На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Русская революция как свидетельство промысла Божия

О новой книге митрополита Константина (Горянова) «Апокалипсисы революций»

Оглянувшись на прошедший век русской истории, впору предположить, что его атрибутом стала социальная энтропия, то есть разлад, хаос, беспорядок государственного развития. Ученые считают, что энтропия является условием развития (саморазвития) любой системы, хотя современные исследователи уточняют — энтропия лишь элемент механизма развития, но не его причина. Это позволяет утверждать, что не только с помощью опытного познания, но в категориях трансцендентности можно рассмотреть и осмыслить кризисы личностного и общественного становления. Их трудно понять без христианского представления о переменах в мире, где саморазвитие невозможно, так как источником жизни и любого совершенствования является Слово Божие, Божия Благодать. Правда, каждый человек свободен в выборе — сколько принять этой Благодати, и как ею распорядиться, может использовать ее во спасение или во зло и даже против Создателя.

Русские революции начала XX века, которые можно рассматривать как единый, хотя и дискретный процесс, как поэтапную перманентную русскую революцию или пошаговый отход от веры и Церкви, в 2017 году вызывают особый интерес у ученых различных направлений и всего российского народа. Во избежание будущих социальных катастроф новые поколения пытаются понять, что произошло с Россией 100 лет назад, оказавшейся на грани потери суверенитета, не на одно десятилетие погрузившейся в хаос братоубийственной войны. Сегодня с особенным вниманием мы подходим к вопросу, что явилось причиной русской трагедии, отголоски идеологических противостояний которой не затихают поныне, ведь и за век не сложилось единой оценочной исторической концепции. Новая книга богослова, историка Русской Православной Церкви митрополита Петрозаводского и Карельского Константина (Горянова) «Апокалипсисы революций» много способствует созданию такой концепции. Эта работа ученого не только дает объективную картину событий начала XX века, но содержит богословское и философское исследование революции как таковой и, в частности, русской, корни которой уходят в далекие, периодически повторяющиеся «смутные времена». Выявленные объективные закономерности и непреложные духовно-нравственные смыслы, присущие всей русской истории, позволяют ученому-богослову не только дать наиболее правдивую картину событий столетней давности, но и сформулировать выводы и рекомендации, необходимые для предотвращения новых русских трагедий. Книга митрополита Константина на примере отечественной истории представляет общечеловеческие знания, обязательные для единства нации, народа и всего мира. В ней, говоря языком аналогий, выявляются средства не гэнтропии (противоположность энтропии), противостоящие хаосу, показываются силы, борющиеся с ним путем духовной организации системы, в частности, Российского государства.

Книга «Апокалипсисы революций» состоит из ряда исторических статей, касающихся разновременных, на первый взгляд, не связанных между собой периодов русской истории. Здесь есть статья об Иосифе Волоцком, легендарном борце за каноничность Православия, материал о предательской Брестской Унии 1596 года, статья о мало известной Урмийской миссии Русской Православной Церкви в Иране, исследование деятельности Патриарха Тихона (Беллавина), история жизни попа Гапона, статьи о священном подвиге Императора Николая II, о духовных единомышленниках Венценосца и о его палачах и другие исследования. Названия и тематика статей сборника, охватывающих пятисотлетний период русской истории, представляются разнородными. Это объяснимо, так как весь исторический процесс, если не замечается его духовное содержание, кажется незакономерным, видится совокупностью случайных пространственно-временных событий, не поддающихся систематизации. Воспользуемся, однако, достижениями точных наук и вспомним, что в волновой теории существует прямое преобразование Фурье, с помощью которого можно представить отрезок любой конфигурации (в допущении — отрезок исторического времени) совокупностью гармонических функций и таким образом «воссоединить» и сопоставить, казалось бы, далекие друг от друга процессы. Используя термины теории обработки сигналов, можно сказать, что временны`е ряды могут быть отображены в виде частотного спектра. И наоборот, используя обратное преобразование, совокупность дискрет, то есть частотная зависимость, может быть реконструирована во временнýю (историческую) закономерность. Подобное преобразование с историческим спектром, представленным рядом исторических событий, исследуемых в статьях, делает в своей книге «Апокалипсисы революций» митрополит Константин (Горянов). Ученый-богослов, историк Церкви, используя личный и исторический опыт, на дискретных исторических примерах выявляет и доказывает единые, непреложные духовно-нравственные законы развития личности и общества. Каждая статья книги посвящена «смутному времени» или «революции» в русской истории, которые, как доказывает автор, могут повторяться, если являются следствием нарушения человеком и обществом законов, установленных для мира Богом. Академик РАН В. С. Мясников во вступительной статье рассмотрел исследование митрополита Константина в контексте живой мировой истории, подчеркнул прорывное значение книги, проливающей свет на многие исторические тайны, что очень важно в системе современного духовного кризиса, в средах фальсифицированной идеологии.

