На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Нам нельзя это потерять…

Взгляд из русской провинции

«Мусорщики», «балаболы», «нюхачи»…

 

Известие о том, что в стране действует сеть «воспитателей», приобщающих подрастающее поколение к уголовной субкультуре обеспокоило политиков, государственных деятелей. Владимир Путин заявил, что сделает все для защиты молодежи от этой «культуры». Раньше на заседании Госсовета и Совета по культуре Президент осудил попытки Запада навязать другим странам чуждые им образ жизни и систему ценностей, высказавшись в поддержку сохранения каждым народом своей самобытности.

Но ведь субкультура хозяйничает в России много лет. Почему об этом заговорили только сейчас? Почему до слов Путина хранили молчание те самые политики, что вдруг прозрели? Или не били во все колокола обласканные властью орденоносные деятели культуры? А сейчас голоса в защиту традиционных ценностей перебиваются требовательными криками из стана: «Свобода творчества!», «Толерантность!»?

Между тем свобода без ограничения – это анархия, а толерантность – раздвоение сознания, свойственное шизофренику. «Раздвоение порождает разврат. В нем теряется целостность. Целостность есть целомудрие. Разврат же есть раздвоенность», – писал в работе «Миросозерцание Достоевского» обладающий чуткой духовной интуицией Н. А. Бердяев. Эти его слова в наши дни, кажется, злободневнее, чем прежде. Разврат есть главное орудие борьбы «наших партнеров» и «пятой колонны» против русского мира.

В сущности, трудно провести грань между субкультурой и насаждаемой в России с начала 90-х, превратившейся в гигантский бизнес, массовой псевдокультурой. Это – явления одного порядка, с которыми мы сталкиваемся каждый день.

Главный проводник растления и разврата – телеящик. Изо дня в день транслирует он склочные «паноптикумы» Малахова, Гордона, кривляние пересмешников, бессмыслицу попсовых песенок, жестокость дебильных боевиков, грядущие катаклизмы, угадайки затейников, советы экстрасенсов и актеров-стругальщиков морковки, мусор из дешевых сенсаций…

Моя 90-летняя тетушка Наталья Кирилловна, глядя на это, горестно вздыхала и била в корень:

– Анчихристы одолели.

Затем добавляла:

– Помяни мое слово: русские все-равно побядять…

А что за «писатели» в почете? Завсегдатай телеэкрана Дарья Донцова наштамповала массу субкультурных «произведений» с названиями «Покер с акулой», «Обед у людоеда», «Маникюр для покойника», «Канкан на поминках», «Гадюка в сиропе»… Читайте люди! Это то, что вам нужно, вместо Достоевского, Пушкина, Толстого, Распутина!

Кино либералы также отформатировали под свое нутро. О том, какие герои, помимо Мишки Япончика, Соньки Золотая Ручка и батьки Махно, предлагаются «лузерам», говорят названия фильмов: «Нюхач», «Балабол», «Шакал», «Паук», «Мусорщик», «Гастролеры», «Парфюмерша», «Домработница», «Гадалка», «Челночницы». А сколько ненавистнической лжи и мерзости в «Штрафбате», «Сволочах», «Тальянке»…

Впрочем, эта продукция составляет малую толику от общего потока. Помнится, в телепередаче «Право голоса» на ТВЦ завязалась дискуссия о том, как на основе культуры поспособствовать сближению народов России и Украины. Когда коснулись кинематографа, участник дискуссии с украинской стороны В. Ковтун воскликнул:

– Какое кино, господа, если у вас в России восемьдесят шесть процентов сбора в прокате дают американские фильмы?!

За кого «воюют» в России эти фильмы? За Америку, против русских.

«Из дыма вышла саранча…»

С проводниками либеральных «ценностей» вроде бы пытаются бороться. Так, страстно клеймит их в своей передаче «Бесогон» на ТВ-24 Никита Сергеевич Михалков.

