На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Продолжение традиций русской классической литературы

Вологодская писательская школа

Прошедший в Вологде и Тотьме 16—17 сентября выездной секретариат Союза писателей России открылся с посещения могилы поэта Николая Михайловича Рубцова, которого, как показали время и живейший отклик в русском народе, уместно сегодня ставить вровень с великим Сергеем Есениным. В этом году исполнилось 75 лет со дня его рождения, широко отмеченного в стране ценителями подлинной поэзии.

На Пошехонском кладбище отслужили поминальную литию. Моросящий дождь неожиданно сам собой сменился солнечными лучами, пробившимися сквозь обложенное низкими серыми облаками небо. Строгий белый камень надгробья с нетленными рубцовскими словами на постаменте «Россия, Русь, храни себя, храни…», живые цветы, вспышки, фото- и телекамер. Валерий Ганичев сказал: «Если вдуматься, какая трудная судьба была у Рубцова. Но какой при этом свет исходит от его поэзии! Когда мы выпускали в «Молодой гвардии» его первую книгу тиражом в 100000 экземпляров, мне говорили «Ну куда ты размахнулся? Не разойдётся». Всё разошлось, и пришлось ещё десятки раз издавать».

Официальное заседание выездного секретариата началось утром 16 сентября в торжественно нарядном зале Вологодской областной филармонии, бывшем здании Дворянского собрания, которое посещали Александр I и его племянник Александр II. Парадные портреты обоих императоров кисти художников Копьёва и Савина висят в одном из залов филармонии. На встречу с делегацией из Москвы, а также читателями и писательской общественностью прибыл губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалёв, много делающий для развития культуры в этом огромном крае, издавна славном своими талантами.

Писательский десант из Москвы насчитывал около 15 человек, в делегацию, в частности, вошли такие виднейшие поэты, писатели и литературоведы России, как В. Костров, В. Лихоносов, В. Личутин, В. Крупин, К. Скворцов, Н. Дорошенко, А. Арцибашев, А. Новосельцев, С.Небольсин. Тепло и радушно принимали нас вологодские литераторы во главе с председателем Вологодского отделения Союза писателей Михаилом Карачёвым и Романом Балакшиным, а также сотрудники областного управления культуры.

Девиз нынешнего секретариата – «Вологодская писательская школа: продолжение традиций русской классической литературы». Начать дискуссию и творческий отчёт местных литераторов в год 50-летия вологодского отделения Союза писателей было естественным с обстоятельного разговора о двух выдающихся мастерах русской словесности, Николае Рубцове и Василии Белове, уроженцах области, чьи юбилеи приходятся на этот год. Но разговор сам собой вышел за рамки Вологодчины и творчества этих двух досточтимых мэтров русской поэзии и прозы – он затронул проблемы русской литературы вообще, её роли в обществе, её связи с читателем в эпоху коммерциализации культуры и яростной подмены духовных ценностей нации. Мы предлагаем читателю основные тезисы выступлений литераторов как на заседании выездного секретариата, так и на различных площадках, где прошли творческие встречи с ценителями отечественной поэзии и прозы.

Заседание секретариата открыл председатель правления Союза писателей России Валерий Ганичев:

«Сегодняшняя ситуация в русской литературе сложна, сказал он в частности. Есть литература коммерческая и есть литература классическая с её заботой о народе, о русском языке, о непреходящих ценностях отечественной культуры. Сегодня «Космическую проститутку», написанную местной уроженкой, выпускают тиражом в два миллиона экземпляров. И есть вологодский уровень литературы с Василием Ивановичем Беловым, который являет собой не только высший уровень российской, но, возможно, и мировой литературы. Поэтому когда сегодня говорят, что планка в литературе снизилась, я не соглашаюсь. Посмотрите, сколь интересна литературная жизнь России! Ещё раз убедился в этом после вручения в Петербурге литературной премии имени Александра Невского. Нашёлся настоящий благотворитель – не спонсор, а именно благотворитель Ебралидзе, который поддерживает эту премию. На этот раз лауреатами литературного конкурса стали Владимир Захаров, Виктор Молчанов и Борис Тихомиров за книгу «Евангелие Достоевского».

