На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Поэт и море

На 220-летие со дня рождения А.С. Пушкина

Жизнь и творчество А.С. Пушкина неразрывно связана с российским флотом и моряками. Да иначе и быть не могло. А.С. Пушкин, как истинный гений и патриот Отечества, не мог не понимать, что, только имея выход к морям и океанам, только имея мощный военный и торговый флот, обладая морскими крепостями и портами, Россия может стать великой державой.

Большая часть жизни поэта, как известно, прошла на берегах Балтийского моря, а поэтому романтика морской стихии, ее могучая красота с детства пленяли сердце поэта.

На всем протяжении своего творчества А.С. Пушкин, не переставал воспевать и гений Петра Великого, вернувшего России берега Балтийского моря, основавшего Санкт-Петербург и создавшего Балтийский флот.

Именно с мечты Петра Великого о морском господстве поэт и начинает свою поэму «Медный всадник»:

 

На берегу пустынных волн
Стоял он, дум великих полн,
И вдаль глядел. Пред ним широко
Река неслася; бедный чёлн
По ней стремился одиноко.
По мшистым, топким берегам
Чернели избы здесь и там,
Приют убогого чухонца;
И лес, неведомый лучам
В тумане спрятанного солнца,
Кругом шумел.

                              И думал он:
Отсель грозить мы будем шведу,
Здесь будет город заложен
На зло надменному соседу.
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно,
Ногою твердой стать при море.
Сюда по новым им волнам
Все флаги в гости будут к нам,
И запируем на просторе.

 

Моряки были и в семье самого Пушкина. Его дедушка по матери И.А. Ганнибал являлся участником 1-й Архипелагской экспедиции российского флота в Средиземном море (1769-1774 гг.), руководителем штурма турецкой приморской крепости Наварин и героем победного сражения с турецким флотом при Чесме. И.А. Ганнибал, как известно, был весьма любим будущим поэтом, который навсегда остался под впечатлением его рассказов о морских плаваниях и сражениях.Поэтому совершенно не случайно в стихотворении «Воспоминания в Царском Селе», вызвавшее столь восторженную оценку Г.Р. Державина, вспоминая о победах Петра Великого, об эпохе русской славы времени Екатерины Второй, поэт в торжественно-возвышенном тоне поэт пишет и о И.А. Ганнибале:

 

И въявь я вижу пред собою

Дней прошлых гордые следы...

Садятся призраки героев

У посвящённых им столпов,

Глядите: вот герой, стеснитель ратных строев,

Перун кагульских берегов.

Вот, вот могучий вождь полунощного флага,

Пред кем морей пожар и плавал и летал.

Вот верный брат его, герой Архипелага,

Вот наваринский Ганнибал.

 

Позднее, в стихотворении «Моя родословная» А.С. Пушкин, упомянув о прадеде-арапе, с гордостью говорит о своем деде, сжав жизнь И.А. Ганнибала в строки лакончиного, но предельно выразительного четверостишия:

 

И был отцом он Ганнибала,

Пред кем средь чесменских пучин

Громада кораблей вспылала,

И пал впервые Наварин.

 

А один из ближайших друзей поэта по лицею Ф.Ф. Матюшкин стал впоследствии известным мореплавателем, полярным исследователем и адмиралом. Именно Пушкин еще в лицее даль мечтавшему о море другу, шутливое прозвище «Плыть хочется!» Когда же Ф.Ф. Матюшкин вернулся из кругосветного плавания, поэт посвятил ему свое стихотворение «Завидую тебе, питомец моря смелый»:

 

Завидую тебе, питомец моря смелый,

Под сенью парусов и в бурях поседелый!

Спокойной пристани давно ли ты достиг —

Давно ли тишины вкусил отрадный миг —

И вновь тебя зовут заманчивые волны.

Дай руку - в нас сердца единой страстью полны.

Для неба дального, для отдаленных стран

Оставим берега Европы обветшалой;

Ищу стихий других, земли жилец усталый;

Приветствую тебя, свободный океан.

 

Верный старой лицейской дружбе, Ф.Ф. Матюшкин никогда не прерывал своей переписки с А.С. Пушкиным, и тот слал в далекий Севастополь своему товарищу полные юмора письма и дефицитный английский табак, который так любил Матюшкин.

