На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Гоголя не втиснуть в «контекст»

К 200-летию великого писателя в свет вышло уникальное издание повести «Тарас Бульба»

Издание выверенной и очищенной от искажений гоголевской повести – уже событие в литературной жизни, особенно, когда оно иллюстрировано превосходными гравюрами народного художника России Сергея Харламова. Но и это еще не все достоинства нового издания книги «Тарас Бульба», подготовленного Фондом исторической перспективы.

Сама структура этого издания (составитель – известный историк, профессор А.Ф. Смирнов), без сомнения, превосходно продумана. Гоголевскую повесть предваряет классическое предисловие замечательного русского историка XIX века Николая Ивановича Костомарова, которое вдруг оказалось необыкновенно актуальным и нужным сегодня. Ведь речь в нем идет, как оказывается, не только о тех временах, в которых живут гоголевские герои.  

Сам имея малороссийские корни, Костомаров подробно рассказывает о борьбе малороссийских казаков с польским владычеством, замечая, что начавшиеся с конца XVI века, восстания против поляков шли одно за другим. «Все они кончались несчастно для малороссиян, – замечает историк, – и после каждого восстания производилась жестокая расправа, следовали свирепые казни, а народ после того чувствовал более нестерпимый гнет над собой. Так делалось до 1648 года, когда вспыхнуло восстание гетмана Хмельницкого, совсем иначе повернувшее историю борьбы Малороссии с Польшей».  

Прочитав костомаровское предисловие, вдруг стало необыкновенно ясно, что именно такое и должно сопровождать все издания «Тараса Бульбы» для школьников: без этого помещения повести Гоголя в исторический контекст, созданный талантом Н.И. Костомарова, многое важное может остаться для подростка непонятым, недосказанным, не совмещенным с историческим пространством.  

Конечно, на это мне могут возразить завзятые любители изящной словесности: мол, неужели яркость и образность гоголевского повествования требует еще какой-то исторической «привязки»? Не лучше ли дать детям возможность просто насладиться красотой и сочностью гоголевского языка?  

Да в том то и дело, что «Тарас Бульба» – повесть историческая. А коли повесть историческая, то совсем не лишним оказывается это яркое предисловие Н.И. Костомарова.  

Описывая времена Тараса Бульбы, историк много внимания уделяет проблеме борьбы православного мира с латинянами, сурово осуждая вероотступничество и отпадение части малороссиян от православной веры, переход в католичество.

В помещенной в конце тома статье профессора А.Ф. Смирнова эта тема удачно актуализируется, приближая «дела давно минувших дней» к событиям истории новейшей. Говоря о знаменитом споре славянофилов с западниками, А.Ф. Смирнов пишет: «Этот спор, это противостояние в самых разных формах, кипит и в наши дни. Одним из самых ярких самоновейших его проявлений является перенесение кафедры греко-латинян (униатов) из Львова в Киев… Поэтому вполне понятно внимание Гоголя, его главного героя Тараса к проблеме вероотступничества. Оно сохраняет особое значение и в наши дни».  

Но не только эта тема заслуживает сегодня внимания в контексте событий происходящих ныне на Украине. Поощряемый (и направляемый извне) разгул национализма, борьба с влиянием русской культуры и русской литературы на украинское общество, непрекращающиеся атаки на русский язык требуют авторитетного ответа.  

И его дает сам Гоголь, считавший, как отмечает А.Ф. Смирнов, «русский литературный язык речью не только одних великороссов, но общим литературным языком всего восточного славянства, православного люда России, который создавался общими усилиями русских, украинцев, белорусов. Пример Гоголя в этом отношении особенно впечатляющ и поучителен».  

А Н.И. Костомаров в свое время писал об этом так: «Украинцы, белорусы, великороссы образуют единую цивилизацию, душою которой является единая для всех православная вера, что она значит для православного люда, о том повествуют и повести Гоголя. Единство наше, исторически сложившееся, надобно беречь и хранить как зеницу ока. Пусть нам в этом незабываемым примером будут подвиги князя Владимира Мономаха и казака Богдана Хмельницкого».  