Евросоюз совместно с нашими либералами представляют теперь Великую Отечественную войну как войну двух хищников, двух тоталитарных систем. А ведь вся Европа воевала против нас, кроме Англии и Сербии. У нас погибли 16 миллионов мирных жителей, на 85 процентов славян – русских, украинцев, белорусов. Кто помнит об этом?

Мы помним Дрезден, Нагасаки, холокост – русский человек отзывчив на чужую беду. Так почему же забывают нас? Мы жёстко говорили об этом на пленуме в Смоленске, на объединённом пленуме союзов писателей России и Белоруссии в Минске. Идею объединения поддержал Святейший Патриарх Московский Кирилл. С нами сегодня — десять писательских союзов Украины.

Следующий 2012 год – юбилейный год больших побед России: 1612 год – конец Смуты, изгнание поляков из Кремля, 1812 год – год изгнания Наполеона из России и начала освободительного похода в Европу со вторым взятием Берлина.

Наши православные писатели сплотились вокруг В. Крупина, ставшего первым лауреатом Патриаршей литературной премии. Давайте поздравим его с недавним 70-летием.

Мы начинаем большую дискуссию о литературе на страницах «Российского писателя», газеты, которую возглавляет Николай Дорошенко. Актуальность литературы, её проблемность – вот основные направления этой дискуссии. Поздравим Николая Ивановича, которому исполняется 60 лет!

Невзирая на все сложности, мне бы хотелось сохранять оптимизм. Писательские союзы создаются и существуют для того, чтобы поверять друг другу своё творчество. Кому-то они не нужны. Перминов из Омска хорошо сказал по тому поводу: «Некоторые ведут себя так, как будто в партизанский отряд приходит человек и первым делом просит котелок каши, а не винтовку».

Сегодня мы в Вологде, одном из литературных центров страны, на земле Василия Ивановича Белова. Издательство «Классика» выпускает 7-томное собрание сочинений этого выдающегося писателя. Вологодская организация существует, работает, и мы желаем ей успеха.

Собравшихся приветствовал губернатор Вологодской области Вячеслав Позгалёв: «Для меня большая честь, сказал он, присутствовать на заседании секретариата Союза писателей в год 50-летия Вологодской писательской организации, 75-летия Николая Михайловича Рубцова и приближающегося 80-летия Василия Ивановича Белова.

Кризисные годы стали для Вологодской области непростыми. Мы потеряли 80 процентов промышленного производства. Областной бюджет сократился с 24 до 4 миллиардов рублей. Но сейчас восстанавливаем утраченное. 97 процентов населения области – русские. Более русской области в России нет. Сохраняя в чистоте источники, мы сохраняем и общество. Вологодская земля дала больше всех Героев Советского Союза. Собираемся праздновать 200-летие Русской Америки, ведь первопроходцами в этом деле были вологжане. Наша земля красива, наполнена святым духом. Наш Музей кружев – мирового значения.

Книга никогда не потеряет своей значимости. Один журналист как-то спросил меня: «Почему вы в такой хорошей форме?». – «Потому что не поддерживаю рахметовщину», — ответил ему. В ответ — недоумение. «Кто такой Рахметов, знаете?» – спрашиваю её. – «Нет».

Что же происходит в нашем обществе? Я перечитал второй сон Веры Павловны. Там разговаривают два героя, идущие по полю. Почему одно поле хорошо, а другое плохо, спрашивают они? Значит, надо осушить плохое поле, расчистить его.

Почему наши врачи лечат плохо, хоккеисты проигрывают, самолёты падают? Потому что тухлятиной пахнет, гниль вылезла наружу.

Из кризиса выходим без мордобоя, без крови. Всегда жили тем, что имеем и что зарабатываем. В том числе, на литературу и искусство. Вот у меня справка о том, что мы издали в последнее время. Здесь такие наши писатели, как Романов, Орлов, Каратаев, написавший историю Белозерского полка, старейшего воинского формирования в России. Выпускаем 7-томное собрание сочинения Василия Белова. У него все учатся сохранять чистоту русского языка, русской литературы. Наши писатели получают по 1000 рублей в месяц – так же, как заслуженные строители и учителя. Местному отделению Союза писателей выделено помещение в 160 квадратных метров.

Есть Музей резьбы по соседству с музеем Гаврилина и Рубцова. Вскоре отметим 90-летие нашего земляка Сергея Орлова.

Наши школьники сдали ЕГЭ лучше других. Этот экзамен показывает глубину знаний школьников.

