На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Колонка комментатора  
Версия для печати

Если нет программы будущего…

Книга – это духовное завещание одного поколения другому

Книга сегодня в России, как и все безусловные духовные ценности, унижена рынком и скомпрометирована антикультурной политикой, но она остаётся последним нашим оружием  в беспрестанной борьбе за правду и душу человека. Среди разноголосицы эфира, мусора интернета и газетной болтовни даже малотиражная книга выступает сгустком авторской мысли и души, плодом долгого и невидимого труда. Будет ли он востребован в потоке времени? – не автору судить. Как писал Александр Герцен: «…Опыт, написанный и брошенный в общее употребление, есть книга. Книга – это духовное завещание одного поколения другому, совет умирающего старца юноше, начинающему жить; приказ, передаваемый часовым, отправляющимся на отдых, часовому, заступающему на его место… Она – программа будущего». Кроме последнего образного выражения, использованного в заголовке, мне более всего по сердцу определение: приказ, передаваемый часовым. Да, программы будущего сегодня у России нет, но пост №1 у знамени части и другие ответственные посты – остались. Их-то бросать и отдавать врагу нельзя. Но нас призывают со всех сторон похерить этот развод караулов: мол, ничего никому не нужно, всё продано и разграблено.

 

Назидательные беседы Беседина

 

Самое смешное, что предлагают забыть о долге писателя даже те, кто сам сражался книгами в Крыму или Новороссии. Например, Платон Беседин – автор книги «Дневник русского украинца: Евромайдан, Крымская весна, донбасская бойня»,  в двух номерах ЛГ подряд вправляет мозги в таком духе сначала молодым писателям и наставникам их - подвижникам на ниве литературы, а потом в памфлете с длиннющим названием «Расколоты и обречены, или Паучки-самоубийцы в литературной баньке. О бесконечных конфликтах в писательской среде» (ух, пот со лба вытрешь, пока прочтёшь) - всех нас. А что за пышным названием? – в основном, в самых пафосных абзацах - плоские поучения и ложные посылы: «Так, как писатель – особенно успешный писатель – жил в Советском Союзе, писатели не жили нигде. Это в принципе неповторимо. Однако память о литературном мёде осталась. И потолки Дома писателей, и кутежи в ЦДЛ, и работа на казённых дачах ещё сидят в тех, кто это познал. И передал молодым. Но с этим надо прощаться». Да уж давно распрощались, Беседин! – больше  двадцати лет как в ЦДЛ, в доступных прежде кафе и ресторане встречаются лишь избранные персоны, а в казённых дачах некоторые, напротив, успешно живут и даже стараются приватизировать. Ну, всё не туда, не по сути! Почему «не жили нигде»?  Жили, ещё как, лучше многих достойных советских писателей! – и Апдайк, и Маркес, и Бёлль. А уж про авторов бестселлеров и говорить не приходится. И потом, если мы уверяем, что строим капитализм (странный, правда, с ручным и олигархическим управлением), то авторы коммерческой литературы и у нас, и за рубежом живут как сыр в масле. Например, журнал «Форбс» опубликовал заработок самых успешных писателей 1. Джеймс Паттерсон - $84 млн. Автор многочисленных триллеров и детективов больше всего известен благодаря серии книг об американском психологе Алексе Кроссе. 2. Даниэла Стил - $35 млн. Суммарный тираж ее женских романов превышает 800 млн. экз., благодаря чему Стил заняла восьмое место в списке самых продаваемых авторов всех времен и народов. Ну, наши авторы чтива поменьше зарабатывают, но уж точно больше советских общепризнанных классиков.   Например, в пик популярности Бориса Акунина, в 2005 году, журнал «Форбс» опубликовал данные о его доходах: с 1 июля 2004 года по 30 июня 2005 года он заработал чуть более $2 млн. Это ведь и Шолохову не снилось.

