На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Живые встречи

Книга труженика Русского дела

Вышла в свет новая книга лауреата Патриаршей литературной премии имени Святых рав­ноапостольных Кирилла и Мефодия» Александра Николаевича Стрижева — старейшего современ­ного русского писателя, уроженца села Тарадей, где вырос и окончил начальную школу. Всю действительность военной поры честно и колоритно он изобразил в своей повести «Из малых лет».

Александр Николаевич литературовед и историк русской культуры; библиограф, автор очерков о видных представителях отечественной культуры: скульпторе В.М. Клыкове, писателях А.И. Солженицыне, В.Н. Ганичеве, русских духовных писателях, которые замалчивались в советский период: С. Бехтееве, А. Глинке, В. Никофорове-Волгине, В. Маевском, А. Ишимовой, А.Н. Муравьеве, А.П. Платонове, Е.Н. Поселянине… 

А. Н. Стрижёв подготовил и впервые опубликовал многие произведения Е.Н. Замятина; он записал воспоминания о писателе современников, составил библиографию произведений писателя. также он составил библиографию Л. Зурова. Впервые собрал и издал его произведения. Им были написаны очерки о церковных деятелях — архимандрите Фотие (Спасском), архиепископе Никоне (Рождественском), иеромонахе Серафиме (Роузе),  о богословах — В. Лосском, В. Зеньковском, И. Андреевском,  а также адмирале А.С. Шишкове, Б.Н. Ширяеве...

Стрижёвым было подготовлено, на основании личного архива С.А. Нилуса, его «Полное собрание сочинений» (1999-2004). Также он — автор-составитель сборников «Ф. М. Достоевский и Православие» (1997), «А. С. Пушкин: путь к Православию» (1999), «Духовная драма Льва Толстого» (1998), полного собрания творений Игнатия (Брянчанинова) (2001-2006).

Много писал о жизни русской природы и крестьянском труде.

Составитель сборника М.А. Бирюкова.

 

Сегодня сам автор рассказывает о своей новой книге, выпущенной на его Родине, в Шацке:

«В сборнике читатель найдёт воспоминания о жи­вых встречах с людьми за­мечательными — видными мыслителями, талантли­выми литераторами, скуль­пторами и художниками, здесь и беседы с ними о судьбах страны и их при­кидки на будущее. Поездки к отечественным святыням и достопримечательностям укрепляли дух отечестволюбия и гражданской стой­кости. О своих впечатлени­ях рассказывал в журналах

Союза Писателей России.

Родной край всегда был со мной. Здесь я рос, набирался сил, познавал мудрость простых людей, ощущал радость труда.

Моя повесть «Из малых лет» чисто тарадеевская, ведь она вся взята из действительности родного села. Нарисована ситуация начала войны, смятение и пережи­вания трагического лихолетья. В памяти ребёнка возни­кало многое, чему он свидетелем не был, но в разговорах близких это всё живо рассказывалось, и без утайки, что навсегда запоминалось. Голод, страх, обиды и ранний труд в скудном хозяйстве — всё сохранилось в памяти. И, конечно, взволнованная радость для души встреч и проводов времён русского года, пронзительного чув­ства, ощущения пробуждения, внятные впечатления от горестных и сосредоточенных односельчан, вжимае­мых в быт трагических дней начала войны, плача и мо­литвенного взывания женщин, провожающих на фронт своих сынов и отцов. Горе, перемешанное с надеждой вы­стоять, расставание рекрутов со всей улицей. В такой-то сентябрьский день Сорок первого я пошёл впервые в нашу сельскую школу.

Повесть мною писалась в 1972 году, когда ещё ранили впечатления. И само село наше ещё в целости существо­вало. Не то теперь — осталась горстка людей, а до войны у нас на шести улицах жило семь тысяч. И мне всё это па­мятно, хотя горечь утрат до сих пор жжет душу, и слова завязают внутри, и не выговорить их.

Помнится, как в лихолетье мы, подростки, ходили, волнуясь, в храм, ведь от села до Шацка, если идти ни­зом, восемь вёрст. Другой открытый храм, деревянный, был в селе Красавка, куда на руках носили крестить мла­денцев. И мне привелось нести на руках младенца, на Яблочный Спас. Явились в это село накануне, отдыхали накоротке в амбаре, возле вороха душистых яблок. Кру­гом жило много добрых людей. Сдаётся мне, что и весь наш Шацкий уезд состоит, преимущественно, из добрых, сметливых людей.

