсека Горбачева и его ближайшего сподвижника по оргвопросам секретаря ЦК КПСС Лигачёва в Советском Союзе была учинена кадровая чехарда. Повсюду, к нашему удовольствию, всех прежних первых секретарей обкомов, крайкомов, рескомов КПСС заменили на вторых секретарей… А потом уже и их выбросили из кресел первых секретарей, усаживая туда тех, кто под руку попадется… Но сбрасывать нашего протеже – первого секретаря Свердловского обкома КПСС Ельцина на политическую обочину великодушный Лигачёв не стал. В середине апреля 1985 года он привёз Ельцина в Москву на должность заведующего отделом строительства ЦК КПСС. За такую успешно проведенную операцию Лигачёв тут же был поощрен повышением в партийной иерархии: он стал полновесным членом Политбюро ЦК КПСС даже без кандидатского стажа. Прибывший же для освоения столицы Ельцин тоже с ходу по партийным чинам стал набирать обороты и даже догонять Лигачёва. В июле 1985 года Ельцин уже секретарь ЦК КПСС. А прошло ещё полгода и Ельцин стал кандидатом в члены Политбюро ЦК КПСС…

«Интересно, как бы отнёсся к такому разоблачительному монологу раввинчика сам грозный Егор Кузьмич Лигачёв?» – мелькнула у меня мысль.

Между тем, мой нежданно-негаданно объявившийся собеседник продолжал:

– Когда же 29 мая 1990 года подоспели выборы председателя Верховного Совета РСФСР, неоценимую услугу нам оказал покладистый Полозков – вожак фракции коммунистов в российском парламенте. Имея все шансы быть избранным председателем Верховного Совета РСФСР от доминирующей фракции коммунистов, Полозков уважил нашу просьбу и, неожиданно для своей фракции и всей страны, снял в последний момент свою кандидатуру с голосования в пользу Ельцина. Так в мае 1990 года Ельцин, наконец, получил для своих действий по развалу СССР абсолютный стратегический и тактический простор. Но и благородный поступок Ивана Кузьмича Полозкова не остался незамеченным. Полозков тут же был поощрён: получил повышение в партийной иерархии. На очередном съезде КПСС Полозков, также как и до этого Лигачёв, без кандидатского стажа, сразу стал полновесным членом Политбюро ЦК КПСС.

Слушал я раввина и думал: «Как всё же тщательно сионисты анализируют происходящие в стране поселения события, как стремятся приблизиться к властным лицам приютившей их страны, втереться к ним в доверие и вовлечь в сферу своих интересов! Как, наконец, дотошно накапливают, систематизируют и монтируют компрометирующие этих лиц факты! И все это проделывается лишь для того, чтобы при необходимости, в нужный для себя момент прицельно выстрелить в попавших на сионистский крючок фигурантов-пособников поражающим залпом компромата!»

– А вклад председателя КГБ СССР Крючкова – руководителя так называемого передового вооружённого отряда КПСС – в нашу историческую победу в этой стране ещё более весомый и до сих пор недооценён! – продолжал раввин. – Во-первых, Крючков подсобил нам тем, что в бурные августовские дни 1991 года не арестовал Ельцина. А, во-вторых, в ночь с 20 на 21 августа 1991 года в кабинете председателя КГБ СССР Крючкова было принято судьбоносное для Страны Советов решение.

– Какое же это «судьбоносное решение» было принято в кабинете Крючкова? – спросил я.

– В ту ночь, – сказал раввин, – на совещании в КГБ СССР принималось окончательное решение о штурме Дома Советов, где засели ельцинисты.. И происходило это так. Председатель КГБ СССР Крючков в 00 часов пригласил к себе в кабинет заместителей председателя КГБ СССР Агеева и Прилукова. Там были заместитель председателя Совета Обороны СССР Бакланов, член Политбюро, секретарь ЦК КПСС Шенин, заместитель председателя КГБ СССР Грушко, начальник управления охраны КГБ СССР Плеханов. Очень скоро подъехали генералы Ачалов, Варенников, Громов. Позицию кагэбистов не штурмовать «Белый дом» поддержали все. Все вместе стали убеждать Бакланова и Шенина отказаться от операции штурма. Крючков решительно заявил, что тоже против операции. Варенников и Ачалов успокаивали Бакланова и Шенина, говорили, что ещё не всё потеряно, что завтра нужно вести переговоры мирным путем. Все с облегчением вздохнули: штурма «Белого дома» не будет. Лишь Бакланов и Шенин, потрясённые предательством, выглядели подавленными происшедшим. Крючков сказал Агееву о необходимости задержания Попова и Лужкова. Но всем показалось, что он говорит это исключительно для Бакланова и Шенина…

  «Да, – подумал я, – память на детали событий в стране поселения у раввина отменная!»

– Говоря же об августовских днях 1991 года в Москве, – проговорил раввин, – нельзя не отметить важнейшую роль, которую сыграл для нас председатель Верховного Совета СССР Лукьянов. Все мы в напряжении ожидали, что он незамедлительно соберёт народных депутатов в Москве для принятия кардинальных решений по защите Советской власти в стране. Тем более, что в его распоряжении были все рычаги государственного управления, в том числе и транспортные средства, позволяющие доставить народных избранников в Москву в пределах полусуток. Но мудрый Лукьянов не стал форсировать события и 19 августа подписал постановление о созыве внеочередной сессии Верховного Совета СССР аж 26 августа 1991 года. Ну, а до 26 августа мы сполна управились! Лучшего нам подарка не сделал бы и Горбачев! Зато Лукьянов оперативно, без задержки, сработал, когда 22 августа 1991 года от него потребовалось поставить подпись под постановлением Президиума Верховного Совета СССР «О даче согласия на привлечение к уголовной ответственности и арест народных депутатов СССР Бакланова, Стародубцева, Балдина, Варенникова и Шенина»…

«Ловко приложил священнослужитель маститого юриста Лукьянова – однокашника Горбачева! – отметил я про себя.

