На первую страницу сервера "Русское Воскресение"
Разделы обозрения:

Колонка комментатора

Информация

Статьи

Интервью

Правило веры
Православное миросозерцание

Богословие, святоотеческое наследие

Подвижники благочестия

Галерея
Виктор ГРИЦЮК

Георгий КОЛОСОВ

Православное воинство
Дух воинский

Публицистика

Церковь и армия

Библиотека

Национальная идея

Лица России

Родная школа

История

Экономика и промышленность
Библиотека промышленно- экономических знаний

Русская Голгофа
Мученики и исповедники

Тайна беззакония

Славянское братство

Православная ойкумена
Мир Православия

Литературная страница
Проза
, Поэзия, Критика,
Библиотека
, Раритет

Архитектура

Православные обители


Проекты портала:

Русская ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ
Становление

Государствоустроение

Либеральная смута

Правосознание

Возрождение

Союз писателей России
Новости, объявления

Проза

Поэзия

Вести с мест

Рассылка
Почтовая рассылка портала

Песни русского воскресения
Музыка

Поэзия

Храмы
Святой Руси

Фотогалерея

Патриарх
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Игорь Шафаревич
Персональная страница

Валерий Ганичев
Персональная страница

Владимир Солоухин
Страница памяти

Вадим Кожинов
Страница памяти

Иконы
Преподобного
Андрея Рублева


Дружественные проекты:

Христианство.Ру
каталог православных ресурсов

Русская беседа
Православный форум


Подписка на рассылку
Русское Воскресение
(обновления сервера, избранные материалы, информация)



Расширенный поиск

Портал
"Русское Воскресение"



Искомое.Ру. Полнотекстовая православная поисковая система
Каталог Православное Христианство.Ру

Интервью  
Версия для печати

Волна памяти

Конец «Варяга»: как на самом деле продали наш авианосец китайцам

«Варяг» – последний авианосец, построенный на николаевском Черноморском судостроительном заводе. Пусть его готовность не была 100%, но все равно для горожан он стал своеобразным символом, напоминанием о былой славе Николаева как города кораблестроителей. Уже после начались упадок и разруха в судостроительной отрасли, звезда славы «города корабелов» угасла... Потому так трепетно относятся николаевцы к «Варягу», а история его продажи китайцам не оставляет равнодушными горожан, постоянно обрастая какими-то мифами и легендами.

В очередной раз всколыхнул волну памяти и затронул за живое рассказ предпринимателя китайского бизнесмена Сюй Цзэнпина, опубликованный в гонконгской газете South China Morning Post.

Если верить рассказу китайского бизнесмена, уладить все дела с покупкой «Варяга» ему удалось при помощи нескольких ящиков китайской водки да щедро раздаваемых налево и направо пачек долларовых купюр. Китаец утверждает, что таким образом ему удалось не только купить авианосец, но и вывезти всю секретную техническую документацию на этот корабль. Естественно, что такая информация не могла оставить равнодушными наших читателей, и после публикации перевода из китайской газеты в редакцию поступило очень много звонков от горожан.

Был среди позвонивших и Герой Социалистического Труда, награжденный шестью орденами, в том числе двумя Орденами Ленина, почетный гражданин Николаева и бывший заместитель генерального директора ЧСЗ Иван Винник. Иван Иосифович руководил строительством всех авианосцев на Черноморском заводе, которых, как оказалось, было девять: семь завершенных и два недостроенных. Именно он в конце 90-х курировал сделку по продаже «Варяга», и, по его словам, то, что рассказал гражданин Сюй Цзэнпин, – абсолютная ложь. А как было на самом деле Иван Иосифович подробно рассказал в интервью нашему корреспонденту.

 

– Иван Иосифович, Вы руководили строительством практически всех построенных на Черноморском заводе авианосцев. С какого года Вы работали на заводе? Вообще, расскажите о себе.

– Поступил я на завод 1 августа 1955 года помощником мастера в монтажный цех. Тогда строили подводные лодки. Наш завод за 7 лет построил 77 подводных лодок, причем самого современного типа. Это был 613-й проект, шеститорпедный: четыре торпедных аппарата в носу, два в корме, два дизеля. Так с помощника мастера я и пошел выше: мастер, старший мастер, потом механик на подводных лодках... Очень, кстати, ответственная должность. Самое главное ведь в подводной лодке – погружение и всплытие, а то лодка может погрузиться и не всплыть. Однажды такое у нас случилось. Слава Богу, только во время испытаний. В 1955 году мы загружали уже 18 единиц. Вот я только вернусь из Севастополя, приму лодку и опять ухожу. Потом я уже стал начальником цеха, в котором было 1300 работников. Потом Ганькевич, директор завода, перевел меня из монтажного цеха в отстающий, достроечный цех. В цеху этом план не выполнялся, работа валилась. Я не знал там ни работы, ни людей. Было очень сложно, но все равно через три месяца наладили там производство.

