На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Талант удивления миром

Слово о поэте

По рождению Александр Карякин – сибиряк. А по судьбе – волжский поэт, неразделимо творчески связанный с одним из древнейших и красивейших волжских городов – Сызранью. В феврале поэт отпраздновал своё 60-летие, дав нам законный повод перечитать его стихи и порадоваться его поэтическим открытиям. Спасибо тюменскому городу Ялуторовску, что в свое время подарил нам своего уроженца Сашу Карякина. Когда-то в детстве, в суровой Сибири будущий поэт-волжанин написал вот эти первые проникновенные строки:

«…Вот прошла истома лета. //Осень солнцем расписала //Краской золотого цвета //Заросли речного тала…».

Карякин принадлежит к ныне почти вымирающему типу почвенных поэтов классического дыхания, за которым как-то не особо спешит новое поколение. А жаль, ведь без корней недолго цветёт любое дерево. Даже при жизни автора стихи, в которых нет «почвы и судьбы» – недолгого хранения. Только крепкая корневая система дает поэзии залог будущей жизни:

Разбудили в гнездах ос //И вспугнули уток, //Начиная сенокос, //Люди с добрых шуток. //Полетели голоса //К речке и в дубравы. //И поет в руках коса, //Подсекая травы. //Но пришла к покосу вдруг //И мычит корова: //«Тех, кто выкосил весь луг, //Забодать готова!». //Ну а то, что этот лук – //С клевером и мятой – //Принесут ей в пору вьюг, //Невдомек рогатой!

Некто мудрый сказал, что поэтами становятся лишь те, кто в душе способен остаться ребенком. Собственно, с этим утверждением перекликается и знаменитое пушкинское «Поэзия должна быть глуповата». Если вдуматься в пушкинскую мудрость, то понимаешь: наивность и детскость, умение воспринимать окружающее, как чудо, как впервые, и есть – поэтическое мировосприятие:

«Опять идут по небу тучи – //Как в летний день с грозою шли. //Но снег теперь с небесной кручи //Летит до стынущей земли. //Густою первою порошей //Все улицы занесены. //Но день зато – такой хороший //В объятьях этой белизны! //Я дни такие с малолетства //До лет сегодняшних люблю. //И не случайно, чтоб сотгреться, //Снежки упругие леплю. //Бросаюсь первою порошей, //Собрав ее с земли в снежки… //Лепи снежки и ты, прохожий! //Лечись, лечись от злой тоски!

Родниковой наивностью трогают душу читателя стихи Александра Карякина. Серьезный мужчина, отец семейства, никогда от работы тяжелой не бегавший по жизни, этот человек в душе, несмотря на внешнюю сдержанность, сохранил талант удивления миром. Может, вынес Александр его из детства, где был самым младшим ребёнком в традиционно многодетной сибирской семье? Младшим был, а вот в младшеньких не сиживал, от трудностей не бегал, скорее искал их. Трудовую деятельность начал в 1980 году и не кем-то, а монтажником-высотником на севере Томской области.

В 1983 году переехал в Сызрань, женился на волжанке, воспитал двух дочерей. И тоже стихами от работы не прикрывался. Работал токарем на знаменитом сызранском заводе «Тяжмаж», где ему было присвоено звание «Лучший рабочий завода». Позже перешёл работать на завод «Пластик», и тоже по рабочей специальности. Сызрань стала главным городом его судьбы – столицей души и столицей поэзии Александра Карякина. А 1997 год стал точкой отсчета в его литературной судьбы, когда он пришел в литературное объединение Сызрани, где состоит до нынешнего дня, хотя уже давно (с 2003 года) является членом Союза писателей России. Своими наставниками Александр Карякин считает Виктора Трошина, Олега Портнягина, Надежду Подлесову.

Прекрасен город Сызрань над рекой, //Как в сказке, от восхода до восхода. //Недаром он, подаренный судьбой, //Мне нравится в любое время года. //Когда его укутывает снег //От зимней стужи белым покрывалом – //Хоть целый день, счастливый человек, //Я топаю по стареньким кварталам. //Где дух веков гуляет по дворам, //И снег на куполах церквей искрится, //А в окна древним низеньким домам //Зима, как красна девица, глядится. // Люблю, устав от северных дорог, //Я днем весенним в город возвращаться, //Когда в садах – костров седой дымок //И яблонь цвет вновь обещает счастье. //За то люблю, что он семью сберег, //За то, что он всегда меня волнует. //Еще за то, что Сызрань-городок //Меня к родной Сибири не ревнует!

Лихие-девяностые не минули семью Карякиных. С 1996 по 2008 год работал Александр Сергеевич, чтобы обеспечить семью, как многие нынешние русские мужики, вахтовым методом на севере Тюменской области. В городе Урае стал известен не только как электромонтёр на нефтепромысле. Нашел время и силы, чтобы стать одним из создателей и наставником юношеской литературной гостиной «Юность». Под его редакторством вышли два сборника стихов «Юность» и «Юность Урая». Всюду, где появлялся Александр Карякин – даже там, где об изящной словесности и помышлять не приходится, он делал все, чтобы поэзия пришла к людям:

«В России жизнь катилась комом, // И, чтобы он меня не сбил, //Вернулся я к родному дому, //Где народился, рос и жил. //И у родимого порога, //Лишь только приоткрыл я дверь, //Меня покинула тревога, //Как покидает клетку зверь. //Легко обнял меня за плечи //И оживил домашний дух //Своим теплом, гуденьем печки, //Где бился огненный петух. //И сердце стало ровно биться, //И стала мне опять слышна //Заветных дум моих царица – //Молитвенная тишина.

