На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Саддам Хусейн: жизнь после смерти

Кровь на песке

Первая после смерти Саддама Хусейна биография иракского лидера издана в России. Книгу московского писателя Сергея Плеханова “Кровь на песке. Жизнь и смерть Саддама” (Москва, издательский дом “Журналист”, 2007) отличают вдумчивый анализ ближневосточных событий, историческая осведомленность и знание сложной религиозной проблематики.

Размышляя над историческим значением личности Хусейна, С. Плеханов приводит ряд смелых, но проблематичных обобщений, сделанных арабскими биографами его героя. По их мнению, иракский лидер первым выдвинул теорию многополярного мира, который должен прийти на смену двухполярному, и стал первым идеологом использования энергоносителей как политического оружия. 

Как бы то ни было, трудно сомневаться в прогрессивном характере первого периода деятельности Саддама. Он ввел в высшие эшелоны власти коммунистов.

Арабский мир столкнулся с происками могущественных сил Запада, названных И.А. Ильиным еще в 40-е годы XX века “мировой закулисой”. Во второй половине 70-х годов усилилась тенденция к интеграции консервативных арабских стран, пристегнутых к финансовой колеснице ведущих мировых держав. Сырьевое богатство не спасло их от диктата Запада. И всё же постепенно росло понимание того, что нужно уходить от всех форм зависимости. Был создан Совет сотрудничества государств Залива без участия Ирака. Саддам благоразумно прекратил конфронтацию с консервативными режимами. В результате возросло влияние Ирака в регионе. Увенчало этот подход Совещание глав арабских государств в конце 1978 г. в Багдаде, где другие страны фактически признали ведущую роль Ирака в противостоянии сионистско-американским планам.

Однако позже он объявил об отказе делить международных лидеров на “революционеров” и “реакционеров”. Была провозглашена Хартия о солидарности арабских стран с разным социальным строем. Критикуя советские действия в Афганистане, Саддам оставил в силе Договор о дружбе с СССР. В то время, как обнаружилось позднее, Саддам уже вынашивал планы, в которых присутствовали авантюристические соображения.

Почти сразу после занятия Саддамом президентского поста обострились отношения с Ираном. Писатель делает важное отступление. Историческая основа конфликта была заложена Англией, в свое время инициировавшей ирано-иракское соглашение о границе, ущербное для Ирана. С уходом англичан из Персидского залива в 1971 г. Хусейн подписал с шахом взаимовыгодное соглашение о границе, вскоре потерявшее актуальность из-за ослабления шахского режима под ударами фундаменталистов.

Саддам поддержал народную революцию в Иране и выказывал добрососедство. Однако вскоре начались военные провокации против Ирака, и Хомейни призвал шиитов свергнуть режим БААС. В сентябре 1981 года Иран нападением на иракские города начал восьмилетнюю войну. Вдобавок к геополитическим и религиозным мотивам Саддам ощутил скрытый расовый смысл войны с Ираном. С. Плеханов справедливо называет взаимоотношения персов и арабов “одной из драматичнейших страниц истории мировой цивилизации”.

Мировое сообщество приняло объяснение Багдада о начале войны, пишет автор. Сразу после захвата Ираком берега пограничной реки Хусейн предложил мир с отводом своих войск, указав на подлинных противников единства Ирана. Тегеран молчал. Злейшие враги Хомейни — Израиль и США — тайно продавали оружие Ирану. Идеолог “мирового правительства” Киссинджер говорил о пользе для Запада взаимного изнурения воюющих сторон. Война перешла в позиционную стадию. Продолжались взаимные налеты на гражданские цели. Хусейн, снова проявив миролюбие, прекратил бомбардировки. Но Хомейни был непреклонен. После того как обе страны стали наносить удары по нефтяным объектам противника, в Заливе появилась мощная флотилия Запада. В тот период Саддам Хусейн, по словам автора, верно оценил обстановку в мире: ни одна крупная страна не ввела против Ирака санкции. ООН и Лига арабских стран только после начала позиционной войны стали принимать резолюции о прекращении боевых действий. Общая угроза бесперебойному сырьевому снабжению сплотила Запад крепче, чем жестокие военные действия против мирного населения воюющих сторон.