Возможно, кого-то из «бесов» ему удастся изгнать. Но изгнание отдельных «бесов» не означает слома всей сатанинской матрицы. Она же держится крепко.

Высокие проценты по кредитам сдерживают развитие производства.

Сотни миллиардов долларов перегоняются «новой элитой» за границу.

Тихой сапой внедряется ювенальщина.

Режиссеры-извращенцы под вывеской «свободы творчества» продолжают уродовать русскую классику.

На фоне восторгов в связи с назначением православного министра образования, в школах сохраняется ЕГЭ и не остановлен пилотный проект «Teach For All» (в РФ – «Учитель для России»), в соответствии с которым уже со школьной скамьи у нас готовятся агенты влияния Запада.

Писатели-почвенники остаются во внутренней эмиграции, а пространство русского языка сужается, ибо он выдавливается из школьных программ и эстрады в угоду английскому.

Почему любимые нами, русскими, песни на украинском, белорусском языках не звучат на российских телеканалах, а в музыкальных конкурсах, в том же «Голосе», на «Евровидении» и даже на «Славянском базаре» русские исполнители поют на английском?

Достаточно послушать речь «элитчиков», чтобы убедиться, какой язык им ближе: бренд, фейк, ремейк, провайдер, праймериз (особенно приятный слуху членов партии «Единая Россия»)…Телевизионный чиновник вещает с умным видом: «Мы видим тренд, что востребован русский контент». Легло народу на душу, что по России и Украине прокатилась волна исполнения русских и украинских песен. Но называется это «флеш-мобом». Организаторы даже не задумываются над тем, насколько не вяжется это чужеземное слово с проникновенной сердечностью русских и украинских песен. А ведь еще В.Г. Белинский писал: «Употреблять иностранное слово, когда есть равносильное ему русское слово, – значит оскорблять и здравый смысл, и здравый вкус».

В результате этой неустанной работы, как отмечет автор публикации на сайте rusvesna.su Владимир Лепехин, «массовый индивид все больше программируется на действия в параметрах и диапазонах, исключающих суверенное и осмысленное поведение». На выходе должен получиться нужный глобализму космополитичный, с манипулятивным сознанием и антихристианским мировоззрением «человек будущего».

Обывателю неведомо, что «скульпторы» используют при этом изощренные приемы, например, нейро-лингвистическое программирование, положенное в основу «Окна Овертона». Технология названа по имени ее изобретателя Джозефа П. Овертона, вице-президента центра общественной политики Mackinac Center. Овертон погиб в авиакатастрофе в 2003 году, но дело его живет. О том, что оно собой представляет, популярно рассказал в исследовании «Технология уничтожения: «Окно Овертона». И противостояние дегенерации» Кирилл Мямлин:

«Эта модель показывает, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из канализации общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены. Овертон показал, что для каждой из самых невозможных идей, в обществе существует т.н. «окно возможностей». В его пределах, идею могут (или не могут) широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», т.е. совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика» (как уже широко обсужденное, принятое массовым сознанием и закрепленное в законах)»…

По словам Мямлина, технологии смены общественной морали весьма тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия».

Эффект налицо. С помощью «Окна Овертона» в России создано огромное количество «обманок»: – псевдописателей, псевдорежиссеров, псевдополитиков, псевдоученых, псевдолитературы, псевдоистории, псевдолекарств и т.д.

Здравый смысл подменяется абсурдом. Растлители оценивают, что есть нравственно, а что – безнравственно. Фальсификаторы истории борются с ее фальсификацией. Коррупционеры – с коррупцией. Профессионализм ничто. Главное корпоративная солидарность, нацеленных на выполнение воли мировой закулисы и гарантированное этим личное благополучие дельцов.

Все это усиливает в православном человеке эсхатологические ощущения, заставляя его вспомнить предостережение из «Апокалипсиса»: «Из дыма вышла саранча… Лица же ее как лица человеческие».