В черном феврале 1837 года, когда горькая весть о гибели Пушкина пришла на берега воспетой им Тавриды, командир фрегата «Браилов» Федор Матюшкин самовольно палил в память о друге всеми сорока четырьмя пушками, приспустив в знак траура Андреевский флаг. В те скорбные дни только моряки черноморцы осмелились, не таясь, почтить память великого русского поэта...

Отчаянные, полные боли письма летели в те дни из Севастополя в Петербург от Матюшкина к лицейскому товарищу Яковлеву: «...Пушкин убит! Яковлев! Как ты это допустил? У какого подлеца поднялась на него рука? Яковлев, Яковлев! Как мог ты это допустить?..»

Минули годы, но душевная рана Матюшкина так и не зажила. И часто звучали вечерами в кругу его друзей П.С. Нахимова и В.А. Корнилова бессмертные пушкинские строки...

Свои же думы и мысли Матюшкин доверял только бумаге: «После смерти Пушкина годы моей жизни пошли однообразней и так, словно разрешился какой-то до сего не разрешимый, но полный надежд, вопрос моей жизни... Но и при всем угнетении моем я нашел свою пристань, — она здесь, в Севастополе, ибо здесь соделывается величайшее для флота и государства нашего...»

Именно адмирал Ф.Ф. Матюшкин на склоне лет, стал одним из инициаторов создания и установки в 1880 г. знаменитого памятника А.С. Пушкину в Москве на Страстной площади (ныне Пушкинская). Увы открытия памятника своему другу юности старый адмирал так и не дождался…

Что касается семьи жены поэта Натальи Николаевны, то среди ее родственников также было немало моряков, да и сами Полотняные заводы, которыми владели Гончаровы занимались именно поставкой парусины на нужды российского флота.

Пушкинистами подсчитано, что морю и морской стихии поэт посвятил минимум полтора десятка стихотворений. Из них наиболее известные - «Буря» и «К морю».

Говоря о связи Пушкинской эпохи с флотом, целесообразно начать с наиболее значимого связанного с флотом события в истории России, происшедшего в годы жизни Пушкина - первого российского кругосветного плавания И.Ф. Крузенштерна и Ф. Лисянского, совершенное в 1803-1806 годах па шлюпах «Надежда» и «Нева». Успешное завершение; кругосветного плавания породило целый ряд российских кругосветных экспедиций и в итоге вывело Россию в число стран, обладающих океанским флотом. Для современников известие об первом успешном кругосветном плавании россиян имело такое же значение, как для нас полет Юрия Гагарина.

Не могло не произвести большого впечатления на Пушкина и открытие в 1820 годуАнтарктиды экспедицией Ф.Ф. Беллинсгаузена и М.П. Лазарева на шлюпах «Восток» и «Мирный».

Пушкину довелось стать свидетелем появления в России и первых паровых судов. Известно, что он не отказал себе в удовольствии побывать на них.

Разумеется, поэт, как истинный патриот, гордился победами Российского флота над турецким флотом в Дарданельском и Афонском сражениях, в ходе Архипелагской экспедиции вице-адмирала Д.Н. Сенявина 1805-1807 годов.

Мало кто знает, но А.С. Пушкин был лично дружен со многими моряками, в том числе с командиром легендарного брига «Меркурий» георгиевским кавалером капитан-лейтенантом А.И. Казарским. Поэт несколько раз встречался со знаменитым героем в Петербурге. Они достаточно много общались и на страницах своих черновиков А.С. Пушкин навечно запечатлел профиль героя. Дружба и творческое сотрудничество связывали А.С. Пушкина и с георгиевский кавалером лейтенантом Е.П. Зайцевским. Во время штурма турецкой приморской крепости Варна в 1829 году, Е.П. Зайцевский командовал отрядом матросов-добровольцев (охотников), фактическим морским отрядом спецназа Х1Х века. Он одним из первых, несмотря на тяжелое ранение, ворвался в турецкую крепость и водрузил над ней Андреевский флаг. Историкам дипломатии Е.П. Зайцевский известен, как талантливый дипломат, а историкам литературы, как не менее талантливый поэт.