Содержание сборника определяется его названием. Мощный метафорический образ — «апокалипсисы революций», принадлежащий Максимилиану Волошину, автор использует не только для раскрытия причин и последствий социальных катастроф, но для исследования смысловых приоритетов в обществе в трагические для России смутные времена. Это оправдано тем, что оба существительных в названии являются терминами эсхатологического порядка, учения о конечных судьбах мира. Тема апокалипсиса (откровение о конце света), являющаяся в книге стержневой, рассматривается с учетом современных научных открытий, допускающих возможность промежуточных его форм. Такому промежуточному или «малому апокалипсису» посвящена каждая статья книги, в прологе к которой автор на основе Библейской истории раскрывает свой замысел и объясняет методологический подход.

Понятие апокалипсиса или «последних времен» связано в нашем представлении с катастрофой, с концом человечества, с очистительным огнем, с кончиной этого мира. Как говорит митрополит Константин, «“Последний день” — день явления Господа Бога для спасения человека — настал с Первым Пришествием Христа Спасителя, с воплощением Бога Слова. Этот “День” таинственно продолжается в жизни Церкви сквозь ткань времени исторического, в котором существует видимый мир, и найдет свою кульминацию во Втором Пришествии Господнем. <...> Целью Второго Пришествия Христа будет Страшный Суд над людьми, как воскресшими из мертвых, так и оставшимися в это время в живых». Во многом сроки этого события зависят от любимого творения Господа — человека, обладающего амбивалентной природой — физической, находящейся в мире вещей, и духовной, выходящей за его пределы. Несоответствие идеальной природы личности человека реальным условиям бытия делает его существо двойственным, исполненным внутреннего конфликта. Будучи исследователем двухтомного труда отца русской систематической антропологии, профессора метафизики Казанской Духовной академии Виктора Несмелова «Наука о человеке», митрополит Константин основывает свое исследование на его смелом предположении. Оно состоит в том, что человеческая личность является даже не зеркалом по отношению к Богу, а самим изображением Бога, и «образ Божий в человеке не возникает под формою какого-нибудь явления сознания, а представляется самою человеческою личностью во всем объеме ее природного содержания, так что это содержание непосредственно открывает нам истинную природу Бога, каким Он существует в Себе Самом». Мысль Несмелова, что образ Божий отображается не в какой-либо одной составляющей индивида, например в уме, а в совокупности всех проявлений личности, — является основополагающей в доказательстве митрополитом Константином связи возникновения трагических событий с отступлением человека от «должного быть», являющегося установлением Высшей Воли, от идей спасения и искупления.

На примере первого грехопадения людей, совращенных виновником их падения Денницей, стремившимся к личному своему почитанию как к божественному, к верховенству в Божием мире, Владыка Константин показывает многовековые последствия этого события в человеческой истории, вплоть до русской революции начала XX века и сегодняшних цветных переворотов. «Гениально изложенная Несмеловым психология бунта в духовном мире является метафизическим архетипом технологии революций, в том числе и современных “цветных”, в частности, “оранжевых”. Это неоцененная современниками заслуга Несмелова, на которую при его жизни не обращали внимания, современными нам событиями подтверждена и заставляет признать правильность теории ученого», — говорит в прологе к своей книге митрополит Константин. Тем он предостерегает современников от очередного «апокалипсиса революции» и скорого наступления «последних времен», срок наступления которых не только во власти Бога, но во многом зависит и от человека.

К последним временам, казалось, подошла Россия в конце XV века, когда на Православную веру на Руси покусилась «ересь жидовствующих», ошибочное, еретическое учение, искажающее фундаментальные основы Христианской веры, представляющее смесь тайного иудаизма, астрологии и черной магии. Эта «новинка» нехристианского Запада прижилась в Новгороде, боровшемся за свою независимость, доползла до самой Москвы, заползла даже в царские палаты. Митрополит Константин в статье «“Начало дальнейшего” (святой преподобный Иосиф Волоцкий — защитник духовных границ Руси)»дает широкую картину духовного состояния разнородного русского общества во времена правления Ивана III, показывает идеологическое противоборство Русской Православной Церкви и светских властей, заблуждения части священства, распространившиеся даже в среде монашествующих. Мало оказалось защитников истинной веры от ереси, понимавших цели и последствия привнесенной извне религиозной революции, которая совпала со временами усиления России на международной арене, со становлением ее как мировой Державы. Очевидно, что сторонние силы, зная соборную мощь русской веры, попытались завести Россию в еретический тупик. Иосифу Волоцкому, не иначе как с Божией помощью, удалось отстоять чистоту веры, но понадобилось двадцать пять лет напряженной борьбы, чтобы страна и Церковь поняли его доводы, вышли из ложного духовного состояния, из смертоносного духовного заблуждения. А покаяние Царя перед монахом свидетельствовало о важнейшем осознании обеих сторон, что государство и Церковь не антагонисты, а единомышленники.