 

– А когда начали строить первый авианосец?

– В 1962 году. Это был авианесущий крейсер «Москва». Спустя три года, в 1965 году, его спустили на воду, а в 1967 году «Москва» была сдана и ушла на испытания. Тогда это было все совершенно секретно. Короче говоря, строил «Москву» я будучи еще начальником цеха, а когда подписали приемный акт на крейсер, 25 декабря 1967 года, меня назначили главным строителем. И так я главным строителем проработал на всех кораблях, авианосцах. Это были «Москва», «Ленинград», «Киев», «Минск», «Новороссийск», «Баку» и «Кузнецов». Восьмой авианосец продали Китаю. А девятый пришлось порезать на металл прямо в доке, так как финансирование прекратилось, Союз распался. В мае 1992 года было подписано совместное решение Украины и России о том, что недостроенные корабли – наш «Варяг» и на 61-м заводе «Украина» остаются за Украиной. «Варяг» мы продали, а «Украина» так и ржавеет...

 

– Крейсер, который порезали, как должен был называться?

– «Ульяновск».

 

– А насколько процентов были готовы эти авианосцы?

– «Варяг» был готов на 67%. А «Ульяновск» на 18% – корпус был готов, главные механизмы были. Ну, мы механизмы выгрузили, а корпус порезали.

 

– Это был один проект – «Варяг» и «Ульяновск»?

– Нет, разные.

 

– Но «Ульяновск» должен был быть больше? Говорят, что какой-то из них должен был быть с атомной силовой установкой.

– «Ульяновск» должен был быть больше, и у него по проекту должна была быть атомная силовая установка. Три реактора и сейчас на заводе лежат. И главные турбины находятся в корпусообрабатывающем цехе.

 

– Давайте о «Варяге» поговорим, который и стал причиной нашей встречи. Как вообще появилась идея продать корабль и что этому предшествовало?

– Предшествовало то, что достроить его мы уже не могли. Во-первых, не было финансирования, а во-вторых, Советский Союз распался. А оборудование на авианосец поставляли более тысячи заводов, курировали поставки 28 министерств СССР. Я, будучи главным строителем, объехал полстраны, Советского Союза, чтобы получать с заводов необходимые комплектующие.

 

– Сюй Цзэнпин – китайский бизнесмен, который рассказал, что он эту сделку «проталкивал» и действовал в интересах Министерства обороны Китая. Он дал интервью гонконгской газете «South China Morning Post», мы перепечатали его перевод. Вы читали это интервью, насколько сказанное китайцем соответствует действительности?

– Ни одного слова правды в том, что рассказал китаец, нет.

 

– Тогда давайте разберемся. Вы же в курсе, как эта история происходила с продажей. Вы тогда какую должность занимали?

– Я тогда занимал должность заместителя директора по производству. Хоть я и был зам. директора по производству, но все равно курировал постройку и испытание всех авианосцев.

 

– Когда впервые Вы услышали о том, что речь идет о продаже «Варяга»?

– Начали съезжаться к нам покупатели. Первыми приехали из Южной Кореи.

 

– Это были бизнесмены или представители государственных органов?

– Не знаю. Они представлялись как бизнесмены из Южной Кореи. Были люди из Китая, Индии, Франции, Германии, Норвегии – всего более 60 различных потенциальных покупателей. Я всех их записывал, но меня в КГБ тогда предупредили, чтобы все записи оставались в заводе. Южнокорейцы были самые активные, они очень хотели купить «Варяг». Они же купили у России два корабля – «Минск» и «Новороссийск». Потом «Минск» перекупил Китай, а «Новороссийск» они порезали на металлолом.

 

– А с какой целью они хотели купить именно «Варяг»?

– Я не знаю. Но предлагали купить по цене металлолома. Но тогда такую цену не только корейцы, все такую же предлагали.

 

– То есть всех покупателей, независимо от того, из какой страны они приезжали, интересовал металл?