Ряд историков считает, что Пушкин мог быть знаком и с П.С. Нахимовым. С возможным знакомством Пушкина с Нахимовым связана определенная загадка. Дело в том, что летом 1833 года А.С. Пушкин написал незавершенные стихи, в которых описал торжество спуска на воду нового военного судна.

 

Чу, пушки грянули! крылатых кораблей
Покрылась облаком станица боевая,
Корабль вбежал в Неву — и вот среди зыбей,
Качаясь, плавает, как лебедь молодая.


Ликует русский флот. Широкая Нева
Без ветра, в ясный день глубоко взволновалась,
Широкая волна плеснула в острова...

Спуск какого именно судна он описал в своем стихотворении неизвестно. Сам Пушкин об этом свидетельств не составил.

Картина спуска судна, описанная поэтом, говорит о том, что данный спуск Пушкин видел лично. При этом единственный задокументированный факт его присутствия на спуске судна – это присутствие его вместе с женой в сентябре 1832 году на спуске фрегата «Паллады», которой в то время командовал никто иной как будущий великий российский флотоводец П.С. Нахимов, тогда еще в чине капитан-лейтенанта.

 

Об этом событии А. С. Пушкин писал и во вступлении к «Медному всаднику»:

Или крестит средь невских вод
Меньшого брата русский флот, —

Впоследствии он, по какой-то причине, исключил эти стихи из окончательного текста поэмы. Впрочем, впечатление от зрелища спуска фрегата «Паллада» было настолько большое, что в третий раз поэт упомянул об увиденном в сентябре 1832 года в своей неоконченной статье 1834 года «О ничтожестве литературы русской», говоря о петровской России - «Россия вошла в Европу, как спущенный корабль, при стуке топора и громе пушек...».

Ко времени творческой зрелости нашего национального гения многие морские; офицеры, проявлявшие героизм в многочисленных морских войнах и кругосветных плаваниях, достигли больших чинов и высоких должностей не только на флотской, но и на государственной службе. Образованные, повидавшие мир, знающие несколько иностранных языков, по смыслу своей профессии моряка люди творческие, они окружали Пушкина с момента окончания им лицея и до самой трагической гибели.

Пушкин восхищался ими, пользовался плодами их бескорыстием помощи. Он жил и творил в морской столице Российского государства на берегу Балтийского моря. Несколько лет поэт провел и на берегах Черного моря, черпая вдохновение в его красоте.

Именно любуясь грациозной красотой скользящих по волнам парусных судов, поэт сочинил свое стихотворение «Корабль»:

 

Морей красавец окриленный!
Тебя зову — плыви, плыви
И сохрани залог бесценный
Мольбам, надеждам и любви.
Ты, ветер, утренним дыханьем
Счастливый парус напрягай,
Волны незапным колыханьем
Ее груди не утомляй.

 

В 1828 году поэт решил посетить отдыхавшее в Гурзуфе семейство Раевских. Из Гурзуфа до Георгиевского монастыря он добирается вместе с генералом Раевским на борту вспомогательного судна Черноморского флота. То был бриг «Мингрелия». Командовал же им лейтенант М. Н. Станюкович - будущий адмирал и отец известного российского писателя-мариниста К.М. Станюковича. Из письма Пушкина барону Дельвигу: «...Из Феодосии до самого Юрзуфа ехал я морем. Всю ночь спал. Луны не было, звезды блистали; передо мною, в тумане, тянулись полуденные горы... «Вот Чатырдаг», — сказал мне капитан. Я не различал его, да и не любопытствовал. Перед светом я зевнул». Это был единственный раз, когда Пушкин достаточно надолго оторвался от земной тверди.Несколько часов, проведенных на черноморском бриге, оставили в душе поэта неизгладимый след. Именно, будучи под впечатлением увиденного и прочувствованного, сочинил он одно из своих лучших стихотворений-элегий:

 

Погасло дневное светило;

На море синее вечерний пал туман.