Митрополит Константин, снимая многие вековые наслоения, которые искажают историю борьбы преподобного Иосифа Волоцкого с ересью, приводя неоспоримые исторические данные, подводит читателя к пониманию духовных вершин Святой Руси, свидетельствует о существовании у человека дара «различенья духов», основанного на святости жизни, духовной мудрости, верности и преданности Господу Богу. «Тем самым, — делает вывод митрополит Константин, — Иосиф Волоцкий спас Русскую Церковь, деятельность которой светские власти попытались реформировать социально-политическими методами, и на какое-то время продлил жизнь Святой Руси. Великой Державой Русь к концу XV века стала во многом и потому, что и политическое, и духовное ее развитие проходило в едином творческом русле. На это единство и покусился внешний враг, искавший новые направления, как сейчас говорят, “гибридной войны”, которая на самом деле имеет глубокие исторические корни».

На русское единство, на Православную веру вновь покусился извечный враг Руси-России в конце XVI века. В статье «“Поступайте осторожно, ...потому что дни лукавы” /Ефес. 5:15–16/. (Брестская уния 1596 года как церковно-политический плод унионального богословия, ее наследие и наследники)» митрополит Константин рассказывает историю важной для понимания многих современных событий Брест-Литовской унии 1596 года, приведшей к возникновению униатства (признание западнорусскими епархиями власти папы римского при сохранении формы православной обрядности) и разделению западнорусской Церкви. Эта уникальная по своей исторической насыщенности богословско-просветительская статья раскрывает истинные смыслы фактов истории, которые католическая ветвь христианства на протяжении многих веков пыталась, если не скрыть, то во имя своих интересов, имеющих политическую и экономическую составляющие, исказить, убедительно сфальсифицировать. В названной статье Владыка Константин смело, понятно, на основе обширного исследования исторических предпосылок рассказывает о формальной сути разлада между православными и католиками — о Филиокве (лат. Filioque — «и от Сына»).Это добавление, сделанное Римской церковью к восьмому члену Вселенского Никео-Константинопольского Символа Веры об исхождении Святого Духа не только от Бога Отца, но «и от Сына», привело к искажению понимания сущности Святой Троицы, и как следствие — к конфликту с Восточной Церковью.

Страшны были проявления и последствия этого конфликта, много крови православных, пытавшихся защитить свою веру, было пролито в землях, находящихся под властью униатов и католиков. Владыка Константин приводит ужасающие исторические примеры, объясняет истинные причины разделов Польши, рассказывает о малоизвестных героях того времени, в частности, о святом Афанасии Брестском. Преподобный Афанасий пытался защитить православные храмы от посягательств униатов, выступая на польском Сейме, открыто требовал от короля Владислава IV прекращения гонения на православных и отмены унии. За это смелый монах неоднократно арестовывался как «государственный преступник», за это он был погублен.

Митрополит Константин доказывает, что в земной истории христианской Церкви многие события могут быть правильно поняты только при сопоставлении их духовного содержания с основополагающими для этого содержания богословскими началами. В многом это относится и к новейшей истории, разворачивающейся в трагических проявлениях на наших глазах, в частности, событий так называемого украинского майдана. Как говорит митрополит Константин: «Ватикан стремится утвердить власть римского первосвященника прежде всего там, где национальные и общественные конфликты вынуждают христиан искать их разрешения даже путем вероучительных компромиссов во имя сулящего им “благоденственное и мирное житие” существования “под римским престолом”. Если таких конфликтов нет, западные покровители Украины не гнушаются их спровоцировать, скольких бы человеческих жизней и каких бы территориальных потерь это ни стоило Украине, которая в данном случае не воспринимается сувереном. <...> Под политико-прагматические были замаскированы причины украинского майдана, результатом которого стала потеря Украиной независимости. Внешнему заокеанскому руководству, как когда-то Гитлеру, не нужна мощная единая всеукраинская Церковь, поэтому будут поддерживаться филаретовцы, униаты, католики, американские секты, захватываться православные церкви, вплоть до кровавой расправы с православными священниками. Большая вероятность, что в скором будущем Украина не сможет сохранить государственную целостность и будет разделена, как когда-то Польша, которая сегодня, заинтересованная в отторжении в свою пользу западно-украинских земель, всячески поддерживает процессы и результаты майдана».

