На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Сеятель правды и добра

О книге «На заставе богатырской»

Я думаю, что воронежским читателям не надо представлять, кто такой Пётр Дмитриевич Чалый. Он настоящий патриот с чистой совестью, для которого Россия не «эта страна», а Родина, судьба которой «не даёт ему покоя». Все беды и радости которой он пропускает через своё чувствительное сердце. Эта моя оценка нашла полное подтверждение в недавно изданной в Воронеже его книге «На заставе богатырской».

Не секрет, что мы живём в условиях дефицита правды. В своё время эту мысль куда более ёмко выразил В.В. Путин, заявивший, что «в стране много вранья». Настолько много, что в 2010 году власти вынуждены были даже создать специальный Совет по противодействию фальсификациям истории советского периода и прежде всего – Великой Отечественной войны. Но, похоже, мы – ветераны – рановато от радости «губы раскатали»: ушат холодной воды был вылит на нас, когда узнали, что в Совет вошли такие очернители отечественной истории, как Федотов, Сванидзе и другие знакомые по телеэкрану лица.

Это небольшое вступление мне потребовалось для того, чтобы подчеркнуть, что новая книга П.Д. Чалого, как и все его предыдущие, помечены правдой высочайшей пробы. Об этом я говорю ответственно и со знанием дела, поскольку сам много работаю в архивах и многие описываемые им события мне знакомы по архивным документам и прежней работе в системе государственной безопасности.

Общеизвестно, что любая книга – это срез моральных, нравственных и душевных качеств автора, отражение его внутреннего состояния. С сердечной теплотой Пётр Чалый пишет о своих земляках – кавалерах орденов Славы, Героях Советского Союза, писателях, видных военачальниках, учёных-конструкторах, причастных к нашему прорыву в космос.

Любопытен его взгляд на время фашистской оккупации. На нашем тихом Дону кто только не побывал! Немцы и румыны, итальянцы и венгры, хорваты и словаки бряцали оружием. Фашистская орда!

Я тоже, скажем, согласен с автором, что итальянцы в ряде случаев вели себя с местным населением более гуманно, чем их ордынцы. Да и нельзя нам идти вперёд с головой повёрнутой назад, нельзя жить памятью обид. Да, многие итальянцы, посещавшие в послевоенные годы Россошь, юг Воронежской области публично каялись перед народом, просили прощения за содеянное в годы войны. Многие, но не все. Мне дважды пришлось выслушивать обиды профессора из Италии Марии Терезы Густи по поводу «жестокого обращения с итальянскими военнопленными». Она их неоднократно высказывала с трибуны международных конференций в Воронежском государственном аграрном университете, где мне было доверено руководить научной секцией. Пришлось ей объяснить, что в тамбовские лагеря иногда в один день привозили по пять, семь тысяч её соплеменников. Конечно, к их прибытию им не шили овчинные полушубки, не готовили спагетти и пиццу, не строили дома. Пленных заставляли рыть для себя землянки. Но – что касается питания, то все военнопленные – и немцы, и итальянцы, и венгры питались по нормам, которые для нас, граждан страны-победительницы, в те годы просто были недоступны.

Доброта, великодушие у героев книги Петра Чалого – это одна из традиционных духовных черт в характере русского человека. Наш земляк-поэт Виктор Фёдорович Панкратов рассказывал, как воронежские женщины в засушливом голодном 1946 году последним куском хлеба, а кто и картофелиной делились с немецкими военнопленными, когда их утром выводили на строительные работы.

На всю жизнь запомнил слова Анны Андреевны Русановой, известного воронежского хирурга из славной династии врачей Русановых: «В 1943 году я брала кровь у воронежской крестьянки, чтобы спасти раненого немецкого майора. Спасти майора, который возможно убил её мужа, сына или брата».

Этот пример я привёл для того, чтобы показать «недругам России», что в мире нет другого такого народа, способного на такое милосердие.

Нельзя без волнения читать страницы, где автор с сыновней любовью рассказывает о своём учителе, наставнике и старшем друге, педагоге– самородке Иване Ивановиче Ткаченко, труды которого высоко оценивались Академией педагогических наук СССР. Но даже не это главное достижение в работе сельского учителя, фронтовика, инвалида Отечественной войны. Свою систему воспитания патриотизма он выносил в душе без всяких громких фраз, лозунговых призывов и казённых штампов. Ткаченко убеждал своих питомцев в том, что любовь к Родине начинается с любви к отчему дому, своему хутору, селу – «к родному пепелищу» и «отеческим гробам» (А.С. Пушкин). Нельзя не сказать о значении первого в Воронежской области школьного историко-краеведческого музея, созданного И.И. Ткаченко, высоко оцененного ветеранами – участниками сражений на Дону, командующим Воронежским фронтом, маршалом Филиппом Ивановичем Голиковым. Сюда посейчас приезжают теперь уже дети, внуки и правнуки воинов-освободителей.