– А что касается начальника внешней разведки КГБ СССР Шебаршина, сказал раввин, – то он вообще блестяще справился с отведенной ему ролью в августовские дни 1991 года. Назначенный возвратившимся из Фороса Горбачевым только на сутки временно исполнять обязанности председателя КГБ СССР, Шебаршин проявил завидное рвение, профессиональную сноровку и оперативность. Как сейчас помню: 22 августа 1991 года в 15 часов Горбачев подписал указ о назначении Шебаршина исполняющим обязанности председателя КГБ СССР. А 23 августа, опять же в 15 часов, Горбачев отстранил Шебаршина от этих обязанностей. Свершить же Шебаршину в течение суток предстояло архиважное: деятельность партийных организаций КПСС в системе советской госбезопасности должна быть запрещена. И разумно, расчетливо Шебаршин распорядился отведенным ему временем! В сложнейшей политической ситуации, в дни бушующей политической бури в стране и ограниченный жесткими временными сроками умница Шебаршин не стал действовать с кондачка. Поостерегся он ломать через колено коммунистические воззрения норовистых генералов центрального аппарата КГБ СССР. Вероятность же того, что генералы-коммунистические ортодоксы, прослышав о предстоящей департизации гозбезопасности, вздыбятся, была огромная! И как истинный разведчик Шебаршин, всё взвесив и рассчитав до мелочей, решил, прежде всего, психологически деморализовать и нейтрализовать неуправляемых генералов-ортодоксов. Но как это проделать, Шебаршин ещё не знал. А тут, надо же случиться такому совпадению, на площадь Дзержинского молодой депутат – демократ Станкевич привел возбуждённую, буйную толпу ельцинистов, призывающих немедленно скинуть памятник первому чекисту. Естественно, разведчик – аналитик Шебаршин сразу оценил важный смысл происходящего на площади и пришел к выводу, что это как раз то, что ему сейчас и нужно. Ставка Шебаршина на сбрасываемого с пьедестала чекистского символа – железного Феликса была абсолютно правильной! С низвержением наглядного символа могущества советской госбезопасности деморализовывались и противники её департизации. Ибо происшедшее с памятником Дзержинскому не могло не произвести на генералов-коммунистических ортодоксов угнетающего впечатления. А, уверовав в неотвратимость развития предстоящих таких вот событий, Шебаршин все оставшиеся часы первого дня своего пребывания на посту председателя КГБ СССР до самой ночи посвятил исключительно обеспечению надежной безопасности митингующих ельцинистов на площади Дзержинского и проводимого ими важного мероприятия по демонтажу памятника железному Феликсу. И, прежде всего, Шебаршин приказал начальнику комендантской службы: ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не применять оружия!.. Но любознательному Шебаршину очень хотелось и лично понаблюдать, как будет протекать процедура публичной казни первого чекиста в современном исполнении. Окна же кабинета председателя КГБ СССР в новом здании выходили во двор, снаружи в кабинет глухо доносился лишь гул буйствующей толпы, и Шебаршину не было видно, что происходит вокруг здания. Поэтому ему пришлось пройти по подземному переходу в старое здание на пятый этаж, в свободный кабинет первого заместителя председателя КГБ СССР Агеева, окна которого выходили на площадь Дзержинского. Кстати, все начальники аппарата КГБ СССР загодя к тому времени были Шебаршиным распущены по домам…

Площадь Дзержинского была слабо освещена. И по просьбе организаторов митинга Шебаршин тут же распорядился включить прожектора на здании комитета: мол, не трогайте нас, видите, какие мы сознательные… Стоя же поздно вечером у окна кабинета на пятом этаже старого здания КГБ, выходящего на площадь Дзержинского, и с упоением наблюдая как взревели краны, зашумела толпа, вспыхнули сотни блицев и как крепко схваченный канатами за шею железный Феликс повис над площадью, а под чугунной шинелью обозначилась смертная судорога чугунных ног, Шебаршин, говорят, даже с чувством промолвил: «Не за то дело отдали свою первую, земную жизнь, Феликс Эдмундович? Посмертно ответили за прегрешения потомков?»

А на другой день пребывания Шебаршина в роли главы КГБ СССР, 23 августа в десять тридцать, на совещании руководящего состава комитета произошло то, что, как и предполагалось, должно было произойти. После случившейся накануне экзекуции на площади Дзержинского весь управленческий генералитет центрального аппарата КГБ СССР выглядел сникшим. И Шебаршин лишь для порядка, открывая совещание, задал присутствующим контрольный вопрос: мол, все ли видели сегодня с утра площадь Дзержинского? И оказалось, что все видели, вопросов ни у кого нет, ясность полная. Потому сразу же пришли к согласию, что необходимо запретить деятельность партийных организаций КПСС в системе госбезопасности. Ни одного голоса не было против, ни одного воздержавшегося, даже секретарь «большого парткома» Назаров тоже был «за». Тут же подготовили приказ по КГБ СССР и циркулярную телеграмму: конец партийной организации КПСС в системе госбезопасности… И вопрос департизации КГБ СССР был закрыт!.. Вот таким добрым молодцем оказался в роковой для Страны Советов час испытаний потомок сапожников из Марьиной рощи, славный советский разведчик генерал-лейтенант Шебаршин!

– Но если советский разведчик генерал Шебаршин с таким вот усердием лил воду на вашу мельницу, милейший, то почему в августовские дни 1991 года посадили его в кресло председателя КГБ СССР лишь на сутки? – сказал я.

