На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Колонка комментатора  
Версия для печати

На очереди Дантес?

Со второго раза в Питере установили доску Карлу Маннергейму

По-фински улица называется кату. Не мытьём так катаньем, прямо по поговорке –  на Захарьевской, 22  в первый день работы Петербургского международного экономического форума, 16 июня, установлена памятная доска Карлу Маннергейму. Местом для повторной попытки увековечивания памяти Верховного главнокомандующего враждебной армии выбрано здание, где до 1948 года располагалась Церковь святых и праведных Захария и Елизаветы (домовая церковь лейб-гвардии Кавалергардского полка), а после сноса храма был построен учебный корпус военного инженерно-строительного училища, сегодня это Военный инженерно-технический институт имени генерала Комаровского. Выходит, курсанты Военного ордена Красного Знамени института должны чтить память о финском фельдмаршале, но (подчёркивается!) российском генерал-майоре Карле Маннергейме. Официально долго не объявляли об этом акте – ни слова. Такая таинственность может объясняться тем, что власти не хотели излишнего волнения горожан, отрицательно относящихся к спорной фигуре Маннергейма, что показала первая попытка установления доски. Ровно год назад со здания бывшей Академии Генштаба ночью сняли памятную доску, предположительно посвященную Карлу Густаву Маннергейму. Открытие ее было анонсировано на сайте Министерства культуры, планировалось, что в мероприятии примет участие министр культуры Владимир Мединский. Ещё 17 июня 2015 года доска, замотанная в полиэтилен, украшала (ил уродовала) здание со стороны Английской набережной, однако в день запланированного открытия всё демонтировали. Это обнаружили и сфотографировали активисты, пришедшие выразить протест против увековечивания памяти Маннергейма, который во время Второй мировой войны выступал против СССР.

Конечно, отдание почестей прямому врагу державы не год назад началось. Напомним, что в 2001 году первым из советско-российских лидеров, кто возложил цветы к памятнику не самому выдающемуся генералу царской армии был свежеиспечённый президент России Владимир Путин. Потом и Дмитрий Медведев, став президентом России, спустя восемь лет, «подхватил эстафету» – он также возложил венок на могилу финского главнокомандующего. Что за культ создают власти России? Заведующий кафедрой истории нового и новейшего времени СПбГУ, доктор исторических наук Владимир Барышников не уверен в необходимости героизации полководца. «Маннергейм если и был героем, то, конечно, не России, а иного государства, – уверен он. – Все его заслуги, которые были связаны с нашим Отечеством, они существовали. Но таких генералов в русской армии было более чем достаточно, и преувеличивать значение одного из них не следует».

Да, Карл Маннергейм, окончивший Николаевское кавалерийское училище в 1891 году и прослуживший в Кавалергардском полку шесть лет, станет первым (!?) кавалергардом, увековеченным в современной истории Петербурга. История Кавалергардского полка насчитывает около двух веков и более тысячи имен русских генералов, офицеров, ученых и деятелей искусства, среди которых партизан Денис Давыдов, освободитель балканских славян Михаил Скобелев и другие выдающиеся деятели. Однако выбор Российского военно-исторического общества пал на самую спорную фигуру среди храбрых кавалергардов. Кстати, печально известный своей дуэлью с Пушкиным Жорж Дантес тоже был выпускником. Наверное, администрация президента и минкульт следующую доску собираются установить убийце Пушкина?

В церемонии установки мемориала принял участие глава администрации Кремля Сергей Иванов. «Как говорится, из песни слов не выкинешь. Никто не собирается обелять действия Маннергейма после 18-го года, но до 18-го года он служил России, и если уж быть совсем откровенным, то он прожил и прослужил в России дольше, чем он служил и жил в Финляндии», — заявил он.

Ну и что? И генерал Власов принимал участие в Московской битве и даже одерживал победы. Начнём и ему памятники ставить?

Чиновник и разведчик Иванов сообщил, что принес с собой на мероприятия два документа, связанных с Маннергеймом: первый является рапортом-прошением фельдмаршала об увольнении с военной службы, написанным 1 января 1918 года, где он просил предоставить ему пенсию. Во втором документе, который принес Иванов, содержалось распоряжение советского правительства о назначении пенсии Маннергейму в размере 3761 руб. «То есть, если называть вещи своими именами, генерал Маннергейм был советским военным пенсионером», — отметил глава администрации Кремля. А то пенсионеры не меняли своих позиций и не вставали на сторону Гитлера!