Заслугу автора я вижу и в том, что он очень корректно и ненавязчиво проводит сравнение – а истина всегда познаётся в сравнении – с тем богатством в патриотическом воспитании детей, молодёжи, какое мы имели раньше. Но – не сохранили, не приумножили, даже «вместе с водой выплеснули и ребёнка». Как актуально звучат слова о том, что совестливая отечественная словесность помогала и пока помогает нам сохранять многие традиционные национальные ценности, высоко держать духовно-нравственную планку. Очень уместно напоминание-предупреждение Александра Сергеевича Пушкина о тех, кому «всё равно: бегать ли им под орлом французским или русским языком позорить всё русское – были бы только сыты». Сейчас в стране, к нашему стыду, немало «инженеров человеческих душ», которые к России относятся с позиции утробной сытости…

В рассказе «Зачем вам, комбат, чужая земля» Пётр Чалый написал о трагической судьбе земляка – отважного воина Владимира Сапрыкина, посмертно удостоенного звания Героя. Но он не погиб, тяжело раненым попал в фашистский плен. А в победном сорок пятом не вернулся на Родину. О своей высокой награде узнал комбат спустя десятилетия.

Хорошо помню запрос из КГБ СССР – сообщить о возможном наличии «компрометирующих материалов на Сапрыкина и его близких родственников, изложить своё мнение о целесообразности вручения ему Звезды Героя Советского Союза непосредственно по месту проживания в Канаде». К запросу были приложены: справка о четырёхчасовой беседе с Сапрыкиным сотрудника нашей внешней разведки и письмо Владимира Алексеевича к отцу. Оба документа нельзя было читать без слёз…

Невозвращенцем фронтовик стал по ряду причин. Во-первых, как известно, в послевоенные годы отношение к тем, кто побывал в плену, было не всегда справедливым. Нередко им навешивали ярлыки предателей– «власовцев». Во-вторых, Сапрыкин помнил, как его «прессовал» троцкист-смершевец, выкормыш Генриха Ягоды, обвинивший его «в утрате казённого имущества» за то, что тот, выходя из окружения, не сохранил… сапёрную лопатку. И, в-третьих, в период холодной войны западная пропаганда пугала невозвращенцев тем, что «в СССР всех бывших военнопленных эшелонами отправляли на Колыму».

В письме отцу, старому коммунисту, сын писал, что о себе не давал знать потому, что не хотел бросать тень на его авторитет.

Руководству КГБ СССР начальник управления, бывший фронтовик, мудрый и дальновидный генерал Минаев Николай Григорьевич подписал мною подготовленный ответ, в котором мы поддерживали идею службы внешней разведки (тогда Первого Главного управления КГБ СССР) о целесообразности вручения Звезды Героя в Канаде, что имело бы колоссальное значение для укрепления международного авторитета нашей страны. Но, к сожалению, тогда возобладала точка зрения руководства Министерства обороны СССР, и Сапрыкин был лишён звания Героя, а со здания школы, в которой работал до войны учителем Владимир Алексеевич, была снята мемориальная доска.

Справедливость восторжествовала только уже после его кончины.

Для меня Пётр Чалый – искренний певец родного края, по-сыновьему любящий свою Родину, человек совестливый, которому «без истины стыдно жить» (А. Платонов).

Автор отдаёт себе отчёт в том, что его книга не всем будет по душе, но не побоялся бросить камень в пруд недругов России, который поднимет «запах смрада» (С. Есенин).

Автор не стучит себя в патриотическую грудь, но ненавязчиво, весьма деликатно и тактично подводит читателя к мысли, что есть природная обязанность каждого гражданина России бескорыстно служить своему Отечеству, а по нынешним временам – задуматься и о его дальнейшей судьбе.

Сборник «На заставе богатырской», как и предыдущие – «Донская высота», «Земляки на войне» – призваны сыграть важную роль в сохранении у молодёжи исторической памяти, и прозаик очень кстати приводит слова классика: «Уважение к минувшему – вот черта, отличающая образованность от дикости». Ныне же в нашей жизни «дикости» хоть отбавляй.

Тираж книги не велик, но если была бы моя воля, то непременно распорядился бы пополнить ею все школьные, сельские, где они ещё остались, и районные библиотеки.

Не могу не сказать об оригинальном, самобытном языке прозы Петра Чалого, в котором литературным открытием звучит речь его родимого края – славянского русско-украинского пограничья.

Не случайно автор свою книгу назвал «На заставе богатырской» с изображением на обложке любимых и всеми почитаемых васнецовских трёх богатырей Древней Руси. Название и картина символизируют здоровые национальные корни и истинно русские традиции земляков автора, во все времена в годину испытаний отважно и доблестно защищающих Отечество.

Анатолий Никифоров, полковник КГБ в отставке, член Союза журналистов России


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"