На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Тайна песни

На 100-летие А.И.Фатьянова

Будете во Мстёре – не поленитесь дойти по бывшей Миллионной, нынешней Ленинградской улице, до дома под номером восемь. На вид неказист и обшарпан, с первого взгляда даже не различишь, что толщина его кирпичный стен за полметра. Значит, стоит он давно и многое видел. Дом этот принадлежал до девятьсот тридцатого года старообрядцам Фатьяновым, жившим во Мстёре уже четвертый век. Не отними советская власть этот дом и бакалейную лавку, построенную рядом, тут бы Фатьяновым и жить до наших дней…

– Елена, вы действительно здесь последняя Фатьянова?

– У меня еще брат есть, – уточняет Елена, – нас двое осталось во Мстёре. Мой дедушка Фатьянов Николай Александрович родился в 1885 году. В годы нэпа занимался мучной торговлей. В 1930 году его раскулачили. Отняли у него этот дом и отняли бакалейную лавку. И со всей семьей, с пятью детьми и с женой выслали на Урал.

Это потом, в 1991-ом, Николая Фатьянова реабилитировали. Через полвека после смерти.

По самой природе своей мы пришли из нашего прошлого. У своих корней зачерпнули характер, ум, навыки, привычки, богатство и твердость души. Всё это – из опыта, нажитого до нас. А то, что сегодня мы сами добавляем в жизнь, завтра станет опытом для наших детей и внуков. Каким опытом? Обогащенным или обнищавшим духовностью? Это зависит от того, как глубоко черпает из прошлого каждый. Кто – набегу. А кто – основательно, с запасом на детей. Фатьянов в этом смысле уникален. Родившийся в зажиточной старообрядческой семье, державшей иконописные и ризочеканные мастерские, он пробежал свои сорок лет по жизни русским поэтом, к которому никак не привился большевизм.

Мостом из старого века в новый, двадцатый, стали крестьяне Мстёрской слободы Фатьяновы. Даровитые и мастеровые, они давали детям в дорогу не советы да наказы, а образ жизни и мыслей, высоко державших семью, слободу и Россию.

Мне скажут, он жил, слагал стихи и защищал в Великую Отечественную сталинский СССР. Да, жил и защищал. И был награжден медалью «За отвагу» за то, что своими, как написано в наградном приказе, умелыми, инициативными и смелыми действиями, сопряженными с риском для жизни, содействовал успеху боевых действий на фронте. Но вы поищите во всем корпусе его стихотворений имя Сталина. Найдете только в названии города Сталинград.

Мне скажут, что если надо было написать про оренбургских казаков, он писал про казаков, если про летчиков – писал про летчиков. Да, и еще писал про моряков, про защитников блокадного Ленинграда, про колхозников, трактористов… Писал про все, что составляло реалии его бытия. Он был ангажирован временем, в котором жил. Ему на службу и поставил свое дарование. И, в отличие от своих товарищей по цеху, остался в памяти людской голосом народа, вкладывая в свои стихи и песни наиболее типичные, наиболее характерные состояния, черты, факты народной жизни. Мокроусов, Соловьев-Седой – музыканты, с которыми он работал, один за другим венчались Сталинской премией.

Его «Соловьи», его «На солнечной поляночке» ходили по фронтовым землянкам в Великую Отечественную. Его «Три года ты мне снилась», «В городском саду», «Где же вы теперь, друзья-однополчане» пришли через поколения в наши дни. Но при жизни высшая награда страны обошла поэта стороной. В этом есть некая тайна его песен: вошедшие в народную душу, они не очень нравились в Кремле. Его первый и единственный сборник стихов «Поёт гармонь» вышел в свет только в 1955 году. Говорить голосом народа тогда, когда вся страна говорила другим голосом – голосом Сталина – было наказуемо.

Фильм «Большая жизнь», в котором звучат две песни Фатьянова, Сталину не понравился. Ему понравились «Кубанские казаки» – замечательный колхоз, с песнями и танцами растящий пшеницу. А тут фильм, в котором он ждал, что ему покажут сказку о рекордном послевоенном восстановлении Донбасса. А сказки Сталину не показали. Показали, что рабочие пьют. Что труд по-прежнему ручной, тяжелый. И песни… Про них Сталин сказал вполне определенно: довольно нам этой кабацкой грусти.