О противостоянии Православия с другими ветвями христианства говорится и в статье «“Осолить Вселенную”: история Русской Православной миссии в Иране». В целом статья посвящена малоизвестной сегодня истории Русской Православной Церкви и миссионерскому подвигу русского духовенства в Иране, где удалось создать мощную православную диаспору. Урмийская миссия существовала с 1898 по 1918 год, в результате ее действий к Православной Церкви удалось присоединить ассирийцев-несториан, проживавших в пограничной с Россией персидской провинции Азербайджана, к западу от озера Урмия. Своей героической, подвижнической деятельностью в труднейших бытовых и политических условиях миссия прочно вошла в историю Русской Православной Церкви. В трагической судьбе этой, сегодня почти забытой православной миссии, нашел свое воплощение уникальный опыт миссионерства среди несториан, впервые за полторы тысячи лет в составе целой епархии вошедших в состав Православной Церкви и тем подготовивших возможность воссоединения с Православием всей Несторианской Церкви вместе с ее Патриархом. Но из-за катастрофических революционных событий в России в 1917 году эта редчайшая возможность осталась нереализованной.

Рассказ о трагических последствиях Первой мировой войны и революции 1917 года для русской миссии в Иране является логичным переходом к следующим статьям сборника, посвященным непосредственно революционной истории России начала XX века. Особенность книги митрополита Константина состоит в ее научной доказательности, логичности, целостности, свидетельствующей о непрерывности и взаимосвязанности исторического процесса. Автор не задается целью только перечислить исторические события, приведшие к революции, но выявляет незримые глубинные ее причины, показывает явные поводы, реконструирует судьбы и оценивает деятельность известных участников. Основной задачей науки является получение таких результатов, которые в большей степени отражают содержание предмета исследования. Получение истинных знаний в исторической науке — процесс не только сложный, но требующий от исследователя смелости. Современный процесс познания прошлого, которое состоит из разрозненных частей, по-разному интерпретированных свидетельств, нуждается в особых объективных доказательствах истинности. Нахождение критерия истины — дело сложное, заключающееся не только в сопоставлении разных источников, в выявлении тождественности сведений, но в подборе инструмента или метода исследования, которым применительно к книге митрополита Константина можно назвать соотнесение фактов с картиной божественного миропорядка, с духовным законом, данным человечеству Богом. Известное изречение Канта:

Что разумно, то действительно;

И что действительно, то разумно. (Философия права)

для исследования митрополита Константина можно переиначить так:

Что духовно, то действительно;

И что действительно, то духовно.

Примененный к истории русской революции, к исследованию ее причин, последствий и уроков этот метод оправдал себя полностью, так же как и расширение социально-политических границ рассматриваемой исследователем исторической области. Говоря языком теории дифференциальных уравнений, Владыка Константин корректно задает граничные условия в своем исследовании, а именно, с уверенностью доказывает, что решение в заданной временнóй области может существовать, оно единственное и непрерывно зависит от заданных граничных условий. Для решения поставленной задачи он рассматривает обширный пласт событий, систему отношений сословий, партий, деятельность организаций светских и духовных и т. п.

Пониманию особенностей формирования революционной ситуации много способствует статья о становлении русского парламентаризма «Конец Русской симфонии: взаимодействие Государственной Думы и Русской Православной Церкви в императорской России». На примере неудачного опыта работы нескольких созывов Государственной Думы в начале XX века, разобщенной, инфицированной революционными идеями, митрополит Константин показывает удручающее состояние русского политического общества накануне русской революции, считая это одной из причин государственной трагедии.

Роль интеллигенции в революции автор книги исследует в статье «“Апокалипсисы революций” (Санкт-Петербургские религиозно-философские собрания 1901–1903 гг.: причины, ход и неудача диалога Русской Православной Церкви и русской интеллигенции с современной точки зрения)». Много на тему «интеллигенция и революция» было высказано негодований и обвинений ее прежними исследователями. Но Владыка Константин рассматривает этот трудный вопрос русской истории с иной позиции, с точки зрения взаимоотношений образованного слоя общества с учителями Церкви, подходит к его решению с уважением к обеим сторонам. При этом богослов-историк, не навязывая собственных категоричных оценок, приводя обширные цитаты из стенограмм и докладов Религиозно-философских собраний, личных высказываний выдающихся исторических личностей, предоставляет возможность уму и совести современного читателя вынести свое суждение о мере вины интеллигенции в революции. Владыка Константин подтверждает, что большинство участников Собраний искренне стремились к духовному просвещению, к узнаванию традиции и сближению с Русской Православной Церковью. Но многие участники собраний, как оказалось, не могли расстаться со своими закоренелыми заблуждениями, многие находились в прелести собственной значимости, что не позволяло понять и принять слово Церкви, хотя это слово несли выдающиеся пастыри.

Упорно противопоставляли им свои мнения участники дискуссий, как, например, Мережковский, убежденный, что «Русская революция, низвергающая русское самовластие, имеет смысл религиозный», говорил: «если Христос реально и воплощенно есть Царь на земле, не может быть иного Царя, иного Первосвященника, кроме Христа, сущего до скончания века». При такой постановке вопроса монархическое государство объявлялось началом безбожным и антихристианским, выдвигалось сектантское требование немедленного Небесного Царствия на земле. Как подчеркивает митрополит Константин, революциями, голодом — естественным и искусственным, террором, лагерями, эпидемиями, небывалым терзанием плоти и страшным томлением духа заплатил народ России за отвержение «исторического христианства», то есть Церкви.