 

Тверские бренды

 

За примерами «смены морали», подмены смыслов ходить далеко не надо. Приглядимся, они – рядом с нами. Участвуя в «круглом столе» преподавателей и студентов филологического факультета Тверского госуниверситета, услышал от человека, которого в 90-е принимал на работу в «Тверскую жизнь», ныне редактора районной газеты, назидание студентам:

– Никогда и ничего не делайте без денег!

А как же честь, достоинство, бескорыстие? Наверное, эти понятия для него уже не существуют, и он как должное воспринимает то, что коммерциализация исковеркала, убила в Твери патриотическую журналистику. Перестали издаваться народные заступницы – православная газета «Тверской собор» и профсоюзная «Позиция». Журнал «Русская провинция» закрылся еще при жизни его основателя писателя Михаила Петрова. Благодаря энтузиазму Татьяны Пушай систематически радовал читателей краеведческий журнал «Тверская старина», но и у него возникли финансовые проблемы.

Зато нет никаких финансовых трудностей у газет областной администрации и Законодательного Собрания. Правда, денежная мотивация резко контрастирует с их блеклым содержанием. Со страниц «Тверской жизни» и «Тверских ведомостей» не веет духом корневой русской жизни, они лишены аналитики, острого взгляда на тверские проблемы. Особенно старательно обходят тему борьбы с коррупцией, почти не защищают традиционные ценности.

В этом году в Калязине прошла третья конференция Международного общественного движения «Русское Собрание». Участвовали писатели, священнослужители, ученые, деятели культуры из Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, Твери, Калуги, Краснодара... «Тверская жизнь» и «Тверские ведомости» эту конференцию, как и две предыдущие, проигнорировали. А ведь сколько приехало сюда интересных, известных людей – русский писатель Виктор Крупин, профессор, известный педагог В.Ю. Троицкий, кинооператор, друг Василия Шукшина А.Д. Заболоцкий…

Инициатор проведения конференций и многих других мероприятий, направленных на защиту традиционных ценностей, руководитель регионального отделения «Русского Собрания», глава Калязинского района К. Г. Ильин, надо думать, не в последнюю очередь за свою патриотическую позицию, неоднократно подвергался провокациям со стороны влиятельной криминальной группировки. Видимо, не будет легкой жизни у руководителя передового муниципалитета области и впредь.

Частные газеты интереснее, но страдают всеми пороками буржуазной прессы. Занимаются пиаром в пользу тех или иных кланов, пропагандируют неоязычество, придумывают сенсационные идеи. В этом отношении выделяется газета «Караван». Она периодически информирует тверскую общественность об «открытиях», и читатель поражается своему невежеству, узнавая, к примеру, что Владимир Владимирович Путин (вряд ли Президент об этом знает) «находится в родстве с князем Михаилом Тверским и княгиней Анной Кашинской».

Ее создатель Геннадий Климов (в одном лице инженер, журналист, писатель, редактор, регионовед, историк, краевед, философ, политолог и т.д.) на днях возвестил: «Удалось найти код, который почти все объясняет в прошлом… Это очень мощный механизм для государственного управления. Осталось придумать, как научить этому завсегдатаев Кремля». Прямо-таки дух захватывает от предощущения того, что будет с Россией, если Климов «придумает», как это сделать.

А пока не прекращаются попытки придумать бренды тверской земли. Ранее сообщалось о «чудище» в озере Бросно, о «Кащее Бессмертном» в Старицких пещерах. Не прижилось. Зато автора «Владимирского централа» «раскрутили» настолько (при поддержке общероссийских СМИ), что тверская «новая элита» установила ему массивный бронзовый памятник. Наравне с князем Михаилом Тверским, Михаил Круг занесен в число выдающихся земляков, превратившись в пример для подрастающего поколения. Кажется, в Новосибирске школьники отнесли «Владимирский централ» к числу наиболее известных им песен. Поют, сердешные, глупо разменивая драгоценное время на то, смысл чего, надо думать, не понимают. Поймут, возможно, позже, если вдруг «пойдут по этапу», будут «банковать», играя в «очко» и внимать рассказам бывалых сидельцев о «воре в законе», которому, говорят, и посвящена эта песня…