– На больше нельзя было! – отмахнулся раввин. – Как-никак, Шебаршин – наш враг, хоть, может, и бывший… В нашу задачу входило: выжать из него все возможное, размазать, измочалить, скомпрометировать навсегда в глазах сотоварищей-чекистов и выбросить на свалку!.. А 23 августа 1991 года пост председателя КГБ СССР уже занял другой, ещё более смышлёный и покладистый, генерал Вадим Викторович Бакатин, который для начала тут же передал нашим друзьям-американцам особо секретные чертежи расположения подслушивающих жучков во вновь построенном здании посольства США. В октябре же 1991 года Бакатин и вовсе ликвидировал КГБ СССР…

«И к чему же, в конечном итоге, ведёт этот велеречивый господин?» – мелькнула у меня мысль, и я решил напрямик спросить его об этом.

– А зачем вы мне всё это подробно говорите? – прервал я раввина.

– Затем, дорогой мой, – сказал раввин, – чтобы подробностями доказательно и окончательно убедит вас в том, что без пособничества нам со стороны влиятельных, властных русачков в этой стране мы бы сами по себе не смогли справиться с задачами по развалу Советского Союза, которые стояли перед нами в конце ХХ века! И вы должны внести уточнения в свои воззрения на события и факты, связанные с развалом СССР. Приписывать нам чужих заслуг в этом направлении не надо. В этом совершенно нет никакой необходимости! У нас на сей счет предостаточно своих племенных наработок!.. С другой стороны, вы же сами видите и слышите, что сейчас творится в этой стране, как нагнетается негатив в наш адрес! Каждый день, каждый час и слева, и справа звучит только одно: «Революция! Революция! Грядёт беспощадная революция обездоленных сионистами трудовых масс!..» И мы хотим, чтобы всё окончилось справедливым, документированным разбирательством, без какой-либо предвзятости! Чтобы высокий суд не только нашим людям, но и всем нашим пособникам-подельникам воздал «по серьгам»!.. Ведь вы же тоже всегда выступаете за справедливость!

– Вы так печётесь обо всех своих соплеменниках? – спросил я.

– Нет! – парировал раввин. – Не обо всех!.. Большинство наших разумных людей – реалисты-прагматики. Они не только умеют учитывать подлинные условия борьбы, не только считаются с возможностями и трудностями, но и, отлично зная историю этой страны, уже успели сделать всё, что всегда необходимо сделать нашим людям в преддверии предстоящего социально-политического взрыва в стране нашего поселения. Вот и сейчас, коль нам не удалось заполнить сердца и души русских, наши люди готовы покинуть Россию. Такое в нашей мировой практике уже не раз бывало. В том числе и в России! Мы, кстати, всегда готовы уйти от гнева и ненависти коренного народа страны нашего пребывания, уйти туда, где нас примут в расчёте оживить экономику нашими капиталами. И уходим мы из страны пребывания не бедными и больными, а здоровыми и богатыми. Деньги же – это наши ноги! Мы смещаем свой центр тяжести туда, куда предварительно переведены наши деньги, наш капитал. Что именно так и проделали уже предусмотрительные наши реалисты-прагматики: миллиардеры и миллиардерши, миллионеры и миллионерши… Все присвоенные ими здесь богатства они уже превратили в евродоллары и перекачали их за пределы этой непредсказуемой страны. И мы за них спокойны! Тем более что почти все они обзавелись собственными летательными аппаратами и, в случае социально-политического вспучивания в этой стране, добраться им до нового места своего поселения за считанные часы будет без проблем…

А вот наши так называемые романтики рубля и доллара нас очень беспокоят! Никакой не чувствуют они себе угрозы в нынешней России! Живут беспечно, как в дивном, счастливом сне, ничего опасного для себя не замечают, наслаждаются прихваченной роскошью, поглощены сибаритством и гурманством, думают, что так вести себя в этой стране им позволят до бесконечности, и продолжают лишь ещё больше состязаться между собой в беспредельном накопительстве, уверовав в постулат: мол, всё, что русские имеют сегодня – это всё наше в их временном пользовании, и взять у них то, что нам завещано богом – это наша задача!.. Так вот за этих беспечных наших так называемых романтиков, увлёкшихся в этой стране беспредельным обогащением, мы обеспокоены! И обеспокоены потому, что в роковой для них час во время социально-политического всплеска трудовых низов в этой стране многие из них могут должным образом не сориентироваться и не успеть убраться восвояси из этой страны. Так что, им, этим несчастным романтикам, за всех и вся отдуваться и нести ответственность перед революционным трибуналом за содеянное с Советским Союзом? Причем, не только за себя и за всех своих соплеменников, но и за пособников-русачков? Разве это справедливо? Возмездие же тоже должно быть справедливым! И я крайне возмущен тем, что может произойти в грядущем!..

– Короче, вы хотите, – прервал я велеречивого раввина, – чтобы революционный трибунал трудового народа, который будет судить разрушителей Советского Союза, учёл бы и пособнические деяния названных вами шести фигурантов?

– Не только этих шести! – в сердцах воскликнул раввин. – Мы пойдем до конца в разоблачении наших пособников-подельников! Мы незамедлительно, дополнительно представим вам исчерпывающие сведения обо всех влиятельных фигурантах-русачках, основательно подсобивших нам своими действиями в разрушении Советского Союза. Мы даже засветим вам персонально тех наших пособников из руководства Московского горкома и Центрального комитета КПСС, которые запретили коммунистам в августовские дни 1991 года митинговать и устраивать манифестации против нас… Ну, а что касается всякой там должностной партийно-советской мелкоты рангом пониже, оказавшей нам разнообразные конкретные услуги по подрыву устоев Советской власти в этой стране, то пусть её, эту самую мелюзгу-шушеру, выявляет уже ваш революционный трибунал!

