На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Литературная страница - Критика  

Версия для печати

Все дороги неба и земли…

И песни поет, и пишет стихи…

Мое заочне знакомство с молодым поэтом из Сибири Василием Поповым началось со знакомства со стихотворением моего земляка, волжского поэта Евгения Семичева:

«Дожди идут косые. //Осенним хмурым нем //Я и Попов Василий //В Госдуме водку пьем. //Василий – очень юный //Лирический поэт. //А я литературный //Крутой авторитет. //Я промываю глотку, //А у него – дебют. //Как поросят, под водку //К столу нас подают. //Литературный ужин. //Лирический банкет. //И никому не нужен //Здесь никакой поэт. //Василий лирой доброй //Ласкает всех подряд. //А я читаю «Кобру», // Я изливаю яд. // Твои стихи, Василий, //Прожгли меня до слез. //Ты – соловей Росси, //А я дворовый пес. //Меня судьбина злая //Приставила к перу. //Я, как собака, лаю. //На праздничном пиру. //…Обидно за Россию. //Нет у меня другой. //Поэт Попов Василий, //Будь счастлив, дорогой!..»

Конечно, прочитав эти строки, я только крякнул от удивления – так про Госдуму еще никто не писал! А попутно заинтересовался, что это за поэт Попов Василий, который удостоился от Семичева поэтического посвящения. Сколько десятков лет знаю Евгения Николаевича, ан по сю пору не сподобился стать героем его стихотворения. Не скрою, был элемент ревности, когда в телефонном разговоре с Семичевым я поинтересовался, насколько реален персонаж молодого поэта из стихотворения про Госдуму. Семичев ответил, что Василий Попов вполне реальное лицо, что он сибиряк и учится в Московском Литературном институте им.Горького, а родом из Ангарска. «Отличные строчки парень написал: «Если растут на земле цветы, значит, и падать легко в бою» – резюмировал Семичев.

Потом стихи Василия Попова встречались мне в «Роман-журнале-21 век», «Литературной России», «Литературной газете». А вот недавно дошли и до Самары, будучи опубликованы в самарском литературном журнале «Русское эхо» (№ 2, 2009г.). Прочитав подборку Василия Попова в этом журнале, я так и не нашел в ней стихотворения про цветы, за которые и в бою умереть не жаль. Но тем не менее не только не разочаровался в стихах Попова, но еще более проникся уважением к этому молодому поэту. Таким, знаете ли, задушевно-искренним и русско-сибирским теплом повеяло от его строчек:

«Едем мягко на арбушке, //Свесив ноги, тихий шаг. // На лице моем веснушки //В лес по ягоды спешат. //Веет медом на поляне, //И кузнечики шуршат. //Я нащупал, что в кармане //Карамельки две лежат. //Угощу одной я деда, //А другую сберегу. //Он рассказывал, что где-то, //На далеком берегу, //За высокими лесами, //Среди ночи, среди скал //В терему под образами //Мне невесту подыскал».

В этих стихах – неподдельная любовь к сельской России, которой иные молодые современные поэты почему-то как будто стесняются. В связи с этим как не вспомнить бунинские горькие строки о русской глубинке и ее единокровных неблагодарных детях: «Они смеются над тобою // Они, о, Родина, корят // Тебя твоею простотою, // Убогим видом черных хат. // Так сын нарядный и нахальный // Стыдится матери своей // Усталой, робкой и печальной // Средь городских своих друзей…» и так далее. Василий Попов, хотя и горожанин по рождению, но он единокровный сын глубинной России. Почему-то у нас сегодня часто изображают сельскую глубинку полупьяной, пишут о ней с жалостью, как об убогом нищем. Не видят за разрухой последних десятилетий ту русскую гармонию, которая, несмотря ни на какую разруху, осталась в русской провинции. Василий Попов пишет о селе с неподдельной любовью. А глубинная Россия, в свою очередь, питает творчество Василия своими родниковыми истоками. Он умеет найти такие проникновенные слова и интонации, которые трогают сердце читателя. Он обращает внимание на такие мелочи, которые придают его стихам о сельской жизни высокий смысл и неповторимое очарование. Читаю стихотворение Попова про езду на арбушке и невольно ощущаю, словно меня понемногу укачивает, настраивая на лирический сельский лад. Попов очень точно выбрал ритмический стихотворный размер – а на такое способны даже не все зрелые поэты. «Две карамельки», лежащие в кармане лирического героя стихотворения, как символ сыновней благодарности к людям старшего поколения. А спешащие в лес по ягоды веснушки лирического героя – символ гармоничного слияния с миром, ощущения себя частью родной природы. Молодые современные стихотворцы почему-то зорки не столько на красоту, сколько на уродства окружающего мира. Да, «свинцовых мерзостей» сегодня вокруг нас больше, чем красоты. Зрение истинного поэта устроено так, что не может остаться равнодушным даже к тем немногим крупицам прекрасного, что все-таки сохранились в мире… Как сказал в разговоре со мной один опытный известный поэт, когда-то Есенин хотел в своих стихах повенчать розу белую с черной жабой. Нынче у большинства молодых поэтов «черных жаб» в стихах – в избытке, а по части «белых роз» – явный дефицит. Получаются в итоге какие-то «дальтонические» стихи, словно их авторы не способны воспринимать полноцветие мира. Василий Попов воспринимает всю полноту красок и оттенков внешнего и внутреннего мира. Я не случайно, говоря о Василии Попове, вспомнил о Есенине: именно этот наш классик, по признанию Василия Попова, стал творческим наставником Василия в поэзии. А еще к многим стихам этого молодого поэта можно смело ставить эпиграфом пушкинские строки «Чувства добрые я лирой пробуждал». Но в тоже время лирический герой Попова обладает мужеством принимать, как дар свыше, не только ясное солнышко над Отчизной, но и ненастье: «Мы уйдем, и пропадут куда-то //Все дороги неба и земли. //Хорошо деревьям, им не надо // Ни побед, ни славы, ни любви. //…Понимаешь, в мире есть тревога // За слова, что люди говорят. //Потому всегда молчит дорога, //Принимая ливень, снег и град…».