Личная жизнь не особо ласкала героя моего эссе. В лихие девяностые потерял жену, и лишь много позже женился снова. Причем, и дочерей от первого брака не забыл, и дочь второй жены удочерил и воспитал, как родную:

Не обижал сирот я никогда //Ни кулаком, ни даже словом просто. //Поскольку знал: пройдут еще года – //И сам я испытаю боль сиротства. //Не обижал я нищего с сумой, //А подавал монетки – не убудет. //Не пуст еще карман сегодня мой, //Но кто же знает, что там завтра будет? //Пройдут года, и я, совсем седой, //Приду к родным в день скорбный на кладбище – //Пусть будунищим, круглой сиротой, //Но с чистым сердцем и с душой не нищей.

За широкой душой у Александра Сергеевича четыре поэтических сборника стихов – «У родного порога», «России маленькая часть», «Пристани», «Дорога». Сборника стихотворений для детей «В королевстве у букашек». В послужном литературном списке Карякина лауреатство в Международном конкурса детской и юношеской художественной и научно– популярной литературы имени А. Н. Толстого (по результатом этого конкурса его стихи вошли в четырёхтомник «50 писателей» вышедший в известном столичном издательстве «Российский писатель»). География публикаций широка – альманах «Эринтур» (Ханты-Мансийск), «Стрежень» (Тольятти), «Сызранская излучина» (Сызрань), ведущий журнал писателей России «Наш современник» (Москва), журналы «Сура» (Пенза), «Русское Эхо» (Самара)... В 2008 году неутомимый Карякин пришёл работать в Сызранский филиал Самарского Государственного Политехнического Университета на кафедру – информатика и системы управления. Создал там и руководил литературным клубом «Вектор». За десять лет работы клуба вышли два сборника стихов преподавателей и студентов университета под редакцией Александра Карякина. 2011 году в Сызрани вышел сборник «Вектор», а в 2017 году сборник «Энергия слова». Этой энергией – энергией Живого Слова – с Александром Карякиным, видимо, щедро делилась Волга:

«Воспевал я Сибирь и Урал, //Но, увидев твои берега, //Хоть никто и не слышал, сказал: //«Ты сама – словно песня, река!». //Может, впрочем, расслышала ты //Те слова удивленья сполна: //В подтвержденье моей правоты //Что-то тихо запела волна. //Я глядел в неоглядную ширь //И теперь-то уже понял сам, //Почему и Урал, и Сибирь //Покорились твоим казакам.

В данное время наш юбиляр – пенсионер и счастливый дедушка, «награжденный» двумя внучками и внуком и премированный признанием собратьев по перу. Но личное счастье никогда не мешало поэту быть гражданином:

«Как партократы ни хотели //В народе веру охладить – //Добились мы заветной цели: //Нам разрешили в храм ходить. //Теперь и сами партократы, //Вздыхая по былым делам, //Не только помолиться рады, //Но и пожертвовать на храм. //И откупаются дарами, //И слезы крокодильи льют. //Но большинство, как прежде, в храме – //Простой и даже нищий люд. //Не предававшим нашей веры //Всегда был путь открыт сюда. //Но фарисеи, лицемеры //Не оставались навсегда. //Они уходят и приходят. //Глядят с мольбой на образа. //И вдруг испуганно отводят //От ликов праведных глаза

Читатель, наверное, спросит, а к чему эссеист Анашкин приводит не краткие лаконичные цитаты из стихотворений поэта Карякина, а практически полностью цитирует стихи. А вот так получается, что ни строки, ни строфы не выкинуть из «песен», что поет поэт Карякин о Волге, о себе и о России. Начинаешь цитировать, думаешь быть кратким, а вот не получается. Строка тянет за собой строку, одна мысль невозможна без другой, а уж сократить чувства, растворенные в стихах поэта – и вовсе резать по живому:

«В моем дому стоит большая печь – //Теперь не часто встретите такую. //А потому, когда о доме речь, //Я от нее, как водится, танцую. //При доме банька есть и огород, //Растут в котором не одни цветочки. //Хлопот хватает, словом, круглый год //И нам с женой, и даже нашей дочке. //Годится дом наш для житья-бытья, //Хоть и не стал пока он полной чашей. //А если что-то надо, знаю я, //Приобретем, ведь все во власти нашей. //И знаю я, что был бы пуст наш дом, //С его вещами, дребеденью всякой, //Когда бы не нашли приюта в нем //Бездомный кот с бездомною собакой.

Так и живет на волжских берегах поэт с сибирской крепкой хваткой на слово и с лирическим пониманием его песенной сути – Александр Карякин. Нет-нет да и посмотрит с иронией видвшего виды человека в сторону Москвы:

Светлы московские палаты, // Гудит от криков микрофон – // Там в свод законов депутаты // Проводят новый свой закон. // Но их поправки и отводы // Напоминают балаган, // И рвутся там права народа, // Как тришкин латаный кафтан. // А в дальних маленьких деревнях, // Куда добраться нелегко, // Живет народ в поверьях древних // И пьет парное молоко. // Решив, как жить – без депутатов – // Тремя законами тайги, // Что предки приняли когда-то: // Дай есть, согрей и помоги!»

Вот так и живёт на берегах Волги волжский сибиряк Александр Карякин, посвятивший России лучшие свои стихи… Верен исконному русскому закону любви к ближним и ответственности за них.

Эдуард Анашкин (село Майское Пестравского района)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"