И бросив фразу: «До встречи!»,   – раввин удалился.

* Ж-л «Новая книга России», г-та «Советский воин».

 

РАВВИН НИКОГДА НЕ БЫЛ ТАК ВЗБЕШЕН

Его вывело из себя известие о создании компартии нового типа – антисионистской КПСС

 

Рано утром, как уже повелось в последнее время, мне позвонил мой знакомец, раввин хоральной синагоги, и снова, как и в прошлый раз, в волнении подрагивающим голосом сказал:

– Дополнительно поступила очень и очень тревожная информация, касающаяся меня, моих соплеменников и всего нашего мирового сионистского движения в целом! Надо бы встретиться…

Слушая раввина, я подумал: «Видимо, достойное очередное «прижигание» учинили наши славные патриоты сионистам-расистам и на этот раз, коль так нервно, разъяренно взвыл велеречивый раввин!»

Когда же я встретился с раввином, то он предстал передо мной в прежнем подавленном нервическом душевном состоянии: потупленный, мрачный взор, отсутствие привычного блеска в глазах на выкате, еще более подрагивающая толстая нижняя губа, неряшливо растрепанные седеющие пейсы, свисающие у его растопыренных ушей…Правда, в этот раз на встречу со мной раввин прибыл с портфелем в руке.

Печальным приглушенным голосом раввин сразу же сказал:

– Вчера к вечеру я снова убедился в справедливости мудрой русской пословицы, которая гласит: «Пришла беда – отворяй ворота!» Как раз именно эта самая многокаскадная беда ныне и накатилась на меня, на моих соплеменников, на все наше мировое сионистское движение. И каскад бед, свалившихся на наши благородные сионистские головы, судя по всему, неустанно усиливается. Вчера же вдобавок ко всему я узнал и потрясшую меня до глубины души ужасную новость: оказывается, на постсоветском пространстве организационно создана компартия нового типа – антисионистская Коммунистическая партия Советского Союза – КПСС, выражающая интересы советского народа, осознавшая горечь утраты завоеваний социалистической революции; партия, не отделяющая себя от родной героической истории, партия, руководствующаяся теорией научного коммунизма. И вы обратите внимание, мой хороший добрый друг, на то, с какой планомерностью, координацией, усердием, напористостью и поспешностью в последнее время стали осуществляться все эти антисионистские зловещие публикации, действия и другие такого же рода мероприятия, целеустремленно направленные против нашего древнейшего движения. Началом всех этих неожиданных и прискорбных для нас антисионистским событий стало такое же неожиданное для наших соплеменников появление на сайтах Интернета нового коммунистического Манифеста «О сионистской опасности народам Советского Союза и всего мира!» Нынешние же коммунисты на постсоветском пространстве незамедлительно активно среагировали на опубликованный новый коммунистический Манифест и в массовом порядке рванулись просвещать трудовые низы этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов. На манер того как в XIX веке на Руси в преддверии революционной ситуации просвещали свой трудовой люд всякие там славянофилы-народники, писатели– разночинцы, да и тот же самый Федор Михайлович Достоевский со своей знаменитой публикацией «Еврейский вопрос…» Вскоре же за нынешними коммунистами, спохватившись, и чекисты поплелись в трудовые низы просвещать трудовой люд по части его главного, многовекового, исконного врага – сионистов… Дальше возникла и вовсе совершенно неожиданная для нас, сионистов, экстремальная ситуация. В средствах массовой информации, в том числе на сайтах Интернета, прошла информация о том, что некий тщательно законспирированный Союз советских офицеров учредил Комитет по подготовке и проведению впервые в истории человечества суда над сионистами-расистами и их пособниками в развале Советского Союза. Чуть позже выяснилось, что оказывается на постсоветском пространстве безнаказанно и эффективно функционирует еще и тщательно законспирированный антисионистский Центр по реставрации социализма на постсоветском пространстве. Сейчас же, как мы достоверно узнаем, на постсоветском пространстве организационно создана компартия нового типа– антисионистская Коммунистическая партия Советского Союза– КПСС. А сегодня поутру дополнительно поступила самая свежая не менее тревожная информация, касающаяся меня, моих соплеменников и всего нашего мирового сионистского движения в целом. Оказывается, что на постсоветском пространстве, кроме всего мною перечисленного, оперативно организованно создан и эффективно функционирует еще и Всесоюзный общенародный штаб по воссозданию СССР. И по моему глубочайшему убеждению, а также по единодушному мнению моих соплеменников эти самые антисионистские злобные публикации, действия и другие такого же рода мероприятия могут сыграть самую что ни на есть зловредную, зловещую, решающую роль в отношении подрыва нашего сионистского движения… Да так, что очередной раз основательно споткнувшись на этой самой непредсказуемой Святой Руси и ее многовекового православия, мы снова с позором кувырком полетим вспять, не достигнув своих заветных целей по окончательному порабощению этой страны.

Завершив свой затянувшийся монолог, раввин тяжело вздохнул и сказал:

– Кстати, мой хороший добрый друг, сегодня по пути на встречу с вами ко мне подошел некий доброжелатель и вручил мне четырехстраничную копию проекта текста «Обращения Всесоюзного штаба общественных и политических организаций Республик СССР, представителей диаспор народов СССР ко всему Советскому народу!» Составителями этого обращения являются руководители вновь созданного Всесоюзного общенародного штаба по воссозданию СССР.

– И какие же намерения и планы этого нового оперативного организационно созданного Всесоюзного общенародного штаба по воссозданию СССР? – поинтересовался я.

