На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Театр многое может сказать миру

К итогам IV Международного театрального фестиваля «Академия» в Омске 16-29 июня 2014 года

Театр был и остается важнейшим средством выражения сознания людей, если мастерами его – режиссерами, драматургами, актерами – являются подлинные творцы, зрелые граждане, ощущающие кровную связь со своим народом. Таким оказался Вильнюсский Малый театр, открывший фестиваль спектаклем по пьесе Мариуса Ивашкявивичуса «Mistras» режиссера Римаса Туминаса. Представление на литовском языке явилось уникальным во многих отношениях, оно оплодотворено духом выдающегося режиссера («дух пылкий и довольно странный»), для которого специально и написана пьеса, повествующая о той стране, откуда прибыл театр. Сам режиссер является мистрасом, т.е. мастером, ставшим вровень с теми, о ком идет речь в данном спектакле. Персонажами спектакля явились такие выдающиеся лица, как: Адам Мицкевич, Жорж Санд, Фредерик Шопен, Оноре де Бальзак, социалист Пьер Леру, одержимый величием Польши Анджей Товянский, вообразивший себя пророком.

Римас Туминас родился в Литве (1952), отец – литовец, мать – русская, в настоящее время является художественным руководителем Вильнюсского театра и театра имени Вахтангова в Москве. Рос он в христианской семье, но мать Римаса в замужестве сменила свое православное вероисповедание на католическое, и эта драма, вероятно, не могла не отразиться на мировоззрении Римаса. На заднике сцены находится картина, изображающая Богородицу с Младенцем, хотя прямого религиозного влияния на содержание спектакля не просматривается. Спектакль о реальных действующих лицах перемешивается ассоциациями и параллелями ирреальными, мистическими, трудноуловимыми. Ни в одном из многочисленных комментариях в интернете нет даже попытки, например, обратить внимание на то, откуда и зачем вдруг в финале появляются две беременные женщины, одна из которых жена стареющего Адама Мицкевича душевнобольная Целина, оплодотворенная ни то бесом, ни то пророком, другая – его бывшая любовница гувернантка Ксавера. Беременные напоминают сюжет из Евангелия от Луки о встрече «преклонных лет» праведной Елизаветы, носящей в чреве Иоанна Крестителя, и Богоматери, ожидающей рождение Сына Божия. Любопытен и другой эпизод, в котором только что танцующие пасторальные литовские пастушки вдруг зверски избивают пророка и безумца, мнящего себя Наполеоном, «доктора» Анджея Товянского, за то, что тот ел яблоко с женщиной – еще один библейский сюжет. Словом, спектакль перенасыщен странными образами, идея, мыслями и рассчитан на зрителей высокоинтеллектуальных, информированных, думающих.

Спектакль «Деревушка» театра «Гешер» из Израиля (Тель-Авив) по пьесе Йешуа Соболь режиссера Евгения Арье превосходит литовцев по яркости и экспрессии, но гораздо проще и приземленней во всех других отношениях. Минут десять или пятнадцать, например, разыгрывается сцена продажи верблюжьего навоза еврейскому крестьянину. Продавец араб, хоть и с некоторой хитрецой, добр и сговорчив, но всё-таки он способен продавать только навоз. Здесь не испытывают комплексов по поводу того, кто ты: литовец, поляк, белорус, украинец или русский. Здесь одна, но пламенная страсть, выраженная бодрыми словами из хроникального фильма: «Сложите знамена к подножию Сиона!», как в июне 1945 г. сложили фашистские знамена к стенам Кремля. Как бы невзначай затронут весьма болезненный вопрос. Сионизм был осужден резолюцией ООН 1975 года как форма расизма и расовой дискриминации, а в 1991 г. другая резолюция этой же ООН отменила предыдущую. Целью сионизма было объявлено лишь объединение еврейского народа на его исторической родине, так что каждому остается квалифицировать сионизм в меру своей эрудиции, политических и религиозных взглядов и амбиций. Как бы то ни было, спектакль явился энциклопедией жизни сынов Израиля, и в этом интерес спектакля. Артисты демонстрируют великолепную игру. Наиболее примечателен из них исполнитель главной роли – сельского дурачка, конечно, условного, Йоси Исраэлем (Сашей) Демидовым. Игра его уникальна, похоже, что он здесь незаменим. Остальные артисты представляют собой весьма слаженный коллектив профессионалов, в большинстве выходцев из России, но на меня наибольшее впечатление произвела актриса Рут Расюк в роли по существу жертвенной козы Дицы. Коза оказалась доброй, наивной, любящей.