Ну и дорвавшийся до доски министр культуры Владимир Мединский на церемонии установки мемориальной доски отметил, что памятники героям Первой мировой войны, которые затем оказались по разные стороны баррикад, это попытка преодолеть трагический раскол в обществе: «Тем вот, кто сейчас там кричит, я хочу напомнить от нас: не надо быть святее Папы Римского и не надо стараться быть большим патриотом и коммунистом, чем Иосиф Виссарионович Сталин, который лично защитил Маннергейма, обеспечил его избрание и сохранение за ним поста президента Финляндии и умел к поверженному, но достойному противнику, относиться с уважением», – сказал законченный демагог Мединский, прикрываясь Сталиным. А насчёт раскола – пусть откроет интернет: начата запоздалая компания по сбору подписей о «закрытии» открытой доски!

Даже председатель петербургского общества ингерманландских финнов «Инкерин Лиитто» Елена Тикка в разговоре с «Фонтанкой» предположила, что вопрос увековечивания памяти Маннергейма лежит в плоскости политики, и именно необходимость укрепления российско-финляндских отношений подталкивает идти против общественного мнения. «Социальное благополучие и спокойствие иногда важнее, чем мемориальная доска», – всё-таки добавила она. Но кто у нас, политиканствуя, думает о таких пустяках? Будущие хранители памяти Карла Маннергейма – руководители военного инженерно-технического института, от комментариев отказываются. Но на условиях анонимности один из преподавателей института высказал «Фонтанке» свою оценку грядущему событию:

– Нас никто не спрашивал, хотим ли мы видеть на стене института эту табличку. Один факт связывает институт с именем Маннергейма – наши выпускники в 1944 году участвовали во втором прорыве «линии Маннергейма» и штурме Выборга. У нас есть музей, где эти страницы истории отражены, перечислены имена погибших выпускников. На занятиях по военной истории курсантам рассказывают, что Маннергейм был союзником Гитлера, его войска держали Ленинград в блокаде. Желания принимать участие в ее открытии лично у меня никакого нет. Но если нам прикажут, придется стоять там – позориться. У меня дед воевал на Ленинградском фронте, если бы он сегодня был жив, мне было бы стыдно ему в глаза смотреть.

Ничего не скажешь: славный подарок приготовили ленинградцам и всем гражданам России к 75-летию начала Великой Отечественной устроители Петербургского форума. Напомню кое-что из действий Маннергейма, который создавал вражескую армию и неприступную линию обороны сразу с обретения Финляндии независимости.  Война с Финляндией 1939-40 годов длилась 3 месяца и 12 дней. Потери с советской сто­роны составили 131 476 человек, потери финской армии – 48 243 человека. Наши потери превышают финские почти в три раза, но надо учитывать, что мы штурмовали бетонные крепости Маннергейма и наступали среди скал, лесов и болот в самой неблагоприят­ной для наступления местности. После капитуляции Финляндии Маннергейм не сдался. В день 25 июня 1941 года Финляндия объявила войну СССР, выступив во Второй мировой войне союзником Германии. Верховным главнокомандующим финских Вооруженных сил снова являлся маршал Карл Густав Эмиль Маннергейм, и  28 июня финская армия 75 лет назад перешла в наступление. В составе финской армии кроме собственно финских частей принимал участие шведский добровольческий батальон (1500 человек), также в финских Вооруженных силах служили эстонские добровольцы (2500 человек). Многие утверждают, что Маннергейм берёг Ленинград и не стал двигаться дальше советско-финской границы. Да, 1 октября 1941 года финские войска овладели столицей Карело-Финской ССР – Петрозаводском. В тот же день маршал Маннергейм своим приказом запретил финским ВВС полеты над Ленинградом, 3 октября государственный секретарь США Корделл Халл поздравил посла Финляндии в Вашингтоне Ялмара Прокопа с «освобождением Карелии» (вот это союзнички! – А.Б.), но предупредил, что США выступают против нарушения финской армией советско-финляндской границы 1939 года. А уже тогда приказ США имел решающее значение!

Точных данных о потерях советских войск на советско-финском фронте в 1941 – 1944 годов нет, но только в боях в Карелии и во время летнего наступления 1944 года именно под Ленинградом, на Карельском перешейке,  погибло 90 939 человек. В финский плен попало 64 000 человек, из них 18 700 человек погибли. Эти десятки тысяч советских солдат и сотни тысяч  мирных жителей взывают с небес к администрации президента Путина и главе Сергею Иванову – за какие заслуги открыта доска Маннергейму? Этот недоумённый вопрос повторяют сегодня миллионы потомков павших за Родину. И я присоединяюсь к этому могучему хору как младший брат Героя, павшего на Карельском перешейке.

Александр Бобров


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"