– Намерения и планы этого нового организационно созданного Всесоюзного общенародного штаба по воссозданию СССР, – последовал ответ раввина. – Но я не стану их вам пересказывать, дабы не допустить в моем свободном изложении какую-либо неточность. Поэтому я решил, если позволите, мой хороший добрый друг, зачитать вам отдельные фрагменты сокровенных выкладок, напечатанных в этом документе, так сказать, озвучить основополагающие просоветские задумки руководителей вновь созданного Всесоюзного общенародного штаба по воссозданию СССР.

– Что ж, готов выслушать вас, – сказал я раввину.

Раввин открыл свой портфель, извлек оттуда четырехстраничную копию проекта текста «Обращения Всесоюзного штаба общественных и политических организаций Республик СССР, представителей диаспор народов СССР ко всему Советскому народу!» и сказал:

– Зачитывать фрагменты начну с начала обращения.

– «Дорогие соотечественники! Дорогой многострадальный советский народ! Как Вы все знаете, наша Советская, общенародная, безопасная, горячо любимая Советская Родина СССР разрушена незаконно предателями в высших эшелонах власти СССР во главе с их зарубежных хозяевами, вопреки воле народов, которую Советский народ высказал на Всесоюзном референдуме от 11 марта 1991 года, в нарушение Конституции СССР, через попустительство, а иногда и через прямое участие в предательстве Руководящих органов в Республиках СССР…Забыв заветы Ленина и Сталина, мы потеряли бдительность, и в один миг оказались в другой стране, полной хищников и мошенников, в стране с внешним управлением. Сегодня ситуация гораздо хуже, чем во времена Великой Отечественной войны. Враг проник к нам хитростью, создал разрушающие нас законы, конституцию, разделяет нас по всем возможным признакам: по партийным, религиозным, классовым и иным, – уничтожает нас физически и духовно…Сегодня нарушен баланс между производительными силами и производственными отношениями. Республики живут по колониальным правилам, мы уничтожаем друг друга, гибнут наши дети, старшие поколения вымирают досрочно. Советский народ, знавший подлинную свободу не может и не хочет мириться с нынешней ситуацией…Товарищи! Разве мы можем продолжать бездействовать? Это будет преступление перед нашими будущими поколениями, осквернением памяти наших Великих предков, позором для всех нас. Призываем всех встать в один строй, независимо ни от каких различий; идейных (правых, левых, зеленых и т.д.), национальных, религиозных и т.д. Мы все один Советский народ. У нас одна земля, одно небо, одна Родина, одна судьба. И мы должны вместе исправить наши ошибки и вернуть свое счастье…Товарищи! Все участники общесоюзного штаба приносят глубокие извинения всему Советскому народу, что до сих пор не сумели встать на защиту нашей Родины, нашего Советского народа, которым давали присягу!.. Многие патриотические организации и движения активизировали работу. Всем стало понятно, что только общими усилиями мы можем освободить Нашу Землю от этого рабства! Но этого мало. У нас нет времени. Враг наступает со всех сторон. Нужно, чтобы весь Советский народ самоорганизовался и вступил в работу. В каждом ауле, в каждом селе, кишлаке, поселке, городе от Прибалтики до Средней Азии, в РФ, Украине, Молдавии, везде в СССР должны создаваться общенародные штабы, которые поведут советский народ к освобождению… Мы обращаемся к действующему президенту РФ, чтобы были выделены в Кремле, в столице нашей Советской Родины, помещения для работы нового Советского руководства– Ставки Верховного Главнокомандования СССР и президента Союзной Республики СССР. Это поможет резко ускорить процессы воссоздания СССР, усилить авторитет движения за СССР в Советском обществе…Товарищи! Время собирать камни прошлого! Никто нам не поможет, никто нас не освободит от этого заморского рабства. И, если мы, весь Советский народ не возьмемся за руки и не проложим себе путь к победе грудью, нас ждет печальный исход по их программе. Всем в строй товарищи! За нашу Советскую Родину! За будущее наших детей! За освобождение нашего Советского народа! Да поможет нам судьба избежать позора перед памятью предков, перед будущими поколениями! Именем Союза Советских Социалистических Республик Всесоюзный общенародный штаб по воссозданию СССР, Ставка Верховного Главнокомандования СССР, Президент Союзного Государства СССР.»

Завершив чтение фрагментов проекта текста «Обращения Всесоюзного штаба общественных и политических организаций Республик, представителей диаспор народов СССР ко всему Советскому народу!» – раввин тяжело вздохнул, вытер ладонью вспотевший лоб и сказал:

– А завершается текст этого обращения такими словами: «Товарищи! Данный предварительный проект уже обсужден на форуме «Съезд граждан СССР». В Новой редакции учтены замечания участников форума и будет обсужден также на «съезде народов СССР», после будет представлен на утверждение Всесоюзных штабов, далее к исполнению на всей территории СССР. Просим помочь нам усовершенствовать данный документ. Рассмотрим все предложения, замечания и поправки. Будем рады сотрудничеству с каждым Советским патриотом!»

Раввин открыл свой портфель, опустил в него четырехстраничную копию проекта текста «Обращения Всесоюзного штаба общественных и политических организаций. Республик СССР, представителей диаспор народов СССР ко всему Советскому народу!» и сказал:

– С намерениями и планами этого нового оперативно созданного Всесоюзного общенародного штаба по воссозданию СССР, мы с вами, мой хороший добрый друг, в какой-то мере вроде бы разобрались. А теперь обратим наши взоры, мой хороший добрый друг, на также вновь организационно созданную коммунистическую партию Нового типа – антисионистскую КПСС. Давайте поподробней рассмотрим и проанализируем идеологическую сущность и политическую направленность этой организации на постсоветском пространстве. Ни одна из многочисленных политических партий не позволяла себе подвергать публичной критике нас, сионистов, и всего нашего мирового тысячелетнего сионистского движения в целом. В течение этих же последних десятилетий ни одному из печатных органов этих многочисленных политических партий не позволялось на своих печатных страницах даже упоминать слово «сионист». И вдруг на тебе! Выясняется, что едва организационно создавшись, коммунистическая партия нового типа – антисионистская КПСС – охотно активно взялась просвещать трудовые низы этой страны по части их главного, многовекового, исконного врага – сионистов. На манер того, как в XIX веке на Руси в преддверии революционной ситуации просвещали свой трудовой люд всякие там славянофилы, народники, писатели-разночинцы, да и тот же самый Федор Михайлович Достоевский со своей знаменитой публикацией «Еврейский вопрос». На практике же антисионистские действия коммунистической партии нового типа – антисионистской КПСС выглядят так…