Почему сегодня мало читают? Понятно влияние Интернета, компьютеров, телевидения. Но ведь литература в эпоху появления кино не пропала. Компьютер не пахнет, не передаёт красок, звуков, запаха жизни. А почитайте-ка Василия Ивановича Белова, как у него пахнет воздух перед грозой!

В Москве год назад не было детской книги. Сейчас её вернули – и нашу, и зарубежную.

Раньше в домах подбирали книги по корешкам под цвет обоев. Их не читали. А у нас в Вологде сегодня – очередь в библиотеку! Позвольте вручить цветы присутствующей здесь Ольге Сергеевне, жене Василия Ивановича Белова!

Сейчас мы восстанавливаем премию «Звезда полей», которая была приостановлена из-за кризиса. Будем делать её сами, без Министерства культуры РФ.

Владимир Крупин , в частности, заметил, что «эфира и экрана в Америке в 95 раз больше, чем у нас. А слово русское стоит, не могут они нас победить! Мы пришли на могилу Рубцова со стеснённым чувством, а ушли просветлённые. Я 40 лет назад начинал свою литературную деятельность с чувства благоговения перед Василием Беловым. О власти и её отношении к писателям я бы сказал так: «Ужасен их отказ, но милость их – позор!»

Почему власть не любит нас? Потому что там Янкели, которые искренне не понимали Тараса Бульбу, его мотивов, его героики, его боления за Русь. Как это отец мог убить сына за отступничество? Ведь он так хорошо устроился! Ведь там же любовь! Янкели остались такими же. Поэтому они должны жить отдельно, сами по себе…»

Владимир Костров , старейший поэт России, начал своё выступление со слов фельдмаршала Миниха, который как-то сказал: «Я думаю, что всё-таки Россия управляется напрямую Богом. Иначе её существование объяснить нельзя.

Возникновение Рубцова или Белова нельзя объяснить. Приходит время, и народ выдвигает такие фигуры. В юности я общался с Рубцовым, который производил сильное впечатление. Я по роду своих занятий реагирую на русский звук, узнаю срединную Русь. Я узнаю вятских даже среди московских продавщиц. Так вот звук «В горнице моей светло» был русским звуком, звуком хранителя живого литературного языка в пору господства международного «суржика»».

Вологодский писатель Роман Балакшин вспомнил известные бунинские слова:

«Молчат гробницы, мумии и кости

Лишь слову жизнь дана!

На мировом погосте

Звучат лишь письмена».

«Писатель – это цемент нации», — говорил Сталин, подчеркнув тем самым важность книги. Для меня день без книги — напрасный, бессмысленно прожитый день. Многое теперь говорится об отношениях «писатель и власть». Скажу, что местная власть не так отгорожена от литературы, как кремлёвская. Литература, наряду с эстетической ролью, выполняет и другую важную задачу – воспитания читателя.

Сегодня наш единый в прошлом советский народ расколот на богатых и бедных, на старых и молодых, на разные нации. Спортивные победы не воздействуют на человеческую душу так, как литература. Их влияние длится не более 50 лет. Кто мне назовёт первого советского олимпийского чемпиона в Хельсинки? Вот. Никто не помнит Нину Пономарёву!».

Валерий Ганичев : «Говоря о спорте, я вспоминаю, как Сталин в мае 1943 года приказал провести футбольный матч между «Спартаком» и местным «Трактором». 300000 тел только что предали земле. Город был в страшных руинах! Но какое было воодушевление на этом матче! Так что о роли спорта я бы так не говорил…»

Виктор Лихоносов : «Одним из больших недостатков и упущений русских писателей стало то, что за 20 лет мы не смогли создать писательскую газету. Николай Дорошенко делает огромное дело, но ни сил, ни средств у него нет. А такую газету можно было бы создать, вести в ней историческую страницу, тему о защите и сохранении писательских усадеб. Но писательского рупора нет».

Задачей нашей литературы во все времена было — раскрыть человека, показать его сердечно, вкусно, с чувством, напомнить о Руси, о русском народе. И в этом смысле влияние Вологодчины на русскую литературу нельзя преуменьшить. Именно об этом писали Яшин, Белов, Рубцов, Романов, выходец из Вологодчины Викулов с журналом «Наш современник». Они несли это чувство по Руси.