Шуми, шуми, послушное ветрило,

Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

 

А покидая навсегда берега Черного моря, А.С. Пушкин написал одно из своих знаменитых стихотворений «К морю»:

 

Прощай, свободная стихия!
В последний раз передо мной
Ты катишь волны голубые
И блещешь гордою красой.


Как друга ропот заунывный,
Как зов его в прощальный час,
Твой грустный шум, твой шум призывный
Услышал я в последний раз.


Моей души предел желанный!
Как часто по брегам твоим
Бродил я тихий и туманный,
Заветным умыслом томим!


Как я любил твои отзывы,
Глухие звуки, бездны глас
И тишину в вечерний час,
И своенравные порывы!


Смиренный парус рыбарей,
Твоею прихотью хранимый,
Скользит отважно средь зыбей:
Но ты взыграл, неодолимый,

И стая тонет кораблей.

 

Не удалось навек оставить
Мне скучный, неподвижный брег,
Тебя восторгами поздравить

И по хребтам твоим направить
Мой поэтической побег!


Ты ждал, ты звал... я был окован;
Вотще рвалась душа моя:
Могучей страстью очарован,
У берегов остался я...

О чем жалеть? Куда бы ныне
Я путь беспечный устремил?
Один предмет в твоей пустыне
Мою бы душу поразил.

Одна скала, гробница славы...
Там погружались в хладный сон
Воспоминанья величавы:
Там угасал Наполеон.

Там он почил среди мучений.
И вслед за ним, как бури шум,
Другой от нас умчался гений,
Другой властитель наших дум.

Исчез, оплаканный свободой,
Оставя миру свой венец.
Шуми, взволнуйся непогодой:
Он был, о море, твой певец.

Твой образ был на нем означен,
Он духом создан был твоим:
Как ты, могущ, глубок и мрачен,
Как ты, ничем неукротим.

Мир опустел... Теперь куда же
Меня б ты вынес, океан?
Судьба людей повсюду та же:
Где капля блага, там на страже
Уж просвещенье иль тиран.

Прощай же, море! Не забуду
Твоей торжественной красы
И долго, долго слышать буду
Твой гул в вечерние часы.

В леса, в пустыни молчаливы
Перенесу, тобою полн,
Твои скалы, твои заливы,
И блеск, и тень, и говор волн.

В 1836 году на одной из выставок в Санкт-Петербурге с А.С. Пушкиным познакомился еще молодой тогда И.К. Айвазовский. Художник всегда восхищался творчеством великого поэта, высоко ценил его талант, а после личной встречи Пушкин стал и источником его вдохновения. В 1880 году И.К. Айвазовский даже создал цикл работ, посвященных А.С. Пушкину. За основу цикла было взято именно стихотворение Пушкина «К морю».

Картину «Пушкин на берегу моря» И.К. Айвазовский написал в год пятидесятилетия со дня смерти поэта, как и другую, более известную, картину с изображением А.С. Пушкина - «Прощание Пушкина с морем», которую он написал вместе с И.Е. Репиным. (Репин работал над фигурой поэта, а Айвазовский работал над пейзажем). В настоящее время картина «Прощание Пушкина с морем» находится во Всероссийском музее А. С. Пушкина в Санкт-Петербурге.

Моряки России всегда помнили и помнят великого поэта. Именно эта огромная любовь, выразилась в том, чтопрактически всегда в составе отечественного флота находились корабли и суда с именем великого русского поэта на борту. Так в годы Великой Отечественнойвойны на Северном флоте сражался минный заградитель «Пушкин», а в составе Днепровской флотилии одноименный сторожевой корабль.

В послевоенные годы большой популярностью у советских туристов пользовался океанский лайнер «Александр Пушкин». Сегодня по Волге совершает речные круизы пассажирское судно с таким же именем. А в составе Балтийского флота успешно выполняет боевые задачи килекторное судно «Александр Пушкин». На счету килектора дальние походы в Атлантику, Арктику и Средиземное море, по обеспечению операции российской Федерации в Сирии.

Поэтому мы, моряки, по-прежнему, считаем, что А.С. Пушкин и сегодня с нами в одном строю и как великий поэт, и как великий патриот России.

Владимир Шигин, капитан 1 ранга


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"