На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Библиотека  

Версия для печати

Война

Из фронтовой тетради

***

Мне не надо светлого будущего

Я хочу, чтобы тупо, как раньше

Я – герой эпичного шутера

Только теперь – все по-настоящему.

Я врагов отличаю по спинам

Ведь на лица они, как и мы –

Прыгает стрелка курсора-прицела

Страхом намагниченная

И почти уже нереально

Дотянуть до начала зимы.

Аптечка, водка, героин

(Он у нас за полевого психолога)

Конечно, это не как в фильмах

Совсем непатриотично

«Зато стерильно и практично», –

Правду сказал командир.

В бой в своем уме не ходят…

Накануне приснилось – наши праправнуки

Города-могилы находят.

А я мечусь по всей матрице

В поисках кнопки Exit

И это – не моя миссия

Операция «Луганский гамбит».

 

***

Люди, сросшие с винтовками

Люди-полуавтоматы.

Мичурину такие гибриды не снились.

Их удобряли останками,

Морили жаждой и поливали градами.

Орали каждый день – сдохни сука, ненавижу!

Их опыляли мухи зеленые.

И они взошли.

Они больше не пишут, не жмут на клавиши,

Не дергают струны,

Теперь у них одна кнопка – ба-бах!

Смертоносные споры летят, подхваченные ветром перемен.

 

***

Девушка-снайпер, такая милая

Сосредоточенная на новом смысле жизни.

Никто уже не смотрит на нее, как на слабую,

Пришло более прогрессивное время:

Теперь полное равенство

У женщин на смерть одинаковое с мужчинами право.

  

 ***

Пошел дед пасти коз,

Подорвался на растяжке в посадке

Теперь один хрен, кто ее поставил,

Свои или чужие.

Соседи подумали – жалко,

Но хорошо, что не наш.

Хорошо, что дед, а не ребенок малый.       

А козы теперь – опасно

Лучше держать свиней.

 

***

– Привет!

– Привет!

– А тебе раньше снилась война?

– Снилась, но черно-белая, как в старых фильмах.

Во дворы опадали самолеты,

И люди бежали, молясь не пересечься с пулями,

А потом город пустой – представь, в самом центре ни души. И всего один магазин открыт.

– А мне снились танки, гремящие по улицам.

– А мне – что люди рвут на куски друг-друга,

А потом по небу летит женщина, бледная и печальная,

С красивым лицом и распущенными черными косами,

В длинном белом платье просвечивающем,

С рукавами широкими.

Как она пролетела – все успокоилось.

 

***

Инночкиной бабушке почти девяносто. Она всегда была сильной, городской и современной. На ней держалась вся семья.

Она выжила во Вторую мировую. А тут – вторая в ее жизни война.

Есть такие механизмы, которые не ржавеют, а просто закрыты в гаражах памяти. И снова загорелась красная лампочка, завыла сирена. Теперь бабушка как девочка: прячет жидкую кашу в карман и постоянно просит кушать. Она и не рада держать всю семью: уезжайте детки, где безопасно. (Внуки-то давно уж как разъехались).

– Куда, мама? Нам бежать некуда.

– Ну, раз вы не хотите, тогда я от вас уйду…

 

***

В войну из всей семьи у нас погиб мамин кот. В частном секторе, где случилась эта трагедия, многих собак хозяева отпустили на вольные хлеба – самим-то есть нечего, а те псы, что и без того были бездомными, быстро стратили до уровня доходяг. Помойки тоже ведь сами по себе не наполняются. А кот, хоть и был сиамским, но гулял наружу через дырку в заборе. В одну из таких вылазок, прежде примерные соседские, а теперь одуревшие от голода и постоянных звуков войны псюги решили рассмотреть кота поближе. Их хозяева, найдя фрагменты бедного животного, почувствовали угрызения и некую ответственность. И вскоре купили маме нового кота – как две капли воды похожего.

Что стало с собаками-котоедами – неизвестно. Не исключено, что в перемирие они все раскаялись и стали вегетерианцами.   

 

 ***

Они думают, что мы – ангелы смерти

Они так думают, потому что не знают.

А те, кто узнали, уже ни под какими пытками не расколятся.

Конец на поле боя – страшный, в нем  нет ничего ангельского.

Это – последние секунды чистилища.

Для кого-то они растягиваются в вечность.

Ангелы боятся, что их прекрасные белые одежды мозгами забрызгает,

Пропитает запахом мочи и дерьма – потом никаким ладаном не вытравишь.

Боятся увидеть, какой взаправду человек изнутри,

Кишки им напоминают клубок змей,

Позвоночник – то самое древо.

Им известна цена за плод познания

Поэтому они не подлетают и на километр.

Они караулят эту границу.

А мы подходим, вначале – как простые девушки,

Нас просят о помощи, зная, что женщина привыкла давать жизнь.

Они еще надеются спастись, хоть уже видят то, чего живые не видят.

Их шепот и надежда обращены к нам, а люди думают, что это агония.

Все дело – в угле зрения.

Мы склоняемся, и клекочем слова облегчения.

Чтобы душа быстрее отлетела,

Когда мы раскидываем крылья, они закрывают их последнее небо.

Быть валькирией, значит, повторять это снова и снова.

Ольга Бодрухина (Луганск)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"