Искренни, но тяжелы были духовно-нравственные искания интеллигенции последних лет существования Российской империи, но выявляя причины неудач диалога, митрополит Константин не боится обвинить в недоработке другую сторону — пастырей. Основываясь на личном положительном опыте современного общения Церкви и интеллигенции, Владыка утверждает, что народу нужен не только диалог, но, главное, пастырское наставничество, духовное просвещение, помощь в воцерковлении. Это будет способствовать разрешению всех трудных вопросов, с которыми народ обращается к Церкви.

Особенности и возможные направления трудного пути воцерковления для священника автор книги исследует в статье «Современники: святой праведный Иоанн Кронштадтский и революционный священник Георгий Гапон. Становление их личностей и влияние каждого на мировоззрение русского народа». Не было, наверное, в России в начале XX века человека, кто не знал бы имен этих двух священников, стремящихся, казалось бы, к одной, благой, цели — к спасению, просвещению и облегчению участи народа России. Но различными оказались их пути, одного приведшие к святому почитанию, другого — к кровопролитной революции и виселице, сооруженной его же единомышленниками. В статье рассмотрено с духовной точки зрения влияние личности на историю, взаимоотношение личности и народа. Владыка Константин, представляя особенности становления характеров обоих священников, не дает строгих формулировок, приводит только исторические факты, но читателю становится понятным, что св. прав. Иоанн Кронштадтский свою паству, прихожан и подопечных сплачивал и просвещал светом веры, из разрозненных личностей делал нацию, общность, имеющую одно общее Отечество, управляемое Богом и Царем. Священник Гапон, наоборот, даже возглавляя народный Крестный ход, объединяя людей материальной идеей — требованием лучшей жизни, шел во главе толпы, людской массы, которая была подготовлена дельцами от революции в ее топку.

Данная статья Владыки Константина, дающая идеологическую картину первой русской революции 1905 года, показывающая ее неразрывную связь с последующей русской трагедией, обладает не только значительной исторической ценностью, но является также духовно-психологическим исследованием различных типов человеческого характера, рассмотрением влияния внешних условий на становление личности. Будучи свободным в выборе пути, человек свободен и в принятии установлений Высшей Воли, идей спасения и искупления. Владыка Константин показывает, на примере судеб св. прав. Иоанна Кронштадтского и о. Георгия Гапона, к чему приводит этот выбор. Святой Иоанн Кронштадтский, проповедующий незаменимость для России монархической формы правления, ценой неимоверно тяжелого священнического служения, даже физических увечий, вел русский народ к Богу. Сегодня он у подножия Господнего Престола молится о России, отмаливает ее от новых революций. Бунт духа, отказ от Бога, вера только в свои человеческие силы, отсутствие опыта «различенья духов», — талантливого от природы священника о. Георгия Гапона, заигравшегося с темными силами, обманувшего и себя, и поверивший ему народ, привели не только к духовной и физической гибели, но и к историческому клейму — «революционного провокатора». Его деятельность много способствовала тому, что в дальнейшем отказ от законов Божественного мироустройства, слом его незыблемых духовных конструкций стали движущей силой сокрушительной революции.

Не о таких священниках лиричная, проникновенная статья митрополита Константина «“Не разлучившись с паствой” (подвиг русского православного духовенства в Первую мировую войну)». Это не только исследование жертвенного подвига служителей Церкви, но песнь во славу тех героев в рясах, которые вместе с солдатами шли в атаку, перевязывали раненых, благословляли на подвиг живых и провожали в Царствие Божие убитых. Имена многих фронтовых пастырей сегодня забыты. Владыка Константин, проделавший большие архивные изыскания, нашедший даже фотографии некоторых военных священников, возвращает нам нашу историю, нашу национальную гордость. Он показывает также, что во время Первой мировой войны на фронте не было объективных причин для противостояния пастырей и паствы, которое неожиданно, через некоторое время озарилось подпитанным большевистской пропагандой огнем солдатской ненависти ко всем прежним порядком Российской империи.