Изолировав Иран, США в 1982 г. исключили Ирак из числа стран-“террористов”. В Багдад приезжали делегации со всего мира. В конце 1985 г. Саддам встречался с Горбачёвым. Нарастал поток советского оружия в Ирак. Огромное количество вооружений, накопленных в регионе, должно было рано или поздно заработать, как это случилось в 1940 году в Европе. Последний советский лидер, обработанный “мировой закулисой”, подключился к сложным политическим маневрам, которые Хусейн воспринимал как поощрение смелых действий, проникаясь ложной уверенностью в безнаказанности. В июле 1988 г. Иран заставили принять резолюцию ООН. 

Самообман, овладевший Хусейном, начался с восстановления дипломатических отношений с Америкой. Этот тактически верный ход привел Саддама к переоценке возможностей тесного союза с США. Едва закончилась война с Ираном, Саддам стал обдумывать военную акцию против Кувейта. За неделю до иракского вторжения США уверили Саддама в невмешательстве в будущий конфликт. Хотя на деле США искали повода для сокрушения военной мощи Ирака. И они добились своего. В ходе операции “Буря в пустыне” 80% иракского флота было уничтожено, а граница отодвинута в сторону Кувейта. Пограничное размежевание попало под контроль “мирового сообщества”.

Во время посещений Ирака автор отметил атмосферу веротерпимости. Диктатура уживалась с элементами свободомыслия, если оно не посягало на политику. С. Плеханов замечает, что “в сравнении с некоторыми странами… Ирак был государством, где ислам служил гуманистическим целям”. Это утверждение спорно. Любая диктатура национального свойства достигает определенных результатов в социально-культурном развитии своего народа, но — за счет ликвидации гражданской свободы. 

В заключительном разделе книги С. Плеханов напоминает: не сбылись сообщения западной печати о скором конце Саддама, о восстаниях и заговорах. Год за годом Хусейн продолжал руководить страной. “Свободная пресса”, когда нужно, освобождала себя от необходимости говорить правду. Западная пропаганда представляла президента Ирака главным препятствием миру в регионе. За много лет до 2003 г. США готовили “окончательное решение” вопроса о Саддаме.

Переломный момент наступил 11 сентября 2001 г. Западная пропаганда, приписавшая налеты на Нью-Йорк полумифической “Аль-Каиде”, бездоказательно связала Саддама с этим мнимым оплотом “международного терроризма”. В марте 2003 года началась агрессия против Ирака под предлогом ликвидации не существовавшего в стране ядерного оружия.

Объясняя причину быстрого крушения режима Саддама, автор указывает: “Морально-политич-ского единства БААС и народа не было даже на первоначальном этапе строительства арабского социализма”. К этому объяснению добавляется “накопившаяся усталость… утрата внятных целей и перспектив существования страны”. “Только личность Саддама Хусейна оставалась фактором стабильности”,— поясняет писатель. Но Багдад, оставленный почти без боя,— это что-то большее, чем разочарование в Саддаме. Генеральский пул и племенная верхушка продали родину иностранцам! 

Последующие события в Ираке хорошо известны. Правление коллаборационистов, постоянные теракты, стравливание суннитов и шиитов — всё это не помогло агрессорам. Казнь Саддама Хусейна не обезглавила сопротивление, как надеялись оккупанты, напротив, она придала образу иракского лидера героические черты. Он решительно боролся против мирового империализма на Ближнем Востоке. Возможно, это покроет все его ошибки и преступления. 

Заключает книгу С. Плеханова безупречный вывод об уникальной роли Саддама в “безнадежной борьбе с Молохом”. “Он станет иконой для тех, кто будет искать альтернативу глобализации”,— пишет автор. По прочтении этой содержательной книги остается впечатление неизбежности появления фигуры масштаба Саддама Хусейна в арабском мире. Несмотря на противоречивость этого деятеля, трудно усомниться в выводе автора, что найдутся те, кто продолжит его дело. Ведь на наших глазах вызревают “новые силы, которые очень скоро определят лицо планеты”.

Игорь Бестужев


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"