На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Нежданный подарок

Быль

Олонецкая губерния…        Имение помещика Василия Павлови­ча Т... Сочельник... Сильный мороз... Белый, двух-этажный, каменный, с колоннами дом, окружённый большим вековым парком... Несколько молодых, в овчинных полушубках и в ватных с наушниками шапках, парней широкими деревянными лопатами сгребают снег, наметённый бураном на главную аллею, идущую от подъезда дома до железных ворот высокой камен­ной ограды парка.

– Поналягте, молодчики... Надо справиться до сумерок, – говорит садовник Аким, – в церковь-то собирае­тесь идтить – так не мешкайте...

– Тимошка, привези с амбара тачку с песочком и посыпь у подъезда-то – видишь, лёд какой – голову расшибить можно... А ты, Никиша, чаво в шалопая играешь, – обратился он к внуку, – не озорничай и не запускай снежков в Вавилу – он и так, тюлень, пло­хо развёртывается... Под елью снега-то нельзя отгребать, – сказал он, указывая на высокую стройную ёлку около одного из окон дома, – тут завтра подарки для всех будут положены... каждый будет свой в снегу-то оты­скивать... Так уже положено... Вавило, взбирайся на ёлку – а Егор тебе звезду подаст – надоть прикрепить её к верхушке, а оттуда все нити серебряные и золотые спустить... Поняли?

До наступления сумерок аллея была расчищена, а перед окном дома сияла золотыми и серебряными звёзда­ми гирлянд красавица-ёлка, с кучей снега внизу.

В доме с утра шли приготовления к торжественной встрече праздника. В Сочельник никто не дотрагивался до первой звезды до пищи – исключение было сделано для поправлявшейся после очень сильной простуды десяти­летней Леночки.

Старушка-няня с утра обошла все комнаты дома и зажигала перед иконами в ярко начищенных серебряных ризах лампады, крестясь и шепча молитвы.

Стряпуха Марья на кухне приготовляла обед – осо­бую трапезу Сочельника.

Горничная Глаша, в столовой тёмного дуба, накрывала стол белоснежной полотняной скатертью, под которую положено было душистое сено. Посреди стола поставлена была высокая хрустальная ваза с кутьёй. Вася и Женя, внуки хозяина имения, приехавшие на праздник из Нев­ской столицы, заглядывали в окно, не появилась ли на небе первая звезда – Вифлеемская – на ясном морозном небе стараясь первыми заметить сияние её лучей…

– Только бы это облачко не затемнило звёздочку, – го­ворила деловито брату-кадету белокурая Женя, – смотри, Вася, как оно быстро захватывает эту часть неба.

– Не беспокойся, милая, – ответил тот, – если даже и скроет оно звёздочку, то ненадолго.

Наступили, наконец, сумерки – дети увидали звезду, и с радостными возгласами побежали сообщить об этом сестре, лежащей в постели, няне, бабушке и деду. Но вот можно и оде­ваться, чтобы ехать в церковь. К подъезду, звеня валдай­скими колокольчиками, подъезжала запряженная в большие, с высокой спинкой, обитые плюшем, сани тройка гнедых лошадей.

Кучер Михайло, молодой краснощёкий парень с весёлым взглядом тёмно-карих глаз, бойко соскочив с козел, отстегнул и откинул с сиденья медвежью по­лость и в ожидании хозяев подошёл к фыркающему и бьющему копытами кореннику, оправляя на нём сбрую и ласково похлопывая резвую лошадь по её крутой вздраги­вающей шее.