Если спектакли Литвы и Израиля сходны поисками своей национальной идентичности, самосознания, то спектакль «Путешествие Гулливера» Румынского Национального театра «Radu Staca» (Сибиу) режиссера Сильвиу Пуркарете резко выделился глобальной интернациональной проблемой самого существования рода человеческого. Спектакль поражает, ошеломляет, возмущает дерзостью, но к финалу примиряет, принуждает согласиться с той болью за человечество, которую высказал театр. Человек показан таким, каким он не должен быть, но каким он сегодня стремительно становится: выжившие из ума безобразные старики, поедающие детей (имитация каннибализма), гомосексуализм, немотивированная резня, всеобщее уничтожение друг друга как зримый апокалипсис. Этот спектакль последнего дня достойно завершает фестиваль.

Три зарубежных театра показали такой круг проблем, эмоций, идей, что не приходится и сожалеть о тех, кто по политическим мотивам не смог приехать на фестиваль. Насыщенность впечатлений такова, что, кажется, невозможно вместить в себя еще что-либо.

Спектакли отечественных театров не столь ошеломляющие, поскольку привычнее. Режиссер Лев Додин из Петербурга привез на этот раз спектакль по пьесе Фридриха Шиллера «Коварство и любовь». Он гордится приставленным к названию его Малого драматического театра словом «Европа», но до увиденных на фестивале подлинно европейских спектаклей он не дотянул. Режиссер профессионально поставил красивую и трогательную пьесу Шиллера, но в ней нет каких-то будоражащих всех мыслей. Она лишь о любви и коварстве стремящихся к власти, о том, как погубили влюбленных – сына президента и дочь учителя музыки. У Шиллера (1759-1805) в свое время важнейшей направленностью пьесы была борьба с феодальными сословными предрассудками, но у нас это сегодня не актуально, т.к. маргинализована большая часть населения. Зритель оказался околдован Шиллером, магнетизирован знакомыми именами красавиц заслуженной артистки РФ Ксении Раппопорт и Елизаветы Боярской и горячо приветствовал коллектив театра. Спектакль, бесспорно, сделан основательно, толково, но он проигрывает уже в том, что поставлен не на национальной почве, как у литовцев или израильтян, а на немецкой.

В этом отношении больше привлекателен дебют в качестве режиссера популярного артиста Сергея Безрукова, привезшего спектакль «Нашла коса на камень» по произведениям непревзойденного отечественного драматурга Александра Островского, в созданном им же Московском Губернском драматическом театре. Спектакль не претендует на режиссерские изыски, традиционен, но, оказывается, нужен самой широкой публике. В нем красивые костюмы, очаровательные актрисы (Карина Андоленко), знакомый большинству зрителей киноартист Дмитрий Дюжев, русские характеры. Спектакль прост, каким кажется простым и открытым его режиссер, любимец зрителей Сергей Безруков.

Приятно удивил спектакль «Доходное место» Воронежского камерного театра также по пьесе Островского в постановке режиссера Михаила Бычкова. Театр экспериментирует, но явно с уважением к драматургу. На сцене можно видеть ноутбук, сотовые телефоны, экзотические видеоизображения, современные костюмы мужчин (заслуженный артист РФ Юрий Овчинников, Андрей Мирошников и др.), но игра артистов так увлекает, что весь современный антураж кажется вполне оправданным. Западает в душу страстный диалог Полины (молодая актриса Людмила Гуськова) и ее мужа Онисима (Борис Алексеев). Она в нищенском черном лифчике, поношенной ночной рубашке и подаренной богатой сестрой модной шляпке страстно доказывает мужу свое право жить достойно. Она жалка и в тоже время красива в своем стремлении к лучшему, как хочется поддержать ее и пожелать ей счастливой жизни.

