На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Чемодан на колесах

Почему не получает желанного внимания поэтический багаж Е.Евтушенко

Евгений Евтушенко напрасно слетал в Стокгольм в качестве претендента на Нобелевскую премию. Ее получил многолетний номинант – шведский поэт Томас Транстремер. «Его концентрированные, ясные образы дали нам свежий взгляд на мир», – пояснили свой выбор академики. Но в России ведь поэт – больше, чем поэт. Поэтому за год до напрасного вояжа в Стокгольм автор этой строки развил бурную деятельность, даже не совсем ясную поначалу.

Есть такой преуспевающий сочинитель Анатолий Салуцкий, который и в советские времена широко печатался, и сегодня прекрасно себя чувствует. Его статьи приходят то из США, то из Западной Европы. А еще он ведет в «Литературной газете» рубрику «Хорошо», где призывает: хватит ныть – давайте замечать, что хорошего сделано, воздвигнуто в стране. Я сам люблю на поприще культуры и литературы замечать добрые свершения среди той мерзости, что творится, но тут при поддержке хорошего важно понимать вектор развития. Вот Салуцкий много чего перечислил, а, по данным Росстата – в I полугодии 2011 года число бедных в РФ выросло на 2 миллиона человек по сравнению с I полугодием 2010 года и достигло 21,1 млн россиян. То есть больше двух населений всей Белоруссии, о трудностях которой с упоением рассказали федеральные телеканалы. Хорошо?

Но я сейчас о другом. В «ЛГ» появилось открытое письмо Салуцкого президенту Российского союза предпринимателей А.Н.Шохину «Уважаемый Александр Николаевич! Несколько дней назад мне позвонил из Оклахомы выдающийся русский поэт Евгений Евтушенко, который в настоящее время проходит курс медицинской подготовки к серьезной операции. Однако не личные проблемы со здоровьем тревожат Евгения Александровича. Четверть века он готовил уникальный литературный труд – антологию русской поэзии, которую озаглавил знаменитой строкой из своего стихотворения «Поэт в России больше, чем поэт» и которая включает лучшие образцы десяти(!) веков отечественной поэзии. Подобной антологии нет нигде в мире, ни на одном языке. Большое пятитомное издание, безусловно, претендует на то, чтобы стать культурным памятником нашей эпохи». Ну и ради Бога – кто ж против? Но апологет современной действительности Салуцкий хочет в обход свободного рынка попросить денег у предпринимателей на увеличение запланированного тиража в 10 раз. По-моему, они, как заведено, не откликнулись.

Еще раньше эту кампанию начала газета «Новые известия»: «Составить антологию десяти веков русской поэзии – задача, которую может выполнить академический коллектив. А может – один человек. Про нашу совместную работу с научным редактором В.В.Радзишевским кто-то в читательских письмах очень точно заметил: два человека, делающие работу целого института», – говорит Евгений Евтушенко.

Нет, все-таки это не так: ИМЛИ или Пушкинский дом, готовящие любое собрание сочинений или этапную антологию, подходят к делу более скрупулезно, объективно, многогранно и компромиссно, что является благом, если издание адресовано широкому кругу читателей. Евгений Евтушенко завершил многолетнюю работу по составлению трех, а потом, как оказалось, пятитомной антологии русской поэзии, названной по крылатой строчке. Для названия она длинна, претенциозна и крайне субъективна. Я уважаю этот его труд, поскольку, например, повстречавшись с ним на Кубе, увидел, как он таскал тяжелый чемодан на колесах, где лежали не подарки и кубинский ром, а материалы завершающейся антологии.

Но почему труд был столь длителен? Ведь подобрать стихи (многие из них – антологические) не такая уж гигантская задача – на четверть века. А потому, что Евгений Александрович решил обо всех поэтах не только рассказать сам, но и посвятить почти всем любезным авторам свое личное стихотворное вступление. «Так это и хорошо!» – воскликнет почитатель Евтушенко. Я сам был в юности его почитателем и до сих пор люблю его ранние лучшие стихи, но многие опусы последних лет у меня, как и у многих, вызывают отторжение. Образно говоря, я бы предпочел, чтобы о Блоке было размещено стихотворение Цветаевой «Имя твое», а о Пастернаке – Ахматовой «Он награжден каким-то вечным детством…»

Однако, повторю, длительный труд, пусть и крайне субъективный, заслуживает уважения и издания. Пятитомник должен выйти тиражом в 5000 экземпляров. Огромный тираж для такого спорного поэтического издания! Но тут вдруг началась странная, совершенно непонятная кампания в сверхрыночной стране со строем, так не похожим на шведский социализм: сделать антологию Евтушенко всеобщей, обязательной для всех школ и вузов страны! Такого, наверное, и нобелевским лауреатам не снилось.