Отмечая положительные стороны привычного уклада русской сословной жизни, автор книги, однако, не замалчивает сословные противоречия, в частности, исследует причины и последствия трагической ошибки, совершенной русским священством, в большинстве поддержавшим Февральскую революцию. Подробно рассказывая в статье «“Горькая ошибка” (“Церковная революция” 1917 года, ее последствия и уроки для православного священства и всего народа России на примере истории Карельского края)» о процессе революционизации Церкви, митрополит Константин осуждает священников, «для блага народа» принявших новую власть и не заступившихся за своего Царя, которому присягали. Иерарх современной Церкви, богослов митрополит Константин показывает, что Церковь поколебалась, оказавшись пред известными с Библейских времен искушениями. «Хлеб, чудо, власть — те, присущие человеческому бытию категории, посредством которых подвергался искушениям Христос в пустыне, и все человечество подвергается поныне. Христос выдержал их, “слово уст Его осудило сатану” (Ефрем Сирин. Толкование на Четвероевангелие). Но, по свидетельству апостола Луки, дьявол оставляет Иисуса Христа лишь “до времени” (Лк. 4:13) и продолжает свои искушения позже через народ иудейский и даже через учеников Спасителя, строя новые козни. Эти искушения проходят через всю христианскую историю и затрагивают уже укрепившуюся христианскую Церковь и христиан.

Так называемая “Церковная революция” 1917 года в России явилась звеном драматической цепи этих искушений и противоборства Бога и сатаны, когда на время темные силы беззакония поколебали христианские устои. Свт. Иоанн Златоуст говорит, что христианин сможет противостоять искушениям дьявола, если будет подражать Христу — Главе Церкви Христовой. Поэтому богоборческие силы, захлестнувшие Россию в начале XX века, обрушились в первую очередь на Русскую Православную Церковь».

Постепенное прозрение неискушенных в политической деятельности священников было страшно. На примере истории Карельского края, где богоборческой властью в 20–30-е годы прошлого века Церковь была «срублена» под корень, полностью истреблено священство, митрополит Константин показывает немыслимую цену расплаты за отступление от простых Божиих правил, за недальновидность и доверчивость, а главное, за нарушение клятвы Помазаннику.

Митрополит приводит ужасающие сведения и цифры. Например, «невозможно было оценить последствия репрессий духовенства для епархии. Характеризуя ситуацию, И. Чухин приводит в своей книге выдержку из доклада наркома внутренних дел КАССР С. Т. Матузенко на XIV областной партконференции: “Сегодня на территории Карелии остался один поп, да и то только потому, что болен подагрой и не может ходить. Со всеми остальными попами дело покончено. (Смех в зале)”[1]. Такая политика государства привела к тому, что в 1940-е годы Олонецкая епархия перестала существовать как самоуправляющаяся: были разрушены или закрыты практически все храмы, уничтожено духовенство».

Многое из того, что казалось непостижимым для русского общества последних лет существования Российской империи, стало возможным и допустимым в революционные годы. То, с чего это началось и почему произошло, исследует Владыка Константин в главной статье сборника, посвященной последнему русскому Царю Николаю II «Христианский подвиг Монарха (факты и подоплеки убиения Семьи Николая II. Судьба Императора-страстотерпца отражает в полной мере процессы, происходившие в Российском государстве, которое не имело к началу революционных волнений объективных для них причин. С любовью к истории своего Отечества и к личности Николая II Владыка Константин рассказывает о достижениях последнего Царства, о значении России на мировой арене, об успехах русской науки, промышленности, образования. О прекрасной, можно сказать, идеальной Царской Семье, подвергшейся неоправданной клевете. Митрополит Константин доказывает иностранное происхождение клеветнического идеологического оружия, силу которого мы можем представить по чудовищным современным фальсификациям деятельности наших государственных личностей и политических событий.

Тонко чувствует Владыка Константин метафизику революционного бытия России, с помощью поэзии разъясняет духовные первопричины трагических событий. В книге много стихов известных и малоизвестных русских поэтов, которые образно отражают рассматриваемое историческое время. Метафору митрополит Константин, обладая поэтическим чутьем, успешно использует для раскрытия метафизики времени, в которое выпало совершить свой подвиг Николаю II.

В статье приведено много исторических фактов из жизни последнего русского Царя, показано его честное служение России и русскому народу. На фоне социально-политических реформаций сопоставляются версии подлинности отречения, рассматриваются истинные факты и разночтения последних дней Царской Семьи. Приводятся доказательства активного участия иностранных спецслужб в подготовке русских революций, реалии конкуренции банкиров Америки и Германии, вкладывающих свои капиталы в русскую трагедию во имя будущих барышей. Ужасает картина террора богоборческой власти. Восхищает подвиг Монарха, выбравшего вместе со своим народом путь спасительных страданий.