Нет, поэт Фатьянов не слетел с литературного Олимпа на зону, как Николай Гумилев, Осип Мандельштам, Варлам Шаламов или Николай Заболоцкий. К нему в очередь за стихами по-прежнему становились кинорежиссеры и композиторы. «Солдат Иван Бровкин», «Свадьба с приданым», «Иван Бровкин на целине», «Дом, в котором я живу» – все это стало классикой советского кинематографа. Но праздника на сердце не было. Поэт не любил, когда его называли поэтом-песенником, и считал, что останется в литературе своей лирикой. А кому можно издаваться, решал райком. Евгению Евтушенко было можно, и за свою жизнь только стихов он издал больше шестидесяти сборников. И при этом очень гордился тем, что как-то будучи в провинции услышал, что его стихи к песне «Бежит река в тумане тая» называют народными. Любители поэзии помнят, что знаменитые «Соловьи» – единственное стихотворение Фатьянова, которое Евгений Евтушенко включил в свою знаменитую антологию русской поэзии 20 века.

А у Фатьянова ушли в народ десятки песен. Стихи Фатьянова к песням в наши дни считают народными сплошь и рядом. И это не умаляет, а, наоборот, еще выше поднимает цену его творчества. Мне кажется, нет среди людей того, в чьей жизни никогда не звучала бы фатьяновская песня. И тайна ее в том, что рожденная из сердца, она продолжает трогать сердца.

«Тихо ставни хлопали в вечер голубой, Хорошо ли плохо ли жили мы с тобой»… В его стихах легко слышится Сергей Есенин. Мелодичность строф, их тонкая лиричность, их кажущаяся простота, действительно, похожи, поскольку оба поэта принадлежат одной поэтической традиции. Оба – испытали тяжесть железного хода времени. Оба – стали частью нашей духовной культуры.

Те, кто его знал, вспоминают, что Фатьянов с жизнью шутил. Оттого, что остался жив в войну, что был молод, хорош собой, знаменит. Жизнь в ответ тоже шутила, часто оставляя в секрете, плюнет она в следующий раз или поцелует. Ведь это только внешне, с улицы, казалось, что у советской элиты была безухабная жизнь. Правда, у Фатьяновых среди московских обид и огорчений всегда оставалась отдушина – его родное Малое Петрино, хранившие преданность поэту, когда бы он туда ни приезжал. Столица, как это всегда бывает, забирала его силы и талант – владимирская земля возвращала то и другое. И даже если песни появлялись на свет в Москве, они отражали в себе не столичное понимание окружающего мира. Поэтический мир Фатьянова питался от петринских корней.

Можно спорить о том, глубока ли поэзия Алексея Фатьянова, оригинальна ли ее форма, широк ли замысел того или иного стиха. Не поспоришь лишь с тем, что своей поэтической силою она и сегодня живет в народе, без пафоса и надрыва помогая ему выразить самые нежные, самые важные для него чувства.

В год столетия со дня рождения Алексея Фатьянова на Владимирщине это чувствуется особенно остро. Новая фатьяновская экспозиция в Мстёрском художественном музее, XV районный конкурс чтецов «Звучащее слово», посвященный 100-летию со дня рождения А.И.Фатьянова, прошедший в Музее песни XX века, находящемся в родовом доме Фатьяновых в Вязниках, имя поэта можно часто увидеть в программах телевидения и радио, предстоящий летом традиционный Всероссийский Фатьяновский праздник поэзии и песни в Вязниках – всё это свидетельствует, что имя поэта живет среди людей не по подсказке чиновников от культуры. А потому, что вошедшее в жизнь многих поколений, творчество Алексея Фатьянова выше всех литературных споров, что оно живет внутри нас, делая добрее и чище наши чувства. Такая есть в его песнях тайна.

Елена Пустовойтова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"