На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Между отчаянием и надеждой

О повести соучастия

Обычно мы ценим книги новенькие, что говорится, не секонд-хэнд. Да и в подарок куда приятнее получать такую и ощущать себя первым ее читателем. Но если подумать, то книга ценна именно тем, что она читана и даже перечитана. Что она становится не твоей личной собственностью, а эстафетой идей, заложенных в ней. Что через эту книгу, читанную многими до тебя, ты как бы знакомишься со многими другими ее читателями и ощущаешь некую читательскую общность. За что и люблю я книги библиотечные.

Книгу Леонида Кирилловича Иванова я взял не в библиотеке, мне её прислали из Москвы друзья-коллеги по перу, но тем не менее она именно эта эстафета добра и надежды. Уже по тому, как она зачитана, видно, что эта книга очень нужна людям. Леонид Иванов известный журналист и писатель не только в Тюмени, где живет, но и в России. Он – автор многих книг, но я сейчас говорю о вполне конкретно о его книге «Палата 206», ставшей своего рода бестселлером среди людей, кому поставлен страшный диагноз – рак. Не буду скрывать, и я частично принадлежу к этой категории, как состоящий на учете в Самарском онкоцентре. Часто приходится бывать в больнице, проходить УЗИ, сдавать анализы и ещё многое другое сделать и пройти, чтобы попасть на приём к врачу. Ожидание, чтобы побывать у врача, это не место для встреч: контингент от детей до пожилых людей со страшным диагнозом – рак. А потому прочёл книгу Иванова не только как читатель и писатель. Но сначала об авторе.

Уроженец Вологодской глубинки, куда были сосланы его родители-финны, Леонид Иванов с детства рос в любви к литературе. Много читал и с детства, что говорится, «баловался пером», пробуя себя в прозе и журналистике. Однажды прочитал произведения нашего великолепного прозаика, сибиряка-кубанца Виктора Ивановича Лихоносова. И они так поразили юношеское воображение, что и доселе Леонид Иванович считает Лихоносова своим крестным отцом в литературе.

В молодом возрасте стал литературным сотрудником газеты-районки, то есть прошел суровую, но очень поучительную литературную школу. По собственному опыту работы в районной газете знаю, сколь суровую проверку на человеческую и творческую прочность там проходишь. Хотя писатели настороженно относятся к журналистике, говоря, что она может испортить талант писателя. Но мало кто знает, что Михаил Александрович Шолохов считал кадровым писательским резервом именно журналистов, как людей, знающих жизнь и тружеников пера. Вся жизнь Леонида Иванова связана с журналистикой. Приметы его биографии явно проглядывают в одном из его персонажей «Палаты 206». Хотя думаю, что в каждом из персонажей, которых выписывает читатель, есть так или иначе автобиографичность.

Несмотря на то, что журналистика требует человека всего и полностью, Леонид Иванов все эти годы и как писатель не простаивал. Свидетельствому тому публикации в литературно-художественных альманахах и журналах, В 2009 году увидела свет его книга очерков и рассказов «Первый парень на деревне». В 2010 году вышла повесть "Леший", в 2011 году - повесть "Палата 206" и книга "Будем жить!", в которую автор включил две повести и несколько рассказов. В 2012 году вышла книга "Покойники - народ смирный", а в 2013 году двухтомник "Избранное", получивший лауреатский диплом на конкурсе "Книга года -2013". Книги Леонида Иванова отмечены на литературном конкурсе Полпреда Президента РФ по Уральского Федерального Округа, не говоря уж о премии Губернатора Тюменской области. Леонид Иванов - лауреат Всероссийской литературной премии "Белуха", лауреат Международной литературно-педагогической премии "Добрая лира" и так далее.

Книга «Палата 206» изначально не была рассчитана, уже самим своим тиражом в пятьсот экземпляров, на какой-то всероссийский читательский охват. Такие книги расходятся больше в литературном кругу, когда автор дарит их коллегам да библиотекам на литературных вечерах. «Палата 206» получила неожиданный для автора, даже с учетом актуальности поднятой проблемы онкозаболеваний, всероссийский резонанс. Леонид Иванович стал получать письма из разных регионов России, куда его книга той или иной оказией попадала, что говорится, сама проторивая себе дорогу к читателю. Люди, в основном те, кто пережил онкозаболевание и кто болеет им, делились с автором самым сокровенным и благодарили его, что он не просто поднял проблему тотального роста онкологии в России, но и помог больным не впасть в отчаяние и продолжать бороться за свою жизнь. Писали автору не только больные, но и врачи. Просили прислать хотя бы один экземпляр книги, чтобы давать читать своим пациентам как психотерапевтическое средство.

Впрочем, эту книгу следовало бы прочитать и здоровым людям, чтобы могли вовремя остановиться и задуматься о своей жизни. Отрешиться от суеты и не упускать из вижу главное в жизни – саму жизнь. Православные отцы говорят, что Бог посылает нам болезни вовсе не как наказание, но и для вразумления. «Палата 206» доверительно и увлекательно рассказывает нам о нескольких днях жизни пациентов, волею судьбы оказавшихся в одной больничной палате. Все они люди очень разные по судьбе, по возрасту, по социальному и финансовому положению. Здесь они все равны. И разделение на «северян», т.е. пациентов из северных районов, за лечение которых доплачивают богатые северные регионы, чтобы северянам давали второй завтрак, воспринимается не иначе, как с улыбкой. Потому что все равны перед лицом страшного недуга, словно некто свыше решил уравнять их, таких разных, но таких равных перед диагнозом, который звучит почти как приговор, не подлежащий обжалованию…

Читаешь книгу и время от времени ловишь себя на мысли, что в нашем современном человеческом обществе, где люди, обуянные погоней за материальными и статусными благами, как-то стали забывать о некоем изначальном своем человеческом равенстве, такие недуги неслучайны. Смерть и рак уравнивают всех – бомжа и монарха, напоминая людям о том, что все мы живем под одним небом. И не суть важно – ездим мы в иномарках или стоим на остановке трамвая.