Сейчас русское чувство остаётся, но оно устало, подвяло. Нас уже всё меньше и меньше. Но на свет должна проявиться новая поросль, новые Беловы, Распутины. Василию Белову было трудно писать «Привычное дело», тут же появилась кличка – «деревенская проза», в которой сквозило пренебрежение к малоразвитому народу. Дескать, у нас Москва, а тут с лаптями. А они душу описали, хотя университетов не заканчивали.

Нужно, чтобы нас кто-то вздёргивал, новое измерение должно появиться. Нужно показать сильный, состоявшийся русский характер. Где он в литературе? Нет его. А ведь характеры остались. Недавно в тургеневской усадьбе директор школы из 28 учеников рассказывал им о войне. Такие люди вызывают во мне высокое потрясение.

Примерами для нас должны служить танкист Сергей Орлов, Виктор Каратаев… Вспомните «Рычаги» Яшина! Помню, как он отчитывал знаменитого Нагибина за фильм «Председатель»! А ведь фильм и его режиссёра Салтыкова выдвигали на Ленинскую премию. Отложили только потому, что у него на съёмках погиб Урбанский.

Тотьма – город основателей Русской Америки

***

На следующий день делегация Союза писателей России выехала в Тотьму, районный центр примерно в 200 километрах от Вологды. Миновали церковь Андрея Первозванного, реку Вологду, Спасо-Прилукский монастырь и помчались по уходящему за горизонт узкому шоссе, по обе стороны которого тянулся нескончаемый подлесок из берёз, сосен и кустарника, редкие деревни с серыми избами, пустынные поля под белёсым небом с проблесками неясного солнца. Через три с лишним часа были в Тотьме, где закончил среднюю школу Николай Михайлович Рубцов. На берегу реки Сухоны возле памятника Рубцову встречали нас представители администрации города и местный фольклорный ансамбль, прекрасно исполнивший гимн Тотьмы и песни на слова Рубцова.

Михаил Карачёв рассказал собравшимся, что памятник работы Вячеслава Клыкова был открыт в 1985 году, на открытии присутствовали ближайшие друзья поэта — Передреев, Куняев, Кожинов. В сентябре в Москве возрождённая рубцовская премия «Звезда полей» будет вручена Светлане Сырневой и монгольскому поэту-переводчику Рубцова! Гениальный композитор Георгий Свиридов говорил о Рубцове: «Это глубинный, потаённый голос России». А сам поэт твёрдо верил «Я буду жив в своём народе».

На рубцовском памятнике высечены его слова: « За всё добро расплатимся добром, За всю любовь расплатимся любовью». Здесь свои стихи читали Константин Скворцов и Сергей Куняев, местные тотьминские поэты.

Памятнику выбрали удивительное место. Задумчивый Рубцов сидит на скамье, закинув ногу на ногу, за его спиной блестит в лучах солнца река Сухона, убегающая вправо и влево, насколько хватает глаз, вдалеке дивные, воздушные очертания Входо-Иерусалимского собора. Простор, ширь необъятная, воздух, от которого распирает грудь. «Здесь ли не родиться богатырю?» — вспомнил Владимир Крупин слова Гоголя. Если бы не такие, как Рубцов, говорил он, земля наша заросла бы крапивой. Уходят друзья и становятся бронзовыми памятниками. У Рубцова всего 200 с небольшим стихотворений, а какой след он оставил! Русская литературы взращена православием.

Сергей Багров, писатель, друг юности Рубцова, вспоминал: «На открытии этого памятника был и сам Клыков, а также не названные здесь Ф. Кузнецов, А. Леонтьев, Г. Морозов.

Я знал Рубцова с 14 лет. Здесь в Тотьме он сложился как человек и как поэт. Вместе ходили в школу. К зданию педучилища в центре города Рубцов приходил встречать свою невесту Таню Агафонову. Он уже тогда работал постоянно. Идём, разговариваем с ним о чём-нибудь, и вдруг он замолкает. А это он стихи слагал.

Как человек, он был всяким: грустным, тихим, заводным, вредным. Но до его высоты немногие могут подняться».