Малоизвестно, что сам Гоголь читал лекции по истории в Петербургском университете, много работал с историческими источниками и писал «Историю Украины».

Из этого труда писателя свет увидело только «Предисловие», которое составители рецензируемого издания сочли необходимым поместить в качестве приложения. Там же можно найти и замечательную статью Гоголя «О малороссийских песнях». Таким образом, все содержание изданного тома говорит о том, что Н.В. Гоголь как бы предвосхитил нынешние «страсти по самостийности», что бушуют на просторах теперешней «незалежной» Украины, и дал ответ на самые жгучие вопросы развития Украины и России… в начале XXI столетия.  

Вспоминается в этой связи, что за четыре месяца до смерти Николая Васильевича его посетили в Москве два земляка: профессор Осип Максимович Бодянский и начинающий писатель, в ту пору чиновник Министерства народного просвещения, Григорий Петрович Данилевский. Профессора Бодянского можно считать неким прообразом нынешних украинских «письменников»-националистов.  

В той беседе Гоголь очень хвалил поэзию Аполлона Майкова. «А Шевченко?» – спросил Бодянский. Гоголь на этот вопрос с секунду промолчал и нахохлился... «Как вы его находите?» – повторил Бодянский. «Хорошо, что и говорить, – ответил Гоголь, – только не обидьтесь, друг мой... вы — его поклонник… Дегтю много, – негромко, но прямо проговорил Гоголь, – и даже прибавлю, дегтю больше, чем самой поэзии. Нам-то с вами, как малороссам, это, пожалуй, и приятно, но не у всех носы, как наши. Да и язык...».

Бодянский не выдержал, стал возражать и разгорячился. Гоголь отвечал ему спокойно: «Нам, Осип Максимович, надо писать по-русски, – сказал он, – надо стремиться к поддержке и упрочению одного, владычного языка для всех родных нам племен. Доминантой для русских, чехов, украинцев и сербов должна быть единая святыня – язык Пушкина, какою является Евангелие для всех христиан, католиков, лютеран и гернгутеров… Нам, малороссам и русским, нужна одна поэзия, спокойная и сильная, – продолжал Гоголь (...), – нетленная поэзия правды, добра и красоты... Русский и малоросс — это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение, одной в ущерб другой, невозможно...» (Цит. по: Данилевский Г. П. Знакомство с Гоголем).  

Когда сегодня украинские издательства не выпускают книг Гоголя (кроме чудовищного перевода «Тараса Бульбы», в котором, в припадке шовинизма слово «русский» везде заменено на «украинский»), театры не ставят его пьес, а телевидение не показывает фильмы по его произведениям, – все это вызывает оторопь и протест.

Протест против узколобости националистов-разделителей русского мира, пытающихся втиснуть Гоголя в узкий контекст «украинизированной жизни». Подобная политика так противна всему, о чем писал и говорил великий писатель, что не понимать это могут только либо культурно ущербные люди, либо – враги единого славянского мира. Кажется, что этим «разделителям» невыносима сама мысль о «русском товариществе», воспетом Гоголем, – нерушимом братстве двух великих ветвей некогда единого народа.  

Как же тут не вспомнить последние слова Тараса Бульбы: «Постойте же, придет время, будет время, узнаете вы, что такое православная русская вера! Уже и теперь чуют дальние и близкие народы: подымется из Русской земли свой царь, и не будет в мире силы, которая бы не покорилась ему!..»  

А еще приходят на память бессмертные строки финала I тома «Мертвых душ»: «Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не дает ответа. Чудным звоном заливается колокольчик; гремит и становится ветром разорванный в куски воздух; летит мимо все, что ни есть на земле, и, косясь, постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства».  

Не это ли – самое яркое признание Николая Васильевича в любви к русскому миру и России, все ветви которой были для него неразрывно связаны воедино?

*Н.В. Гоголь "Тарас Бульба", М.: "Вече", 2009

Сергей Котов, академик АПСН


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"