На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Людские судьбы

Зинаиды Лобачевой

Говоря о Зинаиде Лобачевой, невольно вспоминаешь пословицу: «Где родился – там и пригодился». Лобачева – моя землячка, забайкалочка-хилокчаночка, заставшая в силу возраста еще те времена, когда наш областной город Чита вполне оправдывал свое название приверженностью к чтению. Впрочем, и сегодня в Чите не перевелись люди, чуткие на красоту слова русского. И, слава Богу, такие люди есть и среди забайкальских журналистов. Вот цитата из газеты:

«Выйдя на пенсию, бывший бухгалтер Зинаида Лобачева из Хушенги целиком и полностью посвятила себя любимому занятию: стала писать рассказы уже не время от времени, а постоянно. Они полюбились читателям районной газеты «Рабочая трибуна», которые с нетерпением ждут ее новых произведений. «Бомжиха», «Дед Павел», «Вика», «Жизни тонкая нить», «Любава» – вот далеко не полный перечень творчества Зинаиды Лобачевой. Талант жительницы далекого забайкальского села Хушенга по достоинству оценило жюри Международного конкурса малой прозы Белая скрижаль» -она стала его дипломантом по итогам 2011 года».

Про Лобачёву, постоянного автора Хилокской районной газеты «Рабочая трибуна», можно сказать, что она писатель корневой, почвенный. Попервоначалу все ее произведения прошли испытанием публикацией в газете своего района, а уж потом были признаны на высоком уровне, вышли отдельной книгой. Приятно, что руководство газеты осознает значимость писательского печатного слова. А с другой стороны, читаю эту заметку в газете и вспоминаю слова Сергея Есенина про то, что «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии». Как часто мы по-землячески близоруки. И как водится, обыкновенно склонны скорее недооценивать значимость тех, кто проживает рядом с нами. Ну, живет и живет рядом человек, талантливый, интересный, самобытный. Талант его мы признаем, но всепоглощающая житейская суета делает свое дело – некогда особо задуматься о его творческой и человеческой судьбе. Принимаем уникального человека, как данность. Как воздух, которым дышим. Как землю, по которой ходим. Как дерево, растущее под окном. Вот так растет под окном береза и растет себе. Ну, береза – и береза! И вдруг придет человек со стороны и ахнет: «Ну и красавица береза у вас!». И словно заново увидишь привычное. Так и вот это всероссийское, далекое от места проживания писателя, признание необходимо, быть может, именно для того, чтобы живущие рядом новыми глазами смогли посмотреть на давно привычное. Будь то природа, человек, дерево под окном...

Меня «человеком со стороны» не назовешь. Урождённый читинец из Хилка. И хотя давно живу на Волге, мое сердце неразлучно с Сибирью. Каждая редкая поездка туда – подарок. Ранней весной 2013 года мне выпал такой подарок, удалось побывать на малой моей родине в Забайкальском крае. В городе Хилок, в районной библиотеке состоялась творческая встреча с участниками литературного объединения города. Там, собственно, мы с забайкалочкой Зинаидой Ивановной Лобачевой и познакомились. После встречи она подошла ко мне: «Здравствуйте! Я живу в селе Хушенга, сейчас на пенсии. Пишу рассказы. Не посмотрите ли? Мне интересно ваше мнение...». И подала красиво изданный в Чите сборник рассказов «Людские судьбы». Уже в тот момент я про себя отметил интересную перекличку названия книги Зинаиды Лобачевой с одной из моих книг – «Запрягу судьбу я в санки».

По профессии, которой Зинаида Иванова осталась верна всю жизнь, она далека от литературы. Лобачева – бухгалтер, закончила в свое время лесотехнический техникум, и всю жизнь работала бухгалтером в лесной промышленности. В полную силу отдавать себя писательству смогла только после ухода на пенсию. Тут, собственно, имя Лобачевой и зазвучало уже не только в пределах «ареала проживания» писательницы, но и за пределами Читинской области. Не так давно она стала лауреатом первой степени в творческом конкурсе «Новая литература Забайкалья-2012».