И скоро тройка, предводимая верховым Вавилой с пылающим факелом в руке, выехала из ворот ограды и, несмотря на сильно запорошенную снегом колею дороги, быстро понеслась в направлении села Сермаксы. Небо бы­ло усеяно звёздами, и дети, глядя на них, старались узнать, какая же была та, которую они увидали сегодня первой на небосклоне. Оба решили, что это та которая сияла над просветом лесной дороги, по которой мчалась тройка. Ехать до села Сермаксы надо было пятнадцать вёрст, и вскоре в морозном тихом воздухе стал доноситься звон колоколов... Церковь была вместительной, но была переполнена до отказа. Крестьяне всех окрестных дере­вень съехались не только со своими жёнами и детьми, но и с дряхлыми стариками и старухами. С трудом про­тиснувшись, Василий Павлович и его семья стали у кли­роса. Дети с большой светлой радостью внимали службе, благоговейно крестясь, и творя поклоны вослед стоящим деду с бабушкой.

По окончании службы пожилой священник, о. Сергий, с амвона рассказал, как почти две тысячи лет тому назад в яслях Вифлеема родится Младенец Христос – Спаситель мира. Приложившись к св. кресту Василий Павлович с семьёй вышел из церкви, приветствуемый крестьянами. Сев в сани, они поехали в обратный путь. Застоявшиеся лошади резво побежали по хорошо накатанной дороге, по которой тянулись теперь из цер­кви вереницы крестьянских саней.

Миновав три деревни, тройка свернула на лесную дорогу, ведущую в имение. Снова звон валдайских колокольчиков своими серебристыми переливами нарушил мёртвую тишину заваленного глубоко снежным покровом векового хвойного леса.

Дети молча переживали в своих сердцах торже­ственность службы. Перед ними вставали события, так прекрасно рассказанные в проповеди о. Сергия:

...Ослик на котором едет Богородица... Пере­полненный из-за переписи Вифлеем... Пещера... Ясли... Пастухи со стадами... Яркий свет на небе... В белоснежных одеяниях ангелы, возвещающие о рождении Спаси­теля мира... Волхвы с далекого Востока... Сияющая зве­зда, ведшая их к пещере ... и ясли, где лежал Боже­ственный Младенец... Верблюды Магов востока, на которых они везли подарки Спасителю ... И слезы умиления невольно навертывались на их глазах... Усталость брала верх. Глаза их стали слипаться. Прислонясь друг к другу дети сладко дремали, несмотря на то, что мороз щипал щёки и носы. Вдруг, где то очень близко, раздал­ся протяжный, долгий, пронзительный вой. Жутко и страш­но пронесся под сводами отягощённых снегом ветвей вой голодного зверя...

– Дедушка, дедушка – волк – волк! – вскочи­ли со своих мест Женя и Вася. – Возьми, скорее, ружьё, а то он нас съест!

– Успокойтесь, дети, это волк одиночка и ему не так-то легко броситься на лошадей. Волки боятся огня... а у Вавилы факел. Посмотрим дальше, что надо предпри­нять...

Вой повторился — но волк не появлялся на дороге... Затем послышался лай, и на колею дороги, перед самой лошадью Вавилы, выскочило из темноты леса какое-то животное... Тот мгновенно направил на него факел, и привставшие со своих сидений седоки увидели большого ирландского сеттера.

—Да это собака – охотничья собака. Как она по­пала в этот лес... отстала наверное от охотника, затерялась в лесу, сказал Василии Павлович.

Сказав остановить лошадей, он вышел из саней. Со­бака подбежала к нему, радостно визжа и махая пушистым хвостом. Василий Павлович погладил её и потрепал ласково по шее.

– Бедный ты пес! Как ты очутился здесь? И ошейника на тебе нет! Озяб и голоден. Ну, садись рядом с Михайлой – поедешь с нами.

Надо ли говорить о радости детей?

– Леночка, какой подарок послал нам дед Мороз, – кричали они, вбегая в детскую, – настоящую, живую, с такой красивой шерстью, собаку!

Сеттер вбежал в раскрытую дверь – и остановился, глядя умными карими глазами на постель, где лежала больная девочка.

 

К новой публикации тексты подготовила М.А. Бирюкова

Лидия Кобеляцкая


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"