На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Колонка комментатора  
Версия для печати

Христианская совесть и пастырская ответственность

Возвращаясь к вопросу о Соборе на Крите и Гаванской встрече

Собор ряда поместных православных церквей прошедший на Крите под председательством Константинопольского Патриарха Варфоломея, возможно не навсегда, но, во всяком случае, на обозримую историческую перспективу отодвинул идею всеправославного единства. Огромная работа, которую проделала Русская Православная Церковь на пути к собору, списана в архив. Втуне остались и усилия Болгарской, Грузинской и Антиохийской церквей, надеявшихся на решение их наболевших проблем. Афон отрицательно отнёсся к самой идее собора. Поместные церкви столкнулись фактически с диктатом со стороны Константинопольского патриархата, начиная от организационных и заканчивая финансовыми вопросами. Вместо конструктивного подхода они встретились с попыткой передела сфер влияния на своих канонических территориях. Увидев, что цель собора подменена, и суть этой подмены состоит в подчинении Константинопольскому патриархату поместных церквей, РПЦ, а также Болгарская, Антиохийская и Грузинская церкви отказалась принять участие в соборе на Крите, который теперь никак нельзя назвать всеправославным.

В документах, принятых на Крите, отрицается тот факт, что Вселенская Православная Церковь является конфедерацией поместных церквей, поэтому для принятия решений якобы не требуется консенсус, то есть согласие всех церквей. Но это уже не церковное, а светское установление: меньшинство подчиняется большинству. Оно практикуется в парламентах, фиксируется в партийных уставах, но никак не должно быть принципом, действующим там, где христиане предоставляют действовать Святому Духу. Так создаётся база для диктатуры Константинополя, почва для его вмешательства в вопросы, находящиеся в компетенции поместных церквей. Разумеется, РПЦ, насчитывающая наибольшее количество православных приходов, согласиться с таким подходом ни в коем случае не может. Единогласие должно остаться принципом принятия межцерковных решений, они должны быть основаны на братской любви.

Но отнюдь не любовью к РПЦ дышат иные статьи, размещённые на сайте Константинопольского патриархата, где публикуются самые грубые оскорбления в адрес России, Русской Православной Церкви и ее Предстоятеля.

Следует сказать, что встречу на Крите торопили, хотели успеть её закончить к моменту встречи Варфоломея с папой Франциском. И что же Папа? Как отнеся к совещанию? «Дети учатся ходить» – вот его слова. Не густо, прямо скажем. Хор похвал из Ватикана не прозвучал. К тому же в этой фразе звучит извечное высокомерие римского первосвященника к тем, кого папский престол считает «восточными схизматиками»

Совершенно иначе, как мы помним, Понтифик оценил свою встречу с Патриархом Всея Руси Кириллом:

«Пусть она – в мире, который ожидает от нас не только слов, но и деяний – станет знамением упования для всех людей доброй воли».

Встреча на Кубе патриарха Кирилла и папы Франциска вызвала широкие и достаточно противоречивые отклики. Понять наше настороженное отношение к единственному за тысячу лет контакту глав двух церквей, конечно, можно. Римские первосвященники благословляли крестовые походы на Русь, в годы первой мировой войны с их одобрения создавались концлагеря для православных русинов в Телергофе и Терезине, а в годы гитлеровской оккупации Югославии – концлагеря в Ясеноваце, где католиками-усташами было замучено 800 тысяч сербов. И, конечно, коль скоро папа называет себя братом по вере, встает вопрос, а как быть с Константинополем, который крестоносцы разграбили и злили кровью «схизматиков»? «Мы разделены ранами, нанесенными в конфликтах далекого и недавнего прошлого»… Спора нет, раны были нанесены, но наносила их одна сторона. Православный Восток оказывался всегда страдающей стороной, вынужденной прибегать к защите.

В Гаване мир не услышал от Франциска слов о прощении за раны, нанесённые православным (зато недавно он извинился перед содомитами). Да, с католиками не может быть согласия ни по каким каноническим вопросам, никакого сближения по вопросам вероисповедания. Но разве не может быть контактов по вопросам, выходящим за круг церковного исповедания? Давайте вчитаемся в основные пункты Совместного заявления Святейшего Патриарха Кирилла и Папы Римского Франциска. «Человеческая цивилизация вступила в период эпохальных перемен. Христианская совесть и пастырская ответственность не позволяют нам оставаться безучастными к вызовам, требующим совместного ответа».

О каких вызовах идет речь?

«Наш взор устремлён, прежде всего, к тем регионам мира, где христиане подвергаются гонениям. Во многих странах Ближнего Востока и Северной Африки наши братья и сестры во Христе истребляются целыми семьями, деревнями и городами. Их храмы подвергаются варварскому разрушению и разграблению, святыни – осквернению, памятники – уничтожению. В Сирии, Ираке и других странах Ближнего Востока мы с болью наблюдаем массовый исход христиан из той земли, где началось распространение нашей веры и где они жили с апостольских времен вместе с другими религиозными общинами».

Разве неправильно вместе возвысить голос в защиту новых христианских мучеников и исповедников? Может быть католики и еретики, но они остаются в мире влиятельной силой, и почему бы в таком важнейшем вопросе нам не объединиться? В этот пункте Совместного заявления речь идёт о Ближнем Востоке и Африке. Что касается положения христиан на Западе, то и там, как мы знаем, христиане подвергаются преследованиям. Папа и Святейший Патриарх выразили беспокойство «нынешним ограничением прав христиан, не говоря уже об их дискриминации, когда некоторые политические силы, руководствуясь идеологией секуляризма, столь часто становящегося агрессивным, стремятся вытеснить их на обочину общественной жизни».

