На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Деревенскую кроткую землю

Я молитвой кормлю у крыльца

С удовольствием узнал о выходе новой книги избранных стихов протоиерея и поэта, члена Союза писателей России, отца Сергия Гусельникова. Название книги осеннее – «Время жатвы». Открываю газету «Благовест», подписчиком которой являюсь. Вот как на страницах этого издания поясняет отец Сергий название своей книги: «Жатва – это подведение определенных итогов, сбор урожая не только в земном смысле, но и в духовном. Семена, которые в нашей душе Господь посеял, со временем приносят свои плоды, и мы собираем своеобразный духовный урожай. Потом в этом году мне исполнилось 50 лет, поэтому логично говорить о каких-то итогах, плодах творчества. Слово «жатва» используется еще и в высшем смысле. Это Страшный Суд, когда плевелы будут отделяться от пшеницы...». Сергей Владимирович Гусельников, сколь его знаю, всегда старается отличать зерна от плевел, потому, видимо, и выбрали его два подвижнических и духоподъемных призвания – священнослужителя и поэта. Знакомством с отцом Сергием я обязан ныне, увы, покойному талантливому православному поэту, своему односельчанину Владимиру Осипову, с которым отец Сергий был дружен. Не берусь лезть в чужие дружеские отношения, но думаю, что обоих этих православных поэтов роднило глубокое понимание миссии Православия в России. И, конечно, любовь к поэзии, как к одной из ипостасей веры человека в нетленное. Никто, пожалуй, из нас, Володю Осипова знавший близко, не сказал о нем так проникновенно, как отец Сергий Гусельников, назвавший его странником, каковым Владимир Осипов и был по жизни:

Золотые перелески

И студеная вода,

Полустершиеся фрески

Да сухая лебеда.

Вдоль проселочной дороги –

Все могилы да кресты...

В кровь истерлись мои ноги,

А до церкви – три версты.

Одинокий коршун в небе

Кружит, как в душе тоска.

Эх, прибавить шагу мне бы,

Ведь дорога далека.

Загулявший ветер в поле

Ищет чей-то давний след:

То ли древней вольной воли,

То ли прежних горьких бед...

Вот и церковь на пригорке –

Ничего я не боюсь!

Где ж ты, где ж ты, коршун зоркий?

Я иду в святую Русь!

Оба они шли в святую Русь, оба понимали неизбежные тяготы этого пути. Им было о чем поговорить и о чем помолчать. Отец Сергий Гусельников очень точно в одном из своих интервью отождествляет стихи с молитвой. Потому что и молитва, и стихи – глубоко личные, выходящие из сердца человека, слова. Не зря же столь любимый отцом Сергием поэт Александр Блок говорил, что настоящие стихи должны быть обращением к Богу, и не иначе. Конечно, без помощи Творца ни один поэт не написал ни одного настоящего стихотворения, которое оказалось бы сильнее времени и забвения. Лишенной Божьей искры графомании – да, пишется много. Тех «придуманных» стихов, которые можно строчить километрами и выдавать тоннами, потому что они не оплачены живой кровью сердца. «Без Мене не можете творити ничегоже» – сказал Господь. Только вдохновением свыше дается человеку возможность творить – в этом я полностью согласен с отцом Сергием не только как со священником, но и как с поэтом.

Сначала Володя Осипов познакомил нас с Сергием Гусельниковым, что говорится, заочно – предложил мне почитать его стихи в журнале «Духовный собеседник». А когда понял, что как собеседник и как поэт отец Сергий, что говорится, зацепил меня за душу, тогда уж Осипов нас познакомил и лично.

Звонит как-то мне, мол, приходи, приехал отец Сергий. Так и познакомились. Сергей Владимирович порой приезжал в наше село Майское, иногда даже со старшим сыном. По занятости своей не мог бывать часто. Но по всему было видно, что он любит сельскую размеренную жизнь. Да и удивительного ничего нет – он же урожденный сельчанин, о чем пишет в своих стихах. Как говорится, горожанин в первом поколении:

Не устану писать о деревне,

О печали родимых полей,

Где все слышится отзвук древний

Вольной песни степных журавлей.

Я готов эту песню слушать

Среди запаха горьких трав

До тех пор, пока грешную душу

Унесут в царство вечных дубрав...

Я готов и коровье мычанье

Принимать как любимый мотив!

И озер голубое молчанье,

И пожар лошадиных грив –

Все как радость земную приемлю,

Как святое дыханье Творца.

Деревенскую кроткую землю

Я молитвой кормлю у крыльца.

Какие классически прозрачные стихи! Ни одной мирской червоточины, которыми так богата современная «гражданская» лирика, в них не сыщешь.