Всегда очень показательно, как тот или иной поэт пишет о Боге. «Приходских» стихов ныне предостаточно, в них поэты поминают Бога всуе едва ли не в каждой строчке. Когда-то так же пафосно поминали в стихах партию и Ленина. У нас в Сибири про таких воцерковленных стихотворцев сказали бы: «Часто кадишь – святых задымишь». Для меня, грешного, но все-таки верующего человека, православные стихи – в первую очередь слова благодарности Богу за счастье жить в созданном Им мире. И слова покаяния перед Богом за все неизбежные наши прегрешения. Стихи Василия Попова о Боге интересны тем, что это стихи не только верующего, но и духовно крепкого человека: «Господи, спаси и сохрани! //Я ведь никогда в Тебя не верил. //Если в городе проходят дни – //Пролетают месяцы в деревне. //Жизнь идет, ее не обогнать, //Только мы идем не за Тобою. //Только кони, когда пить хотят, //Табуном несутся к водопою. //Господи, спаси и сохрани! //Нити рвутся в памяти тугие. //Не касаясь, пробегут одни, //Не поняв, являются другие. //Все пылает красным от зари, //Будто кровью полыхают воды. //А, быть может, это мост горит, //По которому к Тебе приходим».

…В 60-ых годах ХХ века довелось мне бывать в Ангарске, который находится примерно в часе езды от Иркутска. Тогда Ангарск активно строился. Таким и остался в памяти – светлым, современным. Ездил я туда не по литературным делам, а как заядлый спортивный болельщик. В 60-ых годах в Ангарске была единственная на всю Иркутскую область команда по хоккею с шайбой. Эта команда выступала в классе «Б» чемпионата России и называлась «Ермак». Чтобы поболеть за «ермаковцев», мы с друзьями и ездили в Ангарск. Уж не знаю, существует ли сегодня «команда молодости нашей»… Но тогда ребята-«ермаковцы» играли хорошо – уверенно, несуетно, по-сибирски! Эта сибирская несуетность, но только в творчестве, и привлекает в стихах Василия Попова – не суетится парень, не мельтешит, а спокойно делает свое дело.

В мае 2009 года на Всемирном Русском Народном Соборе в Москве я познакомился с Василием лично. Узнал, что родился Василий 3 апреля 1983 году. Что стихи начал писать случайно: в одиннадцатом классе в 2000 году одноклассница попросила его оставить на память в конце тетрадки автограф на память о совместным школьных годах. Автограф, что Василий вписал в тетрадь однокласснице, оказался поэтическим. «Удивившись и обнаружив что-то новое в себе, я пришел домой, написал еще пару стихов и забросил это дело, не придав ему этому никакого значения, признался Василий, В 2002 году опять вернулся к стихам, только уже через стихи Сергея Есенина. Не помню, по какому поводу я начал читать Есенина, но почувствовал редкое для себя притяжение к его поэзии и вообще к чтению. Поэзия словно встряхнула меня, я словно стал другим. Стал много писать. Стихи плохие, но я этого не замечал. Мне казалось, я гений. В 2003 году попал на городской конкурсе молодых писателей в Ангарске, где мне приоткрыли глаза и рассказали об элементарных вещах. После чего выбросил почти все стихи и начал заново. Здесь, на мой взгляд, случилось первое стихотворение, посвященное отцу. С этого стихотворения можно отсчитывать мое более-менее сознательное творчества…». Очевидно, что Василий не настроен в поэзии почивать на лаврах и весьма взыскателен на то, что выходит из-под его пера. Если он и далее сохранит эту несуетность отношения к творчеству, то вырастет в очень большого поэта и станет украшением не только литературы Сибири, но и всей России.

«Я уйду, не закрывая двери, //С тишиной мерцающей воды. //И вернусь, когда проснутся звери //От лучей неистовой звезды. //Я вернусь… И каждый, понимая, // Рассказал бы вам о жизни той. //У цветов пленительного мая //Нет любви взаимной и простой. //Я вернусь, конечно – добродушно, //И с врагом мы песню запоем. //Ожиданье – вот что людям нужно. //Подождем… Немного подождем…».

«Хуже нет догонять и ждать» говорят в народе. Говоря о Попове, не соглашусь с народной пословицей, потому что уверен: читатель вправе ожидать от Василия Попова новых творческих свершений. Об этом говорит оригинальность мышления молодого поэта, его стремление к образности и доверительности, исповедальность его поэтической интонации: «Я все скажу, а ты мне не поверишь, //Но в то, что было между нами, верь. //Любовь одна на всех и не измеришь //Словами жизнь и эту боль теперь. //Ты видишь день, //Ты слышишь расставанье, //Ты слышишь ночь //Ты видишь голос мой. //Я знаю – это разочарованье, //Но именно оно родит покой».

Эдуард Анашкин


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"