Император Николай II — доказывает Владыка Константин — был выдающейся мировой личностью. Значение его жертвенного подвига мы можем в полной мере оценить сегодня, спустя столетие, во времена возрождения России, переосмысления иноземной идеологии. Считается, что народ творит историю (так, кажется, и случилось в 1917 году), но поворотные ее моменты — невозможны без личности, без человека, создающего новую модель общества. Допустим, что Император Николай II сознательно отказался от трона. Но его жертвенный подвиг, принятие им Божией воли, его осознанное смирение, осмысленное искупление — стали поворотным моментом, залогом нового реального общества, которого прежде не было, но которое чается как идеальное. Это даже не Святая Русь, это общество, управляемое Самим Господом Богом. Это высший государственный уровень, который возможен и просматривается с высоты нашей истории. Ведь сегодня в ней случаются чудесные явления, кажется, и зависимые, и независимые от воли людей. На наших глазах происходит возрождение России в традиционной культуре, в воинской силе и славе, восстание из руин Русской Православной Церкви, воссоединение ее с Зарубежной Православной Церковью, возвращение чудотворных икон, собирание исконных русских земель и многое другое. Жертвенная кровь Царской Семьи является тем базисом, на котором все это стало возможным, и который останется мощным основанием грядущей Великой России.

Доказательством того, что наше Отечество находится под призрением Господа Бога и под защитным Покровом Пресвятой Богородицы, стало чудесное явление иконы Божией Матери Державной после насильственного сокрушения русской Монархии. Богоматерь взяла на себя духовное управление Русской землей. Под Ее Покровом свершилось первое за 200 лет избрание Патриарха Русской Православной Церкви — Тихона (Беллавина). О великом подвиге мудрого и непреклонного перед злостными богоборцами Первосвятителя рассказывает Владыка Константин в статье «“Свет во тьме” (о святительском подвиге Патриарха Московского и всея Руси Тихона /Василия Ивановича Беллавина/)».

Для понимания божественных истоков силы Патриарха Владыка Константин подробно рассказывает о Таинстве рукоположения, о том, что «Новозаветное священство не является простым продолжением ветхозаветного священства, но вновь возникает от Великого Архиерея Иисуса Христа, — не по чину Аарона, но по чину Мелхиседека, о чем подробно и многократно пишется в послании апостола Павла к Евреям, “Так и Христос не Сам Себе присвоил славу быть первосвященником, но Тот, Кто сказал Ему: Ты Сын Мой, Я ныне родил Тебя; как и в другом месте говорит: Ты священник вовек по чину Мелхиседека” (Евр. 5:5–6). “Ибо известно, что Господь наш воссиял из колена Иудина, о котором Моисей ничего не сказал относительно священства. И это еще яснее видно из того, что по подобию Мелхиседека восстает Священник иной, который таков не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей. Ибо засвидетельствовано:

Ты священник вовек

по чину Мелхиседека.

<...> Исход 12 колен Израилевых из Египта, Синайское законодательство и учреждение древнееврейского священства из колена Левитова во главе с Аароном датируется примерно 1250 годом до нашей эры. Таким образом, священство по чину Мелхиседека древнее священства по чину Аарона на шесть столетий».

История жизни и подвига Патриарха Тихона является подтверждением того, что в тысячелетиях сохраняется Божие благословение не по закону заповеди плотской, но по силе жизни непрестающей. Эта сила такова, что обладающий ею смог один противостоять большевикам и их заокеанским консультантам, спланировавшим ужасающее разорение Русской Православной Церкви, излившим чудовищную на нее клевету. В статье приводится много фактов намеренно жестокой деятельности большевистских властей по отношению к России и всему русскому народу. Митрополит Константин свое исследование подтверждает документально, доподлинно цитирует ужасающие приказы Ленина, раскрывает уловки и грабительские распоряжения Троцкого, упоминает других деятелей революции. Личность Патриарха Тихона представлена в свете Божией истины, в неколебимом стоянии за русскую веру и Церковь, которая именно в эти времена подверглась, казалось, неотвратимым нападкам обновленцев. Очевидно, не без Божией помощи, малыми силами удалось святому Патриарху Тихону и священномученику Илариону (Троицкому) справиться с этим еретическим течением, поддержанным официальной властью. Статья о Патриархе Тихоне показывает степень цивилизационных разрушений в стране, где социальная энтропия, казалось, достигла максимума, несущего распад всех связей. Но неимоверными усилиями Россия была возвращена к жизни, случилось невероятное преодоление, осознание, жертвоприношение — лагерное и на полях сражений Великой Отечественной войны. Случилось все, что необходимо для искупления. Чего?..

Так пишет об ошибках современной ему интеллигенции (справедливо будет распространить эти слова на все революционизированные слои русского общества) Н. А. Бердяев: «Она шла на соблазн великого инквизитора, который требовал отказа от истины во имя счастья людей. Основное моральное суждение интеллигенции укладывается в формулу: да сгинет истина, если от гибели ее народу будет лучше житься, если люди будут счастливее; долой истину, если она стоит на пути заветного клича “долой самодержавие”. Оказалось, что ложно направленное человеколюбие убивает боголюбие, так как любовь к истине, как и к красоте, как и ко всякой абсолютной ценности, есть выражение любви к Божеству. Человеколюбие это было ложным, так как не было основано на настоящем уважении к человеку, к равному и родному по Единому Отцу; оно было, с одной стороны, состраданием и жалостью к человеку из “народа”, а с другой стороны, превращалось в человекопоклонство и народопоклонство»[2]. Именно об искуплении этой роковой духовной ошибки, приведшей к русской революции, митрополит Константин говорит в заключительной статье книги «“День Победы” (о значении для современности проповеднического и пророческого подвига святого праведного Иоанна Кронштадтского)».

