На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Стихи рождаются не вдруг, не сразу…

О творческой судьбе Юрия Стадникова

Более сорока лет тому назад апрельским солнечным утром на автобусе сообщением «Майское-Куйбышев» (который, кстати, хо­дил постоянно) я приехал в областной центр.

Работал в то время в местной школе учителем истории и сотрудничал с областными газетами «Волжская коммуна» и «Вол­жский комсомолец». Накануне поездки мне позвонил заместитель редактора «Волжской коммуны» Никитин и попросил приехать и заглянуть к нему на разговор.

И вот я на автовокзале. Через дорогу ЦУМ «Самара». Еще рано, в Доме Печати, где находится редакция газеты, разумеется, никого нет. Решил пройтись пешком по чистым (не то, что сей­час) улицам города и заглянуть в гости к старому другу, писате­лю и журналисту, наставнику творческой молодежи, автору люби­мой книги детей «Лидка-чапаенок» Андрею Вятскому (Геннадию Андреевичу Гулину). По Ульяновской улице спустился на Самар­скую. Вот и дом, где живет и работает Геннадий Андреевич. Зво­нить не стал, подумал, что люди еще отдыхают, постучал осторож­но в дверь. Тишина. Хотел еще постучать, но дверь распахнулась, и передо мной стояла Ольга Яковлевна – жена Гулина. «О, какие гости! Гена, к тебе пришли. Проходи, Эдуард».

Геннадий Андреевич сидел за письменным столом и что-то писал. «Привет, привет, дорогой наш степной жаворонок. Давай раздевайся и садись рядом, расскажешь новости о своем степном крае и о подготовке к севу. А я вот отписываюсь, вчера из коман­дировки – в Тольятти ездил. С ребятами замечательными встре­тился: комсомольско-молодежная бригада Юрия Стадникова. За­кончил почти, за один присест очерк написал. Им будет хорошо и мне приятно».

В это время любезная хозяйка Ольга Яковлевна пригласила к столу. На блюде горка горячих блинов, чай в бокалах. «Ты рассмеешься, Эдуард, узнав, как я познакомился с бригадиром ком­сомольско-молодежной бригады Юрием Стадниковым. Меня на машине привезли к прорабской будке на строительную площадку административного корпуса, я попрощался с шофером и выпрыг­нул из машины. И сразу попал в критическое положение, до прорабской будки я не доберусь, хотя она вот – рядом, метров пять-шесть. Угнездилась на сваленной, бракованной, железобетон­ной плите, а кругом море грязи.

Из мрачных размышлений меня вывел молодой человек. Он не стал задавать вопросов. Просто снял брезентовые рукавицы, легко поднял меня и, чуть накренившись в противоположную сто­рону, донес меня до прорабской будки. Единственное, что помню – держал руками свои очки, иначе бы они утонули в грязи.

Этим человеком оказался Юрий Стадников, который мне был нужен, его я и искал на стройке ВАЗа.

 

Так я запомнил это имя – Юрий Стадников, бригадир комсо­мольско-молодежной бригады строителей АвтоВАЗа, самый мо­лодой кавалер правительственной награды – ордена «Знак По­чета».

Два года назад меня пригласили па литературный вечер в литературную гостиную библиотеки АвтоВАЗа. После выступле­ния ко мне подошел седой, но крепкий и подвижный мужчина и представился: «Юрий Алексеевич Стадников, хочу Вам подарить свою первую книгу стихов и песен. Будет время, почитайте. Мне важно Ваше мнение».

Так из заочного, наше знакомство переросло в очное.

Оказалось, что Юрий Алексеевич пишет стихи давно, когда работал еще на ВАЗе бригадиром, но писал для себя в стол.

А затем я получил от Стадникова приглашение на презента­цию его книги в Тольятти.

Вечер вела директор муниципального бюджетного учрежде­ния культуры городского округа Тольятти (горожане называют его «Досуговый центр Русич») Надежда Александровна Бобы­лева. В зале много пишущих людей, да это и понятно: два раза в месяц они собираются здесь, в клубном объединении «Творчес­кий Союз». Читают свои стихи, разбирают их, подсказывают друг другу, радуются находкам, разучивают новые, понравившие­ся песни.

Надежда Александровна начала вечер со стихов Юрия Стад­никова о детстве. А детство его прошло на Кубани. Хотя родил­ся он на Алтае, в семье военнослужащего. А затем отца – офицера-фронтовика перевели в Краснодарский край:

 

Кубань, Кубань, вишневая столица,

Простор полей и шелест тополей...

В краю далеком ты мне будешь сниться

 Как ясный облик Родины моей.