Потом была экскурсия по городу. Тотьма, город купцов, мастеровых, дивных храмов, а теперь ещё писателей и поэтов, стоит на берегах Сухоны, в прошлом судоходной, а теперь легкопреодолимой реки. Сейчас в нём 10000 населения, в районе – 25 тысяч. Но неприметный городок этот из серых бревенчатых домов в два и три этажа, лабазов и амбаров, сараев и складов – особенный, со славной историей, которую грех забывать. Он знавал не просто лучшие времена — он знавал времена блистательные. До 1760 года через Тотьму проходил Северный торговый путь, по которому ежегодно швартовались здесь до 1000 судов, российских и заморских. На тотьминских прилавках тогда — товары и снедь из любой части света, диковинные яства и зелья, а в переполненных кабаках — шведская и английская матросня, курившая напропалую и горланившая песни под стук кружек и сапог. Не те ли застольные разговоры о далёких странствиях и сказочных богатствах неведомых земель разбудили сначала любопытство местных жителей, а потом и мысль: а чем мы хуже? Не лыком ведь шиты!

Так посреди бескрайней скудной равнины, не видавшей ничего, кроме рек да речек, откуда хоть пятьсот вёрст скачи, никуда не доскачешь, рождались великие и бесстрашные путешественники. Мореплаватели-первопроходцы, осваивавшие доселе недоступные пространства.

Первая экспедиция в Новый Свет была организована тотьминским купцом Холодиловым ещё в 1747 году. Он вернулся, выручив за добытую там пушнину 200000 рублей, – невероятную сумму по тем временам, когда изба стоила три рубля, а пуд сёмги — полтину.

Боязно было начинать, а дальше пошло. Уже в XVIII веке тотьминские деловые люди смогли снарядить 20 экспедиций в далёкую Америку. Каждая экспедиция в то время была делом не только дорогим, но и крайне рискованным, требовавшим немалого мужества, выносливости, длившимся три – четыре года. Торговые люди договаривались о паях — в одиночку не под силу было поднять такое предприятие — добирались до Охотска, там строили корабль за 10 тысяч рублей и пересекали на нём Тихий океан. Так начиналось русское освоение Аляски. Строили дома, поселения, били там зверя или покупали пушнину у алеутов и индейцев, а по возвращении с большим барышом сбывали её в России.

На гербе Тотьмы – чёрная лисица. В здешних местах этот диковинный зверь не водился, но тотьмичи познакомились с ним на Аляске, откуда и привозили полюбившийся богатым модницам чёрный мех. Однажды местным купцам крупно подфартило – вручили шубу из чёрных лисиц государыне-императрице, после чего растроганная Екатерина в 1780 году и утвердила тотьмичам нынешний герб.

Основанная на Аляске русскими первопроходцами Российско-американская компания действовала необычайно успешно, освоила обширнейшие территории североамериканского континента и установила российский суверенитет над Аляской. Дальнейший путь естественно лежал на юг. И здесь громадную роль в русской колонизации Америки сыграли тотьминские купцы.

Мы побывали в доме-музее тотьмича Ивана Александровича Кускова, человека замечательного во всех отношениях. Мещанин, родившийся в 1765 году, он начал свои «хождения за моря» с Аляски, а затем на паях с Барановым продвинулся в Калифорнию. Именно Кусков 1 сентября 1812 года, то есть через два дня после Бородинского сражения под Москвой, поднял русский флаг в Форт-Россе, первом русском поселении в Калифорнии в нескольких десятках километрах от Сан-Франциско. Побережье Калифорнии принадлежало тогда испанской короне, землями далее вглубь континента владели индейцы. Кускову, ставшему к тому времени «коммерции советником» и управляющим Форт-Россом, потребовалось недюжинное дипломатическое искусство, чтобы ладить как с испанцами, так и с индейцами. И он добился своего – индейцы ни разу не нападали на русский Форт-Росс за все 35 лет его существования. В музее Ивана Александровича хранится копия одного из заключённым им договоров с индейцами, заверенного приложением пальца местного Чингачгука. Он вручал индейцам медали «Союзник России».

После каждого путешествия в Америку тотьминские купцы непременно отдавали паи на строительство православных храмов в родном городе. Они и сегодня радуют глаз своей красотой и великолепием.

Тотьма взялась за восстановление порушенных в недавнюю пору храмов и большого Спасо-Суморина монастыря, основанного в XV веке.