Святой праведный Иоанн Кронштадтский был, наверное, единственным в предреволюционные времена священником, кто, обладая провидческим даром, задолго до революции предвещал ее приход, кто слезно предостерегал русский народ от клеветы на Царя, от отступления от Церкви. Он говорил: «Русский народ и другие населяющие Россию племена глубоко развращены, горнило искушения и бедствий для всех необходимо, и Господь, не хотящий никому погибнуть, всех пережигает в этом горниле»[3]. Действительно, многое пережглось в горниле революции, но остались те, кто откликнулся на Господний призыв «Даждь Ми, сыне, твое сердце!» (Прит. 23:26). И воссиял День Победы, тот, мая 1945 года, ставший следствием синергии Бога и человека на поле сражения с видимым злом. А в мирной жизни единение Бога и человека осуществляется в невидимой жизни возрождающейся Церкви и незримой победе человека над самим собой. Именно эта жизнь обладает историзмом. Именно эта жизнь обладает прогрессивным развитием, конечная цель которого находится за пределами истории. Как говорил Н. А. Бердяев, идея развития имеет религиозные корни, а суть ее — наступление Царства Божиего и царства справедливости. Многие философы верили в то, что в будущем наступит такое время, разрешатся все противоречия, и наступит гармония. Это случится тогда, когда будет устранен разрыв между прошлым, настоящим и будущим.

Много способствует сокращению этого разрыва книга митрополита Константина, о которой так говорит в послесловии вице-президент Российской академии естественных наук, председатель секции междисциплинарных проблем науки и образования, лауреат Государственной премии России, заслуженный деятель науки РФ, академик, доктор медицинских наук, профессор В. С. Новиков: «С богословско-антропологических позиций митрополит Константин подходит к осмыслению разных периодов человеческой истории, исследует на конкретных примерах их взаимосвязи и взаимозависимости, доказывает, что только тогда человеческое бытие имеет смысл и логику, когда человеческая жизнь уподобляется предстоянию перед лицом Создателя». Эти слова ученого, с одной стороны, экстраполируют два вида познания, представленных в книге, — от сердца (духовного) и от ума (научного), с другой стороны, являются высокой оценкой исследования митрополита Константина и свидетельством решения поставленной им задачи. Владыка Константин на примере русской революции доказал неверующим и сомневающимся существование Промысла Божия, показал, что отказ от веры, от Церкви приводит к хаосу, к смерти, к апокалипсису. Предстояние и покаяние перед ликом Спасителя, милосердие и человеколюбие — свойства красоты и условия гармонии. А слово «с-во-бо-да» само о себе говорит — это же не что иное, как заветное: быть «с волей Бога», а не с волей террористов и воров. Справедливы подтвержденные русской революционной историей слова Владыки Константина: «Мы не должны забывать заветы. “Ей, гряди, Господи Иисусе!” — восклицает со дерзновением святой апостол Иоанн (Откр. 22:20), возлюбленный ученик Христов, подавая нам всем пример истинного упования и надежды, которые никогда не должны покидать христианина, как и ответственность за предотвращение возмущения среды, из которой может быть взят Удерживающий, и тогда в мир хлынет “беззаконие”. В этом — смысл нашего деятельного теперешнего существования».

         Книга митрополита Константина предупреждает о том, что мы живем во времена окружающего нас, бурлящего, огнедышащего, но еще не прорвавшегося в мир «беззакония». Книга доказывает — пока не поздно, надо свидетельствовать о грехе любой революции. Тем крепче, тем устойчивее будет государство, чем больше народа вернется в Русскую Православную Церковь. Книга призывает — современное общество не может оставаться благодушным, не изучающим уроки прошлого во имя будущего. Непозволительно нам отмахиваться от прежних трагедий, которые могут повториться, если будут нарушаться Господни заповеди и отвергаться единственно правильный закон жизни — Истина Христова.

 

*   Митрополит Константин (Горянов). Апокалипсисы революций. СПб.: Родная Ладога, 2017. 560 с.: ил.



[1] Чухин И. Карелия-37: идеология и практика террора // Поминальные списки Карелии. 1937–1938. Петрозаводск, 2002. С. 40.

[2]Бердяев Н. А. Философская истина и интеллигентская правда // Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. СПб., 1909. С. 14.

[3]Иоанн Сергиев, протоиерей. Новые слова, 1908.

Валентина Ефимовская


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"