– Да. 32 тысячи тонн металла. Корпус – 18 тысяч тонн, а остальное – оборудование: турбины, турбогенераторы, насосы и масса всякого другого добра. Цена металлолома тогда была 127 долларов за тонну. Ну вот 32 тысячи умножьте на 127 и получим 4 миллиона 64 тысячи. В результате всех этих переговоров тогдашний директор Овдиенко подписал контракт о продаже «Варяга» одной ирландской фирме. Ирландия предложила 240 долларов за тонну. Это было в два раза больше, нежели предлагали другие покупатели: около восьми-девяти миллионов. Но в тот момент пост премьер-министра Украины занял Павел Лазаренко. Он отменил этот контракт по продаже «Варяга». Был объявлен тендер, который длился три месяца. Представитель из Китая предложил стартовую цену – 20 миллионов долларов. За три месяца, пока длился тендер, больше никто ничего не предложил.

 

– А вы вообще помните этого Сюй Цзэнпина? Действительно ли он приезжал? Он утверждает, что единолично купил этот корабль за свои собственные деньги.

– Да, я его прекрасно помню, он действительно приезжал. Но все то, что он рассказал, – это чепуха. Он, например, рассказал, что привез 50 бутылок китайской водки, будто они споили все руководство завода. Это неправда. А вот то, что он сам напился в кабинете внешнеэкономических связей, облевал весь кабинет и потерял сознание – такое было. Вызвали врачей, отнесли его в машину. Но водка была наша, украинская (улыбается).

 

– А когда Сюй появился? На каком этапе и какую роль он вообще играл?

– Он приехал вроде бы в январе. Он же появился не как представитель Китая, а от Макао – автономная территория в составе Китая. И это Макао тоже хотело купить корабль – вроде как для переоборудования в казино. Они даже своих дизайнеров прислали, те ходили по кораблю и смотрели, что где размещать.

 

– Так 20 миллионов давал стартовую цену Китай или Макао?

– Китай давал.

 

– А правда ли то, что на тот момент со стороны руководства России выдвигались требования, чтобы продавали корабль без двигателей и без оборудования, так как они являются секретными?

– Нет, не было такого. Единственный инцидент был, когда мы тогда уже с директором Тихоненко полетели в Ленинград, чтобы добиться согласия проектной организации. Это «Невское ПКБ», которое проектировало эти корабли. Но они нас встретили с таким негодованием, более того, они написали тогда письмо Кучме, мол, это их интеллектуальная собственность.

 

– Собственником корабля было государство. В переговорах, кроме Вас, наверняка принимали участие другие люди, представители центральной власти, каких-нибудь украинских министерств?

– Кроме меня и отдела внешнеэкономических связей, где работали три человека, больше никого.

 

– То есть никаких представителей из Киева, из Министерства промышленной политики, Кабмина, никого не было? У Вас были полномочия в том числе и согласовывать цену с покупателями?

– Конечно. Киев не вмешивался в это дело.

 

– А как вообще проходила процедура продажи?

– Сложно. Корабль же совершенно секретный, полтора года я не вылезал из Киева – оформлял все необходимые согласования. Необходимо было получить согласование 22 министерств и организаций. Хорошо, что меня многие знали, и я многих знал. Но оформить было очень сложно. Приходилось все везде «проталкивать». Например, в Министерстве обороны капитан 2-го ранга, который занимается оформлением документов, говорит: мне, мол, через два месяца присваивают звание капитана 1-го ранга, а по морским традициям при получении очередного звания нужно хорошее угощение. В общем, прямо говорит – надо 800 рублей. Я вынимаю из кармана, даю… И это свои, мне же денег никто не давал. То, что там пишет этот Сюй, что «разбрасывался пачками долларов» – чепуха.

 

– То есть, Вам ни одной пачки не досталось?

– Не досталось (улыбается). У нас постоянно был представитель Китая – Ян Цуси. Ребята из СБУ сказали, что это замаскированный разведчик, полковник. Я был в командировке, а он привез мне в подарок пять мобильных телефонов. А тогда мобилки еще были большой редкостью. Так вот, пока меня не было, начальник отдела внешнеэкономических связей один аппарат отдал директору Тихоненко, другой – главному инженеру, а три отправили в Киев. А мне так ничего и не досталось.

 

– Получается, что китайцы дали цену за корабль в три раза больше, чем давали другие покупатели.

– Китайцы предложили свою стартовую цену как уже не за металлолом, а за корабль.

 

– Что касается документации. Сюй пишет, что он вывез 8 грузовиков документации. Вы в курсе этой истории?