Может, Беседин имел в виду писателей, обласканных ЦК и КГБ. Мы видим, что и сегодня есть политически и финансово превозносимые авторы. Например, Людмила Улицкая твёрдо заявила на «Дожде»: «Я как-то вообще-то не страдаю от бедности. Я получаю за свои книжки деньги, у меня на 35 языков переведены они, я не богатый человек по рангам таких настоящих богатеев, но мне вообще хватает…». Убеждён, что даже Мариэтте Шагинян с книгами о Ленине её благополучие не снилось. А вот результаты премии «Большая книга» ни о чём не говорят? Главную премию экспертный совет в сезоне-2016 присудил Леониду Юзефовичу за его роман "Зимняя дорога" - основанное на архивных данных документальное повествование о судьбе белого генерала Анатолия Пепеляева – 3 млн. руб. Да столько за документалистику никто и не мечтал прежде огрести! Юзефович уже получал премию «Большая книга» в 2009 году за роман «Журавли и карлики». Вторую премию (1,5 млн руб.), отхватил Евгений Водолазкин за слабый роман «Авиатор», где использовал похожий композиционный прием: прошлое прорастает в настоящее, что и в «Лавре», за который он получил первую премию три года назад. Ну и упомянутая Улицкая получила третью премию и свой миллион рублей, а раньше получала главную премию за своего Штайна. То есть эти литераторы за короткий промежуток получили по несколько миллионов рублей. Не завидуем и не считаем чужие деньги, а показываем, что такого прежде в СССР при всём уважении к литературе – не бывало! Уверяю Беседина как зам. генерального директора издательства «Советский писатель», что ни Распутину, ни Астафьеву, ни Искандеру такие деньжищи за столь короткий срок и не снились!

Мы ведём речь о настоящей литературе, а если брать коммерческих писателей – Маринину, Донцову или Быкова – там вообще заоблачные для советского писателя гонорары. Так что этот поучительный пассаж – ни в жилу. А откуда вообще и по какому праву возникла эта менторская манера? В статье «Крым. Презумпция невиновности» Платон Беседин  честно и залихватски пишет: «Мы пришли в Россию, чтобы сделать её лучше. Мы пришли в Россию, чтобы очиститься самим. Мы знаем пути к правде, и будем идти по ним. Каждый, кто с пренебрежением, высокомерием смотрит на крымчан, очень скоро поймёт, что не только ошибается, но и вредит, прежде всего, самому себе, своей стране». Свято веря в свою очистительную миссию, он берётся поучать всю огромную, многообразную и ещё боеспособную армию писателей России.  Смешно!  Он ведь сам, по образованию психолог,  работал и грузчиком, и сомелье. Почему же всех остальных хочет представить запечными тараканами, которые, шурша усами, мечтают только о том, чтобы получить крохи от барского или бюджетного стола за свои писания и при этом постоянно  вступают в схватку на тесной кухне. Но наш мир куда шире, он совпадает с границами Русского мира! И сам Беседин, и редакторы, публикующие его назидания, прекрасно знают, сколько в нашем Союзе  журналистов и военных (часто в одном лице), учёных и преподавателей (ещё чаще в одном лице), врачей и учёных. Да кого хочешь! Большинство не ждёт гонорарных подачек, а зарабатывают хлеб насущный в поте лица и в напряжении умственных сил.  Я числюсь по творческому объединению поэтов, но из 45 книг у меня только 15 – поэтические да ещё плюс четыре учебника и несколько пособий по журналистике, потому что всегда трудился редактором, журналистом, переводчиком, преподавателем. Да так ведь и прежде бывало. Что ж мы не знаем спецназовца поручика Лермонтова или этнографа Пришвина? А на любом идейном поприще распри и жестокая полемика были всегда, даже при расцвете Серебряного века с самыми высокими гонорарами. Блок и Белый не только из-за Любови Дмитриевны до дуэли в ссоре дошли.

