На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

«Числюсь по России…»

Этюд об «Этюдах…»

Как-то трудно представить, что человек, считающий себя причастным хоть немного к русской, к мировой культуре, 6 июня не вспомнит, что именно в этот день в 1799 году родился великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин, которого по праву считают одним из основоположников современного русского литературного языка.

Но в нынешней реальности дата эта, на мой взгляд, приобретает ещё одно особое значение. Сегодня, когда одержимые русофобством особи и на Западе, и за океаном в своём стремлении уничтожить всё русское: самосознание, культуру и даже память – охотнее увековечили бы другую дату – 10 февраля 1837 года, день, когда убили великого русского поэта.

Забыв, а вероятнее всего, и не зная о том, что ещё тогда, в 1837, современник Пушкина, его друг – польский (польский! – опять же спроецируем на сегодняшнюю реальность) поэт Адам Мицкевич в своём проникновенном некрологе, подчеркивающем значение пушкинского наследия, писал: «Пуля, поразившая Пушкина, нанесла интеллектуальной России ужасный удар…

Ни одной стране не дано, чтобы в ней больше, нежели один раз, мог появиться человек, сочетающий в себе столь выдающиеся и столь разнообразные способности».

А вот что напишет герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов поэту Петру Вяземскому: «Пройдя сквозь весь пыл наполеоновских и других войн, многим подобного рода смертям я был виновником и свидетелем, но ни одна не потрясла душу мою подобно смерти Пушкина».

Понимая всю невосполнимость этой утраты тогда, сегодня ещё больнее читать сводки (написал бы посты, да как-то не ко времени, да и не по-пушкински) в интернете: «На Украине начался «пушкинопад»… Националисты сносят памятники Пушкину».

Такая же русофобская оголтелость, направленная на творчество Чайковского, Чехова…, или вот – по «…решению Миланского университета Бикокка… руководство отменило литературный курс по изучению творчества Федора Достоевского».

Но всё же среди этого: «…негодование выразил итальянский писатель Паоло Нори, который должен был читать лекции о Достоевском. Он заявил, что в сегодняшней Италии «неправильно быть не только живым русским, но и мёртвым русским, приговорённым к казни в 1849 году».

Что ж, слава Богу, что и сегодня в нынешней Европе остаются ещё люди здравомыслящие, которые подобно Нори способны осознавать незаменимое значение гениев Пушкина, Достоевского, Чайковского… для мировой культуры в целом.

Но беда ещё и в другом, сегодня вирусом неприятия всего русского пытаются заразить российское общество изнутри. Тем более процесс этот уже давно целенаправленно инициируется и подогревается тем же Западом, из-за того же океана. И началось это далеко не вчера. Ещё в начале 2000-х известный литературный критик Валентин Яковлевич Курбатов накануне Шукшинских чтений написал мне: «Очень надеюсь, что выступления в этом году на Пикете будут впервые за последние годы достойны Василия Макаровича. И мы действительно задумаемся, «что С НАМИ происходит?» Вот уж подлинно, когда пришла пора кричать вместе с его Степаном: «Выбейте мне очи, чтобы мне не видеть вашего позора!» Кажется, мы уже дошли до самой последней ступени, до самого дна равнодушия друг к другу, к Отечеству. Принеси сегодня мальчик Пушкин в «Знамя» или «Октябрь» стихотворение «Мой друг, Отчизне посвятим души прекрасные порывы!», ведь его прогонят с порога: «Мальчик, ты откуда? Не из Советского Союза? Какие порывы? Какая Отчизна?..»

Или раньше, ещё в начале 90-х ХХ века, русский поэт Владимир Башунов, живущий на Алтае, в своихудивительных по краткости, простоте изложения и точности русского языка «Этюдах о Пушкине» писал: «Велико незнание Пушкина посреди всеобщего знания Пушкина. «Мы ленивы и нелюбопытны», как сам он (Пушкин, – С.Ф.) выразился тогда. Мы раздёрганы суетой и задавлены обстоятельствами: не до Пушкина! – добавим сейчас».

Невольно задаёшься вопросами: почему Пушкин? Почему сейчас? Чем он так неугоден, опасен им (читай – Западу и заокеанцам). А ответ вот он – на поверхности. Да и сами они это не очень-то скрывают. Как заявил советник главы офиса президента Украины Подоляк в эфире телеканала ТСН: «Я за то, чтобы в Харьковской области вообще забыли слово «россияне». Я за то, чтобы в Луганске и Донецке забыли слово «россияне».

Ни для кого не секрет, чтобы уничтожить народ, нужно уничтожить его культуру и в первую очередь уничтожить его язык. А Пушкин, он ведь и ответить мог, вступиться за русское, за российское. Так, на строки Вяземского в одном из стихотворений послания к В. А. Жуковскому, где говорится, что «язык наш рифмами беден», Пушкин сердито выговорил другу: «Как хватило в тебе духа сделать такое признание?» Оскорбление русского языка поэт принял за оскорбление, нанесённое лично ему. Мог Пушкин на праздный вопрос чиновника о том,в каком департаменте он служит, ответить дерзко и с достоинством: «Я числюсь по России». Сравните с нынешними заявлениями некоторых недозвёзд: «Мне стыдно, что я русский…» А вот Пушкину не стыдно!

Многие пытались уловить феномен гениальности Пушкина, понять и объяснить его. Однако (опять цитирую «Этюды…») «…тайна Пушкина, ускользая, так и остаётся тайной: ей тесно и скучно в оболочке определений. Может быть, ровня сказал бы о нем то и в той полноте, какую мыищем и ждём. Только ровни не былои нет. Будет ли? Может быть, этой безупречной расстановки параграфов вовсе не надо: присутствие тайны одухотворяет жизнь и душу. Тем более что при всей увлекательности, полезности, богатстве чужих размышлений о нем, непосредственное общение с ним самим, с его стихами, прозой, критикой, дневниками, письмами, разговорами, приведёнными в воспоминаниях современников, всегда увлекательней и богаче. Такое ощущение, что в Пушкине нет исчерпанности. Только вчитаешься во что-нибудь, только почудится, будто приблизился к пониманию тайны, глядь, а в ней или за нею стоят две новые. И так без конца».

И вот сегодня, когда западные «цензоры культуры» призывают пушкинскую неисчерпаемость восприятия мира уничтожить, снова «убить Пушкина», невольно думаю, неужели мир и впрямь сошёл с ума? И вновь и вновь вчитываюсь в башуновские «Этюды…»: «Но как можно было убить – Пушкина?!. Не дано больше, нежели один раз! (цитата из некролога Мицкевича, – С.Ф.). С ума сойти! И этот яркий праздник, этот подарок судьбы, эту улыбку вечности в единственном своём явлении Россия легко выставила под равнодушную руку какого-то отщепенца? Что мы за страна и что за люди?..»

Закончить хочется строками Владимира Башунова:

 

***

 

Вершится таинство в природе.

Уже незримая рука

в лесу, на речке, в огороде

всего коснулася слегка.

И на неприбранной поляне

на целый день решаю я

остаться в пёстром балагане,

в гостях у синего ручья.

Здесь обострённей ощущенья,

свободней помыслы и речь.

Здесь птичьим посвистом и пеньем

нельзя надменно пренебречь.

Здесь ничего б не помешало

присесть к пеньку и начертать:

«Уж небо осенью дышало…»

Когда бы знать, как продолжать!

 

А мы с вами знаем? Помним ли?..

Сергей Филатов (Бийск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"