На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Взорванная судьба

Очерк

Что такое любовь?

Этот философский вопрос часто задаётся – и ответы у всех разные.

Что это за чувство?

Любовь – надёжность? Любовь – верность? Любовь – мудрость? Любовь – привязанность? Любовь – привычка? Любовь – самопожертвование? Любовь – терпение?

И что бы кто ни говорил в ответ, всё равно её – эту самую любовь – никто объяснить не сможет.

Любовь, как и жизнь, не бывает вечной. Это, к сожалению, понимают все. Но хотят – вечной и бесконечной.

А кто-то устаёт, увы, от неё. А кто-то вообще не верит, что такое чувство есть. Им можно посочувствовать, а, может быть, и позавидовать…

Если же говорить о любви, которую нужно писать с большой буквы, то нужно и говорить и писать и о тех, кто любит именно ТАК, – об этой любви нужно писать с большой буквы.

 

ГЛАВА 1.

 

Эта история началась давно.

…Он и Она с сынишкой Андрюшей «дослуживали» в одном из приграничных военных городков под Калининградом. В их доме царило весёлое чемоданное настроение, потому что главе семейства осталось каких-то двадцать деньков до демобилизации. И спорили только об одном: ехать на Шпицберген или в Апатиты… Там бывшие однокурсники.  Там работа по специализации.

Он ведь – горный инженер. Он два года назад закончил Новочеркасский Политехнический институт. А почему лейтенант? Да потому что был такой Указ: те, кто учился на военной кафедре, должны были отслужить два года  в армии. А сапёр – потому что специальность такая мирная – горный инженер.

Она же теперь станет не женой лейтенанта, а женой инженера. Ниточка всегда там, где иголочка…

День этот, шестого сентября тысяча девятьсот семьдесят четвёртого года, начался , как и все дни, с солнечного утра, с зарядки, с поцелуя у дверей и с началом отсчёта ожидания папы со службы.

Лейтенант с солдатами поехал на очередное, вроде бы даже, и на ординарное разминирование. В то время ещё много было «подарков», оставшихся в полях и лесах, под домами – после Великой Отечественной войны.

Задание было выполнено. Нужно только сдать на склад или уничтожить часть взрывчатки, которая осталась. Доезжали к городку, когда на дороге увидели старика, который махал руками, просил остановить БТР. Старик указал им на подозрительное металлическое тело, оказавшееся противотанковой гранатой, тихо лежавшей и ждавшей очередной жертвы.

Лейтенант приказал своему взводу отрыть окоп и залечь туда. Сам пошёл к «объекту». Работа сапёра, будь она проклята, известна. Сначала гранату нужно осторожненько и аккуратненько отрыть из грунта. Он с этим справился достаточно быстро. Потом её нужно взять в руки.

Стоя на одном колене, наклонился к ней, поднял, держал её, как ребёнка. Его нервные музыкальные пальцы чувствовали каждый нарост металла, каждую песчинку на её теле. Он чётко знал, что нужно делать дальше. Он это делал не первый раз. Теперь её осталось разминировать.

Но в этот момент она взорвалась. Солдаты выскочили из окопчика, подбежали к товарищу лейтенанту. А он шепчет только: «Дайте воды!..» Вместо лица кровавое месиво.

На счастье по дороге мчалась «Скорая», её остановили и сразу же повезли  в город Балтийск.

Три с половиной часа хирург работал с правой ногой. Четыре часа «делал» лицо, которое было скальпировано от подбородка до макушки. Кистей рук уже не было. Глаз – тоже.

 

ГЛАВА 2.

 

Она ждала его. Он всегда приезжал вовремя. Но прошёл час. Прошёл второй. Третий... Наступила ночь. Сынок заснул. Она уже начинала сердиться. И даже придумала ему наказание за опоздание. Выставила всю имеющуюся обувь на ступени лестницы в квартиру и выключила свет.

Через час обувь загрохотала, и раздался женский плач. Кричала квартирная хозяйка. Сердце ёкнуло: «Случилось что-то».

А этого «чего-то» боялись все жёны… Они были жёнами сапёров.

Потом пришли солдаты. Его взвода. Молоденькие, испуганные, зарёванные, они повалились перед ней на колени. А один, рыдая, кричал: «Сам пошёл, сам. А мог бы меня послать…».

У неё слёз не было. Зажглось в сердце.

Но первое, что пришло почему-то в голову: «А как же рояль? Как же он теперь играть будет?.. А машину как теперь ему водить?»

Сына оставила на хозяйку, помчалась в штаб. Ей нужно ехать в госпиталь. В штабе начальник почему-то сначала предложил сесть, водички выпить, а потом спроси: «Ну что? В госпиталь собралась? Там уже мать и отец.  А ты в качестве кого? У него ведь в военном билете записано: холост».

Вот так и начинался этот ад.  Ад пробивания к умам, разумам и сердцам военных, медицинских и прочих чиновников.

Да, они не были расписаны.

Штампа не было в паспорте и у Неё.

А у Него – в военном билете – одно слово написано: холост… Сколько раз Он предлагал Ей…

Она же смеялась и говорила, что штамп – это только штамп.

И всё-таки в Балтийск, закрытый город, Она прорвалась. Всеми правдами и неправдами добилась разрешения быть около Него  в госпитале. Это потом Ей сказали, что Он в бреду кричал: «Ириска! Ириска!..» Мать даже купила ирисок… Но какие Ему ириски с его лицом – сплошной раной?

Это Её Он звал. Так Он всегда называл Её…

 

ГЛАВА 3.

 

Потом начался ад госпитальный. Его поместили в палату номер семь.

Все знали, что эта палата смертников. Но когда Она вошла в палату, Он сказал: «Всё будет хорошо. Теперь всё будет хорошо». И началась борьба за Его жизнь.