 

Кубань, Кубань, жемчужина Азовья,

Садов цветущих и акаций аромат...

Я мысли соберу, на миг глаза закрою,

«Кубанцы, казаки! Я с Вами, я Ваш брат»!

 

Твои поля – палитра ярких красок,

Чудесные картины синих гор...

Писал свои шедевры здесь Саврасов,

Вся красота осталась до сих пор.

 

Кубань, Кубань, ты житницы столица!

Простор полей и шелест тополей...

В краю далеком ты мне будешь сниться

Как светлый день из юности моей.

 

Не случайно первая книга стихов посвящена этому благо­датному краю:

Сколько разнотравья в пойме у лимана.

Наберем душицы, мяты, чабреца.

И украсит ими нашу хату мама,

Припасет графин наливки для отца.

 

Когда Юрию исполнилось пятнадцать лет, а отец ушел в за­пас, семья Стадниковых – коренные волжане, переехала на малую Родину. Затем после окончания восьми классов школы – Сызранский Машиностроительный техникум, окончив который, Юрий ушел выполнять свой воинский долг перед Родиной.

После службы приехал на строительство автогиганта, работал плотником, а когда к нему пригляделись – вызвали в Комитет комсомола   «Автозаводстроя»:

«Есть мнение назначить тебя в шестнадцатое стройуправле­ние бригадиром комсомольско-молодежной. Тебя рекомендовал бригадир комплексной строительной бригады, где ты работаешь, кавалер двух орденов Ленина, Владимир Тимофеевич Алексеев. Он сказал так: «Я затрудняюсь в определении специальности своего рабочего: он и бетонщик, и сварщик, и монтажник. Одним словом, универсал».

Предстояло скалачивать бригаду из новичков, которые съез­жались на строительство ВАЗа со всех концов страны по комсо­мольским путевкам. Кто-то уже имел строительную специальность, а кто-то и мастерка в руках не держал. И о том, как кладут бетон, имел смутное представление.

«Мне было на кого опереться, – вспоминает Юрий Алексе­евич, – рядом белорус Саша Хотянович, только что отслужил в армии. На бетон пошла и кубанская казачка Аня Солдатова, и татарин Роман Сейдгазов, и земляк Хотяновича весельчак и бала­гур Витольд Лянцевич. Крепла и росла бригада. Учась – работа­ла, работая – училась. День ото дня накапливался опыт. Тогда-то я и написал стихотворение «Третья смена», вот отрывки из него:

 

И команды «Майна! Вира!»

Голос зычно подает.

А у нас на кране Ира,

А бетон все прет и прет.

 

И усталость ломит мышцы,

И уж затекла спина.

До краев залита: «Ишь, ты!»

Вся опалубка до дна.

 

А стрела все ходит, ходит...

«Вира! Майна! Взад! Вперед!»

Самосвалы в хороводе,

А вибратор знай ревет...

 

Было время, – пишет в статье «Рабочая гордость» в област­ной газете «Волжская коммуна» № 103 от 1 мая 1973 года Анд­рей Вятский, – состояла бригада из одних холостяков. Жили по общежитиям. А теперь стадниковцы на свадьбах гуляют, новосе­лья отмечают. Растет город, растут люди...

Женился и сам бригадир... С девушкой, будущей женой, знаком был давно, по учебе в техникуме, в Сызрани, а она, Людмила, училась в другом техникуме – строительном. Получили новенькую квартиру. Вроде все хорошо – и бригада, и семья, но начал замечать бригадир, что маловато знаний, что он способен на большее.

В Центральном райкоме партии, кандидатом в члены которого он был избран, одобрили идею Стадникова – поступить на Раб­фак Политехнического института. Успешно его окончив, Юрий был принят в институт.

Конечно, было трудно. Уставал страшно. В семье подрастал сынок – Женька. Но осилил Стадников и это, закончил институт, получил диплом. А что дальше? Дальше непредвиденное – полу­чил вызов на Всесоюзную ударную комсомольскую стройку в Казахстан, на строительство Чилисайского фосфоритного рудни­ка. Начал уже, Юрий Алексеевич, с должности начальника участ­ка, а затем стал главным инженером стройки.

«Тяжело нам было с женой, – вспоминает Стадников, – тяну­ло в Тольятти, где прошли молодые годы, где я был нужен, а главное, я возводил ВАЗ. Когда закончилось строительство, вер­нулся с семьей в Тольятти. Работал и начальником участка, и главным инженером, и заместителем начальника по снабжению в одной из строительных организаций Самараагропромстрой.

И так до пенсии.

С женой прожили сорок четыре года. Умерла она. Сын, вну­ки и правнук – мое продолжение на этой земле».