Судьба никогда, собственно, особо не жаловала талантливых на слово русских людей возможностью полностью, всего себя, без остатка, посвятить писательству. Жизнь и добывание хлеба насущного для семьи заставляло «работать писателем» как бы по совместительству. Кто из писателей российской глубинки через это не прошел! Мне тоже кем только ни приходилось работать – чабаном, учителем, журналистом, оператором котельной... Легко не было, но порой думаешь: «А может нет худа без добра? И необходимость заниматься жизнью не меньше, чем литературой, и позволяет русскому писателю не отрываться от жизни, от корней, от почвы, от непростых судеб русского человека – не отрываться от своих читателей. И не в том ли, в созвучности, секрет востребованности творчества писателей русской глубинки читателями русской глубинки? Когда писатели русской глубинки говорят о главном, о судьбе человека, их рассказы потому и глубоки, что выстраданы, поверены личным жизненным опытом.

Особое мое внимание сразу обратилось на рассказ Зинаиды Лобачевой, который называется «Кеша». Простой не затейливый и не закрученный сюжет. Рабочие лесотехнического производства времен эпохи перестройки, плавно переходящей в «катастройку», настороженно принимают нового рабочего Иннокентия, бывшего «зека». Это время начала слома и упадка отечественной лесотехнической промышленности, но и время начала ломки людских судеб и ломки советского менталитета с его отзывчивостью на. чужое горе. Внешняя незатейливость сюжета словно призвана переключить внимание читателя с внешнего на «внутреннее», главное. Основной герой повествования Иннокентий, отсидевший в тюрьме восемь лет молодой еще человек, вернулся на прежнее место работы. За восемь лет все кардинально поменялось. Новые люди, новые порядки. От прежнего осталась лишь сердобольная тетя Клава, она единственная жалеет Кешу. Другие видят в нем, фактически – коренном тутошнем работнике и,жителе – всего лишь безродного «зека». Видят «перекати-поле» – человека, которому опасно доверить ответственную работу. Однако члены бригады только поначалу относятся к Иннокентию с едва скрываемой враждебностью. Потом, когда коллеги узнают его характер больше, в их душах восторжествуют совсем другие чувства. И тут дело не только и не столько в судьбе самого главного героя. Автор рассказа буквально между строк показывает, как стремительно, на глазах и не в лучшую сторону меняется судьба страны, а вместе с тем – и характеры, судьбы людей. Прежде, в доперестроечное время, из которого прямиком Иннокентий пошел на зону по молодой хмельной глупости, для рабочих работала столовая. А теперь столовая стала вдруг почему-то убыточной, и рабочие вынуждены есть в курилке. И едят они, естественно, уже не тот полноценный «столовский» обед, а кто что смог с собой принести. О спокойном советском прошлом, как о возможности гордо ощущать себя рабочим человеком, рабочие нет-нет да и вспоминают в ностальгических разговорах. И тетя Клава сетует, что не стало уважения к человеку труда. Что всякие переименования работавшего так успешно в течение сорока лет предприятия, идут во вред и производству, и работникам.

 Автор описывает своих героев в обстоятельствах эпохи накануне краха некогда сильной и благополучной страны. Реалии неутешительны, Зинаида Лобачева не склонна писать пастораль. Как, впрочем, не склонна и сгущать краски. Читая ее рассказы, самые разные – даже такой, казалось бы, безысходный, как «Бомжиха», понимаешь, что как бы ни ломала антинародная власть судьбы людей, они, даже на свалке, будучи выкинутыми из жизни, остаются людьми! Практически все рассказы Зинаиды Лобачевой – «Любовь окаянная», «Доченька», «Виктория», «Туристы» и многие другие – написаны о прочности русской души. Бывшая преподавательница литературы и русского языка, ставшая по воле дикого рынка бомжихой, не утратила ни интеллекта, ни сострадательности, не озлобилась. И эта способность принять даже такую судьбу, судьба бездомной женщины, живущей на свалке, настолько изумляет молодую журналистку, что встретив потом бомжа в городе, она отдает ему последние деньги, оставшиеся от невеликой стипендии.