Надеюсь, что моё возвращение в родное село, на бла­гословенный простор Шацкой земли, не только оживит давние воспоминания. Сладко, конечно, вспомнить, как подростком взлезал на эту Соборную гору, осматривал с высоты такие милые окрестности. Вот наша речка с её деревянным мостом с быками-волнорезами, дробящими нагромождения льдин в половодье; вот Казачья слобо­да, оглашаемая по утрам нестройными криками пету­хов. Вот герой всех мальчишек края — Иван Иванович Чуфистов, богатырь — идёт поутру, не торопясь, широко улыбаясь, а сам такой добродушный, приветливый. С его внуками учился в шестом классе в Тарадеях, оттого и считаю их деда, силача, своим близким.

И город предстаёт по восхождении наверх души­стым, манящим. Словно сказочный, таинственный, в своих каменных узорах; и говорливый, шумный в тол­пах на новом базаре. Свидание с Шацком для сельского подростка — событие запоминающееся. А уж как при­влекали меня свойские ремёсла: на базаре крестьяне расторговывались своими изделиями — прямо на тра­ве стоят горшки и поставки, пекушки и жарницы, и сре­ди всей этой керамики любо поглядеть на игрушки из глины — изваянных дородных барынь, ухарской стати гармонистов, для ребёнка изготовлены разукрашенные тележки на самодельных колёсах, верховые лошадки, свистульки; чистодеревщики обвешаны ложками, ков­шами, гребешками своей работы. В стороне виден во­рох лаптей — сенокос настаёт; кто-то добротно сладил дубовую лохань, дежку, бадью вёдра — тоже расторго­вывается. Ещё жива Русь художественная, самобытная. Прямо у входа какая-то бабка продаёт солёные грибы. За копейки черпак подгруздков и валуёв кладёт из боч­ки прямо на лист лопуха — срывай и подходи. Подой­дёшь к раздаче и раз и другой — так вкусно соленье. По базару разносят колодезную воду, попьёшь вволю — и домой пора. Впечатления от увиденного затем долго бу­дут согревать душу.

В декабре Сорок девятого нас, троих семиклассников, вместе с учительницей Марией Степановной повезли в санях в Шацк, для приёма в комсомол. А мороз держался заправский и пришлось почти всю дорогу бежать за ло­шадью: никакая наша одежда не грела. Зато в городе нас встретили тепло. Шла конференция, народу деревенско­го набилось целый зал. С трибуны выступал Соломатин, первый партийный секретарь. Билеты вручал герой во­йны, Николай Данилович Ольчев, подтянутый, бодрый. Всё это происходило в старинном городском здании, теперь там районная библиотека. Потом нас провели на молодёжный вечер, там шацкая самодеятельность устроила концерт — музыка, песни. Приодетая публика, нарядные девушки. Особенно выделялась Соломатина, дочь партийного вожака. Играл аккордеон — вижу его впервые, затейливо кружились шатчанки. Потом смаху в дорогу. Сани тронулись, а как мороз нас выставил в су­гроб, понеслись наперегонки с лошадью. Так двенадцать вёрст и бежали, пока не показались избы своей улицы. И как же хорошо было полезть на родную печь, позабыться и наутро припомнить Шацк.

С возрастом стал узнавать шацких уроженцев — облик лица у них чем-то отменный, и манера говорить не общая, и привычка к степенной деловитости, и тяга к красоте повседневья, своя, шацкая. Была у людей по­требность повеселить жилище непохожей вещицей, за­тейливой резьбой или хотя бы пучком засушенных трав. Раздумаюсь про себя — так и мнится мне, что родная сто­ронка переживёт это тяжёлое время, и снова появятся на усталых лицах улыбки, согревая души в кругу семьи. Не всё же разорение и разлука, подойдёт пора восхождения к источникам родным своим, ведь Шацкая земля щедро наделена ими повсеместно. Стоит только подняться с ко­лен, и взглянуть вдаль.

От всего сердца желаю всем моим землякам крепких сил и бодрости духа. И личного счастья каждому.»

Александр Стрижев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"