Вскоре все, кто лежал в соседних палатах, и персонал – тоже – поняли, что он будет жить. Она была Ему и нянькой, и мамкой, и санитаркой, и медперсоналом госпиталя… Однажды  на весь госпиталь из этой палаты раздался хохот. В двери и стены начали возмущённо стучать. Прибежал врач. Потом врач всем любопытствующим сказал, что это смеётся лейтенант из седьмой палаты. Это Она читала ему Аверченко и Джерома.

И каждый день обязательно –  программа «Время». Они должны знать, что делается в стране. Так они были приучены жить. К ним в палату приходили слушать анекдоты и слушать  смешные случаи из жизни. И приходили врачи, чтобы отдохнуть от крови и смертей. Он начал быстро поправляться.

В ноябре их отправили в Москву в ГКВГ имени Н. Бурденко. Реабилитация после таких ранений и с таким диагнозом длится около пяти лет.

Они пробыли в Москве год. Наверное, произошло чудо, а, может быть, потому, что рядом с ним все эти дни и ночи была она?..

К ним приходили врачи, приводили впавших в уныние  раненых, потерявших веру в себя, в будущее. Они рассказывали  о своей судьбе. Они говорили людям, что надо держаться за жизнь, как за руки друг друга.

В июле 1975 года их должны были выписать. Им дали направление в санаторий. Туда, естественно, нужно ехать только вдвоём. Ведь он не только слепой, но и без рук. А кто в санатории примет Её? В каком, как говорил – то начальник штаба – качестве? В санатории нужны муж и жена. Потому что!..

И прямо тут же, в госпитале, их расписывают. Ставят им, наконец, в паспорта эти самые штампы.

Это случилось 23 мая 1975 года.

 

ГЛАВА 4.

 

А потом началась их работа.

Игорь Ростиславович Чертков – сначала заместитель директора ВОС в крупном промышленном городе Старый Оскол, а потом – директор  вплоть до этих дней. Она, как только получили «Запорожца», выучилась водить, сдала на права. Она досконально знает бухгалтерский учёт. Она его секретарь, его личный шофёр. Его вторая половинка.

В 1976 году родился второй сын Серёжа.

В 1982 – третий сын Ростислав.

Вот и живёт большая семья: три сына – Андрей, Серёжа, Ростислав, муж, она. И ещё рядом с ними живут её племянница Ирочка и племянник Серёжа. Так уж получилось – их родная мама не смогла воспитывать детей, и это пришлось делать ей, Ларисе.

Не могла эта семья оставить в беде детей. Никого не смогла бы. К ним идут со всеми бедами, со всеми радостями.

Сколько у них друзей! Правда, родственники иногда называют этот дом Дом сумасшедшим домом… Но это их дело… Однако и все они знают, что эта семья всегда придёт к ним с добром, советом, сочувствием.

Работа директора сложна и ответственна. Он знает всех, с кем его свела нелёгкая судьба. Он делает всё., чтобы помочь им. Люди тянутся к нему, к его душе, улыбке, голосу. Он умеет вселить в каждого человека надежду. Его уважают в городе. И он всегда с благодарностью говорит о тех, от кого зависит судьба его подопечных. Ведь как много и как мало нужно человеку, чтобы его выслушали и помогли.

 

ГЛАВА 5.

 

Я давно их семью заочно. О них, об их любви и верности в городе ходили легенды. А познакомилась я с ними на дне рождения моей подруги.

Прошло десять лет. Я раньше не была у них дома. На днях я пришла к ним впервые. Но было такое впечатление, что я у них была сотни раз. Это был дом, который греет душу.

Я пришла к ним, чтобы попросить разрешения написать об их судьбе. Наверное, они в меня поверили, потому что после небольшой паузы сказали: «Пиши».

Он совершенно не изменился после нашей встречи и знакомства на дне рождения. Та же подтянутая фигура. То же спокойное лицо. Та же улыбка. Тот же спокойный голос. Ему 24 апреля 2000 года исполнилось 50 лет. Каждое утро начинается с зарядки. Гантели по четыре килограмма, прикреплённые специальными ремнями к культям, качают мускулы. На работу и с работы – только пешком.

Она так же прелестна, как и десять и, думаю, тридцать лет назад. Стройная, обаятельная, красивая. Разве только – седина? Но она, к всеобщему удивлению, совершенно не старит её. Лариса так заразительно хохочет, так смешно рассказывает всякие домашние истории, что мне не хочется уходить от них.

Андрюша уже завёл свою семью. Музыкант, играет на волторне в военном оркестре в Москве. Племянница Ирина, которая зовёт их мамой и папой, вышла замуж, родила сына Женьку. Серёжа сын подарил им недавно внучонка Дениску. Ростислав – студент МИСИС. Племянник Серёжа учится в ПТУ. И ещё один член семьи кареглазый боксёр Роллинг встретил меня, выпросил конфету и стал моим любимцем.

 

…Восьмого марта 1991 года на праздник к ним в ВОС пришёл представитель военкомата. Он пришёл, чтобы вручить Игорю награду, которая долго искала его. Ему был вручён Орден за тот самый подвиг, о котором я поведала, как смогла, в начале моего рассказа. Ему было сказано немало тёплых слов.

Игорь встал и сказал одну-единственную фразу, которую Она запомнила на всю жизнь: «Я не знаю, нашёл бы меня этот Орден, если бы не было возле меня моей Ларисы».

Что такое – верность? Что такое – нежность? Что такое – надёжность? Что такое – самопожертвование? Что такое – мудрость? Что такое – терпение?

Может быть, это и есть ЛЮБОВЬ?

2000 – 2018

Татьяна Олейникова


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"