Почитаешь такие светлые стихи и, как бы ни было печально и неспокойно на сердце, воспрянешь духом, словно подпитаешься небесным светом. Словно вскормят они тебя молитвенным словом автора. Иначе и быть не может и не должно. Для того, по сути, и нужна нам поэзия, чтобы делать нас лучше, чище, давать силы для воспитания своей души. У нас в селе Майском отцу Сергию, видимо, лучше думалось и творилось, он иногда читал нам, Осипову и мне, свои новые стихи. Иные из них, помещенные в книгу, о селе Майском. Между тем я с радостью встречал новые стихи отца Сергия в журналах «Русское эхо», «Лампада», «Наш современник», газете «Благовест»... Так получается, что говоря о поэзии отца Сергия Гусельникова, не получается умолчать о нашем почившем друге Володе Осипове. Очень уж дружны были Гусельников и Осипов. Вот и отпевать-то Володю зимним морозным днем 2010 года приехал именно отец Сергий. Он был почившему Осипову другом-исповедником при жизни, счел своим долгом проводить по-христиански в последний путь. Но не хочется о грустном. На то и настоящая дружба, что остается в сердце даже тогда, когда друга уже нет в живых. А при жизни дружеское участие дает нам силы верить и надеяться даже тогда, когда мы страдаем скорбями телесными, как страдал ими последнее время Владимир Осипов. Сказывались последствия его активной гражданской позиции в виде ран, нанесенных при защите Белого Дома в Москве в страшном 1993 году. Владимира Осипова отец Сергий Гусельников считает не только своим другом, но и наставником на поэтической стезе. А Володе Осипову общение с отцом Сергием, видимо, придавало сил по-христиански кротко сносить постоянные изматывающие боли:

Это было в поселке Майском

Летним днем у поэта в саду.

Мальчик маленький в серой майке

Дергал с корнем траву-лебеду.

А поэт умилялся и плакал,

Он был болен, измучен и слаб.

И своим давно вызревшим злакам

Был совсем почему-то не рад. Слишком много волчцов и терний Проросло у него в душе. Их бы выдернуть в час вечерний!

Только сил не хватало уже...

И теперь этот маленький мальчик,

Что гости у него три дня,

Уколол о волчцы свой пальчик,

Но зато – станет чистой стерня.

А поэт ощущал, как свыше

Кто-то рвет из него сорняки.

И он снова, как в детстве, слышал

Соловьиную песнь у реки...

Несмотря на свои 50 лет, отец Сергий способен слышать эту детскую соловьиную песнь, а потому остается поэтом. Остается в душе ребенком – нелукавым, устами которого, как известно, глаголет истина... В книгу «Время жатвы» включены «Италийские сны» – стихи, навеянные поездкой отца Сергия к мощам Святителя Николая в город Барии. Это поэтические сны русского священнослужителя и русского поэта на земле, по которой когда-то ходил один из самых почитаемых в России святых:

Адриатическое море. Город Барии.

Меняет цвет соленая волна.

Она еще все помнит, как встречали

Святителя в былые времена...

Когда недавно отец Сергий Гусельников стал членом Союза писателей России, я порадовался, что Самарская областная писательская организация в его лице обрела самобытного поэта, какого еще у нас не было. Вообще-то я нечасто даю творческие рекомендации в Союз писателей России. Я противник того, чтобы гнать численность членов в ущерб качеству создаваемых произведений. Только трижды за свою жизнь я рекомендовал писателей в члены СП России. Каждым из рекомендованных мной могу по праву гордиться. Талантливая молодая поэтесса Карина Сейдаметова. Выдающийся самарский поэт Виктор Поляков. И замечательный православный лирик Сергий Гусельников. В случае с отцом Сергием я рад, что наши с Владимиром Осиповым творческие рекомендации оказались, что говорится, к месту и ко времени. Времени осмысления судеб России в наше непростое время:

В России нет полутонов:

Ее безкрайние просторы

То тонут в мраке страшных снов,

То красотой пленяют взоры.

Уж если боль – то пить до дна,

А радость – так делить со всеми!

Скажи, в какие времена

В нас посадили это семя?

То ли с крещением в Днепре

По княжьей и Господней воле,

То ли на утренней заре

В широком Куликовом поле?..

О всемирной отзывчивости русской души первым заговорил Достоевский. После Достоевского много размышляли другие русские писатели – каждый на свой лад. Тот не русский писатель, кто хотя бы раз сам себе и читателю не задавал вопрос об истоках этой всемирной и вселенской русской душевной широте, которая частенько приносит нам не только победы, но и беды. А уж желающих «обузить» не в меру широкого русского человека и не в меру большие русские пространства всегда хватало! Отец Сергий Гусельников ищет истоки русской душевной широты в православном небесном промысле. Он говорит нам о том, что на Куликовом поле Русь противостояла не только врагам телесным, но и искушениям духовным. Когда, чтобы сохранить Россию и Веру, надо было собраться воедино и преодолеть княжеский междоусобный разброд. А ради объединения надо преодолеть главный человеческий грех – гордыню. Ведь невинных среди нас, за исключением новорожденных младенцев, нет! Но, увы, сколь склонны к покаянию праведники, столь же закоренелы в своих заблуждениях грешники. Об этом тоже, однако без осуждения и гнева, размышляет в своей книге отец Сергий:

Жить в ощущении вины

И в ожидании расплаты...

Мы этим так всегда бедны!

Мы этим так всегда богаты!

Печальны сжатые поля.

Но будут новые посевы,

И принарядится земля

Под птиц весенние напевы.

Коварна снежная пурга,

И за окном так ветер воет...

Но по весне сойдут снега –

И, значит, каяться нам стоит.

Жить в ощущении вины

И в ожидании расплаты...

Мы перед Богом все равны,

Мы все пред Богом виноваты.

Наше равенство перед Богом – это равенство братьев и сестер перед Родителем. А наше ощущение неизбежной греховности человеческой – основа нашего покаяния и нашей веры в Господа. Об этом нам не устает напоминать молитвами и стихами отец Сергий Гусельников – священнослужитель и поэт.

Село Майское Самарской области

Эдуард Анашкин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"