После эпопеи с Кругом в Твери взялись «брендировать» поэта-песенника Дементьева. В центре города вывесили его огромный портрет с подписью «Андрей Дементьев – гордость земли Тверской!». Часть общественности возмутилась – возмутилась – в том числе и потому, что фамилия обласканного советской властью поэта значилась под «Письмом-42х», призывающим Ельцина к расправе над защитниками Конституции в 1993-м. В письме они назывались «красно-коричневыми оборотнями» и «тупыми негодяями». Портрет сняли, будто бы по указанию губернатора (теперь уже бывшего) А.В.Шевелева. Не допустил Андрей Владимирович Шевелев и создания в Твери музея современного искусства» Марата Гельмана.

А вот воспрепятствовать «подарку», обещанному Дементьеву предыдущим губернатором, Шевелев не смог. В итоге появился «Дом поэзии Андрея Дементьева», где для земляка предусмотрены кабинет, комната отдыха, а также комната отдыха для его гостей. «Памятник славолюбию» обошелся бюджету в 78 миллионов рублей.

Открытие «дома» сопровождалось пропагандистской кампанией, лейтмотивом которой было утверждение: «Тверь превратилась в столицу мировой поэзии». Увы, тверское писательское сообщество измельчало. Власть периодически обнаруживает в нем «выдающихся», ублажая их тщеславие премиями, почетными званиями, но это от лукавого. Бывший тверской вице-губернатор М.Е. Салтыков-Щедрин, наверное, не раз перевернулся бы в гробу, узнай, за какие «литературные труды» в иные годы присуждались в Твери премии его имени.

Начало деградации тверского литературного пространства было положено еще в 90-е расколом областной писательской организации. Помню, как, редкозубо ощерившись, один из литераторов, видимо, вдохновленный расстрелом Дома Советов, кричал мне в лицо:

– Вы нас никогда не победите!

Другой голосом судьи, выносящего приговор, заключил:

– Вы – сошедшие с круга!

Все это укладывалось в рамки общероссийского процесса. С «круга» было сведено, как «неформатное», все почвенническое, национально ориентированное направление русской литературы, оказавшееся чуждым либералам с писательскими билетами. Ныне, чтобы стать признанным писателем, получать «букеры-пукеры», «национальные бестселлеры», доступ к ТВ, надо быть антисоветчиком, отказаться от традиционных основ русской культуры, от социального сострадания к русскому народу.

Куда несется нерусь

Если бы речь шла только о СМИ, литературе, кино, русском языке! Носители либерального мировоззрения не оставляют места «на круге» истории русскому человеку! Это подтверждается их высказываниями, приведенными Андреем Фефеловым в статье «Нерусь, куда несешься ты?» в газете «Завтра».

Игорь Юргенс, профессор ВШЭ: «России мешают русские – основная масса наших соотечественников живет в прошлом веке и развиваться не хочет… Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше чем личность… Большая часть (народа) находится в частичной деквалификации… Другая часть – общая деградация».

Артемий Троицкий, рок-журналист, музыкальный критик:

«Я считаю русских мужчин в массе своей животными, существами даже не второго, а третьего сорта. Когда я вижу их – начиная от ментов, заканчивая депутатами,– то считаю, что они, в принципе, должны вымереть… На самом деле, этой породы мне совершенно не жалко».

Дмитрий Быков, журналист, участник проекта «Гражданин поэт»:

«Большая часть российского населения ни к чему не способна, перевоспитывать ее бессмысленно, она ничего не умеет и работать не хочет. Российское население неэффективно. Надо дать ему возможность спокойно спиться или вымереть от старости, пичкая соответствующими зрелищами». Недавно «доброжелатель» по приглашению газеты «Караван» выступал в Твери.