– 8 грузовиков – это 40 тонн. Если собрать всю документацию, которая есть в заводе, не наберется столько. Хотя там документация не только по авианосцам, там документы по проекту 2020, который стоит недостроенный, там документация по сухогрузам, по продуктовозам и многое другое. Даже если все это собрать, то не наберется 40 тонн. Поэтому восемь грузовиков документации по «Варягу» – чепуха. Ни одного чертежа они не получили, вся рабочая документация осталась на заводе.

 

 – И сейчас она на заводе?

– Ну, я не знаю, уже и завода практически нет...

 

– Вы в каком году уходили с завода?

– В 2002 году я ушел. Документация тогда была на заводе, я гарантирую. Китайцы ни одного листа документа не получили за исключением тех, которые необходимы были, чтобы обеспечить буксировку. Нужно было дать схему забортных отверстий, и еще там какие-то, не помню. С ними при буксировке шли наши ребята – Сергей Ентис и Григорий Соколов. Вот они 4-5 чертежей взяли с собой.

 

– Так за какую цену все-таки купили «Варяг»?

– Китай заплатил 27 миллионов долларов.

 

– А почему 27, а не 20?

– Для того, чтобы подготовить корабль к переходу – загерметизировать корпус, отдельные переборки, смонтировать якорно-швартовый комплекс, установить огни – понадобились дополнительные средства. Это обошлось дополнительно в 2 миллиона 200 тысяч долларов. Плюс за каждый месяц простоя на заводе, а стоял он долго – платили 150 тысяч долларов.

 

– Как производилась оплата?

– Перечислили деньги на счета завода.

 

– А кто с нашей стороны подписал контракт о продаже?

– Тихоненко.

 

– А с китайской стороны?

– Был их представитель, я не помню.

 

– Подписание контракта происходило в Николаеве?

– В Николаеве.

 

– Когда «Варяг» ушел из порта?

– 14 июня 2000 года. Буксировали голландским буксиром. Кстати, буксир в Эгейском море оборвался, корабль понесло на камни. Если бы не двое наших ребят – Соколов и Ентис, которые в темноте, при фонарях застопорили рулевое устройство, неизвестно, довели бы его до пункта назначения... А потом уже подошел буксир, российский, между прочим, взял его на буксир. Только потом пришел их буксир, который повел их в Китай.

 

– Есть такая версия, что якобы китайцы изначально обманули: покупали «Варяг» под развлекательный комплекс, а на самом переделали его под боевое судно.

– Китайцы его изначально покупали как полигон для испытания самолетов.

 

– То есть китайцы не скрывали сразу, что они покупают авианосец для Министерства обороны?

– Конечно, не скрывали. В Китае привели его ни куда-нибудь, а в Дальянь – бывший наш порт Дальний. Там имеется судостроительная верфь. Корабль стоял не на заводе, а в порту. 30 апреля 2006 года его поставили в док. Я, кстати, был там. У них сухой док там400 мдлиной,100 мшириной и13 метровглубиной. Они загнали его в сухой док. Когда ободрали ракушку, то на корпусе не было ни одного сантиметра ржавчины...

 

– Иван Иосифович, 27 миллионов долларов по тем временам были огромные деньги. Вам известно, куда они были потрачены?

– Как я уже говорил, часть денег была потрачена на подготовку корабля к буксировке. Все остальное ушло на выплату заработной платы работникам завода. Полтора года завод фактически жил за счет этих денег. Премьер-министр Украины, по-моему, Павел Лазаренко, дал указание все деньги оставить на заводе, Киев фактически ничего не забрал.

 

– С Вашей точки зрения эта сделка была выгодна для завода?

– Конечно. Возьмите 61-й завод. Стоит там и сейчас крейсер «Украина». Его уже никто и никогда не купит, потому что разделка будет стоить дороже полученного металла.

 

– Насколько уникальными были построенные в Николаеве авианесущие корабли? Ваша оценка, как судостроителя? Или они все-таки не дотягивают до американских авианосцев?

– На авианосцах данной серии предусмотрена возможность для взлета и посадки только двух типов самолетов, в то время как на американских – семь типов самолетов. А вот проект авианесущего крейсера «Ульяновск», который был готов лишь на 18%, предусматривал атомную силовую установку и взлетно-посадочные полосы под семь типов самолетов. Если бы нам удалось достроить этот авианосец, то он превосходил бы американские...

 

* Novosti-N

Ирина Чернышова, Николай Трофимов


 
Поиск Искомое.ru

Приглашаем обсудить этот материал на форуме друзей нашего портала: "Русская беседа"