Общей бедой стал терроризм. «Необходимо, – говорится в совместном заявлении, – чтобы международное сообщество употребило все возможные усилия, дабы покончить с терроризмом при помощи общих, совместных, скоординированных действий». Хочется отметить, что здесь отражён наш подход: именно Россия предлагает Соединенным Штатам вместе бороться с террористами в Сирии, координировать планы военных операций против ИГИЛ, но Америка упорно отказывается от сотрудничества.

Враг рода человеческого сегодня изо всех сил стремиться разрушить семью. На Западе идет так называемая гендерная революция, цель которой смешать различия полов, девальвировать священный институт материнства. Слова «мама» и «папа» в сознании ребенка стремятся заменить понятиями «первый родитель», «второй родитель». Большинство католиков выступает за сохранение традиционных семейных ценностей, и здесь у нас с ними тоже есть возможность выступить с общих позиций: «Семья основана на браке как акте свободной и верной любви между мужчиной и женщиной. Любовь скрепляет их союз, учит их принимать друг друга как дар. Брак – это школа любви и верности. Мы сожалеем, что иные формы сожительства ныне уравниваются с этим союзом, а освященные библейской традицией представления об отцовстве и материнстве как особом призвании мужчины и женщины в браке вытесняются из общественного сознания».

 Конечно, для того чтобы сказать о необходимости защиты гонимых христиан, борьбы с терроризмом, выступить в поддержку института семьи необязательно было предстоятелю Русской Православной Церкви и римскому папе ехать в Гавану. Такой документ мог быть рождён силами, скажем, аппарата Отдела внешних церковных связей Московского патриархата и соответствующего отдела Ватикана. Эти пункты декларации стороны могли подписать без затруднений, поскольку в них не затрагиваются вопросы двусторонних отношений, и они не требуют уступок ни одной из сторон. Но есть в этом документе моменты, на которые почему-то не очень хотят обращать внимание критики встречи понтифика и Святейшего Патриарха.

Например, в нём осуждаются «любые формы прозелитизма… Мы призваны воплощать в жизнь завет апостола Павла и «благовествовать не там, где уже было известно имя Христово, дабы не созидать на чужом основании» (Рим. 15:20). Здесь следует отметить, что Православная Церковь никогда не стояла на позициях прозелетизма. Именно Ватикан правдами и неправдами, а нередко огнём и мечом пытался насадить католичество на русской земле. Да, извинения не принесены, но само осуждение прозелетизма является важной уступкой со стороны Ватикана.

Другой пример: «Сегодня очевидно, что метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем её отрыва от своей Церкви, не является путём к восстановлению единства». В этом пункте Декларации по существу осуждается уния, тот инструмент, которым папы веками методично подтачивали Восточную Церковь. Впервые за много столетий католики пошли на уступки, недаром на Украине заголосили о том, что Франциск предал униатов. Но проблемы Украины не ограничились униатством. В 27 пункте Заявления говорится: «Выражаем надежду на то, что раскол среди православных верующих Украины будет преодолён на основе существующих канонических норм». Это, конечно, удар по самозванцу и раскольнику Филарету, объявившему себя патриархом в нарушение всех церковных канонов.

Заметим, что собор на Крите не рассматривал просьбу Верховной Рады патриарху Варфоломею о предоставлении Украинской церкви автокефалии от Московского Патриархата, чтобы принять её под свой омофор. Константинопольский Патриарх, даже если бы хотел так сделать, не мог игнорировать этот пункт Заявления, в котором была высказана совместная позиция РПЦ и папского престола.

В заключение хочется сказать вот что. Русская Православная Церковь – единственный на сегодня живой организм, сберегающий духовное и культурное единство исторической России. Это стоит ей огромных усилий, и вопрос о сохранении данного ей Богом пространства – жизненно важен. Он требует в том числе и больших дипломатических усилий, а в большой дипломатии нельзя без определённых компромиссов и уступок. При этом абсолютно ясно, что с католиками не может быть согласия по принципиальным вопросам, никакого сближения по вопросам вероисповедания. Но разве во время встречи в Гаване со стороны Святейшего Патриарха были допущены какие-либо уступки по вопросам веры, по каноническим вопросам, разве были сделаны попытки нивелировать многочисленные разногласия, накопившиеся за многие века отпадения папского престола от Православия?

Тем не менее, встреча в Гаване окружена густым облаком домыслов, бездоказательных обвинений в адрес Святейшего. Критика в его адрес всячески поддерживается нашими либералами. Они мстят Патриарху Московскому и всея Руси за то, что он не оправдал их надежд, не стал проводить церковные реформы, сказав при этом: «Не дай Бог войти в историю патриархом-реформатором», мстят за то, что он твёрдый государственник, за то, что поддерживает Владимира Путина.

Тем, кто вторит голосам раскольников и бездумно осуждает патриарха, публицист Виктор Саулкин предлагает вспомнить чудесное явление святого Патриарха Тихона отцу Иоанну Крестьянкину, которого cтарец сподобился перед избранием Патриархом Алексия II. Патриарх Тихон попросил о. Иоанна перенести в храм патриарший посох, и старец рассказывал, что посох был такой тяжести, что великий старец-молитвенник не мог его даже приподнять. «Поэтому, – заключает публицист, – всегда необходимо помнить о тяжести и величайшей ответственности Патриаршего служения».

Владимир Смык


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"