Мысли «первосортных» созвучны известным рассуждениям Троцкого (Бронштейна):

«Мы должны превратить ее (Россию) в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, какая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания эта будет не справа, а слева, и не белая, а красная. В буквальном смысле этого слова красная, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами.

Если мы выиграем революцию, раздавим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть сионизма, и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русскую интеллигенцию до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния...».

Гитлер, пойдя дальше Троцкого, уже не рассуждал, а дает директиву Розенбергу о введении Генерального плана «Ост» (23 июля1942 г): «Славяне должны работать на нас, а в случае, если они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и охрана здоровья для них излишни. Славянская плодовитость нежелательна … образование опасно. Достаточно, если они будут уметь считать до ста… Каждый образованный человек – это наш будущий враг. Следует отбросить все сентиментальные возражения. Нужно управлять этим народом с железной решимостью…».

Схожие планы у персонажей оккупантов в моем романе «Не сошедшие с круга»:

«…– В конце концов, нашей нации предстоит с этой нацией жить, находить с нею общий язык. Война не может продолжаться вечно…».

На эти слова фронтового обозревателя Гюнтера Ланге командующий 9-й немецкой армией генерал-полковник Штраус отвечает:

«– Какой общий язык, Ланге? Вы шутите?! У меня резко противоположная точка зрения. Русские – сходят с круга истории! Навсегда! Навечно! Император Вильгельм был прав, когда говорил, что русские не нация, а только удобрение для настоящей нации. Настоящая нация это мы, немцы! А славяне предназначены удобрять обширные поля, на которых раскинется будущая великая Германия! Да-да! Как индейцы, как римляне, русские растворятся в небытии…».

Не менее циничен в беседе с гестаповцем Зигелем абверовец Клинсман:

«– ... Понимаете, если даже мы разобьем русские армии, мы не добьемся конечной цели, если не разобьем их духовно.

– И как вы это себе видите?

– О, я много, очень много думал об этом… Прежде всего, штурмбанфюрер, надо лишить их образования, заменив его минимумом знаний. Умением читать наши законы, владеть устным счетом… Надо искалечить их язык, переписать историю, уничтожить книги, чтобы навсегда отрубить от прошлого. Представить Сталина в их глазах недоумком, злодеем, идиотом… Кем угодно, только не вождем, достойным почитания. Следует отобрать у них высокие смыслы. Расставить для них «ложные маяки», чтобы они свернули с дороги цивилизации. Пусть думают не мозгами, а брюхом. Разумеется, некоторой части мы дадим обогатиться, назовем ее «элитой». Это будут наши надсмотрщики над быдлом… Тем самым, штурмбанфюрер, мы сможем провести их обезличивание. Только это лишит русских будущего. А для того, чтобы осуществить это, мы создадим десятки, сотни газет, радиоканалов, посадим туда отпетых циников и любителей дешевой популярности. И они, эти продажные космополиты, за деньги сделают то, о чем я вам сказал…

– Хотите лишить русских их души?

– Вы меня не поняли, штурмбанфюрер. Я хочу ее заменить…».

Русский человек перед ними виновен уже по определению. Судя по заявлениям ряда западных лидеров, их отношение к России мало чем отличается от расистских взглядов тех, кого советский народ разгромил в 1945-м.

Есть у них – общая с предшественниками черта. Они скверно учат, или вообще не учат, уроки истории, иначе вняли бы предостережению Александра Блока:

Виновны ль мы – коль хрустнет ваш скелет

В тяжелых, нежных наших лапах?

Кстати, выход романа «Не сошедшие с круга», рассказывающего о силе русского патриотического характера, тверская литературно-культурная общественность встретила ледяным молчанием. Автор-то «не в формате».

 

«Неформатные» люди

 

Есть в современной общественно-культурной жизни, конечно же, и доброе, чистое, патриотичное.

Собирают полные залы русские певицы Смольянинова и Петрова, Кубанский казачий хор. Не умолкает заволокинская «Играй, гармонь!». Издаются исторические труды Олега Платонова и других патриотических авторов. Выходят «неформатные» «Русский дом», «Русский вестник», «Наш современник». Ставятся в областных центрах, в добрых традициях русского театра, спектакли.

