На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Почему вредна проектомания?

Из «Маленьких писем»

 Правда ли, что суд присяжных будет заменён, или отменён, или изменён? – спрашивал я людей знающих, близко стоящих к источникам. Они отвечали, что это вздор, что это пустые слухи. И я вполне убеждён, что это именно пустые слухи, порождённые какими-то проектами, которые сочиняются так же свободно, как романы беллетристами.

Говорили о каком-то проекте сенатора Безродного, потом ещё о другом проекте уже не сенатора, но юриста, потом о третьем проекте и не сенатора, и не юриста. Вероятно, существует ещё несколько проектов, самых превосходных, о так называемом «упорядочении» жизни, точно в самом деле у нас уж так все беспорядочно, что где ни тронь – сейчас дыра, которая требует затычки бумагою проекта. Петербургский воздух по временам бывает полон проектами, которые приписываются иногда людям, никогда проектов не сочинявшим, но молчащим, потому что всё-таки приятно, когда говорят, что я сочинил проект и что этот проект одобрен теми и теми и что есть вероятия, что он поступит если не в Государственный совет, то в особую комиссию, а если не в особую комиссию, то на «беседы» г-на Икса или «четверги» г-жи Игрек. У нас временами идёт какая-то политическая агитация, или, вернее, личная агитация, а ещё вернее – сплетническая агитация, где не находишь ни конца и ни начала, и, отуманенный ею, начинаешь верить, что не только на луне живут люди, но даже на облаках, и что не только могут существовать разные проекты о суде присяжных, но даже проекты о том, какие следует принять мероприятия наиболее действительные, чтоб солнце восходило иногда с запада, а иногда с востока, чтоб распределить его свет равномерно и безобидно для обеих сторон Невского. Я думаю, что и такой проект будет с интересом обсуждаться на «беседах» г. Икса или на «четвергах» г-жи Игрек. ( Думаю, что это происходит оттого, что мы обленились, так обленились, что мыслить перестали. Тяжело, изволите видеть, утруждать свою российскую голову, которая привыкла к простейшим формам жизни. Чуть что-нибудь новое заведём – сейчас же кричим о недостатках этого заведённого, и вместо того, чтоб стараться недостатки исправить временем, подготовкою и выбором людей, исправить терпеливо и ждать лучших результатов, мы предпочитаем говорить стихом Кольцова «вороти назад». Точно прямо уж отказываемся от себя самих, от своей силы, от своих способностей, которые засвидетельствованы и народом в своей массе, и лучшими русскими людьми на всем протяжении нашей истории.

Я понимаю критическое отношение к людям, к учреждениям, к законам, понимаю критику даже придирчивую. Когда один министр уходит в отставку и другой на его место назначается – это так же просто, как проста смерть. Но когда одно учреждение заменяется другим – дело совсем иное. Тут не только люди, но и почва уходит из-под ног, и нравы подвергаются изменениям, и личность чувствует себя выбитой из колеи, к которой она привыкла. Мудрость не в том, чтоб менять учреждения, а в том, чтоб применять их к росту общества. Учреждения должны жить гораздо дольше, чем живёт всякий отдельный человек, и менять их часто – значит, втискивать в головы россиян, что ничего постоянного и устойчивого нет и что самое лучшее жить спустя рукава, ничего не любить, ни во что не верить, ни за что не держаться.

Авторы всевозможных проектов и эти новейшие консерваторы, вероятно, не думают об этой стороне, которая, однако, чрезвычайно важна в общественной психологии, настраивая людей так, как настроен ныне курс – то поднимется, то опустится, и почему он поднимается и почему опускается – обыкновенному смертному и понять невозможно. В мире общественной психологии эта проектомания прямо вредна: настраивая одних на равнодушие, других она нервирует бесполезно.   Нам надо войти в берега и плыть, расчищая мели, устраивая шлюзы, углубляя фарватер для прочных и крепких судов, для свободного и безопасного плавания, которое требует гораздо больше ума и способностей, проницательности и добросовестности, чем сочинение всевозможных проектов сидя на пароходе, да еще с даровым билетом.

24 ноября (6 декабря) 1892 года, № 6014

Алексей Суворин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"