Однако Беседина несёт в обличительно-пафосные дебри – до унижения современных писателей: «Но нет никакой славы. И не будет. Смиритесь. Вы, за редким исключением, маленькие и очень жалкие. Скажете, так было всегда? Было, но не в такой степени. Страна ещё так не обнищала (я сейчас скорее даже о духовном аспекте). Она подкармливала литераторов. Она и сейчас подкармливает, но только за соответствующие пропагандистские услуги, а не за саму литературу. И чем больше вы копошитесь, как те паучки в банке (или в баньке, раз мы тут о вечном), тем больше кислорода сжираете, а его и так осталось на пару вздохов». За этими уездными каламбурами окончательно исчезает смысл: почему мы жалкие? Например, меня в двух вузах весьма уважают именно за то, что профессор Бобров, автор многих учебников, является ещё и писателем, действующим публицистом, ярко выступающим поэтом. С чем я должен смириться, что ко мне какой-то киндер-сюрприз Кириенко, попавший в администрацию президента, не прислушивается? Да и Бог с ним! А уж премьер Медведев считает себя златоустом, велит выбивать на мраморе свои высказывания и держится как пуп земли. Но что от них останется, кроме дурацких мэмов и анекдотов? А книги, содержащие программу будущего – останутся.  Их мало, но они – пишутся, да только не резонируют, потому что, повторяю, такой программы нет у правящей элиты и у страны. Так это общая драма. Тогда все – жалкие, даже самые преуспевающие и высокопоставленные…

На Украине поддерживают Спилку

В заключение – очередная украинская зарисовка.  Вот там-то, как знает и сам Беседин, страшная программа будущего присутствует. Но вот что характерно, и программа поддержки литературы – тоже есть. Пошёл в Национальную спилку письменников, встретился с председателем Михаилом Сидоржевским. В историческом особняке, который свидомый депутат и изгнанный председатель Владимир Яворивский не успел до конца продать, было прохладно, но беседа состоялась нормальная. Поскольку я спрашивал чисто практически не о дебрях политики, а о понятных вещах: как государство поддерживает национальную литературу? Михаил Алексеевич посетовал, что структурная перестройка сбила привычный ритм работы: решено было при министерстве культуры, который возглавил актёр с Майдана, создать Институт книги и передать издательскую программу от Комитета по радио и телевидению (так сложилось со времён руководства комитета поэтом и руховцем Иваном Драчом) новой структуре. «Деньги-то начали выделять, но они зависли в структурах! Трудно объяснить нынешнему составу минкульта важность именно литературы». А нам министерству связи – и вовсе не объяснить! А деньги-то на незалэжной большие: 50 млн. гривен – на 600 примерно изданий, обсуждение которых проходит демократично, с участием Союза, не то что у нас – Роспечатью и экспертным закрытым советом. Причём российская федеральная программа принимается долго, со скрипом, с туманом финансирует лишь часть стоимости издания, а Украина – целиком да ещё выделяет средства библиотекам на приобретение вышедших книг. Ну, кругом, куда ни приедешь – есть поддержка государства, и только нам внушают: смиритесь, выживайте как хотите, вы никто… Кстати, на Украине выделяется 20 000 гривен на содержание самой Спилки, это – мало, Сидоржевский ищет привлекаемые средства, но меня потрясло, что во время беседы зашла главный бухгалтер, и председатель подписал ей ведомость на оплату скромного жалованья для руководителей региональных отделений Национального союза – от Чернигова до Одессы! Весной (уже найдены деньги) соберётся 120 молодых авторов в Киеве на семинар – пусть на один день, но с отбором. И я почему-то уверен, что толку для литературы от этого смотра будет больше, чем от целой случайной и помпезной смены поэтов и писателей в лагере «Таврия», куда попали многие мои студенты, даже не написавшие ни единой художественной строки. Кругом – движение, поиски, государственные ходы, и только в России пилят огромные средства, выделяемые на многие программы, без всякого общественно-творческого контроля. Вот проходил фестиваль молодой славянской поэзии в Минске – в президиуме - лоснящиеся Михаил Швыдкой, Владимир Григорьев, Виктор Лошак. А что они понимают в поэзии, чему научат? Неважно: командировка хорошая – комфорт, почёт, дешевизна, а суточные, как в Европе и в евро… Но их, конечно, никто тараканьими сравнениями из очистительного Крыма не унизит.

Александр Бобров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"