Начала эту кампанию с возвращением в «тоталитарные» годы с государственным книгоизданием газета «Новые известия», где Евтушенко печатал главы из будущей антологии. Главный редактор газеты – известный либерал Валерий Яков. Бывший новомировец – даже антисоветчик, как я понял, находясь с ним в одной зарубежной поездке, но почему-то его орган требует возврата к советскому государственному монополизму в лице, правда, не всех отраслей народного хозяйства и культуры, но их любимого автора – Евтушенко.

Начиная с первой же публикации к составителю накопилась масса вопросов. Вот как он открывал серию публикаций с рассказа об одной из первых значительных русских поэтесс Анне Буниной, которая принадлежала к тому дворянскому роду, из которого вышли Василий Жуковский и Иван Бунин. После бесхитростного рассказа шли вдруг стихи:

И, Беллы Ахмадулиной прапра,

                                                 под шляпой,

сметанной парижистой иголкой, –

она явилась к Сахарову в Горький

и хризантемами мильтонов прорвала.

Прабабкой Бунину с основанием дальнего родства называла Анна Ахматова, но при чем тут Ахмадулина, а уж тем более Сахаров, высланный в Горький? – одному Евтушенко известно. Про неграмотную строчку с мильтонами, прорванными хризантемами, – умолчу. Объясните Христа ради: почему это должны читать ВСЕ школьники и студенты России?

Как выяснили «Новые Известия», в нашей стране 53,5 тыс. общеобразовательных школ, а высших учебных заведений – более 1100. Следовательно, уверена газета, чтобы охватить школы и вузы, тираж издания дол­жен быть не менее 55 тыс. экземпляров. Она начала сбор электронных писем и подписей для свершения вожделенного. Евтушенко как напористый самопиарщик заявил в интервью: «Я был совершенно потрясен, когда узнал, что подписи в защиту моего труда поставили на сайте пять тысяч человек». Но не 50 же тысяч! Причем поддержка сейчас по интернету совсем не значит, что люди прочитают антологию, а уж тем более приобретут даже за символическую цену. Уверяю, что с такой хилой поддержкой и тираж в 5000 экземпляров будет вполне достаточен и доступен.

Но Евтушенко, как обычно, идет напролом: «Мы тратим огромные деньги на создание всевозможных центров, которые изобретут для нас национальную идею, мы покупаем не самых блестящих зарубежных футболистов, чтобы они защищали честь России. А в это время национальная идея в ее кристаллизованном виде – вот она, это наша литература! И что же? Как мы относимся к ней? Я полтора часа разговаривал с министром образования Андреем Фурсенко. Я услышал, что я был любимым поэтом его отца. Я не просил денег, хотя это и стыдно, что государство не намерено финансировать такой проект, и этим занимаются частные лица, из-за чего вот уже несколько месяцев дело не движется, лежит полностью готовая набранная книга и не может попасть в печать. Но я хотел только лишь, чтобы министерство образования порекомендовало нашу антологию университетам и библиотекам. Однако в министерстве мне сказали, что это не в их компетенции».

Лучше бы он с гневом спросил Фурсенко, почему в 11 классе на литературу отводится лишь 1 час в неделю? Я разговаривал с выпускницами школы с гуманитарным уклоном – у них было «аж» 2 часа в неделю, но современную поэзию они не проходили, остановились на «Василии Теркине»: ни Евтушенко, ни Рубцова, ни Ахмадулиной, ни Кузнецова. Так, может, в библиотеках нужнее как раз компактная, яркая и ясная антология, чтобы учитель хоть мельком коснулся новейшей поэзии, а не многотомник Евтушенко?