Кто-то скажет, что назвать эту повесть энциклопедией современной жизни в России будет слишком патетично. Но я бы именно так ее и назвал. Потому что через судьбы пациентов перед нами предстает современная Россия. Перед нами люди из самых разных социальных слоев современного российского общества, с самыми разными судьбами, характерами, житейскими обстояниями… Успешный бизнесмен Дмитрий Иванович, недавно перенесший операцию по удалению рака и вновь погрузившийся с головой в бизнес-проблемы, хотя его «взаимоотношения» со страшным диагнозом еще до конца не решены. Молодой сельчанин Ильдар, которого страшный диагноз застал, как гром среди ясного неба, став страшным ударом и ему, и его любящей и любимой жене Айгуль. Ильдар попадает в большой город из глубинки, и его стресс от известия о болезни усугублен его бытовой и материальной неустроенностью, и даже какой-то сельской детской наивностью. Талантливый успешный журналист Вадим – тоже со своими проблемами. Овдовевший и оставшийся одиноким несмотря на наличие сына и дочери дядя Коля – славный старичок с чувством собственного достоинства, не желающий быть детям и внукам в тягость. Бравый военный Фёдор, заработавший болезнь во время военных сборов, но несмотря ни на что не утративший боевого духа, за что прозван другими больными энерджайзером.

Медсестра Ниночка, что почти по-матерински относится ко всем пациентам. Во всех них, больных раком, она словно видит свою бабушку, умершую от этого диагноза. Смерть бабушки до того поразила в свое время Ниночку, что она решила стать врачом, чтобы найти лекарство от рака. Но жизнь внесла свои коррективы, и Ниночка стала медсестрой, помогающей онкобольным. Крепкий русский сельский мужик Степан – добротный хозяин, на каких во многом стоит современное русское село. Думающий о будущем, строящий дом для своей семьи и именно в это время узнающий свой страшный диагноз… И как бы по другую сторону – врачи-хирурги, мастера своего дела, что несмотря на финансовые махинации начальства из числа нуворишей от медицины, стараются честно делать свое дело и, как могут, морально поддерживают своих подопечных… Вчитываясь в судьбы этих и других героев повести, ты словно видишь распахнувшуюся перед тобой Россию, переживающую тоже некий пост-перестроечный «диагноз», что сродни онкозаболеванию...

Заслуга автора повести «Палата 206» в том, что он не позволяет ни своим героям, ни своим читателям впасть в уныние и отчаяние. И хотя в номере палаты подспудно звучат два трагических символа – груз двести и палата номер шесть, это не повод для уныния. И высшая степень надежды – это преодоленное отчаяние! А потому из палаты, где проходит граница между жизнью и смертью, между надеждой и отчаянием, по воле автора, диктуемый художественной логикой повествования раздается смех, а вовсе не безысходные рыдания. Смех, свидетельствующий о том, что душа и дух людей, телесно отягченных болезнью, не сломлен. Читатель поначалу вправе впасть в недоумение: "Какое веселье? Как можно смеяться, одной ногой стоя в могиле?» Но ведь порой мы начинаем в полную меру ценить жизнь лишь тогда, когда осознаем, насколько мы не бессмертны! Не потому ли автор «Палаты 206» Леонид Иванов продолжает получать от благодарных читателей письма и звонки, судя по которым, книга его давно перешагнула границы России? Письма приходят Казахстана, Белоруссии, Прибалтики, Польши...

Ну а теперь логично будет сказать, что книга написала отнюдь не только средствами художественного воображения. Дело в том, что Леонид Кириллович пишет во многом о себе, дважды перенесшем операцию по удалению онкологии. Уж кто-кто, а он не теоретически знает, как это трудно не упасть духом и не впасть в отчаяние при таком диагнозе. Эта книга написана им во многом и для себя тоже! И в этом ее уникальность! Вспомните книги фронтовиков о войне. Того же «Василия Теркина»! На войне тоже, как в онкоцентре, проходила линия, где бок о бок ходили смерть и жизнь, надежда и отчаяние. И все понимали, в любой момент «пуля пролетела и ага». Но разве это повод сидеть в окопе и безутешно рыдать? Нет! Это повод с удвоенной и утроенной силой любить и ценить жизнь в каждом ее проявлении, находить в ней жизнеутверждающие моменты. Когда человек ощущает, насколько коротка и хрупка жизнь человеческая, с ним происходит поистине волшебная метаморфоза от понимания, что никакие материальные блага с собой на тот свет не заберешь. И предстояние перед вечностью открывает в человеке те неведомые ему самому силы, которые прежде дремали. А потому книгу «Палата 206» я бы посоветовал прочесть не только тем, кто так или иначе связан с раковыми заболеваниями. Но и здоровым людям, чтобы научиться ценить жизнь. Ведь даже в слове ОТЧАЯНИЕ явно звучит старинное слово ЧАЯНИЕ, то есть надежда.

Эдуард Анашкин (Самарская область)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"