На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Сын Георгиевского кавалера

Памяти друга

Теперь буду жить и грустно жалеть, что не позвонил ему из Тамани, где я провёл Пасхальную ночь и всё Светлое воскресение, и через день из Пересыпи, откуда я обычно посылал в Переделкино на ул. Довженко, д. 2, свои гудки и непременное устное извещение, что вот я иду вдоль берега Азовского моря в сторону Крыма и «вспоминаю Коктебель и тебя в нём». Буду казниться после этой страшной трагедии ещё и потому, что в эти дни как раз не единожды мысленно разговаривал с ним, опять утешал его счастливыми коктебельскими вечерами на набережной, когда он сочно говорил о Державине, о Бунине и Борисе Зайцеве, и ещё жаловался я ему, что мы уже никогда не поедем весною к этому берегу с разноцветными камешками... И не позвонил, побоялся тревожить его, переживавшего бессонные ночи.

Это была блестяще одарённая натура, изящная, с тонким ощущением природы искусства, писатель мягкого пера, приверженец классической школы, любивший Бунина за музыкальность, Куприна – за мягкость и теплоту. Алексея Толстого – за эпический размах. Бориса Зайцева – за то, что он «писал при свете Евангелия», а плеяду писателей-деревенщиков – за мужественную покорность народной правде.

Сын Георгиевского кавалера, он, Олег Николаевич, преемственно гордился русской и советской армией, писал о полководцах Суворове, Кутузове, Ермолове с чисто русским почтением, вообще был человеком вспыльчивого русского восторга (и в такие минуты Златоустом, каких мало).

Много прекрасных книг и бумаг сгорело этой ночью, а ещё на зимней веранде были диски с патриотическими советскими песнями и русскими маршами, которые он часто слушал, включая проигрыватель на всю громкость.

Но последний раз, в октябре прошлого года, мы тихо разговаривали под мелодию Томмазо Альбинони.

Ни слов, ни музыки не будет для нас на этой усадьбе никогда больше...

11 мая 2013 года. Пос. Пересыпь

под Темрюком (он здесь однажды был у меня...)

Виктор Лихоносов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"