 

Листая жизни мрачные страницы,

Я нес свой крест, дарованный судьбой.

Позволил мне Господь из родника напиться

И смыть грехи студеною водой.

Яркость красок, радуги палитра,

Дождь прошел и снова синева...

От тебя хмельной, как от поллитра,

И от чувств кружится голова.

 

И покаяться в грехах хочу я,

И слова услышать: «Милый мой»,

Дни считая, по тебе тоскуя,

С нетерпеньем встречи жду с тобой.

 

Кто не знал любви – не ведал счастья.

Кто ее не ждал, не догонял?..

Бог любовь сберег нас от ненастья,

Под крылом у ангела держал.

 

Яркость красок, радуги палитра,

Дождь прошел, раскинув синеву.

И звучит признание – молитва

Женщине моей, как божеству.

 

Уйдя на пенсию, Юрий Алексеевич полностью отдал себя твор­честву. Появились первые публикации.

Неоднократно Стадников приезжал ко мне в Майское, вместе с поэтом-бардом Раисой Федоровной Нидвига. Выступали в сель­ском доме культуры, и в райцентре. В очередной приезд я повел их в пансионат для престарелых. В зале собрались и проживаю­щие, и работники пансионата. Полтора часа концерта пролетело незаметно. Провожали их до самого выхода со слезами на гла­зах: «Еще приезжайте, пожалуйста. Спасибо Вам!»

А недавно Юрий Алексеевич с Раисой Федоровной посетили меня. Стадников привез мне показать рукопись своей новой кни­ги стихов «Второе дыхание», которая готовится к изданию.

С карандашом в руках, несколько раз я прочел рукопись.

В одной из статей самарский доктор филологических наук Лев Финк пишет: «Есть старинное мудрое изречение: «Книга – это чело­век». Изречение справедливое, верное и подтвержденное долго­летием. Вспоминая об этом, Лев Николаевич Толстой и предло­жил оценивать книги лирики за открытие личности автора: уров­ня его интеллекта, накала эмоций, силы духа и богатство души».

С этими критериями я и подошел к новой книге стихов Стад­никова, Признаюсь сразу, что я еще не достаточно знаком с Юри­ем Алексеевичем, чтобы назвать его другом, но по сборнику сти­хов «Второе дыхание», скажу, что он поэт. Не всякие стихи про­ливают душевный свет – свет души автора. Стадников «раскрыт» настежь как поэт. Многие стихи запомнились мне с перво­го прочтения и, надеюсь, что стали моими внутренними спутника­ми жизни. Я и цитирую их по памяти, настолько они вошли в мой внутренний мир:

 

Эти чудные картины...

С двух сторон речная гладь.

Волга и Уса едины,

Вот земная благодать!

 

И ушел под воду город

 Атлантидой наших дней.

Ставрополь – уездный город,

Город юности моей

 

Затопила Волга земли,

Села, кладбища, луга

Поймы, пашни и деревни –

Не ступит туда нога.

 

И в растерянности птица,

Нет родимого гнезда,

Не летит сюда гнездиться,

Затопила все вода.

 

Над водой кружится чайка,

Издаёт гортанный крик.

И во след ей невзначайка

Плюнул во сердцах старик.

 

Тысячи гектаров леса –

Плодородная земля –

Под водою, под навесом

Оказались все поля.

 

«А потери кто оценит?

Вы, ученые мужи?»

А вода все перемелет,

Как колосья спелой ржи.

 

Меня поражает, как щедро, по-русски, по-волжски распахивает перед читателями свое сердце тонкого лирика Юрий Алексеевич.

К 70-летию Сталинградской битвы в Тольятти проходил VIII городской фестиваль солдатской и бардовской песни под назва­нием «Мы вместе отец твой и брат». Стадников принял в нем участие. Он исполнил песню на свое стихотворение «У нас было военное детство».

Жюри фестиваля по достоинству оценило выступление Юрия Алексеевича – он стал дипломантом второй степени.

Пишу и вспоминаю не то анекдот, не то быль времен, когда еще жив был И.В. Сталин. Товарищ Берия докладывает ему однажды: «Что будем делать с товарищем Рокоссовским? Спит, понимаете ли, с женщинами!» На что Сталин ответил: «Что будем делать? Завидовать будем!»

Его, Стадникова, душа трудится, не делает остановок. Завид­ная литературная трудоспособность!

 

Стихи рождаются не вдруг, не сразу:

То мысль искрою в голове мелькнет,

Рифмую кем-то брошенную фразу,

И вдруг душа с чего-то запоет.

Эдуард Анашкин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"