Раввин открыл свой портфель и извлек оттуда книгу в белом переплете. На титульной стороне обложки книги крупными красными буквами было напечатано: «Коммунистическая партия Советского Союза. Программа революционного преобразования общества. Устав КПСС». На других сторонах обложки книги были помещены цветные фотографии Ленина и Сталина, а также цитаты из их выступлений. На первой странице книги крупным шрифтом было напечатано: «КПСС не запрещена, никто не может запретить нам единение на основе великой гуманной идеи, на основе неотъемлемого права человека и гражданина. Возобновление деятельности пролетарской КПСС во всех союзных республиках и на всех региональных уровнях, очищенной от карьеристов, проходимцев, оборотней, изменников и предателей – залог нашей победы. Да здравствует наша великая Родина– Советский Союз!»

– Опубликованная «Программа революционного преобразования общества» обширна, – сказал раввин. – Текст же всех частей ее пронизан антисионистскими высказываниями и выпадами. Нашлось в этой программе место и для отдельного, специального раздела под названием: «Сионизм – орудие финансового империализма». Фрагменты текста из этого раздела программы, с вашего позволения, мой хороший добрый друг, я и озвучу. Начну же с начала раздела.

И раввин стал читать фрагмент:

– «Вопрос о сионизме не может обойти ни одна политическая партия. И.В. Сталин, пророчески предвидя, предупреждал: «Многие дела нашей партии будут извращены и оплеваны, прежде всего за рубежом, да и в нашей стране тоже. Сионизм, рвущийся к мировому господству, будет жестко мстить нам за наши успехи и достижения. Он все еще рассматривает Россию как варварскую страну, как сырьевой придаток. И имя мое будет тоже оболгано, оклеветано. Мне припишут множество злодеяний. Мировой сионизм всеми силами будет стремиться уничтожить наш Союз, чтобы Россия больше никогда не смогла подняться. Сила СССР – в дружбе народов. Острие борьбы будет направлено, прежде всего, на разрыв этой дружбы, на отрыв окраин от России» (И.В. Сталин, ПСС, т.18, 2006 г.). Нашлись же Горбачев, Ельцин, Кравчук, Шушкевич, которые исполнили планы сионистов. С умышленным расчленением Советского Союза перманентная война стала данью, которую платят наши народы за уничтожение первого в мире социалистического государства рабочих и крестьян. Частная собственность превратила братские народы во врагов друг другу, а всеобщая злоба, ненависть и презрение сменили вчерашнюю дружбу и мирную жизнь единой семьи народов СССР. Стравили молдован и кровавый рубеж разделил Приднестровье и остальную республику. Кровью прочерчены ныне рубежи, разделившие Грузию с Абхазией и Южной Осетией, Армению и Азербайджан. Внутри русского народа пролегла кровавая межа, разделившая малороссов и великороссов. Пришел грозный и беспощадный враг – сионистская Америка с «новым мировым порядком» – планом уничтожения советского, русского народа. Вопрос о сионизме – это не вопрос о евреях как особой этнической группе, ибо люди разных рас и национальностей все физиологически одинаковы. Это вопрос отчасти еврейского этноса, которая воспитывается на определенных социальных догматах и действует всюду, руководствуясь только ими. В иудаизме заложены основы противостояния между евреями-иудеями и остальными народами. «Ты будешь насыщаться молоком народов, и груди царские сосать будешь; А вы будете у меня царством священников и народом святым; Ты будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы; и господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать. С иноземца взыскивай, а что будет твое у брата твоего, прости…» (Библия, Ветхий завет). Быть «царством священников», значит паразитировать на чужом труде, а давать «в займы» или в «рост», значит жить на проценты, закабаляя окружающих. На таких догмах и возник сионизм – шовинистская идеология и политика еврейской буржуазии, которая оформилась (1913 г.) в программу международного сионизма. Суть ее в том, как захватить власть в мире. Его инструменты: либерализм, анархия, террор, насилие – принцип, а хитрость и лицемерие – правило. Еврейский «пророк» И. Губерман так характеризует действия сионистов повсюду:

«В любом вертепе, где злодей

Злоумышляет зло злодейства,

Есть непременно иудей

Или финансы иудейства».

Завершив чтение, раввин сказал:

– В этом разделе «Программы революционного преобразования общества», которую я цитирую, беспощадно препарируются и наши, сионистские, прегрешения на Руси в царский период. Вот послушайте:

