На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Колонка комментатора  
Версия для печати

Ледяной душ с «кавой»

Почему не ведете антироссийскую пропаганду?

Первый день холодного февраля в курортном Закарпатье встретил не теплой лечебной водой, а ледяным приветом. Утром в частную гостиничку «Берег-Трэвел» городка Берегово пришел хозяин Томаш с четырьмя молодыми людьми: «Мы из СБУ. Вы обвиняетесь в антиукраинской пропаганде, представляете угрозу для государственной безопасности и подлежите высылке». «Что за чушь? Вот у меня остался в сумке сборник «Две славянские души», там есть стихи о любимой Украине… С болью, конечно».

«Что мы будем тут спорить? Собирайте вещи и поедете с нами». Начали с армейским другом Вадимом незапланированные нервные сборы, принялись выкладывать вещи для термального бассейна. Поехали на двух машинах в отдел СБУ Берегово. «Садитесь сзади водителя». «У меня ноги не поместятся». Приехали, Вадима в один кабинет повели, меня три сотрудника – в другой. Особняк довоенный, венгерский. Обстановка – сверхскромная… Начальник достал папку напечатанных сканеров моих постов, статей в «Русском доме» и «Советской России».

– Почему вы плохо отзываетесь об Украине, агитируете за Новороссию, навязываете «Русский мир» – ведете антиукраинскую пропаганду?

– С чего вы взяли?

– Вот вчерашний пост: пишете плохо об Украине, о том, что Берегово государство Украина довело до плохого состояния. Поймите, мы стоим на страже интересов державы. За нее ребята каждый день гибнут…

– Так я ведь из венгерского городка Хайдусобосло приехал. Конечно, он совершенно другой – по курорту, дорогам, инфраструктуре! Я мог то же самое, а то и резче – и про любой российский городок написать с каким-нибудь санаторием! Верно? И давайте сразу договоримся такими понятиями не оперировать – «антиукраинскую». Я могу высказывать свою точку зрения, критиковать как публицист, не соглашаться с политикой, но против Украины, где живет мой лучший друг, где был ранен во время Брусиловского прорыва мой отец, где столько я выступал с украинскими коллегами, переводил Бориса Олейника (слышали о Герое Украины?), ездил сам вдоль и поперек, общаясь с народом, я не могу быть «анти»!

– Так пишите так же критично о своей России! Почему не ведете антироссийскую пропаганду, боитесь?
– Против России я тем более не могу выступать – это моя единственная Родина. А вот досье вы не полное составили: очень много и резко критикую дурное в России, особенно действия правительства и даже президента могу покритиковать. Кстати, давно я не слышал так часто фамилию Путина в эфире, как за два вечера в Берегово – все политики-аналитики беспрерывно только о нем…

Тут другой сотрудник подключился: «Вот вы все повторяете: Русский мир, объясните мне на языке кастрюль, что такое  Русский мир. В нескольких словах». Третий, молчаливый, включил камеру. Я воодушевился:
– В нескольких словах не получится. Так бы я не лекции профессорские студентам читал, а на языке кастрюль сложнейшие понятия объяснял.

– Нет, ну что это – язык?

– Конечно, и язык, и православные ценности, и культура великая, неразделимая, и корни исторические, и проявления натуры…. Ведь венгры, скажем, отличаются от нас, славян.

– Так значит, вы можете везде войска вводить, где есть русскоязычные? Для защиты русскоязычных, как постановил ваш парламент. Вот эфиоп какой-нибудь учился в России, говорит по-русски – так вы и в Африку можете войти? Чего ж вы Аляску назад не забираете, переданную при Екатерине? Почему не пишете об этом?

– Как раз в мартовском номере «Русского дома» будет моя статья про Аляску – 150 лет продажи. Но не при Екатерине, а при Александре. Да, есть юридические зацепки, но жители Аляски, в отличие от жителей Крыма, не захотят… А вообще-то, зачем мы будем на таком уровне разговор вести: «войска везде, где русская речь», «эфиопы...» Давайте я вам книжку подарю – и читайте мою исповедь лирическую.