Эксперимент в театре, современная трактовка драматургии прежних веков вполне нормальна, если соблюдена мера, если режиссер старается донести до зрителя произведение драматурга, а не показать себя во что бы то ни стало. Последнее случилось в спектакле «Онегин» по роману «Евгений Онегин» новосибирского академического театра «Красный факел», в постановке режиссера Тимофея Кулябина. Спектакль открывается неоднократным сексом Евгения Онегина с неназванными партнершами, страстные вопли и стоны которых разносятся по всем этажам театра. Секс происходит под простынею, на матрасе, брошенным на пол, в позе, называемой у моряков «ходить под парусом». Познакомившись с Татьяной, Онегин угощает ее сигаретой, они молча курят, а затем она в безумии пишет ему письмо, изводя кипу стандартной бумаги, бросая ее смятой на пол, после чего все эти листы попадают к Евгению в качестве «письма»… Вся сцена и костюмы персонажей пересыпаны тучами школьной меловой пыли, от которой якобы режиссер очищает творение Пушкина. Все персонажи акробатически прыгают через столы и стулья, как оставленные без присмотра пациенты дома для умалишенных…

Как это ни дико, у режиссера множество поклонников и защитников. Сам режиссер утверждает, что он показал героев Пушкина такими, какими они стали сегодня. Нет спора, такой молодежи много, но причем здесь Пушкин? Таков, без сомнения, сам режиссер, потому что режиссеры, так или иначе, раскрывают в своих спектаклях и себя. В одном из интервью Тимофей Кулябин высказался конкретно: «Режиссер должен говорить только о себе!» Это подсказка к тому, что мы увидели в Онегине не пушкинского героя и в определенной степени гениального писателя Пушкина, а самого режиссера – сексуально подозрительно озабоченного, не имеющего ничего святого, циничного, отождествляющего себя с собственным Онегиным. Процитируем еще одно его откровение: «Я работаю только для молодежи. У нее нет авторитетов. Им в принципе всё равно, великое произведение «Евгений Онегин» или нет, можно над ним надругаться или нет. Их не будет задевать половой акт на сцене – у них нет комплексов». Таким образом, он прямо заявляет, что, глумясь над Пушкиным, рассчитывает на недоразвитую молодежь, с трудом осилившую ЕГЭ, и лишенную «комплексов», т.е. стыда, совести, чести, чувства долга и т.п.

Омский академический театр представил на фестиваль нравственный и поэтичный спектакль «Время женщин» режиссера Алексея Крикливого (Новосибирск) по одноименному роману Елены Чижовой (СПб). В спектакле гармонично сочетается игра народных артистов РФ Валерия Алексеева, Натальи Василиади, Валерии Прокоп с игрой молодых актрис Марины Бабошиной и Ольги Солдатовой. Мой восторженный материал об этом спектакле был размещен на сайте журнала «Бизнес курс» в марте 2014 г.

Другой омский спектакль – «Враги» по пьесе Максима Горького поставлен художественным руководителем театра Георгием Цхвиравой. О серьезных проблемах повествует пьеса Горького, и режиссер адекватно воспроизводит их в спектакле: противостояние господ и рабочих, ограниченность интеллигенции, формализм и равнодушие чиновников, недалекость военных. Однако спектакль явился типичным произведением социалистического реализма, каким он задуман Горьким и каким ставился на советских сценах. Прошло более ста лет со дня написания пьесы (1906), сменилось два общественных устройства, изменились взгляды людей на ход исторических событий, а взгляды буревестника Горького доведены режиссером до зрителя неизменными. Хотелось бы, чтобы режиссер вышел за пределы мировоззрения босяка Алексея Пешкова и показал свою, современную смысловую позицию в оценке кровавых событий в России начала XX-го века. Этого не случилось. Мой подробный очерк об этом спектакле еще ждет публикации.

Разнообразны география, тематика и режиссерские методы представленных на фестивале спектаклей. Не лишним, думается, даже и «Онегин» Тимофея Кулябина как антитеза остальным представленным театрам, потому что подобных спектаклей по стране множество. Пусть зрители соображают сами. Плохо только то, что критики им не помощники, они захваливают любой спектакль, и чем он уродливей, тем настойчивей это делается, тем больше он получает наград.

На закрытии фестиваля региональный министр культуры Виктор Лапухин выразил не только свое мнение, но мнение большинства, что подобные театральные фестивали сближают народы, устанавливают мосты между различными культурами, обогащают людей нравственно и эстетически. Доволен и зритель, уходя, чтобы вернуться. Говорят, весь мир занимается лицедейством (Mundus universus exercet histrioniam), но пусть это лучше делают профессионалы.

Священник Лев Степаненко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"