На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Слово

О Шолохове

Я для себя открыл Шолохова, то есть я его давно знал и любил, не верил тому, как клеветали на него, но теперь отчётливо увидел, какой это большой писатель, более того, писатель религиозный.

Я решил всё перечитать у Шолохова, начал с «Поднятой целины», и на этом произведении я всё увидел. Больше всего именно нападали на это, и именно это произведение показывает, что Шолохов – религиозный писатель. Он показал, как никто другой, всю жизненную суету, весь ужас жизни и показал, чем это кончается – смертью. Становится жалко человека, кто б это ни был. Вот у могилы Давыдова дед Щукарь. Казалось бы, шут. Иногда кажется, зачем Шолохов уделяет ему такое большое внимание, а оказывается, он в каждом человеке видит человека, по-евангельски – образ и подобие Божие.

Шолохова нельзя обвинить в предвзятости, в нелюбви. У коммунистов он находит человеческие чувства, у белогвардейцев тоже и заставляет читателя пожалеть тех и других, заносится меч, и тут же дети останавливают этот меч.

О Шолохове надо писать всё заново, мы его не понимали. Меня особенно поразило, с какой широтой и любовью он даёт потрясающие картины, все люди у него живые, не надуманные, по его произведениям можно судить, что происходит в мире, и ещё настаиваю на том, что по его произведениям можно судить о религиозной линии, проходящей в наших сердцах.

Буду читать всего Шолохова. Сейчас читаю «Тихий Дон». Когда начал чтение, то мне показалось, что он слабее «Поднятой», но сейчас (читаю 3-ю книгу) вижу, что это большая сила, но уже по-другому, чем в «Поднятой».

Как же мы при всей нашей любви проглядываем своих гениев и поддаёмся глумливой критике с потугами объективности! Кроме мелочности, личных счётов, там, оказывается, ничего не было. Лезли в гении, не имея на это данных, если не считать ненависти. Но ненависть – гениальность не человеческая, а сатанинская. Иногда продолжают раздаваться голоса, что религиозность вредит художественности. Это вот показывает Шолохов. То есть мне могут поставить вопрос: вы что, считаете Шолохова религиозным человеком? Скажу заранее, что я не знаю о религиозности Шолохова, может быть, внешне это и не было заметно, но по своей натуре он религиозный, даже глубоко религиозный.

Ставя вопрос о религиозности Шолохова, я говорю не только от имени священника, а от имени и писателя (я официально член Союза писателей), я призываю и других писателей пересмотреть этот вопрос. Мы многое утеряли, отвернувшись от религии. Играя в объективность, мы были слишком субъективны, социальный реализм, то бишь антирелигиозный, приняли за что-то серьёзное в противовес религии. Нам нужно на советской литературе показать, что, именно имея Бога в душе, можно творить. Мне как-то пришлось читать исследование одного литературоведа о Твардовском, как тот показал, что Твардовский не только религиозен, а жил надеждой на потустороннюю жизнь. Обычно загробная жизнь нам казалась наивной сказкой, а вот как наши русские советские писатели показали, что это не сказка. Конечно, это им приходилось трудно, но удивительно именно то, что они сумели показать.

Некоторые пытаются сплошь охаивать русскую советскую литературу. Советская литература – часть русской и особенно показательная. У нас уже сейчас, даже при жизни писателей, видно, какие они величайшие писатели. Я имею в виду А. Платонова (правда, этот умер), но вот живые В. Распутин, В. Белов, ведь с ними трудно даже кого-то из других литератур поставить рядом. А ещё что будет впереди. Правда, сейчас мы, может быть, немного и растерялись. Распутин, допустим, занялся гражданским вопросом, но это и показатель, это же подтверждает, что подлинный писатель появляется на национальной почве. Я радуюсь, что и мне выпала возможность внести свою лепту в русскую литературу, пусть хотя бы ту, чтоб поставить яснее вопрос религиозный.

Священник Димитрий Дудко


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"