– Да, вот книжки! Кто вам заплатил, чтобы вы написали книгу об Олесе Бузине?

И тут я понял, что могу нисколечко не покривить душой, показав, что русские писатели – не продаются! Мне ведь издательство «Алгоритм» ни копейки не заплатило за объемную книгу, пообещав сразу рассчитаться, если и вторая книга про Украину выйдет. Ничего не получилось. Но в подробности внутренние вдаваться не стал:

– Да никто не заплатил! Когда Олеся убили средь бела дня, все СМИ заговорили о нем, о странном расследовании. А большинство россиян ведь не знали, не ведали, кто такой Бузина, что печатал. Стали спрашивать у меня, от коллег до студентов. И я решил за майские праздники срочно написать, но главное составить книгу, чтобы своим обширным вступлением и комментариями представить самые характерные тексты писателя и замечательного публициста, который, кстати, принадлежал Русскому миру, хотя был настоящий украинец. К вопросу о толковании понятия…

Иван Иванович, как оказалось, кандидат юридических наук, еще попытался повоспитывать меня от имени нового поколения Украины («Я вам во внуки гожусь, мы уже другие – мы хотим в Европу»). Но потом убедился в стойкости моих убеждений и перешел к казенному протоколу: сотрудничаю ли я с ФСБ, имел ли конкретное задание, сумею ли я подтвердить отрицательные ответы на полиграфе? Потом я подписал протокол с правом заключительного слова. Мне официально зачитали постановление на украинском, что в связи с антиукраинскими высказываниями я представляю опасность для государственных устоев Украины и должен покинуть страну до 4 февраля. В кратком постскриптуме я отметил, что подобную формулировку не приемлю, что Украину всегда любил и посвятил ей немало стихов и песен, а право на правду, пусть и горькую, вплоть до любимых распространяется.
Потом мне принесли чаю, сообщили, что отвезут нас в Мукачево. Вещи положили в багажник и, рассадив в разные машины, повезли в город с замком на горе. По дороге говорили беспрерывно и уже более раскованно. Иван Иванович оценил мою семью: «О, отец участник Брусиловского, а старший брат – Герой!» и даже посокрушался, что пришлось в такой обстановке пообщаться: «Лучше бы я вам все красоты района показал». Приехали к вокзалу, выяснили, что вещи мои остались в третьей машине: «Позвоним – подвезут. Пока пошли кавы попьем». Попили кофе за счет спецслужбистов, продолжили обсуждение геополитики и страдания от нее простых людей. Приехали вещи (хорошо, что с бензином нет проблем), расстались по-доброму: «Не знаю, как вам, а мне, несмотря ни на что, было интересно познакомиться». Тот, что беседовал с Вадимом, добавил: «Берегите дружбу. У вас в Украине – настоящий друг». Кто б сомневался…

Пошли по улице к центру, скользя на льду тротуаров: «Не вздумай в Фейсбуке покритиковать!» – проворчал Вадим. До самого центра не доковыляли, остановились на ресторане «Вишневый сад». «О, москальское название оставили, потому что Чехов себя хохлом называл». Жаль, что не пью, а то раньше бы вмазал горилки после такого потрясения: ледяной душ допроса в СБУ вместо теплой прощальной купальни. Вернулись на вокзал, сфотографировались у советских скульптур на входе и поехали на Львов…

В поезде я решил в этот раз правдиво написать о своих впечатлениях, опираясь больше не на свои суждения и эмоции, а исключительно на факты и материалы легальных украинских СМИ, на высказывания политиков и экспертов. Их столько развелось, что голова кругом идет, но ведь и кусочки смальты складываются в картину. Надеюсь, она будет реалистична, и меня еще впустят на Украину к друзьям, а Иван Иванович покажет мне Закарпатье.

Александр Бобров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"