Завершением программы стала встреча московских и вологодских писателей с местной общественностью в современном, с иголочки, здании Тотьминского молодёжного центра. Снова выступали хозяева и гости, снова звучали стихи и песни в прекрасном исполнении тотьмичей и елецкого писателя Александра Новосельцева. Писатели и поэты вновь делились своими размышлениями о своей профессии, о литературе, о выдающихся вологодских мастерах словесности.

Владимир Личутин : «Само существование Рубцова говорит, что Бог есть. Господь избирает невыразительного, неприметного человека и вселяет в него свой дух. Почему Бог выбрал именно Рубцова – удивительная загадка. Небольшого росточку, сухонький, не сказать, чтобы красавец.

Жизнь Рубцова затрапезная, скудная, полная скорбей. Непримечательная, какой она была у десятков миллионов людей. А он рождал национальный дух. Как монах в келье, он рубил пером по белому листу.

Были дворянские поэты – Пушкин, Фет, Блок, Некрасов. Потом пришли крестьянские поэты, не особо книгочейные, необразованные. Почему? Потому что они сосредоточили в себе национальный характер.

На скудной вологодской земле ходил великий поэт. Пушкину понадобилось 100 лет, чтобы явиться великим. А Рубцову хватило двадцати, чтобы своими стихами охватить всю Россию. Почему так долго не было такой величины, как Рубцов? Всероссийского поэта русского духа.

Рубцов — не вологодский, не архангельский, он – общерусский поэт космического масштаба. У него холмы, кони скачут… Где здесь холмы? Он не Вологодчину имел в виду. Но появился он там, где было средоточие русского духа – Север, Валдай, Псков, Новгород, Предуралье, Беломорье. Именно на Севере было больше всего былин, сказаний, речений».

Сергей Багров : «Рубцов всё предвидел, всё знал. Однажды утащил в комнату портреты Пушкина и Лермонтова и, чокаясь с ними, выпивал. После первой книги он сказал: «Я узнал всё – любовь, славу…» Какая слава после одной книги тиражом в сорок тысяч? Он был ещё молодой, а уже старый. В тайности зреет каждая человеческая судьба.

Как Николай Михайлович писал свои стихи? — А он их не писал, он их пел. Почему и нашлось столько композиторов на его стихи. Он их напевал под мандолину. Ночевал он обычно у меня или у Коли Аносова на берегу Сухоны.

Много серой воды, много серого неба. Тополя нашей юности срублены, но продолжают расти и теперь. Где та река с паромами, лодками? Тяжело или плохо, легко или весело — всё он познал. В деревне Самылково на речке Ствелице всего две фамилии – Рубцовы и Рычковы. Оттуда и мать Рубцова – Рычкова».

Сергей Алексеев : Рубцов – певец русского севера, я им заслушиваюсь. Писатель – это волк-одиночка. Терпеть рядом невозможно никого – ни любимую жену, ни нелюбимую. Писатель – человек навсегда одинокий. Я пишу и думаю: вот следующим романом пробью брешь к читателю. Только на короткий миг – когда выходит книга – открываешься людям. Но своего читателя мы потеряли с 90-х гг. Литература домохозяек, чтиво подменили литературу».

Константин Скворцов : «Сегодня, когда меня спрашивают, кто я такой, отвечаю: инженер. Не хочу называть свою профессию, объяснять, что такое «поэт». Жан-Поль Сартр дал такое определение: поэзия есть искусство пришивания пуговиц к свисту ветра.

Я как-то ударил Рубцова, повздорив с ним. Нам было лет по 20, мы тогда учились в Литинституте. Сегодня на его могиле я попросил прощения у поэта.

Свои стихи я проверял за обедом на Владимире Солоухине и Михаиле Алексееве: если у них слёзы в борщ капают, то стихи годятся, если нет – рву их прямо у них на глазах.

— Ты что делаешь? – спрашивал меня тогда в изумлении Солоухин. — Мы же профессионалы. У меня романы на 12 языков переведены».

Надежда Крупина : «Журнал «Литература в школе» в 2014 году будет праздновать своё столетие, он выходит с августа 1914 года. Учителя на селе сегодня получают 4—5 тысяч рублей в месяц. Мы кланяемся до земли хозяевам этого праздника и гостям, участниками нашей встречи.

Сегодня идёт последний бой за человека! Учителям желаю успеха. Будьте всегда верны вашему долгу!»…

Вологда-Тотьма-Москва

Виктор Линник


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"