Вот и в рассказе «Кеша» рабочие, что прежде недолюбливали «зека» Иннокентия, вдруг отказываются дать на него обвинительные показания милиционеру после того, как пьяная вдова погибшего брата написала на него жалобу в милицию. Несмотря на нелестное общественное мнение о «зеках», молодая женщина Мария сумеет разглядеть в Кеше не только любящего мужчину, но и заботливого отца. И доверит ему свою судьбу, судьбу своей дочки. А вскоре, когда Иннокентий захочет удочерить осиротевших племянниц – встанет на его сторону и поддержит его в этом начинании.

Зинаида Ивановна принадлежит к той категории русских писателей, которые пишут о хороших людях, и своими книгами делают так, что хороших людей становится больше. Это вовсе не значит, что по страницам книги Зинаиды Лобачевой разгуливают исключительно ангельские создания. Но во всех людях, будь он бывший заключенный или бомжиха, Зинаида Ивановна умеет разглядеть то хорошее, что есть в каждом человеке. Те евангельские качества души, про которые во время советской власти не принято было говорить с позиций христианства. Но они были, эти неоглашаемые евангельские качества, столь созвучные Нагорной проповеди Христа, они жили почти в каждом советском человеке. И беда этих, ставших в эпоху дикого рынка людей лишними, в том, что они так и остались советскими.

Вот уж если мы заговорили о творчестве Лобачевой на примере рассказа «Кеша», то вспомним, как ожесточившийся после тюремной отсидки, куда попал, как часто бывает, по малолетке и глупости, Иннокентий раздражен ощущением того неприятия, что встретил на старом-новом месте работы от людей, для которых он «зэк» и пока никто более. И вдруг случается ситуация, когда этот «зек» видит опаздывавшую на работу мамашу с малым ребенком на руках, неразумно поднимающуюся по транспортеру, потому что по посту идти далеко. Пока другие, «хорошие» рабочие, не отмеченные отсидками на зоне, дружно хором ругают женщину «безмозглой курицей», один только «зэк» Кеша вместо ругани подходит к женщине и помогает ей. «Иннокентий взял ребенка на руки. Малыш сначала отпрянул от чужого дяди. Надул губки, собираясь заплакать, но, увидев высокий транспортер, очевидно напугавшись, схватил мужчину за шею и прижался к нему. Малыш дышал прямо в лицо Иннокентию. От этого детского дыхания у него стало приятно на душе. Он никогда не испытывал такого чувства, ему казалось, что малыш отогревает его заледеневшее сердце. Он с удовольствием нес ребенка, но эта его миссия скоро закончилась. Он опустил мальчика на землю. Мать взяла ребенка, посадила на санки: «Помаши дяде ручкой!». Малыш засмеялся и весело помахал рукой. Иннокентий тоже помахал. На душе сразу стало тоскливо. В голове мелькнула неприятная мысль: «Своих-то детей я, наверно, не увижу...» Иннокентий съежился и быстро зашагал на свое рабочее место...».

Но волею автора Иннокентию вскоре суждено будет стать отцом сразу нескольким детям. Хэппи-эндом назвать концовку рассказа нельзя, потому что читатель понимает: во времена экономического краха страны воспитание детей станет для рядового россиянина, если он не вор, не бандит и не чиновник, тяжким испытанием на прочность. И все равно по окончании чтения большинства рассказов Зинаиды Лобачевой на душе остается ощущение добра и надежности, потому что понимаешь: забота о детях поможет взрослым выжить не только физически, но и духовно. И в этом главная особенность прозы Зинаиды Лобачевой – не приукрашивая нашей действительности, прямо говоря о болях современности, она, как добрая рассказчица, старается, чтобы ее книги помогали людям надеяться и верить. Читая рассказы Лобачевой о непростых людских судьбах ее земляков и современников, понимаешь, что они, не мудрствуя лукаво, помогают нам не выживать, как часто ныне водится, из ума, но – жить в полном смысле этого слова. Сохраняя и приумножая золотой запас души и не кивая на происходящее вокруг. Учат начинать все позитивные изменения в окружающем мире с самого себя. Не потому ли единожды прочитав, хочется возвращаться к рассказам Лобачевой. Возвращаться, чтобы лишний раз понять: хороших людей в России, как бы тяжко нам ни жилось, все равно больше, чем плохих.

Эдуард Анашкин (Самарская обл.)


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"