Поклевала «саранчу» «Синяя птица» на втором государственном телеканале. Не меньший отклик в народе находят конкурс «Щелкунчик» и «Романтика романса» на телеканале «Культура». На ОТР люди с интересом смотрят «Большую страну» и «Прав! Да?». Много поучительного дают «Консервативный клуб» и «Русские судьбы» на «Спасе»…

Что особенно настраивает на оптимистический лад, так это русская провинция, где масса подвижников русской культуры. Униженная, ослабленная, она не сдалась. Именно здесь находится передний край борьбы за нравственное выздоровление России.

С тех пор, как в Андреаполь, выйдя на пенсию, вернулась из города Железнодорожный заслуженный учитель Московской области, филолог Екатерина Ивановна Локтева, жизнь местной библиотеки обогатилась салоном «Гармония». Екатерина Ивановна словно бы заново открыла для земляков творчество и судьбы Пушкина, Достоевского, Тютчева, Маяковского, Есенина, Гумилева, Ахматовой, Цветаевой, Булгакова…

Участники встреч – не пассивные созерцатели. Они читают стихи классиков, отрывки из их прозаических произведений. Руководительница хора ветеранов «Росток» Нина Ивановна Васильева готовит музыкальное сопровождение. Помогает Екатерине Ивановне в подвижнической деятельности ее супруг Александр Евгеньевич – полковник авиации в отставке, знающий множество русских и украинских песен.

Не обходит вниманием «Гармония» и тверских поэтов и писателей. Одна из встреч посвящалась творчеству Константина Рябенького. Сын офицера-фронтовика, он ощущал глубокую сопричастность к судьбе Родины – «Все, что Русь ненавидит, ненавижу и я», «Что происходит в любимой стране? Прихоть справляем чужую!». «Русь моя тихая, светлая, как я во всем виноват», – признается он и далее: «Может, поэтому пишутся с кровью, даже веселые, в общем, стихи».

Как-то я дал Екатерине Ивановне книгу с баснями Виктора Хомяченкова. Прочла, восхитилась. Встречу в «Гармонии», посвященную его творчеству, намерена провести в канун Дня Победы. Ведь Виктор Васильевич, стихи которого почему-то забыли включить в антологию тверской поэзии (видимо, «не формат»), был партизанским, а затем фронтовым разведчиком, удостоенным двух орденов Славы.

Не раз мне доводилось встречаться с читателями в Торопацкой сельской библиотеке, которой скоро исполнится 90 лет. Свыше сорока из них ею заведует Людмила Владимировна Смирнова. Какие чудесные вечера проводит со своей единомышленницей директором Дома культуры Валентиной Николаевной Луцковой.

В десяти километрах от Торопацы, в Жукове, поселился краевед Алексей Сергеевич Попов, автор увлекательных книг «Загадка Янтарной реки», «В поисках Дивьего камня» и других. Внучку Алексея Сергеевича, эпатажную Анфису Чехову, в России знают. Его же, бывшего редактора альманаха «Отечество», члена Русского географического общества РФ, кто знает, за исключением небольшого круга краеведов?

– Известности мне не надо, – рассуждает Попов. – Но от спонсоров, могущих помочь с изданием новой книги, не отказался бы…

А в деревне Бенек живут супруги Снеговские. Валерий Яковлевич занимал ответственный пост в ТАСС, Изольда Ивановна работала в «Московских новостях». Скромно живут, как и Попов. Занимаются огородничеством, собирают дары леса. В свободное время Валерий Яковлевич пишет статьи, книги. Минувшим летом подарил мне плод многолетних трудов роман «Мы вернемся», где художественным способом развивает идеи русского космизма.