«В истории России удивляет то, что в 1804 г. при царе Александре I была проведена либеральная реформа М.М. Сперанского, по которой детям еврейских семей открыли двери всех школ с обязательным их посещением. А русские, украинские, белорусские ребятишки оставались вне школы. Уже к революции 1905 г., 7/8 всех свободных профессий в России (адвокаты, врачи, банкиры, журналисты…) были за сионистами. Выше говорилось о влиянии сионизма на политику советского партийно-государственного руководства СССР. Это связано с тем, что под формой красного командира, чекиста, милиционера, политработника, члена ЦК ВКП(б), министра, секретаря парткома была заурядная личность сиониста, которая стремилась забраться во все поры пролетарского государства. Суровая реальность была в том, что социалистическая революция 1917 г. остро нуждалась в новых кадрах, ибо старые покинули коридоры министерств, региональных ведомств, институтов, школ, армию... Грамотного коренного русского населения не было, как не было его и среди украинцев, белорусов, и тем более, казахов, киргизов и т.д. Поголовно грамотными были евреи и это стало трагической реальностью того времени. Через 20 лет (1937г.) пришло время обновления партийно-государственного аппарата на основе новой Конституции (1936г.), разделения функций партии и госаппарата. Группа членов Политбюро ЦК ВКП(б): Сталин, Молотов, Каганович, Орджоникидзе, Ворошилов, Жданов инициировала этот процесс. Против встала «революционная гвардия» ЦК из 85 членов, где 61 чел. – сионисты. Считая себя незаменимой гвардией, они потребовали чрезвычайных полномочий в виде судебных «троек» с тем, чтобы организовать «свободное волеизъявление» в предстоящие выборы. Таких полномочий потребовал Роберт Индрикович Эйхе, секретарь Западно-Сибирского краевого комитета, а спустя три дня их потребовали все первые секретари ЦК нацкомпартий, обкомов и крайкомов. В Московской области, которой руководил Хрущев, отыскали для расстрела 8,5 и 32,8 тыс. чел. для высылки. На прогрессивные политические реформы Сталина «революционно-сионистская гвардия» потребовала 70 тыс. расстрелов и 130 тыс. чел. к выселению. Кто же развязал репрессии? – «Революционно-сионистская гвардия», провалив попытку демократического обновления партийно-государственного руководства СССР…»

Закончив читать второй фрагмент текста из раздела программы «Сионизм– орудие финансового империализма», раввин сказал:

– Обратите внимание, мой хороший добрый друг, на то как бесцеремонно и беспардонно в программе компартии нового типа – антисионистской КПСС – засвечиваются истинные фамилии наших верных пособников в развале Советского Союза. Читаю:

«Первая фаза перестройки началась с приходом в Кремль замаскированного троцкиста-сиониста Наума Соломоновича Хрущева (Перлмуттера), который начал с «малого раскулачивания» – ликвидации ЛПХ колхозников, а затем и МТС на селе. Сионистам распахнули все двери. Они пошли в руководство партии и государства, в армию, милицию, Академию наук, в секретные НИИ. РПЦ вступила во Всемирный Совет церквей – мировой сионистский центр. Весомый вклад в дело подрыва СССР внесли члены ЦК КПСС – Ельцин, Кравчук, Назарбаев; секретари – Яковлев, Шахназаров; члены Политбюро: Суслов (Зюсс), Андропов (Файнштейн), Горбачев, Шеварднадзе. Члены Совета Министров: Дымшиц, Косыгин, Тихонов, Рыжков; – Президиума Верховного Совета: Подгорный, Лукьянов; – генералы Советской Армии: Лебедь, Грачев, Шапошников, Язов и КГБ СССР: Тихонов, Шебаршин, Бокатин. Особенно «славно» поработали люди госбезопасности, дававшие присягу Родине. В недра КГБ пришел разметчик Сталинградского завода «Баррикады», будущий председатель Крючков, сдавший сионистам КГБ СССР в августе 1991 г. Сменивший его генерал-лейтенант Шебаршин, потомок сапожников из Марьиной рощи Москвы, за один день руководства Комитетом упразднил все парторганизации КПСС в госбезопасности. 23 августа уже новый председатель КГБ СССР, выходец из трудовых низов Кузбасса Бакатин выдал американцам схему расположения подслушивающих устройств в новом здании посольства США в Москве, а уже через месяц и вовсе упразднил знаменитую ЧК, основанную Ф.Э. Дзержинским. Выходец из ленинградской рабочей семьи, серенький и неприметный подполковник Путин возглавил уже при власти сионистов ФСБ РФ и продолжил дело своих предшественников. Все эти люди, плюс армия продажных журналистов составили авангард «пятой колонны» сионистов в СССР. Сионистская оккупация состоялась, что зафиксировал лидер ЛДПР в своей газете «Правда Жириновского» № 10-1995: «Я сионист, и горжусь /Незримой вредностью своей. /Уже давно владею Русью /Как франкмасон и как еврей»

– А теперь, – сказал раввин, завершив чтение фрагмента,– послушайте, мой хороший добрый друг, еще один, заключительный фрагмент из текста «Программы революционного преображения общества» о том, как трактуется авторами этой программы международный заговор империализма-сионизма против Советского Союза:

«Сионисты овладели Россией, и на смену коммунизму в России пришел навечно, как они считают, махровый сионизм. Вот та программа, которую наметил представитель международного сионизма, президент США Р. Рейган в своей речи на закрытом совещании руководителей внешнеполитических служб в июне 1984г.: «Следующий аспект нашей борьбы – советская плановая экономика. Именно она позволила большевикам выстоять во Второй мировой войне и восстановить разгромленное войной народное хозяйство. Именно она дала возможность Советам все советские годы держать на невероятно низком уровне плату за жилье, электроэнергию, газ, бесплатно учить и лечить людей, не повышать цены. Если в России заменить социализм диким рынком, каким он был на Западе двести лет назад, уверяю вас, Советский Союз рухнет, как карточный домик. Недавно ученые Гарвардского университета подсказали интересную идею. Чтобы приватизация государственной собственности прошла в России безболезненно, надо каждому, именно каждому их жителю дать какой-то талон или чек на часть этой собственности. Люди, пережившие военную и продолжавшуюся еще два с половиной года послевоенную карточную систему, кстати, меньше, чем в США, и талоны, советские люди будут покорно ждать своей доли имущества, не догадываясь, что им подготовлен обман». Не это ли проделал аферист-сионист Чубайс при покровительстве предателя Ельцина? Вся общенародная собственность незаконно захвачена крупным еврейско-сионистским капиталом, который, вывозя прибыль заграницу, действует, в конечном счете, против России. Сионисты заполнили все поры государства, начиная от президентской администрации до средств массовой информации. Русские выдавливаются из всех сфер; их как народа и нации нет в Конституции РФ, а на руководящие должности едут сионисты со всего света, благо, что действует безвизовый режим с Израилем. Сосредоточив в своих руках контроль над финансовыми и материальными ресурсами мира, сионисты в ХХ веке стали определять мировую политику в направлении оголтелого сионо-фашизма. Внедряя ложные ценности, поощряя межнациональную рознь, религиозную нетерпимость, провоцируя антикоммунизм и антисемитизм, сионисты подрывают любую страну изнутри, провоцируют террор и вооруженные конфликты. Пример тому, нынешняя нацистско-бандеровская Украина. Маргарет Тэтчер, английский премьер-министр, представительница крупного еврейско-сионистского капитала Великобритании, выступила в ноябре 1991г. с речью в Хьюстоне (США), где она раскрыла тайну разрушения СССР: «Однако, вскоре поступила информация о ближайшей смерти советского лидера (Андропова – ред.) и возможности прихода к власти с нашей помощью человека, благодаря которому мы сможем реализовать наши намерения. Это была оценка моих экспертов (а я всегда формировала очень квалифицированную группу экспертов по Советскому Союзу и по мере необходимости способствовала дополнительной эмиграции из СССР нужных специалистов). Этим человеком был М. Горбачев, который характеризовался экспертами, как человек неосторожный, внушаемый и весьма честолюбивый. Он имел хорошие взаимоотношения с большинством советской политической элиты, и поэтому приход его к власти с нашей помощью был возможен достаточно тонко». Произошло внедрение на пост руководителя СССР уже после Хрущева прозападного агента международного сионизма М. Горбачева (Габера), который все сделал по предписаниям Запада, чтобы взорвать Советский Союз. Поэтому «не развалился Советский Союз», а его взорвали внешние и внутренние враги социализма и советской власти. В результате заговора империализма-сионизма, о коем поведала «железная леди» М. Тэтчер, Советский Союз, как фактор угрозы Западу, был принудительно расчленен, а советский народ разрезан по живому на куски. От Российской Федерации отсекли половину населения – ее прародину Киевскую Русь, Белоруссию, Прибалтику, Среднюю Азию, Казахстан. Все эти народы Россия-Мать веками собирала, сохраняла и вводила в лоно русской, а затем и советской цивилизации. По подсчетам, за годы «рыночного каннибализма», начиная с перестройки (1985 г.), на территории СССР потеряно 57,3 млн. чел. (численность населения СССР могло достичь к 2015 г. по прогнозам – 348,9 млн. чел.), т.е., за эти 30 лет мы ежегодно в среднем теряли по 1,9 млн. чел. в год! Налицо преступление против человечности – умышленное деяние, целью которого является полное или частичное уничтожение этнической группы путем создания условий существования, рассчитанных на ее полное или частичное уничтожение. Либерально-монетарная модель глобализма-сионизма, навязываемая США, предусматривает свободный переток идей, людей, капиталов, товаров, информации. Фактически, это упразднение де-факто национальных суверенитетов малых, экономически слабых государств мира. Связке финансовых воротил, контролирующих мировую финансовую систему, и армии США – этой силе на мировой арене препятствий нет. Жалкая участь ждет все эти «независимые» эстонии-молдавии, если не хватит благоразумия и воли народов, чтобы собраться всем в единую социалистическую страну...»

Завершив чтение фрагментов текста «Программы революционного преобразования общества» коммунисткой КПСС, раввин тяжело вздохнул, вытер ладонью вспотевший лоб, открыл свой портфель и вбросил в него процитированную им книгу.

– И что же ваши соплеменники намерены предпринять в сложившейся нынешней ситуации? – спросил я раввина.

– Я уже говорил вам, мой хороший добрый друг, – сказал раввин, – что мы, наши соплеменники, прежде всего, никак не можем выйти на точные координаты этого тщательно законспирированного Союза советских офицеров, которые так вызывающе дерзко на весь мир объявил об учреждении им Комитета по подготовке и проведению впервые в истории человечества суда над сионистами-расистами и их пособниками в развале Советского Союза. Повторяю, нет в нашей распоряжении и неких сведений о дислокации этого самого Союза советских офицеров, о том на какой территории постсоветского пространства расположены его учреждения или заведения. А не владея такой вот точной информацией об этом антисионистском по духу, зловредном Союзе советских офицеров у нас напрочь связаны руки! Мы никак не можем выйти на него, ни локализовать его, ни вообще ликвидировать. Точно также, по состоянию на сегодня, мы, наши соплеменники, не можем выйти на достоверные координаты этого самого тщательно законспектированного, антисионистского Центра по реставрации социализма на постсоветском пространстве и, естественно, из-за этого, само собой, мы, наши соплеменники, точно также никак не можем выйти на этот антисионистский Центр, не можем ни локализовать его, ни вообще ликвидировать. А время неумолимо поджимает нас и требует решительных действий. И вот идя на встречу с вами, мой хороший добрый друг, я с надеждой подумал, что может вы располагаете точными сведениями об этом антисионистском Центре по реставрации социализма на постсоветском пространстве и нас просветите на сей счет.

В ответ раввину я лишь развел руками.

Раввин при этом как-то сразу и вовсе сник, его толстая оттопыренная нижняя губа еще более задрожала. Он медленно встал, подхватил рукой свой портфель, кивнул мне на прощанье головой и удалился.

* Ж-л «Новая книга России».

Вадим Цеков


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"