Составитель добился того, что издательству «Русский мiр», издающему антологию, была оказана помощь Фондом социально-культурных инициатив, возглавляемым С.В. Медведевой, новым московским правительством в лице заместителя мэра Л.И. Швецовой, генеральным директором фонда «Русский мiр» В.А. Никоновым, но денег у издательства «Русский мiр» сейчас на тираж в 5 тысяч, а не на 55. Ну, пусть и выйдет таким тиражом, а потом общественность, критики и библиотекари определятся. В библиотеке московского Центра образования №734 (известного как «Школа самоопределения») библиотекарь Тамара Тикунова говорит: «Блока и Есенина – берут очень часто. А современной поэзией не интересуются. Книги Вознесенского, Ахмадулиной, Рождественского годами стоят нетронутыми».

А ведь уверен, что в антологии будет как раз перекос в сторону дорогих шестидесятников. Вот характерная фраза из интервью с Евтушенко:

– Вы готовите новую антологию русской поэзии. По вашим словам, больше всего в нее войдет стихотворений Ахматовой и Цветаевой. А сколько там будет Иосифа Бродского?

– Еще не считал. Примерно, как и в предыдущей антологии. Тогда мы с ним договорились, что у него будет столько же строчек, сколько у меня и Вознесенского.

А школьники-то спрашивают не усложненного Бродского, а прозрачных Блока и Есенина! Лично я не хочу, чтобы любые мои подопечные – от внучек до студенток факультета журналистики – судили о том или ином поэте только с точки зрения Евтушенко. Вот он легковесно пишет о Блоке: «Призывая «слушать музыку революции», Блок тем не менее предвидел удушение российской культуры после того, как свершилось мрачно-ерническое предсказание Пушкина: «Кишкой последнего попа по­следнего царя удавим». Царь, кажется, действительно оказался последним, а вот страдания народа оказались далеко не послед­ними». Но мы ведь знаем, что свершилась реальная культурная революция, что поэзия ХХ века оказалась не удушенной до тех пор, пока не воцарился дикий рынок, когда страдания народа усилились, а вот количество попов возросло, и живут они вполне благополучно. Зачем эти клише в духе 90-х годов прошлого века?

Вот он пишет о Высоцком, которого называет совсем не по делу и не по внешности Иваном-царевичем:

Ты познакомил

народ с народом.

Унасекомил

всех морд по мордам.

С мордами – ладно, хотя именно жирные номенклатурщики, барыги и прочие хари сразу признали его песни своими. Но неужели русский народ до Высоцкого был вовсе с самим собой не знаком? Разве он меньше узнал о себе из стихов Есенина, например, которые до усилий композиторов стали истинно народными песнями? Таких вопросов – уйма.

За государственное финансирование избранного и, уверен, не прочитанного им проекта стоит вольный сатирик и антимонополист Михаил Задорнов: «Думаю, деньги на книгу надо искать у государства. Если оно поддерживает АвтоВАЗ, то почему не может издать антологию? Ведь это такая мелочь для государственного бюджета». Но если финансирование многотомного проекта – такая мелочь, то почему не составить конкурсную, обсужденную общественностью полновесную государственную программу, куда вошли бы нужные всем вузам и школьным библиотекам книги? Например, на моей книжной полке появились две новые замечательные антологии: двухтомник «Молитвы русских поэтов» (составитель Виктор Калугин), куда тоже вошли стихи, не издававшихся прежде авторов, и антология военной поэзии – «Ты припомни, Россия, как все это было» (составитель Геннадий Красников). Обе они, убежден, куда более нужны сегодняшней молодежи для духовного постижения Родины и военно-патриотического воспитания. Они составлены с помощью издательства «Вече» энциклопедически верно, с душой, но без всяких евтушенковских закидонов во вступительных статьях, а особенно – стихах. Давайте спросим общественность (но только не в мусорной свалке интернета!), да тех же школьных библиотекарей и учителей: что им нужнее в работе? Нет, Салуцкий и иже с ним предлагают вернуться к государственной политике в области книгоиздания исключительно для одного Евтушенко, но туда, чтоб он знал, как ни было бы сегодня «хорошо» многие хотят!

Александр Бобров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"