Кому в столице ведомо, что в Андреаполе построен не на бюджетные деньги, а на личные «Дом искусств». Жительница поселка Бобровец Наталья Сергеевна Манежева, потратила на него средства, вырученные от продажи квартиры в Москве, но не увидите вы на нем вывеску «Дом искусств Натальи Манежевой». Теперь в этом доме (с залом на 120 мест) бесплатно выступают столичные музыканты, певцы, со многими из которых Манежева лично знакома. Сама она – опытная вокалистка, брала уроки у педагогов, воспитавших исполнителей мирового уровня.

Немало в провинции и талантливых художников. Один из них Павел Петрович Урсу, член Союза художников РФ, преподаватель Андреапольской районной школы искусств, плодотворно работающий в стиле традиционной русской живописи. Есть замечательные живописцы в Нелидове, Торопце, Пено, Осташкове…

А сколько людей, подчас с очень интересной судьбой, спасающих наши деревни. Словно бы сам Господь посылет их ради этого.

Обезлюдевшее Козлово Село приглянулось ученым Курчатовского ядерного центра. Они приобрели и восстановили 11 крестьянских изб. Одним из спасителей был Николай Николаевич Кузнецов, сын легендарного адмирала, Героя Советского Союза Н.Г. Кузнецова. Жизнь получившего опасную дозу радиации в Чернобыле патриота безвременно оборвалась, но привязанность к этим местам сохранила его супруга доктор исторических наук Раиса Васильевна Кузнецова.

Проезжая мимо почти умершей деревни Боталы, видишь, что и она удержалась. Начало ее сохранению положил флаг-штурман Жуковского испытательного центра, летчик-фронтовик, полковник в отставке Евгений Алексеевич Димаков. За испытание «Антея» он был удостоен ордена Ленина. Сейчас в Боталах подолгу живет его дочь Александра Евгеньевна.

Возрождению Колотилова способствовал кандидат технических наук Андрей Николаевич Мельников, сын Героя Социалистического Труда, академика, выдающегося геолога Н. В. Мельникова. Андрей Николаевич построил в районе две часовни, а на въезде в Колотилово установил памятную доску, где выгравированы имена не вернувшихся с войны жителей деревни.

Деревню Аристово сохранили, построив в ней дом, бывший главный инженер крупного стройтреста треста Евгений Алексеевич Мельников и его супруга Жанна Петровна. Любопытно, что Евгений Алексеевич был двукратным чемпионом СССР по регби, играя за клуб «Фили», а сейчас проявляет себя искусным резчиком по дереву.

Что притянуло его в провинцию?

– Здесь русский дух, здесь Русью пахнет, – отвечает Евгений Алексеевич. – Нам нельзя это потерять…

Либералам представляется, что эти люди «архаичны», подвержены «рецидивам советского прошлого» и «химерам нашей ментальности». Но поговоришь с «архаичными» – словно живой воды напьешься из глубины русского духовного родника. И, отбросив невеселые думы, к которым побуждает российская действительность, проникнешься оптимизмом, окрепнешь верой в то, что одолеет Россия-мать все свалившиеся на нее невзгоды, а ее саму, как и прежде, никому не одолеть.

 

Из малого выстроится большое

 

Как же наладить, выстроить российскую жизнь, чтобы не только не потерять, но и умножить все то, что еще держит ее нравственный строй, совместить здоровые энергетические потоки, идущие сверху и снизу?

Прежде всего, нам, русским, следует обратиться к себе, не уповая исключительно на власть. Сколько угодно можно костерить в хвост и в гриву чубайсов, кудриных и грефов, но их известная суть от этого не изменится. А вот изменить себя русский человек может, если он крепче обопрется на испытанные традиции своих предков.

Русскому мужику надо перестать ездить в столицы и стоять там с палками у турникетов, охраняя богатства нуворишей, винить во всем плохом исключительно власть, а, обратив взор на себя, возвращаться к родной земле. Да, «демократы» превратили ее в товар и для покупки даже клочка в десять-пятнадцать соток, приходится участвовать в аукционе. Но ведь есть и другой путь – покупка оставшихся старых домов с приусадебными участками.

Рядом с домом Мельниковых пригорюнилась еще пригодная для проживания старая изба. Все в ней сохранилось – полы, русская печь, двери, застекленные окна. Да, это дикий угол. Проселок до полустанка Гладкий Лог раскурочен лесными арендаторами. Но ведь есть электричество, приусадебный участок с плодоносящими яблонями и сливами. Поблизости – родник, в километре – речушка, где не вывелась форель. В четырех километрах – несколько живописных озер. Неподалеку, на старинном погосте, полуразрушенный храм.

Дожидаются хозяев оставленные жилища во многих других местах. Покупай за символические деньги, ремонтируй. Требуй от власти сделать дорогу, провести электричество, там, где его нет. Объединяйся в общину с такими же, как и ты, вчерашними стояльцами у турникета (их у нас, как пишут СМИ, не меньше полутора миллионов) или шабашниками.

Без чиновника, понятно, не обойтись. Он выписывает разрешительные бумаги, может дать толковый совет, чем-то поспособствовать в обустройстве. Но в первую очередь полагаться следует на свои трудовые руки. Глаза страшатся, а они делают. Смотришь, из малого, кирпичик к кирпичику, не сразу, но выстроится общими усилиями большое – системный уклад, соответствующий русскому умострою и мироощущению. Общинный опыт частично кое-где уже появился. Если кто-то скажет, что это патриархальная архаика, консерватизм, невосприимчивость к новому, в чем упрекают русского человека либералы, не следует впадать от этого в душевные муки и стараться «исправиться».

Для либералов продуктом давно стали информационные технологии и спекулятивные барыши. Они – процентщики по сути своей. Но информационными технологиями хлеб и молоко не заменишь, а спекуляция развращает русскую душу. Речь в принципе идет не об отказе от современных технических достижений, а о том, что важно видеть, ощущать грань, за которой начинается бездна электронного концлагеря, куда стремится загнать русского человека глобалистская «новая элита».

Чаще всего община рассматривается с точки зрения коллективного хозяйствования (я тоже попытался это сделать в предыдущей публикации). Но она еще и воспитатель. Как известно, основа всякого воспитания – воздействие на интерес. Воздействие алчностью – опускает человека в низменное. Воздействие айпедом и айфоном порождает примитивного космополита, бездушного рационалиста, ориентированного на виртуальные «ценности». Воздействие коллективным трудом на земле – возвышает, одухотворяет, делая человека цельной личностью, патриотом.

Ничто подлинно талантливое, национально значимое не возникает без духовного единения творца с родной почвой. Без этого не появились бы в России Мусоргский, Прокофьев, Свиридов, Шолохов, Твардовский, прославленные сталинские маршалы, отважные покорители космоса.

Как-то разговорились на тему патриотизма с руководителей столичной телевизионной группы, приехавшей, как выяснилось, снимать придуманное «бросненское чудище».

– Для меня нет разницы, кто первым полетел бы в космос – Гагарин или француз, – безапелляционно заявил телевизионщик.

Таких «граждан мира» в российских СМИ – воз и маленькая тележка. Никакие доктрины информационной безопасности не защитят Россию от внешнего пагубного воздействия, если носители пагубы осуществляют практическую информационную политику внутри страны.

Иногда подумается: не наступит ли вдруг такое время, когда обитатели Рублевки сочтут за благо иметь где-нибудь в русской глубинке простую избу с дровами и родником поблизости? Прозреют и не пожалеют на возрождение русской деревни заработанных капиталистическим усердием миллионов и миллиардов. Но это, скорее, из области фантастики. Жить так они в большинстве своем не способны. А потому, в случае чего, двинут на Запад, к своим «запасным аэродромам». Тем, кто накрепко связал свое будущее с Россией, тоже надо двигаться. Только в ином направлении – к массовому раскрепощению русского национального самосознания и созиданию.

Валерий Кириллов, писатель, лауреат премии «Слово к народу» (г. Андреаполь, Тверская область)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"